Византийские портреты

CHARLES DIEHL

FIGURES BYZANTINES

SERIE 1-2

ШАРЛЬ ДИЛЬ

ВИЗАНТИЙСКИЕ ПОРТРЕТЫ

ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО

М. Безобразовой

Аннотация издательства 1994 г.

Шарль Диль (1859-1944) - известный французский ученый, автор многих работ по истории Византии и византийского искусства. Со страниц его книги, написанной живо и увлекательно, перед читателем в исторической перспективе предстает целая портретная галерея византийских императоров и императриц от Василия I, простого крестьянина, достигшего трона при помощи кровавых преступлений, до разветвленных императорских династий Комнинов и Палеологов. Однако подавляющее большинство очерков посвящено византийским женщинам, влияние которых и в те времена основывалось на мужской слабости, на увлечении женской красотой. Материалы для своих портретов автор извлекает непосредственно из греческих летописей, речей и проповедей, дополняя их порой романтическим вымыслом. На русском языке книга впервые увидела свет в 1914 году в издательстве М. и С. Сабашниковых.

Другие книги автора Шарль Диль

Десять столетий величественной и драматичной истории, зарождение, становление, падение Византийской империи отразились в романах, вошедших в книгу: Г. Ле Ру «Норманны в Византии», К. Диль «Византийская императрица», И. Перваноглу «Андроник Комнен», П. Безобразов «Император Михаил», П. Филео «Падение Византии», Ч. Миятович «Константин, последний византийский император».

Десять столетий величественной и драматичной истории, зарождение, становление, падение Византийской империи отразились в романах, вошедших в книгу «Гибель Византии».

Исторический очерк о византийской императрице Феодоре (500-548 гг.), поднявшейся от цирковой актрисы до коронованной соправительницы императора-законодателя.

«История Византийской империи» принадлежит перу крупного французского византиниста Шарля Диля. В этой книге, вышедшей в свет в 1919 г . и затем неоднократно переиздававшейся, автор поставил своей задачей изложить весь тысячелетний ход византийской истории в виде серии последовательных очерков, соответственно периодам, на которые он делит историю Византии.

Для изучения византийской истории много было сделано при Людовике XIV (1643-1715 гг.). В XVIII веке византиноведение переживает упадок, а во второй половине XIX в. исследователи-византинисты переходят к систематическому изучению социально-экономической истории Византии, классового и сословного строения византийского общества.

В дальнейшем развитии византиноведения большую роль играет научное творчество выдающегося французского ученого-византиниста, искусствоведа и историка, автора множества работ Шарля Диля (18059-1944 гг.).

Настоящая книга представляет собой перевод вышедшей в 1943 г. последней работы Диля и является как бы его научным завещанием. 

Популярные книги в жанре История

Сколько лет существует литература о путешествии Колумба, столько же живут, затихают и снова возникают версии о том, что он не был первооткрывателем Америки, заранее знал, куда и как плыть.

Но если первооткрывателем Нового Света был не Колумб, то кто?

Кто, когда и сколько раз восклицал «Земля!» при виде неизведанных берегов после долгих, изнурительных плавании по Атлантике?

Даже в 1941 году, в самый трудный и трагический период войны, Красная Армия и флот не только оборонялись и отступали — в первые же дни Великой Отечественной на Дунае боевые действия были перенесены на территорию противника: наши пограничники совместно с пехотой под прикрытием бронекатеров и мониторов Дунайской военной флотилии высадились на румынский берег и захватили город Киликия-Веке, уничтожив вражеский батальон, усиленный артиллерией, и пограничную заставу. В июле 41-го десантные отряды моряков Северного флота неоднократно высаживались в немецком тылу, срывая наступательные операции противника, а в сентябре полк советской морской пехоты, десантировавшийся с крейсеров и эсминцев, оттеснил румынские войска от Одессы.

В этой книге героическая история десантов 1941 года восстановлена в мельчайших подробностях, многие из которых рассекречены лишь недавно, — так, впервые обнародованы полные данные о причинах провала единственной попытки немцев применить танки на Крайнем Севере и об участии парашютистов-диверсантов в легендарном комбинированном десанте под Григорьевкой.

Стенограмма магнитофонной записи лекции прочитанной 16 апреля 1987 года без редактуры. Отметим что Пасха Христова в 1987 голу была 19 апреля, значит лекция прочитана в Великий (чистый) четверг  страстной недели. Деление на предложения и абзацы более чем условно. 

Источник - Библиотека Якова Кротова (http://krotov.info/library/01_a/ve/rinzev_002.htm)

Всестороннее исследование одного из самых мрачных явлений в истории человечества — инквизиции, которая в Испании достигла крайней степени жестокости. Автор рассматривает политическую, историческую, религиозную и экономическую подоплеки появления и распространения инквизиции, дает яркие психологические портреты как организаторов этого зловещего учреждения, фанатично веривших в его святость, так и их духовных противников, окончивших жизнь в пламени костров.

Малые страны Западной Европы, в том числе и Бельгия, в последние годы привлекают большое внимание советских историков. Различные аспекты новейшей истории этой страны нашли освещение в работах Ю.Н. Панкова[1], Е.В. Рубинина[2], Л.И. Соловьевой[3], М.А. Неймарка[4], Е. Павличук[5]. Однако проблемы новой истории Бельгии советскими исследователями до сих пор почти не изучались[6].

Небольшая по размерам территории и численности населения, Бельгия в силу выгодного географического положения издавна служила объектом военной и политико-экономической экспансии крупных европейских держав. Она неоднократно становилась театром военных действий, и не будет преувеличением сказать, что в Европе почти не было войны, которая не коснулась бы территории этой страны. Интересы крупных государств Европы тесно переплетались в Бельгии, столкновение этих интересов играло немалую роль в создании самостоятельной независимой Бельгии, и еще большую, пожалуй, в ее дальнейшей политической жизни, вплоть до сегодняшних дней. Однако следует подчеркнуть, что на протяжении всей истории подчинения Бельгии различным странам и правительствам ее народ упорно стремился к самостоятельности.

«Festung» («крепость») — так командование Вермахта называло окруженные Красной Армией города, которые Гитлер приказывал оборонять до последнего солдата. Столица Силезии, город Бреслау был мало похож на крепость, но это не помешало нацистскому руководству провозгласить его в феврале 1945 года «неприступной цитаделью». Восемьдесят дней осажденный гарнизон и бойцы Фольксштурма оказывали отчаянное сопротивление Красной Армии, сковывая действия 13 советских дивизий. Гитлер даже назначил гауляйтера Бреслау Карла Ханке последним рейхсфюрером СС. Непокорный город, оказавшийся в глубоком советском тылу, капитулировал лишь 6 мая 1945 года, уже после самоубийства фюрера и падения Берлина.

Вторя геббельсовской пропаганде, воспевавшей «чудо Бреслау», западные авторы до сих пор сравнивают его оборону с подвигом Сталинграда. В советские времена об этом эпизоде постарались забыть.

Новая книга популярного историка, автора бестселлеров «Штрафбаты Гитлера» и «Демянский котел» нарушает этот заговор молчания — опираясь на источники, прежде недоступные русскоязычному читателю, Андрей Васильченко восстанавливает историю битвы за последнюю крепость Рейха, одного из самых затяжных и кровопролитных сражений Второй мировой войны.

В.А.Авксентьев, И.О.Бабкин, Н.П.Медведев, А.Ю.Хоц, В.В.Шнюков

Ставрополье: этноконфликтологический портрет

Монография подготовлена на основе исследований, проведенных в рамках проекта "Создание системы мониторинга и прогнозирования этнополитических и этносоциальных процессов в Ставропольском крае", осуществленного на основе договора между Правительством Ставропольского края и Ставропольским государственным университетом. При подготовке монографии использованы материалы других исследований, выполненных лабораторией этноконфликтологии Центра конфликтологии Института социологии РАН на базе СГУ, Комитета по печати и информации Ставропольского края, инициативно преподавателями и сотрудниками СГУ.

Первый Парижский мир и хлебные законы (1814). Когда парламент, собравшийся в ноябре 181§ года, разобрался в положении вещей на континенте, он признал бесполезным заседать в то время, как борьба разгорелась до крайних пределов, и по соглашению с министрами продолжил свои рождественские каникулы до марта месяца. Пресса заменила парламентскую трибуну, выступив с крайней страстностью на защиту реставрации Бурбонов. Однако лорд Кэстльри, олицетворявший собой волю Англии, обнаруживал некоторую осторожность в этом вопросе; и в то время как статьи английских газет начали возбуждать в Париже тревогу, он проявил в Шатильоне большую сговорчивость по отношению к врагу, чем Александр I, за которым в прошлом были Тильзит и Эрфурт. Известие об отречении Наполеона и посещение Лондона европейскими монархами явились триумфом для политики ториев и их вождей. Каннинг, опечаленный тем, что ему пришлось всю честь этих событий уступить своему сопернику Кэстльри, распрощался с депутатами своей партии и принял назначение посланником в Лиссабон.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В.М.Дильман

Большие биологические часы (введение в интегральную медицину)

Автор - В.М. Дильман, доктор медицинских наук, профессор. Научные и врачебные исследования посвящены проблемам эндокринологии, онкологии, теоретической гинекологии, геронтологии. Основные монографии: Клиническое применение основных гормонов и их аналогов. Вильнюс, 1961; Старение, климакс и рак. Медицина, 1968; Эндокринологическая онкология. Медицина, 1974; Закон отклонения гомеостаза и болезни старения. P.S.G. Published Company, 1981, США.

Только в парке он мог находиться больше двух часов подряд. Бесцельное нетерпение постоянно гнало его кудато, и только здесь он бездумно бродил или бегал до полного изнеможения. Конечно, это тоже была иллюзия: каких-нибудь пятьсот шагов – и он натыкался на невидимую стену, за которой холодными зубами звезд все так же оскаливал на него свою пасть Космос. Как и все предшествующие пятьдесят лет. По другую сторону города-спутника, куда они оба старались не заходить, словно кипящая от синеватых туманов гималайская бездна, курилась Земля.

Я бы никогда не стал рассказывать об этом конфузном случае, участником и главным действующим лицом которого был мой лучший друг, человек честолюбивый и тяжело перенесший случившееся, если бы меня не раздражала вся эта шумиха, которую легкомысленно поднимают средства массовой информации всякий раз, когда очередной робот защитит докторскую диссертацию по философии на тему: «Машина — друг и защитник человека».

Сам я по профессии минералог, три года работаю на Титане — крупнейшем спутнике Сатурна, поэтому меня ни в коем случае нельзя назвать противником машин: в условиях ядовитой атмосферы Титана без них и шагу нельзя сделать, не то что ковыряться в его вечных снегах в поисках редких минералов. Однако по той ли причине, что моя профессия непосредственно связана с природой, или по какой другой, только ко всем новым детищам технической мысли я привык относиться с недоверием и осторожностью. Мой коллега и друг Иван (фамилию его я не называю по понятным причинам) в этом вопросе полностью солидарен со мной, что и делает приключившуюся с ним историю еще более трагичной: почему-то она произошла именно с ним, а не с кем-нибудь из пустоголовых почитателей новоявленных докторов философии.

ВАСИЛ ДИМИТРОВ

ЕЛКА ДЛЯ ВСЕХ

(новогодняя фантастическая шутка

по Айзеку Азимову)

Пер. с болг. 3. Бобырь

Сьюзен Келвин пробудилась ото сна. С годами она становилась все более квалифицированным специалистом по пробуждению - по крайней мере, своему собственному. Сначала она видела какой-то слабый свет, потом ее сознание выплывало из бездны сна, словно водолаз, всеми силами устремляющийся к поверхности. Наконец она открывала глаза и некоторое время не могла сообразить, где находится.