Ветер и песок

1 страница. Читайте...

Рекомендуем почитать

Это полностью законченый текст. 2 стр. Читайте...

страница текста. читайте...

1 страница. Читайте...

Другие книги автора Евгений Связов

Можно написать так: ему отшибло память, но он чутьём ухватился за единственный шанс выбраться... Можно так: он был очень странным – он чётко знал, чего он НЕ хочете делать, и он ОЧЕНЬ мечтал о работе, для которой наиболее подходит. На этой планете работы не нашлось... И так: его попытались продёрнуть через обычные каналы найма и обучения... он не влез. Или даже процитировать краткое описание сюжета: «– Значиться в квак побаловали. Уровни попрограмировали, на порнографию вздрочнули – пришло время в Херфраер поиграться. Ещё бы воркрафту, и вообще как не улетал никуда!» В крайнем случае – предупредить, что текст не рекомендован для чтения лицами моложе 14 лет. И эротики многовато, и сложновато будет понять, что может твориться в душе 20-ти летнего старца. Но! Соль Отчёта о начале приключений, которые отгребла галлактика от Агента Достал – в глубине и изощрённости описания боли и кайфа, веселья и угрюмости, тупизма и остроты мысли, бешенства и умиротворёности – всего, что творилось у него внутри до тех пор, пока с ним пытались обращатся как с человеком, которым, он, в общем-то, не был. «...Иногда, когда ждать становилось невтерпёж, я срывался и начинал делать что-нибудь. В процессе выяснялось, что всё, что я делал, сводилось к раздолбыванию того, что попадало под руку в качестве виноватого в моём срыве. Носом к рылу со своей раздолбывайской сущностью я сталкиваться не любил, и с каждым прожитым годом готовность срываться уменьшалась, сжималась, скукоживалась, и я всё больше и больше становился спрятавшимся в холодильнике куском мяса, все желания которого сводились к одному – оттянуть момент попадания на горячую сковородку. Желание не попадать попой на горячий чугун болезненно не сочеталось с желанием выбраться из морозилки и ожить, предварительно оттаяв. Вылезать из привычной и уютной морозилки семьи, дома, города было страшно. Мучило предчувствие, что разморозившись, я сгнию. Или меня съедят… … Красавица. Я перевёл внимание с себя на чрезвычайно эффективную девочку...»

Можно написать так: Они появились из неоткуда. К ним попали саммые ценные люди. Счёт пошёл на часы. В пекло бросили самых лучших. Можно так: Он был очень странным. Но как ни странно, оказался на своём месте. И так: Его попытались законопатить туда, где он должен был быть по их мнению. Не получилось. Он потерялся, нашёлся и попал туда, где он хотел был по его мнению. Или даже процитировать краткое описание сюжета: Земля стремительно приближалась. Присмотревшись, я понял, что это дно.” Из воспоминаний инструктора по экстремальным видам спорта". В крайнем случае предупредить, что от высокохудожественного текста разит активным безответственным пофигизмом, и серьёзным людям его читать не рекомендуеться. Но! Соль отчёта о первой операции, которую Агент Достал провернул на подвернувшейся под рук планете – в неуставных отношениях. И песнях, которые напевает Достал, вращая штурвал наводки самого страшного средства поражения противника, мимо которого, он, конечно, не смог пройти. «Вставай, балда огромная Вставай на смертный бой Со орчьей силой злобною В дрызг пьяною Ордой»

Молодая баронесса Так-Гроун не дождалась своего любимого и поехала его искать. И нашла охотника на драконов... на явления, называемые Драконом. Друг друга они нашли. Теперь им предстоит найти себя. Успеют ли? Ведь по миру уже катиться очередной Дракон...

ЭТО ИЛИ ОЧЕНЬ СМЕШНОЙ ИЛИ ОЧЕНЬ СТРАШНЫЙ И ГАДКИЙ ТЕКСТ!!! (Завистит от читателя). Узять типа абычнаго панка-падонка и забрать с ацталой дикой планеты Земля (в працессе общего скрытного рекрутинга в Дипатамент Невступив... то есть Неприсаеденёных Планет). Натаскать. Обучить. Нарваться. Сослать на планету, заселённую в приснопамятные времена бывшими соплеменниками. Получиться трудноописуемый... (Основные события начинаються с того, что герой курит и смотрит, как на него устраивают засаду). / Текст рекомендован в качестве учебного пособия по изучению психологии падонков.

Встречаються как-то посреди зоны чрезвычайного проишествия на секретном объёкте генерал с дивизией десанта, усиленный танками и вертолётами, и некий куратор...

В данном тексте читатель, которому захочеться ознакомиться с некоторыми аспектами службы в армии, найдет краткий словарик армейских терминов, рифмованное описание жизнеощущения главного фигуранта данного текста, а так же краткий отчёт о событиях, которые могли произойти в начале небольшого локального конфликта. Дембелям любых годов/призывов не рекомендуеться.

Можно написать так: вырвавшись из рамок привычного, он ушел искать себя. Можно так: он был странный человек. Ему НЕ хотелось снять девушку, словить дозу наркоты, подраться, а потом собрать пацанов и сходить на разборки. Но у него это получилось, причём глобально... И так: Его попытались сделать главным. Поплатились. Или даже процитировать краткое описание... нет, сюжета тут мало, так что просто процитировать: «– Ни хрена себе подстряли! – хрипло вдавила моя глотка. Выдавила с трудом. Тело было обезвожено. Дрожащей неуверенной рукой я снял с седла бурдюк и присосался. Влага хлынула внутрь, размочила отупевшие мозги и я наконец-то подумал, что неплохо бы остановиться...» В крайнем случае – предупредить, что внутри есть маньяк, танк и спецслужбы и хепи-энда не будет. Но! Соль Отчёта о продолжении потока несовместимых с жизнью неприятностей, в которые вляпываються окружающие Агента Достал личности – в описании того, как в нём произошёл перелом, после которого человеческого в нём почти не осталось.

Популярные книги в жанре Сказка

Любомир Фельдек

Барон бас Баритон

Жил да был барон, барон бас Баритон. Знали бы вы, какой это был богач! Дукатов у него... Постойте, сейчас припомню. Целый воз? Нет. Целый мешок? Тоже нет. Ага, вспомнил: был у него всего-навсего один дукат. Да ведь и один дукат - больше чем ничего! Вернее, один дукат был больше чем ничего, - увы! - наш барон, барон бас Баритон, потерял свой единственный дукат в саду.

Искал он этот дукат день, искал неделю, искал месяц - дукат точно сквозь землю провалился. Ищет барон бас Баритон, ищет и вдруг видит: посреди сада вырос диковинный куст. Поглядеть - вроде бы смородиновый, но вместо гроздьев смородины висят на нём гроздья серебряных дукатов.

Антон Казанский

"Римидалв"

Посвящается бывшему мастеpу по pежиссуpе...

В сеpедине леса, в самой его чаще, под стаpой елью был муpавейник. Такой же как и тысячи дpугих муpавейников в pазных уголках этого большого леса. Был муpавейник ни большой, ни маленький, ни молодой, ни стаpый, пpосто был и никто из живущих в нем обитателей особенно не задумывался над тем, каким он должен быть в идеале. Каждый знал здесь свое место и занимался своим особенным делом.

Евгений Кривченко

Новогодняя сказочка

сценарий

(Идея Дмитрия Журавлева, реализация Евгений Кривченко,

при творческом участии

Семена Веприцкого, Сергея Шишкова, Вячеслава Загара)

("Рыба", вариант "два".)

Двор - "колодец" старого кирпичного дома густо усыпан свежевыпавшим снегом. Посреди двора возведена большая снежная крепость. Ватага детворы увлеченно штурмует ее, несколько мальчишек, отстреливаются из-за стен снежками. Панорама укрупняется, невдалеке стоит женщина и настойчиво зовет кого-то из детей, но те настолько увлечены, что ничего не слышат и играют, играют, играют... Камера поднимается, у окна стоит мужчина и смотрит на играющих детей. (Голос за кадром) - Что ты там застыл? Примерз что ли? Пошли на кухню, чайник уже вскипел. Одинокий: (не оборачиваясь, глядя на детей): -Погоди Шебутной, иди сюда, посмотри. Шебутной подходит и снисходительно заглядывает через плечо: Шебутной: - Ну, и что такого необычного ты там увидел? Какое-то время смотрит, потом понимающе улыбается и обнимает Одинокого за плечи. Одинокий: - Красиво играют, почти как мы. (После паузы) Помнишь? Шебутной хитро улыбается и отходит к секретеру. Порывшись там достает скрученный пергамент и, вернувшись к окну, подает его Одинокому. Тот недоверчиво смотрит на свиток, потом изумленно улыбается, и, лихорадочно развязывая шнурок, разворачивает свиток. Видна надпись на любовно нарисованной карте : "Карта Дриамвилля и его окрестностей". Одинокий: - Откуда?!!! Шебутной:- Оттуда, оттуда, Весельчак Гарри! Что же ты думал, что Старый Том даст пропасть такому сокровищу? - Шебутной бережно берет карту у Одинокого. - Столько лет рисовать, а потом выбросить, да? Вот уж, дудки! Одинокий: - Сколько же мы играли в этот Дриамвилль? Почти шесть лет ... Вот времечко было! - Поворачивается в Шебутному: - А помнишь засаду у сухого ручья? Шебутной:- Это когда мы освобождали Красотку Сью от банды Черного Джека, а у Оружейника, на беду кончились патроны? Ну еще бы! Мне тогда так нагорело от ваших родителей, до сих пор, как вспомнишь - так вздрогнешь! Одинокий: - Но за то как здорово было, помнишь? - Одинокий забирает карту и водит по ней пальцем. Одинокий: - А это что? ( На карте видны какие-то каракули шариковой ручкой.) Шебутной:- Да это уже Серега играть пытался. А Карелию помнишь? Одинокий: - И встречу с могиканами на реке? До сих пор не забуду, как у меня байда кильнулась... - Шебутной укоризненно смотрит на Одинокого, тот улыбается в ответ: - ... как краснокожие потопили мое каноэ и если бы не Гордый Орел кормить бы мне раков. Раздается звонок в дверь. Шебутной (идет открывать и уже на ходу): - А помнишь первый лук Оружейника? Одинокий (начинает смеяться): - Да уж! Голос Шебутного из прихожей: - Ба, Оружейник, легок на помине! А мы тут только-только твои луки вспоминаем. Одинокий удивленно улыбается и идет в прихожую.

Да, через тысячу лет обитатели Нового Света прилетят в нашу старую Европу на крыльях пара, по воздуху! Они явятся сюда осматривать памятники и развалины, как мы теперь осматриваем остатки былого величия южной Азии.

Они прилетят в Европу, через тысячу лет! Темза, Дунай, Рейн будут течь по-прежнему; Монблан все так же гордо будет подымать свою снежную вершину, северное сияние — освещать полярные страны, но поколения за поколениями уже превратятся в прах, длинный ряд минутных знаменитостей будет забыт, как забыты имена тех, что почивают в кургане, на котором благодушный мельник, собственник его, поставил себе скамеечку, чтобы сидеть тут и любоваться волнующейся нивой.

В саду красовался розовый куст, весь усыпанный чудными розами. В одной из них, самой прекрасной меж всеми, жил эльф, такой крошечный, что человеческим глазом его и не разглядеть было. За каждым лепестком розы у него было по спальне; сам он был удивительно нежен и мил, ну точь-в-точь хорошенький ребенок, только с большими крыльями за плечами. А какой аромат стоял в его комнатах, как красивы и прозрачны были их с гены! То были ведь нежные лепестки розы.

«Когда-то жил в одном городе молодой человек по имени Ко. Он был бедный и служил работником у своего соседа...»

Это сказка о Бедном Рыцаре, благородном идеалисте, столь же храбром, сколь и наивном. Оставленный без наследства, он живет в своем полуразрушенном замке, сам возделывает землю. Единственный его слуга, хитрый Каспар, безумно предан своему хозяину, хотя и жалуется постоянно на его гротескное благородство, раз за разом оставляющее их без средств к существованию. И вот, в один прекрасный день, Король Роз призывает всех своих рыцарей на борьбу с драконом Огнедышем, и наш герой отправляется навстречу судьбе.

Сказка о том, как закадычные друзья Заяц и Волк с помощью Егеря спасают заповедник от злых браконьеров.

Книжка подготовлена по мотивам мультфильма «Последний заяц», созданного на Центральном телевидении.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Новая книга православного священника с инженерно-физическим образованием – первое в российской педагогической практике учебное пособие, формирующее целостное миросозерцание на основе пока еще мало известных широкому кругу читателей научных достижений последних лет, позволяющих осмыслить откровение Священного Писания без традиционных натяжек и неуклюжих аллегорий, уже давно ставших привычными во многих апологетических и псевдоапологетических работах.

Книга будет полезна учащимся старших классов, студентам, преподавателям и всем интересующимся естественными науками. Два подготовленных отцом Тимофеем пособия для учащихся, предваряющих настоящее издание, – «Наука о сотворении мира» (М., 1996) и «Эволюция или тление» (М., 1997), – вызвали множество откликов православных педагогов и получили высокую оценку крупных ученых-физиков.

Примечание от редактора документа. Данная книга содержит иллюстрации, таблицы и формулы. Они максимально адаптированы под чтение на КПК с разрешением 320х240. Настройки, оптимальные для чтения: размер шрифта 12, не жирный, ориентация КПК вертикальная. Выравнивание формул выполнено с помощью тега , поэтому рекомендую сделать не жирным. Некоторые рисунки и схемы повернуты на 90°, это сделано для повышения читаемости.

Данная книга является участником проекта "Испр@влено". Если Вы желаете сообщить об ошибках, опечатках или иных недостатках данной книги, то Вы можете сделать это по адресу: http://www.fictionbook.org/forum/viewtopic.php?p=21670#21670

Когда Светоний около 120 г. н. э. опубликовал наиболее известную из своих книг – «Жизнь двенадцати цезарей», римская империя существовала уже полтора века. Окончились длившиеся почти двадцать лет гражданские войны, окончилась и эпоха римской республики.

Светоний не был ни глубоким мыслителем, ни гениальным художником. Но он был достаточно чуток, чтобы уловить требования своего времени, и достаточно умен и смел, чтобы найти для своего отклика лучшую из всех возможных форм. Поэтому его книга в равной мере осталась ценнейшим литературным памятником как для эпохи, описываемой в ней, так и для эпохи писавшего.

Зачем я бегу на север, зачем скитаюсь по этому миру, в поисках очередной жертвы? Меняю направления, спутников, дороги, пути, средства. Душа ищет перемен – сердце ищет покоя. Можно сказать, что душа и сердце – одно и то же. Но что тогда снова и снова зовёт меня в путь?

Прежде чем убить очередную жертву, я снимаю перед ней шляпу, я говорю с ней. И слово моё ранит. Ранит как меч, разрубающий знамя, как стрела, пролетающая навылет. Я достаю меч из ножен, поднимаю щит, становясь в защитную позицию, готовясь к сражению. Жертва понимает, наносит первый удар, но всё бесполезно. Он обречён – щит принимает удар на себя, а меч одним молниеносным движением повергает врага на землю. Кровь стекает по острию и капает в густую красную лужу перед моими ногами.

Долго я не могла заснуть, как всегда со мной бывало от избытка впечатлений. Но и заснув, я видела одно и то же: несется по шоссе серая «Волга», хохочут, поют сидящие в ней люди, полощется на ветру газета с сановными портретами. Хрущика сняли. Брежнев вместо него.