Владимир Маслаченко: «Пеле повезло, что он не играл против меня»

По результатам всех опросов Владимир Маслаченко — наш лучший спортивный комментатор за все годы существования профессии. Его «фразочки», легко выпархивающие во время телерепортажей, мгновенно становятся футбольным фольклором. Всенародной его популярности скоро будет полвека. В семнадцать лет он был включен в состав профессиональной футбольной команды. Еще семнадцать отстоял в воротах (десять из них в воротах сборной СССР). Ему били по воротам Федотов, Бобров и Стрельцов. Он дружил и ссорился с Яшиным, Бесковым и Лобановским. Обсуждал футбольные проблемы с Пеле и Беккенбауэром… Его стиль неподражаем: «Футбол можете не смотреть — можете мне поверить на слово».

Отрывок из произведения:

Уважаемый читатель!

В моду входит писательство, и какой же джентльмен себе в этом откажет — не помню, кто произнес эту фразу. Но я не писатель. Я рассказчик. Многое, из того, что есть в этой книге, поведано мною моему другу журналисту Вадиму Лейбовскому. И все это — абсолютно верно. Я ничего не выдумывал, не драматизировал и не смягчал. Характер и принципы не позволяют.

В мою жизнь спорт, в высшей степени трудная, вместе с тем почетная и короткая (ее активная часть) профессия, вошел совсем неожиданно. Случилось то, что называют «сам себя сделал», в одно мгновенье, когда распластался в новеньком костюмчике на булыжной мостовой, но мячик, тряпичный, поймал. И началось. И продолжается как профессия. И надеюсь, когда вы прочтете эту книгу, вам станет понятно, чем отличается профессионализм от любительства. Высотой болевого порога — умением терпеть.

Другие книги автора Вадим Викторович Лейбовский

В этой книге рассказывается о знаменитом советском ватерполисте» одном из лучших нападающих мирового водного поло Петре Мшвениерадзе.

Описывая события 40—80-х гг., автор рассказывает о формировании личности своего героя.

По пути Петра Яковлевича Мшвениерадзе пошли и его сыновья — Нугзар и Георгий, ставшие известными, признанными во всем мире ватерполистами.

Книга предназначена для широкого круга читателей.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Феномен «Круга» как нельзя более соответствовал проблематике международной конференции, которая была посвящена наследию Бахтина в «большом времени».[1] Именно «Круг» в творчестве и деятельности М. М. Бахтина долгое время оставался в тени — невостребованным или тенденциозно освещенным и потому до сих пор научно не осмысленным на родине.

А. Д. Александров, говоря о другом феномене, принадлежащем, несомненно, «большому времени» — квантовой механике, обратил внимание на то, что она создавалась в общении, когда к Нильсу Бору приезжали коллеги для обсуждений и споров.[2]

А. Черняев

Совместный исход. 1981год.

18 января 81 г.

14-17 января был в Рязани! Послан избираться делегатом на XXVI съезд КПСС. Неожиданность, о которой мне сообщил еще в «Сосны» (санаторий под Москвой) Смольский (зам. зав. Оргпартотдела ЦК) и очень меня поздравлял. Но я подозреваю, что это мне - «отступное», чтоб не выбирать больше в ревизионную комиссию.

Я очень волновался в связи с этой поездкой. Загладин, который по этому же поводу ездил в Орел, взахлеб мне рассказывал и поучал: мол, он два раза там выступал, принят был на «ура». А потом от имени ЦК проводил Пленум нового обкома - по выборам первого секретаря. И какой прощальный обед они ему закатили, и как в полном составе все новое бюро сажало его в поезд.

А. Черняев

Совместный исход. 1985 год.

Отстаю от событий. А они суетны.

Огорчился перед Новым годом за Пономарева: Косолапов, когда спрашивал разрешения напечатать в «Коммунисте» написанное нами для Б.Н. заключение к восьмитомнику «Международного рабочего движения», получил от Зимянина указание - снять сноску, что это - заключение, пусть, мол, будет просто статья. Зимянин теперь так распоряжается в отношении Б.Н., будучи ниже чином! Но главное в другом - он отражает «мнение», что не надо в официальном партийном органе фиксировать связь Пономарева (на многие 10-летия вперед) с этим фундаментальным изданием. Т.е. готовят нашего Б.Н. к выносу. Думаю, он не переживет XXVII съезд, во всяком случае, в качестве секретаря ЦК.

А. Черняев Проект.

Совместный исход. 1986год

В Отделе все со смехом желали друг другу встретить 1987 год «в том же составе». В самом деле, на последнем Секретариате ЦК 30.12. опять человек десять были заменены: зав. Отделами ЦК, секретари обкомов, предисполкомов, директор Политиздата Беляев был утвержден редактором «Советской культуры». Лигачев его напутствовал, как человека на повышение, которому доверяют очень ответственный пост и говорил такие примерно слова: надеемся, что ты сделаешь газету действительно органом ЦК, будешь не мелочами заниматься, а обеспечивать государственную и партийную политику... Иначе говоря,., сталинисту и долбоебу доверили культуру - очень важный ее рычаг. Как это понимать?

А. Черняев Проект.

Совместный исход. 1987 год.

С 19 по 8 января отпуск - в доме отдыха «Русь» под Рузой. Лыжи, теннис. Но скука. Хотел даже смотаться. Но остался и в общем - не пожалел.

Много читал: газеты, журналы, мог следить за «ходом мысли» теперешней прессы. Явление, действительно, грандиозное. М.С. вслед за Лениным понял, что свою революцию он тоже должен начинать с «Искры». Полная автономия печати. И люди действительно пишут, что думают, никого не боясь и ни на кого не оглядываясь... в меру своего писательского и журналистского дара. Кстати, и талантов журналистских появилась уйма: как грибы после благотворного дождя. Откуда что взялось!..

А. Черняев

Совместный исход. 1988 год.

Я в санатории «Сосны».

Читаю «Жизнь и судьбу» Василия Гроссмана (пока в тамиздате). Поистине - «война и мир». И тоска по «перестройке». Это - в 1960 году!

28 декабря умер Лешка Козлов - прекрасный парень и один из талантливых консультантов Международного отдела. 30-го - хоронили. Поминки. Разговоры - Аскольдов, я, консультанты. О Леше и о Добрынине, которым все недовольны. Я наговорил лишнего - в частности, что М.С. уже раз обещал отобрать консультантскую группу у Добрынина и передать мне.

Критик, публицист. Основатель русского революционного марксизма, деятель русского и международного рабочего социалистического движения.

В автобиографической повести наш земляк, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Владимир Коваленок увлекательно рассказывает о космических буднях, вспоминает о том, как пришел в военную авиацию, а затем — в космонавтику.

В книге использованы фотографии из семейного архива В. В. Коваленка, а также снимки Ю. С. Иванова, В. И. Витченко, А. Г. Николаева, Н. Н. Бондарика, И. Я. Митко, М. П. Кенько, В. И. Ждановича.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Год назад, я начал писать на СИ с маленького, довольно примитивного рассказа "Удар Грома", написанного а жанре алоьтернативной истории. Без слез, конечно сейчас это не прочитать, но... Короче теперь я решил рассказать эту историю до конца. Это будет целый мир - несколько больших книг, повествующих о мире, где СССР жив, и живее всех живых. Надеюсь, будет интересно. Первая часть окончена

Из книги «Сказание о сотворении мира».

Автор Хилари Аурантин.

«Ангел был сотворен первым. Силу и могущество подобные своим вложил Творец в сие создание. И показал Творец ему свой замысел и открыл ему великую тайну, дабы не одному ею ведать. Но опечалился ангел, опустился на колени свои и молвил:

– Я знаю начало, я видел конец всего. Могу ли я как–то все это исправить?

Творец не ответил. Лишь перенес ангела на небеса и закрыл свой мир облаками, дабы не искушался ангел.

Мне всегда казалось, что за мной как будто кто-то подглядывает. Странное чувство, непонятное, тем не менее, оно есть. Этот взгляд заставлял меня в самые неподходящие моменты делать глупости, а их – вышеупомянутых глупостей – я делала много…

Мне повезло родиться в богатой семье, но – как и большинству похожих на меня по статусу – я этого не ценила. Жила, проматывала быстротечную жизнь, делала глупости, за что и была наказана. Мне тяжело поверить своим словам, поскольку это похоже на бред сумасшедшего. Пишу на незнакомом языке, объясняю то, чего другие могут не понять. Жаль, конечно, но я попытаюсь, ведь это часть моего характера – делать невозможное…

Городок, в котором я поселилась, небольшой и очень тусклый – туда не добрались огромные магазины и широкие дороги, но вместе с этим не сумело пробраться солнышко. Там неплохо прятаться, но жить сложно. Возможно, все дело в том, что я привыкла к совершенно другому климату, к другой, быстрой жизни, поэтому мне было так нелегко забыть о вечеринках и живой музыке до упаду.

У меня дома есть тайник, где лежат все деньги, взятие для побега. Я истратила лишь малую часть для покупки небольшого домика и машины. Единственное, с чем я не смогла смириться, это с грязью в моем новом жилище, поэтому пришлось проехать очень большее расстояние для покупки мебели и вещей по дому.