Винтовая лестница

Константин Кедров

ВИНТОВАЯ ЛЕСТНИЦА

Пушкин и Лобачевский

Есть какая-то тайна века в том, что мы фактически ничего не знаем о встрече А. С. Пушкина с Лобачевским.

Да, они встречались и, видимо, беседовали всю ночь, гуляя по улицам Казани. Но о чем шла беседа?

Предположить, что, встретившись с Пушкиным, Лобачевский стал бы занимать его пустыми разговорами, это значило бы ничего не понять в характере великого геометра. Да и Пушкин знал, с кем ведет многочасовую беседу. Конечно, речь должна была идти о "воображаемой геометрии". Тогда почему же в записях и дневниках Пушкина эта встреча никак не отражена? Правда, отголоском беседы может считаться знаменитая фраза о том, что вдохновение в геометрии нужно не менее, чем в поэзии. Геометрия Н. Лобачевского называется "воображаемая", а от "воображения" до "вдохновения" один шаг.

Другие книги автора Константин Александрович Кедров

Константин Кедров

И Л И

Полное собрание поэтических сочинений

2000-е

* * *

Я живу на расстоянье от сиянья до слиянья

Тело мысли

Мы движемся быстрее света поскольку свет намного ближе

Мы движемся быстрее света поскольку мысль всегда быстрее

Мы движемся, но неподвижны

Мы неподвижны, но быстрее

Мысль движется быстрее света а мы - из мысли измышленье и это светопреставленье вернее света представленье

Перламутровый веер ситуаций, событий, зарисовок. Эпос и быт, космическая карусель, праздничное конфетти, домашнее тепло очага, грозный рокот миров. Фантастика и реальность, абсурд и мистика, упреждение зла добром, жизнь и деяния кошачьей когорты — это Котэрра, территория кошек.

Первая и единственная поэма начертанная созвездиями

Константин Кедров (1942 г.р.) — поэт, автор термина МЕТАМЕТАФОРА и основатель поэтической школы этого направления. В 1984 г. образовал поэтическую группу ДООС (Добровольное общество охраны стрекоз). Девиз: «Ты все пела — это дело». 

     Кедров — участник фестивалей международного поэтического авангарда: Иматра, Финляндия 1988 г., Тараскон, Франция 1989 г., Лозанна, Швейцария 1990 г., Париж, Франция 1991 г. 

     В 1989 г. вышла монография «Поэтический космос» М., Сов. писатель. 

     В 1994 г. эта же книга вышла на японском языке в издательстве «Иванэм секэм». 

     Главные сборники: «Верфьлием» 1990 г., «Вруцелет» 1993 г. «Гамма тел Гамлета»1994 

     1996 - Доктор философских наук, Российской Академии наук.

Андрей Вознесенский: "КОГДА ТО БЫЛО СКАЗАНО, ЧТО ЕСЕНИН-ЭТО ОРГАН ЧУВСТВОВАНИЯ,ЭТО УЖЕ НЕ ЧЕЛОВЕК, ЭТО ОРГАН, ОРГАН ПОЭЗИИ СЕЙЧАС-ЭТО КЕДРОВ"

генрих сапгир: Я бы сказал, что стихи К.Кедрова звёздная стихия, которая породила самого поэта. Для меня К.Кедров поэт, который внес в поэзию целый ряд новых художественных идей"

К. КЕДРОВ

Возвращение Ирины Одоевцевой

Сейчас пришло время осознать, что пребывание писателя за границей не делает создаваемую им литературу "эмигрантской". Тургенев долго жил в Буживале, Гоголь в Риме, Достоевский в Берлине. В Париже жили Бунин, Ирина Одоевцева и Георгий Иванов; литература, которую они создавали, была и остается русской. Нет в ней ничего эмигрантского, противостоящего исторической судьбе родины, и это особенно ясно чувствуется при чтении мемуаров Ирины Одоевцевой. В них есть весьма знаменательные слова:

Константин КЕДРОВ

Энциклопедия метаметафоры

От автора

Энциклопедия метаметафоры - итог шестнадцатилетнего курса лекций по русской поэзии, который я читал в Литературном институте Союза писателей с 1970 по 1986 гг. Сюда входили спецкурсы по творчеству Л.Толстого и Достоевского, аспирантский семинар, курс лекций по истории русской литературы, а также "подпольный" семинар по теории метакода и метаметафоры, проходивший у меня на квартире почти еженедельно на протяжении нескольких лет. Главные участники семинара - Иван Жданов, Алексей Парщиков, Александр Еременко. Несмотря на отстранение от преподавания под давлением КГБ, я продолжал работу над теорией метаметафоры и в 1989 г. выпустил монографию "Поэтический космос" (М., "Сов. писатель".). В 1966 г. в Институте философии РАН состоялась защита докторской диссертации. Метаметафора для меня не теория, а итог поэтической деятельности. В 1990 г. вышел мой первый сборник "Компьютер любви", ныне переведенный на все основные языки мира. В 9995 г. крупнейшее издательство "Иванэм сикэм" выпустило монографию "Поэтический космос" на японском языке. В 1999 г. вышла моя новая книга "Метаметафора". "Энциклопедию метаметафоры" можно считать продолжением и весьма существенным дополнением к этой книге. Это соединение поэзии, науки, философии и религии в некий новый жанр, возникший в 2000 г. Генрих Сапгир назвал это научной поэзией, но правильнее было бы определение "поэтическая наука". В прошлом веке "Евгений Онегин" был назван энциклопедией русской жизни. Французские философы-просветители выпустили в XVIII веке коллективный труд "Французская энциклопедия". Теперь перед нами поэтическая энциклопедия русской мысли начала века и третьего тысячелетия. Особенность этой книги в том, что наука здесь полностью подчинена поэзии, а поэзия совершенно самостоятельна и не зависит от науки. Они не соединяются, а существуют параллельно по принципу дополнительности. Религия, в частности православная литургия и нагорная проповедь Иисуса Христа для автора есть одно из высших проявлений поэзии. Самым гениальным стихотворением ХХ века я считаю формулу Эйнштейна E = mc2. Аналогий этому жанру на сегодняшний день нет ни в философии, ни в поэзии. Это энциклопедия метаметафоры.

Популярные книги в жанре Публицистика

ШЕЛЛЕР, Александр Константинович, псевдоним — А. Михайлов (30.VII(11.VIII).1838, Петербург — 21.XI(4.XII). 1900, там же) — прозаик, поэт. Отец — родом из эстонских крестьян, был театральным оркестрантом, затем придворным служителем. Мать — из обедневшего аристократического рода.

Ш. вошел в историю русской литературы как достаточно скромный в своих идейно-эстетических возможностях труженик-литератор, подвижник-публицист, пользовавшийся тем не менее горячей симпатией и признательностью современного ему массового демократического читателя России. Декларативность, книжность, схематизм, откровенное морализаторство предопределили резкое снижение интереса к романам и повестям Ш. в XX в.

«…Без моего искания удостоенный доверенности, я предлагал нынешнему Императору, Николаю Павловичу, начать Манифест о восшествии Его на Престол так «В сокрушении сердец наших (то есть всех Русских), пораженных столь внезапною кончиною Государя Императора Александра Павловича, можем только, как Христиане, смиряться духом пред Всевышним, и молить Его, да послав нам скорбь неизглаголанную, пошлет и силы сносить ее без отчаяния и ропота, с умилением любви и благодарности к памяти усопшего Великого Монарха…»

«…Французский Законодательный Корпус собрался при стрельбе пушечной, и Министр внутренних дел, Шатталь, открыл его пышною речью; но гораздо важнее речи Министра есть изображение Республики, представленное Консулами Законодателям. Надобно признаться, что сия картина блестит живостию красок и пленяет воображение добрых людей, которые искренно – и всем народам в свете – желают успеха в трудном искусстве государственного счастия. Бонапарте, зная сердца людей, весьма кстати дает чувствовать, что он не забывает смертности человека,и думает о благе Франции за пределами собственной жизни его…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…14 октября, в исходе второго часа по полудни, мы чувствовали легкое землетрясение, которое продолжалось секунд двадцать и состояло в двух ударах или движениях. Оно шло от востока к западу, и в некоторых частях города было сильнее, нежели в других: например (сколько можно судить по рассказам) на Трубе, Рожественке и за Яузою. В иных местах его совсем не приметили…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…Сею книжкою заключается Вестник Европы, которого я был издателем. В продолжении его не буду иметь никакого участия. Обстоятельства, важные для меня, а не для Публики, не дозволили мне выдать в срок последних четырех Нумеров; но кто с величайшею исправностию издал их 44, и сверх условия прибавлял несколько лишних страниц почти во всякой книжке, тот может надеяться на благосклонное снисхождение Читателей. Изъявляю публике искреннюю мою признательность…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…Для существа нравственного нет блага без свободы; но эту свободу дает не Государь, не Парламент, а каждый из нас самому себе, с помощью Божиею. Свободу мы должны завоевать в своем сердце миром совести и доверенностию к провидению!…»

«…Можно сказать, что Европа имеет ныне только одну мысль: все умы занимаются Французскою высадкою, для которой благоприятное время наступает. Известно, что в октябре и в ноябре месяце cвирепствуют южно-западные бурные ветры, которые могут рассеять флоты Английские; гавани Республики, теперь осажденные ими, будут свободны, и французы, пользуясь счастливою минутою, выдут в море – так пишут в Ведомостях; так думают нe только журналисты и частные люди, но (как уверяют нас) и самые министры…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

© В. Бабенко, Вл. Гаков, 1983

В мире книг.- 1983.- 4.- С. 43-45.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

«Притяжение» — так назвали свой клуб ростовские любители научной фантастики. Готовя материал о подобных читательских объединениях, мы поняли, что лучшего, наиболее точно отражающего смысл их деятельности, заголовка для нашей статьи не сыскать.

Для начала посмотрим на деятельность клубов любителей фантастики (КЛФ) как бы со стороны. Первый вопрос: зачем все это? Создание детских секций и открытие «взрослых» курсов развития творческого воображения; составление библиографий научной фантастики; собственные пробы пера и жаркие их обсуждения; постоянные разъезды, бесконечная переписка, лекции, доклады, викторины, диспуты. Столь бурная, многогранная деятельность наблюдается от Калининграда до Владивостока, от Мурманска до Тбилиси. Кто вывел закон (и можно ли его вывести?) удивительного притяжения к этому жанру людей столь разных возрастов, профессий, интересов, увлечений и даже жизненных позиций?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джеймс Брэнч Кейбелл

Торговцы Драгоценностями

Александр Сорочан, перевод, 2004

"Io non posso ritrar di tutti appieno: pero chi si mi caccia il lungo tema, che molte volte al fatto il dir vieti meno."

Посвящается ЛУИЗЕ БАРЛИ.

Это воплощение множества мыслей, которые изначально принадлежали ей.

"Александро Медичи обыкновенно считается итальянскими авторами первым герцогом Флоренции; но в этом они не вполне точны. Звание герцога, полученное от Читто, или Чивитто ди Пенья, было принято им несколькими годами прежде, чем он стал у руля флорентийского государства. Следует также заметить, что после бегства Эгламора герцог Алессандро, как сообщает Робертсон, "не наслаждался той абсолютной властью, которую его семейство сохранило до наших дней" (История Карла V. Книга V). Его только именовали правителем или принцем республики, и его власть была несколько ограничена двумя советниками, пожизненно избиравшимися из числа граждан. (Varchi, Storia Fior. P. 497: Nerli, Com. Lib. Xi. pp. 257, 264.)"

Действие этого фантастического боевика происходит в далёком XXVI веке. На нескольких планетах-базах землян появляется таинственный захватчик – негуманоидная раса ксенофобов. Существование человечества оказывается под угрозой. В ожесточённых сражениях задействованы новейшие технологии – управляемые биотоками мозга боевые роботы и аэрокосмолеты, но никакой искусственный интеллект не может заменить человека.

Герои романа – Дэв Камерон и его возлюбленная, лейтенант Катя Алессандро – оказываются в самой гуще военных событий, именно от них во многом зависит будущее землян.

Александр Карлайл, сын легендарного командира Серого Легиона Смерти, вместе с ветераном – наемником Дэвисом Макколлом отправляется на разведку на планету Каледония. Восстание, спровоцированное там наместником Вилмартом, – первый этап преступной операции,цель которой – дискредитация или уничтожение Серого Легиона Смерти. Какое решение примет Грейсон Карлайл? Ведь по контракту его подразделение, имеющее безукоризненную репутацию, обязано подавить восстание. Но при этом погибнут тысячи ни в чем неповинных людей, а может быть, и сын Грейсона, принявший сторону восставших.

Ф. Кельин

Мигель де Сервантес

СЕРВАНТЕС

(1547-1616)

Тысяча шестьсот пятый год был исключительно счастливым для культуры Испании. Ни в политическом, ни в экономическом отношении новый год не отличался от ряда предшествовавших ему годов и не сулил ничего особенно счастливого испанскому народу. Правда, империя Карла, где "солнце никогда не закатывалось", по-прежнему была мировой державой, но все сильнее разъедал ее изнутри устрашающий по своим размерам экономический кризис, все последствия которого Испании довелось оценить в следующем столетии. В 1605 году Испания вела с переменным успехом войну на море и на суше, стремясь во что бы то ни стало сохранить и по возможности расширить свои и без того необъятные владения в Европе, в Америке, в Азии и Африке, где в результате присоединения Португалии к Испании отошли по договору 1581 года все португальские колонии.