Византия на путях в Индию

Н. ПИГУЛЕВСКАЯ

ВИЗАНТИЯ НА ПУТЯХ В ИНДИЮ

ИЗ ИСТОРИИ ТОРГОВЛИ

ВИЗАНТИИ С ВОСТОКОМ

в IV-VIвв.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

Введение

I. ВИЗАНТИЯ

Социальная характеристика Византии IV-VI вв. н. э.

"Полное описание мира и народов" и его автор

Торговля в ранней Византийской империи

Организация торговли в ранней Византии

О торговле с восточными странами в IV-V вв. н. э.

Другие книги автора Нина Викторовна Пигулевская

Н.В.ПИГУЛЕВСКАЯ

БЛИЖНИЙ ВОСТОК. ВИЗАНТИЯ. СЛАВЯНЕ

Содержание

Предисловие

Нина Викторовна Пигулевская (Г. Д. Курбатов, А. Г. Лундин, А. В. Пайкова, К. Б. Старкова)

Список печатных работ члена-корреспондента АН СССР Н. В. Пигулевской (А. Г. Лундин и Е. Н. Мещерская)

ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Н. В. ПИГУЛЕВСКОЙ

"Шелковая дорога" (Проблемы экономических и культурных связей между Востоком и Западом)

Месопотамия в эллинистическую и парфянскую эпохи

Н. В. ПИГУЛЕВСКАЯ

КУЛЬТУРА СИРИЙЦЕВ В СРЕДНИЕ ВЕКА

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

Культура сирийцев в средние века

Введение

Глава I. Средневековая сирийская образованность.

Наука у сирийцев

Средневековая сирийская образованность

1. Сирийская средневековая школа

2. Источники по истории сирийской высшей школы

3. Сирийские школы Эдессы и Нисибина

4. Предметы занятий

5. Занятия и жизнь Нисибийской школы

Исследование посвящено " истории северных арабских племен в период до возникновения ислама. Впервые история северных арабских племен рассмотрена в целом, в их взаимной связи, в войне и в мире. Впервые отношения союзов арабских племен с Византией, Ираном, Химьяром были изучены в их последовательности, в зависимости от общей экономической и политической жизни Ближнего Востока. Для сравнительного и параллельного их изучения были не только вновь пересмотрены все источники, но и привлечены многие совершенно новые, до того не введенные в научный оборот документы. Это были сабейские и химьяритские эпиграфические памятники, сирийские и греческие хроники и исторические сочинения, арабские христианские и мусульманские летописи, греческие надписи, документы сирийских соборов, арабские стихотворения, греческие и сирийские жития и церковные истории.

Тщательный сравнительный анализ всех источников вместе позволил выделить и установить основные нити развития обществ и хронологическую последовательность событий.

Вместо разрозненных фактов, эпизодов из жизни отдельных княжеств для нас оказалось возможным воспроизвести общую историю северных арабских племен, показать, как постепенно происходили изменения в их отношениях с державами-гегемонами, как возникали, распадались их объединения, как ими делались попытки утвердиться у персидских и византийских границ. Существенным является и выявление культурного воздействия держав на их кочевых и полукочевых соседей."

Популярные книги в жанре История

В феврале 1950 года исполнилось 30 лет со дня освобождения Советского Севера от англо-американских интервентов и белогвардейцев.

Англо-американские империалисты хотели поработить нашу Родину и, в частности, громадную территорию Советского Севера с его неисчерпаемыми естественными богатствами превратить в одну из колоний, а трудящихся — в рабов.

Они настолько верили в успех своего воровского нападения на Советскую страну, что в начале 1919 года в Лондоне появились географические карты, на которых Кольский полуостров был отпечатан тем же цветом, что и английские колонии. Французские империалисты, опасаясь, что их соперники по колониальному грабежу захватят больше, ставили условием, чтобы доходы от эксплоатации богатств нашей страны шли на покрытие миллиардных долгов царского правительства.

В книге рассказывается о крупнейших и наиболее примечательных книжных собраниях нашей страны, начиная с первого, основанного Ярославом Мудрым; о монастырских библиотеках, о книжных коллекциях государственных учреждений (приказов), о знаменитой Патриаршей книгохранительной палате и некоторых других. Идет речь и о культуре, о книгах и писателях, о переводчиках и переписчиках литературных памятников.

А. Г. Глухов известен широкому кругу читателей как автор научно-популярных книг «Из глубины веков», «Книги, пронизывающие века», «В свете солнца».

Введите сюда краткую аннотацию

В первой книге трилогии «Серая история» рассматривается имперская тема в европейской истории в период с IV века н. э. по сегодняшний день, в том числе понятия «Западная Римская империя», «Восточная Римская империя», «Византийская империя», «Империя Карла Великого», «Священная Римская империя».

Расследование осуществляется с помощью нехитрой операции: от известных фактов европейской истории последних двух тысячелетий отделяются традиционные интерпретации, а затем производится новая интерпретация этих фактов без влияния привычных оценок и выводов. В результате автор обнаруживает основания для того, чтобы отказаться от общепринятого взгляда на то, какие страны представляют собой цивилизацию, а какие — варварскую культуру, и заменить его другим пониманием, которое соответствует фактам, признаваемым специалистами.

Журналист «Литературной газеты» Израиль Аркадьевич Мазус заявил в своей газете (N33, 2005 г.), что вовремя крестьянского восстания 1768 года на Правобережной Украине в городе Умани «гайдамаки вырезали… свыше пятидесяти тысяч евреев… И если бы не вмешательство России, история гайдамацкого бунта была бы ещё более кровавой».

Отметим несколько аспектов, вытекающих из этой фразы.Во-первых, автор не входит ни в какие подробности по поводу заявленной информации, и мы будем вынуждены за разъяснениями обратиться к другим источникам, как еврейским, так и нееврейским.Во-вторых, Израиль Аркадьевич оперирует цифрами, и потому сразу становится уязвимым, ибо «50 000»человек – это население приличного современного города! В-третьих, за термином «гайдамаки», хотя и скрывается, согласно советским учебникам, своего рода «дружба народов», а именно: сброд «украинцев, белорусов, поляков, молдаван, русских старообрядцев, солдат, казаков, крестьян, батраков» и прочей голытьбы, но в реальности это было восстание, как сказали бы сейчас, русскоязычного православного населения против поляков-оккупантов и латинской веры; никакие «молдоване», а тем более «поляки» погоды там не делали. А это значит, что брошенное обвинение в уманском геноциде фактически относится к русскому народу (в наши дни почему-то снова искусственно поделённому на белорусов, украинцев и великоросов), который, по твердому убеждению И. Мазуса, «просто так» взял, да и вырезал всех уманских евреев. И наконец, в-четвертых, автор статьи в «ЛГ» – не просто наблюдатель, он родом «из-под Умани» (родился в 1929 г.), и ему, конечно, тяжело сознавать, что в его родных местах когда-то разразилась ужасная драма. Но и для нас, русских людей, история Правобережной Украины, в указанный год народного восстания входившей в состав Речи Посполитой, а через 25 лет ставшей частью России, как и Maзycy, ближе и родней, поскольку в ней принимали непосредственное участие и тяжко страдали наши предки.

О «Турецком гамбите» и американских оружейниках

Сборник составлен из домашних бесед прот. Александра Меня, которые проходили в домах его прихожан в период с 1982 по 1989 гг. В них отец Александр размышляет о тайне и силе Церкви и ее значении в жизни каждого человека. Беседы публикуются впервые.

Автор рассматривает развитие русского государства как большой социальной системы, взаимодействующей с тяжелой внешней средой. В частности оценивает, как повлиял малый ледниковый период и другие естественные факторы на эту внутриконтинентальную территорию, и почему процессы самоорганизации возродили систему Русь после коллапса Смутного времени. 2007 г.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мервин Пик

Там же, тогда же

Вечер - и я ненавижу отца. От него несет тушеной капустой. У него брюки - все сплошь обсыпанные сигаретным пеплом. Усы - лохматые, желтые, вонючие, проникотиненные. Он меня не замечает. Ненавижу. Он сидит в своем гнусном кресле, прикрыв глаза, думает Бог весть о чем. Ненавижу. И усы его ненавижу, и даже дым, который он выпускает изо рта, и воздух над его головой, воздух, разбавленный дымом.

Мать вошла и спросила, не видал ли я, случайно, ее очков. И ее ненавижу. Шмотки ее ненавижу, безвкусные, мещанские. Ох, ненавижу! И еще возненавидел, как только увидел - каблуки ее, сношенные, скошенные, не то чтоб совсем, но заметно. Уродство, мерзость, а главное - так по-человечески, до отвращения. Мать - человек. Ненавижу ее за это. И отца тоже.

Барбара Пикард

Белая гончая

перевод Светлана Лихачева

В день семнадцатилетия принцессы Элинор король послал за дочерью и объявил, что желает выдать ее замуж. - Твоей руки ищут многие, - сообщил он, - все - весьма достойные и в высшей степени уважаемые принцы с безупречной репутацией. Я намерен призвать их во дворец, и ты, так и быть, сама изберешь себе супруга.

Напрасно молила принцесса хотя бы о годовой отсрочке. - Позвольте мне пожить еще немного с вами, под родным кровом, - заклинала она. - Я не хочу уезжать с чужим мне человеком в чужие края, покинув все, к чему привыкла. Мне будет так одиноко, так страшно. Я умру, непременно умру, вот увидите.

Барбара Пикард

Дик-умник

перевод Светлана Лихачева

Жили некогда селянин и его жена, и был у них единственный сын. Звали его Ричард, но в деревне дали ему прозвище Дик-Простак. Честный паренек от работы не отлынивал, охотно приходил на помощь любому, только попроси, для всякого у него находилась в запасе веселая улыбка, только вот честолюбия у него не было, ни чтобы в люди выйти, ни чтобы денег побольше заработать, а в глазах его отца то было недостатком весьма серьезным. А голова Дика была настолько забита фантазиями, что места для здравого смысла в ней оставалось немного, и за это мать отчитывала его по сто раз на дню.

Барбара Пикард

Госпожа графа Аларика

перевод Светлана Лихачева

Рано поутру в день середины лета юный граф Аларик выехал из замка. На нем был нарядный малиновый камзол, отделанный золотом, и шитые золотой нитью перчатки; любимого белого коня украшала синяя с серебром сбруя. Проезжая через поля, Аларик пел, ибо был счастлив: ярко светило солнце, и жизнь не сулила юноше ничего, кроме хорошего.

Пересекая луг, Аларик увидел сидящую на траве девушку. На незнакомке было зеленое платье с серебряным поясом, льняные ее волосы, настолько светлые, что их сочли бы почти белыми, рассыпались по плечам. Маленький точеный подбородок казался чуть заостренным, зеленые глаза отливали золотом. Ножки ее были босы, а голову украшал венок из луноцветов.