Влюбиться в смерть

Юлия Каланская

Влюбиться в смеpть

- Есть! - вне себя от pадости закpичал Ричаpд Беннет - Полyчилось!

Он с востоpгом смотpел на свой письменный стол,загpоможденный хитpоyмным пеpеплетением стеклянных тpyбочек,pетоpт,колб, в котоpых пеpеливалась с pадyжными бликами мyтная жидкость.

Обхватив pyками головy, он пpиказал себе yспокоиться. Затем схватил огpызок каpандаша и пpинялся стpочить в толстой тетpади замысловатые фоpмyлы. Едва закончив писать, Беннет pванyл тpyбкy телефона и набpал нyжный номеp.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Чтобы понять правила этого состязания, физикам рекомендуем срочно вспомнить курс квантовой механики. А лирикам — пролистать первый десяток страниц…

Управление по борьбе с электронной преступностью вывозит из спецпоселения опытного хакера, чтобы тот помог разобраться с некими загадочными электронными письмами, убивающими людей.

Опубликовано в газете "Комок" N8 3–9 марта 2003 г.

Опубликовано в Израиле, в газете "Досуг" 07.03.2002.

Любопытство, помимо кошки, погубило ещё очень многих. В том числе, и меня самого. Наша установка была экспериментальной, а эксперимент — это всегда риск. Но, кто же знал, что толстое бронированное стекло, за которым стояла наша установка, не выдержит взрыва и разлетится мириадами звёзд?! А мне совсем не обязательно было торчать возле него в этот момент. Но, меня, как я уже говорил, подвело любопытство. Мне очень хотелось посмотреть, как работает наша установка, и я сделал это. Я смотрел на неё целых полторы минуты. Или даже две. До того самого момента, когда она взорвалась, расколотив вдребезги стекло, которое, по сути, должно было охранять меня в подобных случаях.

Последнюю тысячу лет уровень моря медленно и незаметно понижался. Воды его были так глубоки и спокойны, что оставалось загадкой — то ли мелкая рябь неспешно движется к берегу, то ли уходит прочь от береговой линии. Впадавшая в море река, то и дело менявшая русло, нанесла сюда горы красного песка и гальки, образующие каменистые отмели. А в стороне от ее русла поблескивали зеркально-неподвижные окна-заводи, отражая яркий свет полуденного солнца.

Сборник научно-фантастических произведений писателей Дальнего Востока.

— А если кто-то откажется эвакуироваться?

— Это его право. Но тогда он останется там навсегда. Улететь с Марса он уже не сможет. Впрочем, насколько мне известно, центральный купол на самообеспечении, так что, оставшиеся не погибнут. Как видите, мы всё сделали для нормального разрешения проблемы. Но тратить деньги на освоение Марса Земля больше не станет.

— А если никто не захочет улетать с Марса?

— Этот вопрос напоминает мне дурацкую фразу плохих учителей: «А если все начнут прыгать с девятого этажа, ты тоже будешь прыгать?» Такого не будет никогда, в конце концов, сами-то вы не отправились на ваш любимый Марс, а остались на Земле. Но если предположить, что на марсианской станции не найдётся нормальных людей, то пусть они забирают «Марсианина» себе. Земле ваш планетолёт больше не понадобится.

Содержание

КОЛОНКА ДЕЖУРНОГО ПО НОМЕРУ.

Александр Житинский

ИСТОРИИ, ОБРАЗЫ, ФАНТАЗИИ

Александр Волков ««АППОЛОН-28»»

Кое-что из истории покорения космоса, и не совсем фантастика.

Александр Егоров «ДЕВЯТЬ ДНЕЙ ДЕМОНА». Рассказ

Илья Кузьминов «РЕКУРСИЯ». Рассказ

Максим Чупров «СТЕПЬ». Рассказ

Игорь Минаков «СКАЗКА — ЛОЖЬ». Рассказ

Максим Маскаль «ИПОТЕКА ДЛЯ ДУРАКОВ». Рассказ

Андрей Дубинский «ЗЕРКАЛЬНЫЙ». Рассказ

Роман Годельшин «ДЕЗЕРТИР». Рассказ

ЛИЧНОСТИ, ИДЕИ, МЫСЛИ

Леонид Фишман «ЗАЧЕМ МЕНЯТЬ ИСТОРИЮ?»

Антон Первушин «МИФОЛОГИЯ КОСМИЧЕСКОГО ЛИФТА»

ИНФОРМАТОРИЙ

Наши авторы

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олег КАЛАШНИК

РЕЙНДЖЕР

"...Воистину, пути господни неисповедимы..."

Переврано из Библии

Время: 4.41.

Воспаленные глаза, казалось, были натерты наждачной бумагой. Человек с усилием поднял веки. Совсем рядом слышалась незнакомая гортанная речь. Тело напряглось и превратилось в сучок, кучу песка, засохшую травинку в ожидании чего-то ужасного. Комья земли забарабанили по его спине, послышались удаляющиеся шаги, и неприятные, бьющие по барабанным перепонкам голоса постепенно смолкли.

А.Калашников

Рецензия: Олди Г.Л. "Я возьму сам"

HЕ МЕЧОМ, HО ПЕСHЕЙ

Олди Г.Л. "Я возьму сам"

Москва, ЭКСМО-Пресс, 1998, "Абсолютная магия"

"И военный титул был дороже для аль

Мутанабби диадемы царя царей"

Кто сказал, что Олди - писатель-фантаст? Кто издал эту книгу в серии "Абсолютная магия"? Господа, вы не правы!

Перед вами - поэма. Ведь аль-Мутанабби, главный герой романа - поэт, пусть даже меч его разит без промаха; а жизнь поэта это его песня. Hо кроме того, поэт и сам Олди - читая роман, не замечаешь разницы между плавно льющейся прозой и мерным ритмом восточных стихов. "Я возьму сам" - блестящая аллегорическая поэма о судьбе аль-Мутанабби, эмира и едва ли не шахиншаха, отринувшего меч, чтобы войти в историю в качестве поэта.

А.Калашников

УБИЙЦА В ОБРУЧЕ РУМАТЫ

Щеглов С. "Часовой Армагеддона"

АСТ - Терра Фантастика, "Звездный лабиринт", 1998

" - Избранные уничтожены, - доложил

Валентин, с трудом удерживаясь, чтобы не

отдать честь, такой официальной была

физиономия Мануэля, - талисманы изъяты,

город разрушен."

Hе знаю, как кому, а мне после прочтения этого текста вспомнился старый анекдот - хорошо, что коровы не летают.

Геннадий Калашников

- Ладони твои - листья розовые... - Читающий человек ("В книгу глядит, - значит, смотрит вверх...")

* * *

Ладони твои - листья розовые, маленькие листья березовые.

Очертания сердца - твои ладони, жилье моим глазам бездонным.

Место, где заживает отчаянье, ладони твои защищающие...

ЧИТАЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК

В книгу глядит, - значит, смотрит вверх. Застывший или нервно листающий, всегда по-особому красив человек homo sapiens - человек читающий. Как торжественно выстроено его лицо, как свет глубок, по лицу пробегающий, чтение - захватывающее, заматывающее колесо... Про сон и еду - про все! - забывающий, читающий днем и при свете скупом, хмурящий лоб и мозг утруждающий, как хлеба ковригу несущий том и на ходу нетерпеливо его открывающий, спешащий в "сотый" или в "Книжный мир", в закрученной очереди застревающий, в книге - добытой с боем - открывший мир, где не был еще - и в нем пропадающий, дошедший до сути, ухвативший мысль, как взор его умудренно-ясен. Человек, взлетевший в такую высь, в такую даль ушедший - прекрасен.