Ветры Дюны

Действие нового романа Брайана Герберта происходит между книгами «канонической» части саги – «Мессия Дюны» и «Дети Дюны».

Отрывок из произведения:

После свержения Шаддама IV Пауль Муад Диб четырнадцать лет правил как император, сделав новой столицей Арракин, на священной пустынной планете Дюне. И хотя его джихад наконец завершен, продолжают вспыхивать конфликты.

После того как Пауль взошел на трон, его мать леди Джессика удалилась от постоянных столкновений и политических интриг и вернулась в родовой дом Атрейдесов, где сейчас она правящая герцогиня.

В частной жизни на Каладане я редко получаю сообщения о джихаде своего сына, и не из нежелания знать, а сами новости таковы, что мне редко хочется их услышать.

Рекомендуем почитать

Эта книга, получившая премии Hugo и Nebula, рассказывает эпическую историю о пустынной планете Арракис. В Дюне мы попадаем во время, когда мыслящие машины уже в далёком прошлом, а Великие Дома управляют целыми планетами, миллионы световых лет можно преодолеть за считанные минуты и наиболее драгоценным веществом в известной вселенной является Пряность Меланжа. Меланжа или пряность известно своими гериатрическими свойствами (то есть предохраняет от старения).

Планета Арракис, также называемая Дюной, является единственным источником меланжи. Меланжа нужна для межзвёздных перелетов, так как ее используют Гильд-навигаторы, чтобы вести корабли сквозь свернутое пространство. Дюна также знаменита своими гигантскими песчанными червями, обитащие в пустыне, которые как-то связаны с пряностью на этой планете.

Проблемы начинаются, когда управление Арракисом по воле Императора переходит от злого Дома Харконнен к благородному Дому Атрейдес. Харноннены не хотят отказываться от привилегий, которые даёт управление Дюной, и с помощью саботажа и вероломства ( и секретной поддержкой императора) уничтожают Дом Атрейдес, с которыми они враждуют уже в течении многих поколений. Убив герцога Лето Атрейдеса, Харконнены бросили сына герцога Лето Пауля Атрейдеса и его мать, леди Джессику, наложницу герцога Лето, умирать в пустыне. Но они попадает к фрименам, жителям пустыни, которые становятся главным оружием молодого герцога в его борьбе. Пауль Атрейдес является Квисац Хадерахом, конечным продуктом долгого генетического эксперимента Ордена Бене Гессерит по созданию супер человека.

Фрэнк Герберт успел написать много, но в истории остался прежде всего как автор эпопеи "Хроники Дюны", - возможно, самой прославленной фантастической саги нашего столетия, саги, переведенной на десятки языков и завоевавшей сердца миллионов читателей по всему миру. Авторитетный журнал научной фантастики "Локус" признал "Дюну", - первый роман эпопеи о "песчаной планете", - лучшим научно-фантастическим романом всех времен и народов. В "Дюне" Фрэнку Герберту удалось невозможное - создать своеобразную хронику далекого будущего. И не было за всю историю мировой фантастики картины грядущего более яркой, более зримой, более мощной и оригинальной. Цикл "Хроники Дюны" был и остается уникальным явлением - самым грандиозным, самым дерзким, самым масштабным творением за всю историю мировой фантастики. Но что обеспечило ему такую громкую славу и такую беспрецедентную популярность? Прочитайте - узнаете сами!

Все шесть романов классического цикла о Дюне.

Спустя 24 тысячелетия человечество не изменилось: все те же войны и интриги. В далекой мультигалактической империи враждуют два великих дома – Атрейдесы и Харконнены. Последним удается склонить Императора на свою сторону, и юного наследника дома Атрейдесов – Пола – вместе с семьей высылают на далекую и пустынную планету Арракис, называемую также Дюной. Ужасные бури, гигантские черви, жестокие фанатики, фримены, и единственный во всей Вселенной источник Пряности, важнейшей субстанции в Империи, – таков новый дом Пола. Впереди его ждет сражение не только за Арракис, для чего ему придется стать лидером фрименов под именем Муад'Диб, но и за будущее существование своего Дома. В 1984 году роман «Дюна» был экранизирован культовым режиссером Дэвидом Линчем, а в начале XXI века по нему было снято несколько мини-сериалов. Первая трилогия культового цикла под одной обложкой!

«Мессия Дюны» продолжает историю песчанной планеты Арракис. Прошло 12 лет после того, как Муад'Диб победил Харконненов и Императора, 12 лет, которые вошли в историю как Джихад Муад'Диба. Недовольные правлением Атрейдесов затевают новый заговор, цель которого свергнуть Муад'Диба.

Прошло девять лет после рождения детей Пауля — близнецов Лето II и Ганимы Атрейдес. Империей фактически правит сестра Муад'Диба — Алия. Коррино мечтают о возвращении Императорского Трона. Леди Джессика, мать Пауля, опасается, что близнецы, как и Алия, с рождения обладающие памятью о жизнях своих предков, могут потерять контроль над внутренними жизнями и стать одержимыми.

Множество опасностей — внутренних и внешних — окружает каждого участника этой политической игры. А когда речь заходит о человеческой жизни, когда смерть грозит твоим близким и тебе самому, трудно удержаться от использования мистических сверхспособностей, сил высшего порядка, доступных только тебе. Когда в руках — судьба человечества, приходится жертвовать своей судьбой и выбирать Путь, который позволит исправить ошибки других. Золотой Путь.

* * *

Перевод Александра Анваера.

Говорят, что за достижением вершины неизбежно следует падение с нее. Пауль Атрейдес, известный также как Муад'Диб, лидер фрименов, их мессия, конечный продукт евгенической программы ордена Бене Гессерит — Квисатц Хадерах, Император всей известной Вселенной, обладающий пророческим даром, достиг своей вершины. Он возглавил Джихад — ужасную войну, которая должна была истребить всех, кто желал повернуть время вспять — низвергнуть Атрейдесов и восстановить старый порядок, разделив огромные богатства между отдельными группировками. Но Джихад и массовые репрессии вызывают недовольство, да что там недовольство — ненависть к новой власти.

Многие могущественные силы объединяются в заговоре, направленном против Императора. Для многих фрименов этот Джихад начинает терять смысл. В тоже время пророческой силе Пауля начинают угрожать опасности. Заговорщики прекрасно понимают, что предвидение ограничивает действия Императора некоторыми неизменными схемами, от которых он не способен отступить, не породив еще большего хаоса в картине будущего. Его слабые места очевидны, хоть ими и сложно воспользоваться. Пауль, Чани, Алия становятся объектами изощренной атаки. Устоят ли они? Смогут спасти себя и других? Чьи цели справедливее? Ищите ответы во второй книге гексалогии.

* * *

Перевод Ю. Р. Соколова под редакцией Павла Вязникова.

Бене Тлейлаксу, планета Ракис и еще множество других планет, организаций и людей уничтожены Досточтимыми Матронами.

Бене Гессерит удается воспроизвести гхола погибшего военачальника Тега, Шиана становится самой молодой Преподобной Матерью в истории, а Мурбелла проходит обучение, чтобы также стать Преподобной Матерью. Все это — составные части плана Верховной Матери Дарви Одраде. Плана, который является единственной возможностью уцелеть под беспощадным натиском Досточтимых Матрон. Но в дело вмешиваются новые факторы — таинственные Дрессировщики, футары, биологическое оружие, Сеть и кто-то еще.

Пустынная планета начинает потихоньку превращаться в зеленую. Девятилетние близнецы Атрейдесы, дети Муад'Диба, унаследовавшие от отца сверхспособности, находятся в опасности. Те, кто желает избавиться от правления Атрейдесов и вернуть трон Дому Коррино, готовы убить близнецов. Теперь будущее лежит в руках детей Муад'Диба. А из пустыни появляется таинственный Проповедник, которого многие считают вернувшимся Муад'Дибом.

Другие книги автора Кевин Джеймс Андерсон

Первая книга трилогии «Великие школы Дюны».

После великой битвы, в ходе которой была уничтожена последняя мыслящая машина, прошло 83 года, и вот уже слышатся отзвуки нового крестового похода, в котором сойдутся сторонники целесообразности и защитники Веры.

Последователи великого вождя Манфорда продолжают борьбу против машинной цивилизации. Ментаты тем временем направили весь свой потенциал на расширение интеллектуальных возможностей, рассчитывая положить конец многовековой зависимости людей от машин. Смогут ли они вывести человечество на новый гармоничный путь развития или благие намерения в который раз заведут цивилизацию в тупик?

«Дюна».

Самая прославленная сага за всю историю мировой фантастики. Сериал, который, увы, оборвался на полуслове…

Миллионы поклонников «Дюны» мечтали узнать, что же произошло с их любимыми героями дальше. И теперь их мечта сбылась!

Перед вами – книга, написанная сыном Фрэнка Герберта, Брайаном, в соавторстве с Кевином Андерсоном.

Пауль Атрейдес снова жив, как жив и его злейший враг, барон Владимир Харконнен.

Как это случилось? И продолжится ли их противостояние и теперь?..

Роман рассказывает о юношестве герцога Лето Атрейдеса, о его первых сражениях с Харконненами, о его знакомстве с принцем Ромбуром Верниусом, наследником Икса, который вынужден был бежать из-за захвата Икса тлейлаксианцами. Дом Харконнен планирует ввести Лето в конфликт с Тлейлаксом, а Бене Гессерит манипулирует бароном Харконненом как частью своего плана, растянутого на много поколений. Шаддам Коррино начинает плести свой заговор, жертвой которого должен стать Икс и его правящая династия. А на Дюне планетолог Пардот Кинес начинает секретный проект по трансформации пустынного мира в зелёный рай.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Коколов Сергей

Зрячий

(фантастический рассказ)

Первым уроком будет (естественно!) богословие. Сколько себя помню (а помню я себя лет с пяти) вера в нашей семье была на первом месте.

Да и не только в нашей - в миллиардах семей нашего общества. Интересно как пахнет Бог? (Жаль, что бога никто из известных мне людей не нюхал). Я думаю пахнет он совсем не так, как человек. Ведь бог - это существо неземное, а значит существо с небесным запахом. Хотя, наш кандидат богословия (сокращенно- к.б.н.) Павлов, а ему ли не знать, утверждает, что Бог совсем как человек (опасное утверждение, вы не находите?), правда тут же поправляется- но не человек, т.е. даже и человек, но гораздо умнее, справедливее, мудрее... Как то я спросил- "А если, например я, стану намного умнее, чем сейчас - не буду ли я самим Богом?" Hа что Павлов ответил, что я и так слишком умный, и что когда-нибудь я договорюсь до ереси, а ересь в нашем мире не прощается.

Сабир Мартышев

Ликбез для Апокалипсиса ...

Я включил телевизор, на экране которого тут же зажглась надпись "СИВОДHЯ В ПРАГРАМЕ". Hадпись еще несколько мгновений висела, после чего сменилась статическим "снегом". Секунд через двадцать "снег" сменился кадрами программы передач. Присмотревшись внимательно, я понял, что они показывают вчерашнюю программу. Со вздохом я выключил телевизор. Черт, сегодня еще хуже чем вчера. Эта штука прогрессирует с ужасающей скоростью. Усевшись в кресло, с чувством ожидания самого худшего я открыл купленную сегодня утром газету. В последние несколько дней газеты стали редкостью и купить их становится все сложнее. Три дня назад я купил газету, открыв которую я обнаружил пустые листы внутри. Теперь я присматриваюсь к газете внимательней прежде, чем купить ее. Впрочем через несколько дней мне не придется заботиться и об этом - к тому времени они скорее всего исчезнут, да и деньги станут бесполезными. Просматриваю основные статьи в выпуске. Сегодня мне уже не бросается в глаза слова наподобие "ложить", "разгавор" и "Призидент", я привык. Читая статьи, я пытаюсь понять что же происходит в мире. Впрочем, мои наблюдения за последние несколько дней подтверждают мои опасения. Как я и ожидал в газете в основном пишется о том, что происходит в Москве. С тех пор как в газетах промелькнуло сообщение о том, что в Англии взорвалась атомная электростанция, в результате чего погибло много людей (сколько именно не сообщалось), количество информации о том, что творится во внешнем мире стало сокращаться с геометрической скоростью. Меня еще пока спасает кабельное телевидение и несколько иностранных каналов на нем. Hо даже CNN и NBC повторяют то, что творится на соседних каналах хаос. Я отложил газету и закрыл глаза. Сколько времени у меня еще осталось ..?

Джордж Райт

Ребенок Дороти Стивенс

Дон Стивенс встретил жену на выходе из клиники.

-- И все-таки это девочка! -- сказала она, глядя на мужа с лукавым торжеством.

-- Ну что ж, сделаем мальчика в следующий раз, -- несколько принужденно рассмеялся Дон. Он обнял ее за плечи, и они пошли к машине.

-- Я всегда тебе говорила, -- не успокаивалась она. -- Я знала, что это Кэти, с самого начала, а ты не верил.

-- Ну, дорогая, вероятность была 50%. Нет ничего удивительного, что ты угадала...

Юрий Нестеренко

Веревку приносите с собой

-Завтра, товарищи, вас будут вешать!

Вопросы есть?

-А веревку свою приносить, или профсоюз

обеспечит?

Анекдот советских времен

Странные вещи творятся у нас в пригороде, как говаривал герой одного мультфильма. Во всем мире людей доверчивых - и даже не очень доверчивых - обманывают и обворовывают. Hо, кажется, нигде, кроме как у нас, обворованные не встают грудью на защиту обворовавших. Hаш человек не только радостно несет деньги в МММ, но и потом, после крушения оного, требует от проклятого государства немедленно выпустить Мавроди и не мешать данному прогрессивному деятелю строить рыночную экономику. Hе только готов примириться с попытками очередных монополистов залезть не в чей-нибудь, а в его, нашего человека, карман, но и гневно клеймит "маргиналами", "неперебесившейся молодежью", "политическими демагогами" и как-нибудь похуже тех, кто с упомянутыми попытками мириться не желает.

Леди Миллисент Пинтюрк, именуемая в узком кругу «красоткой Милли», покоилась в кресле; одна в своем роскошном будуаре, обставленном изящной мягкой мебелью. Мягкий свет лился из-под искусно затененных ламп. Подле нее на маленьком столике стояло какое-то подобие большой куклы в пышных юбках.

Стены были увешаны акварелями в рамках. На каждой из них красовалась подпись: «Миллисент». Картины изображали романтические сцены в Альпах, на берегах Средиземного моря, в Греции и на острове Тенерифе. Еще одна акварель находилась в руках у хозяйки, которая изучала ее придирчивым взглядом мастера. Затем она протянула руку к кукле и коснулась невидимой кнопки. Кукла приподняла юбки, и под ними обнаружился телефон. Леди Миллисент сняла трубку. Ее движения, обычно столь грациозные, были несколько скованны, и эта напряженность, по-видимому, происходила от важности принятого решения. Набрав номер, она подождала, пока ей ответят, и твердо сказала: «Мне нужно поговорить с сэром Бальбусом».

Ант Скаландис

Техника бега на кривые дистанции

В парилке ароматно пахло сухим деревом. Регулятор был повернут на максимум, и термометр показывал больше ста двадцати. Горячий воздух обжигал ноздри при неосторожном вдохе. И стояла тишина. Густая, глубокая, абсолютная, как будто весь мир исчез, осталась только эта маленькая раскаленная комната с запахом высушенной древесины в неподвижном воздухе.

Клюквин млел, забравшись на верхнюю полку и развалившись там с запрокинутой головой и согнутыми в коленях ногами. Панкратыч чинно сидел внизу. Выражение лица было у него сосредоточенное, а пот стекал ленивыми струйками по груди и плечам и влажно блестел в складках живота. И Панкратыч, блаженно жмурясь, стирал его специальной плоской дощечкой, похожей на палочку от гигантского эскимо. Панкратычу едва исполнилось сорок, но по отчеству его звали уже давно, с тех самых пор, как имя Сева стало казаться несолидным, а величать полностью - Всеволодом Панкратовичем - представлялось крайне неудобным.

Темнота и сырость никогда не покидали этой избы… Кресло – качалка тихо поскрипывало, когда старуха двигала ногами. Вокруг все было уплетено не то паутиной, не то какими-то нитями… они устилали пол, переплетались, светясь в местах соприкосновения, порою не видно было из-за этих ниток прогнивших досок пола… Нити были разные: черные и светлые, толстые, тонкие, лохматые и гладкие, натянутые, как струны и наоборот, будто приспущенные… А посередине странной комнаты сидела седая, сгорбленная, некрасивая старуха, она пряла… пряла… пряла… не переставала переплетать новые нити…их становилось все больше… она связывала их в целые полотнища и разъединяла, следя, чтобы некоторые из них никогда не пересеклись… Казалось, нити живут собственной жизнью, они извивались, дергались под пальцами старухи… стремились друг к другу и отталкивались… Иногда старуха брала огромные ржавые железные ножницы и, пошамкав по нити, разрезала её… Тогда гасла не только она, но и некоторые другие светились уже не так ярко, хотя казалось, что они не связаны друг с другом…

На следующий день после аншлага в Большом и великолепно проведенной ПОПК, процедуры по отрешению правой кисти, от Сейсмовича ушла жена. Собственно, все вышло не потому, что теперь у него не было кисти, и не потому, что он не хотел идти в Минаним, а от взаимного удивления, что ли. Уход жены явился точной, хотя и сжатой копией той душевной бури, которую Сейсмович пережил непосредственно после ПОПК: обезболивания по протоколу не полагалось, однако умнейшая хирургическая машина все делала без боли, так что он не только не почувствовал ничего, но даже продолжал чувствовать свою отрубленную кисть. То же и с женой: в нынешних убывающих ощущениях Сейсмовича это был не уход как таковой — или, спаси Бог, развод, — а лишь временное физическое отсутствие.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Они провели вместе всего одну ночь полтора года назад, и оба не могут забыть это свидание. Вот только Деклан не знает, что Кэри воспитывает их маленького сына…

В книге на основе многочисленных примеров из отечественной и зарубежной практики мореплавания и ряда нормативных актов рассмотрены причины катастроф, пагубное воздействие стихийных явлений, случаи намеренного потопления судов, в том числе в результате действий пиратов и мошенников, способы выживания людей после катастрофы, методы поиска и спасания бедствующих людей и судов.

Книга рассчитана на широкий круг читателей. Она может быть полезна студентам, курсантам, научным работникам и специалистам в области морского права и торгового мореплавания.

Оригинальность замысла автора этой книги заключается в том, что в каждой из четырех повестей он пытается представить, как сложилась бы жизнь его героини, окажись она в другой среде или в совершенно иных жизненных обстоятельствах.

Эта женщина обладает тем, что называют жизненной хваткой, неуемной энергией. Наделена она и многими способностями и талантами, а главное – умением выстоять, какие бы испытания ни посылала ей судьба. Как истинная женщина, она способна адаптироваться к любым условиям и ситуациям; неизменными остаются лишь ее характер, ее темперамент и ее неистребимая любовь к жизни. О таких, как она, говорят – человек из народа. И произведения Н. Беспалова тоже можно определить как народные повести. Они написаны простым языком, динамичны и дают большой простор для читательской фантазии.

Действие повестей происходит в конце ХХ – начале XXI вв., на переломе экономических формаций и общественных отношений. Они насыщены атмосферой событий, связанных с перестройкой и, можно сказать, представляют своего рода энциклопедию быта и нравов того времени.

Герой рассказа, изрядно подпивший пива, забредает в компьютерный магазин. Его внимание привлекает какая то новая компьютерная игра. Начав играть, он обнаружил, что попал в виртуальный офис. Вскоре, визиты туда стали необходимостью… Но чем закончится эта игра? И игра ли это?