Вестник "Мерлин-клуба" № 3

ВЕСТНИК

М Е Р Л И Н - К Л У Б А

№ 3

Информационно-аналитический центр "МЕРЛИН"

и МЕРЛИН-КЛУБ

МЕРЛИН-КЛУБ - это весь спектр внешних, общедоступных, презентативных форм деятельности Центра "МЕРЛИН". Клуб не имеет жесткой, формализованной структуры. Клуб - это возможность встреч и свободного общения специалистов самых разных школ и направлений, руководителей и представителей центров, клубов, издательств, а также частных лиц, так или иначе имеющих дело с пограничными областями ординарной (конвенциональной) реальности, с иррациональными сторонами индивидуальной или коллективной психологии.

Другие книги автора Коллектив авторов

Сборник Инцестов. Собран по заказу Мурзика. Авторы:10 Произведения:14

В этот уникальный сборник вошли притчи разных стран и эпох. Мы уверены, что подобная книга должна быть у каждого читателя. Накопленная мудрость многих поколений попадает прямо в сердце и помогает человеку принять правильное решение в самых непростых ситуациях и с уверенностью двигаться вперед. Именно притча пробуждает самые светлые и благородные чувства, позволяет расслабиться и быть в гармонии с самим собой. В этом сборнике собраны африканские, индийские, еврейские, библейские, притчи от Льва Толстого, Ивана Тургенева, лучшие современные притчи и многие другие.

Можно ли подружиться с вампиром, наладить теплые отношения с привидением и что делать, если в вас влюбился оборотень? А если влюбились вы? Самые лиричные истории об обитателях потустороннего мира от Евгения ЧеширКо и его друзей.

Ручной труд на дачных участках отнимает много сил и времени. Многие умельцы собственноручно изготавливают всевозможные инструменты и приспособления, которые значительно облегчают обработку почвы и уход за растениями. Представленные в книге инструменты и приспособления помогут не только облегчить труд на участке, но и сэкономить время, деньги и силы. К каждому проекту приведены подробные эскизы и чертежи, все они проверены не одним поколением садоводов.

Управление бизнес-процессами (BPM) – это концепция управления, рассматривающая деятельность организаций через призму процессов (или административных регламентов в случае органов государственного и муниципального управления). В ней принимается, что цели организации достигаются через описание, проектирование, контроль процессов и их непрерывное совершенствование. Методы и подходы BPM нацелены на достижение нового уровня конкурентоспособности и взаимоотношений с клиентами, поставщиками и сотрудниками.

Ведь отличных результатов можно достичь только благодаря отлично отлаженным процессам.

В этой книге достаточно подробно разбираются основные понятия, подходы, методы и средства управления бизнес-процессами. Полезный и важный бонус – подробный англо-русский глоссарий BPM-терминов.

Учебник-хрестоматия входит в комплект книг для 5—9 классов, обеспечивающий преподавание по авторской программе литературного образования. В комплект так же входят книги для чтения «Книжная полка», рабочая тетрадь для учащихся и пособие для учителя.

Учебник-хрестоматия предназначен для образовательных учреждений гуманитарного профиля с углубленным изучением литературы.

Полная хрестоматия составлена в соответствии с программой по литературе для начальных классов общеобразовательной средней школы, утвержденной Министерством образования РФ.

Книга посвящена проблемам развития и воспитания детей первого года жизни. В ней изложены вопросы подготовки к родам, правильного ухода за ребенком; даны режимы питания, сна и бодрствования, основные показатели физического и психического развития детей этого возраста; представлены примеры игр-занятий.

Пособие адресовано родителям и педагогам, занимающимся воспитанием детей раннего возраста.

Популярные книги в жанре Философия

В книге освещаются жизненный и творческий путь, а также философские взгляды молдавского мыслителя и государственного деятеля Дмитрия Кантемира (1673–1723), сыгравшего видную роль в становлении собственно философских связей Молдавии, Украины и России, внесшего серьезный вклад в развитие культуры России. Его труды представляют собой вершину молдавской философской мысли конца средневековья и начала Нового времени. В работе особое место уделяется анализу философии истории Д. Кантемира, а также его гуманистических идей.

Для широкого круга читателей.

«…У духовных писателей вы можете прочесть похвальные статьи героям, умирающим на поле брани. Но сами по себе «похвалы» ещё не есть доказательства. И сколько бы таких похвал ни писалось – вопрос о христианском отношении к войне по существу остаётся нерешенным. Великий философ русской земли Владимир Соловьёв писал о смысле войны, но многие ли средние интеллигенты, не говоря уж о людях малообразованных, читали его нравственную философию…»

русский религиозный философ, литературный критик и публицист

Казалось бы, в последние годы все «забытые» имена отечественной философии триумфально или пусть даже без лишнего шума вернулись к широкой публике, заняли свое место в философском обиходе и завершили череду открытий-воскрешений в российской интеллектуальной истории.

Вероятно, это благополучие иллюзорно – ведь признание обрели прежде всего труды представителей религиозно-философских направлений, удобных в качестве готовой альтернативы выхолощено официозной диалектике марксистского толка, но столь же глобальных в притязаниях на утверждение собственной картины мира. При этом нередко упускаются из вида концепции, лишенные грандиозности претензий на разрешение последних тайн бытия, но концентрирующие внимание на методологии и старающиеся не уходить в стилизованное богословие или упиваться спасительной метафорикой, которая вроде бы избавляет от необходимости строго придерживаться собственно философских средств.

Этим как раз отличается подход М. Рубинштейна – человека удивительной судьбы, философа и педагога, который неизменно пытался ограничить круг исследования соразмерно познавательным средствам используемой дисциплины. Его теоретико-познавательные установки подразумевают отказ от претензии достигнуть абсолютного знания в рамках философского анализа, основанного на законах логики и рассчитанного на человеческий масштаб восприятия...

В книге «Вебер за 90 минут» рассказывается о жизни и трудах выдающегося немецкого философа, социолога и культуролога Макса Вебера, основоположника «понимающей социологии» и теории социального действия. Книга также содержит выдержки из работ мыслителя и важнейшие даты, помогающие понять место Вебера в его эпохе и в философской традиции.

Данное издание впервые представляет русскому читателю сочинения знаменитого английского богослова, философа и естествоиспытателя, монаха-францисканца Роджера Бэкона (ок. 1214 — после 1292). Р. Бэкон известен как один из предвестников методологии науки Нового времени. Критикуя схоластические методы познания, характерные для XIII в., Р. Бэкон подчеркивает значение математики, астрономии, географии, филологии для достижения истинного знания. Большое внимание он уделяет опыту как критерию истины. Настоящее издание включает фрагменты наиболее известного труда Р. Бэкона — «Opus maius» («Большое сочинение»), а также его работу «О тайных деяниях искусства и природы и о ничтожности магии».

Серия «Новые идеи в философии» под редакцией Н.О. Лосского и Э.Л. Радлова впервые вышла в Санкт-Петербурге в издательстве «Образование» ровно сто лет назад – в 1912—1914 гг. За три неполных года свет увидело семнадцать сборников. Среди авторов статей такие известные русские и иностранные ученые как А. Бергсон, Ф. Брентано, В. Вундт, Э. Гартман, У. Джемс, В. Дильтей и др. До настоящего времени сборники являются большой библиографической редкостью и представляют собой огромную познавательную и историческую ценность прежде всего в силу своего содержания. К тому же за сто прошедших лет ни по отдельности, ни, тем более, вместе сборники не публиковались повторно.

Серия «Новые идеи в философии» под редакцией Н.О. Лосского и Э.Л. Радлова впервые вышла в Санкт-Петербурге в издательстве «Образование» ровно сто лет назад – в 1912—1914 гг. За три неполных года свет увидело семнадцать сборников. Среди авторов статей такие известные русские и иностранные ученые как А. Бергсон, Ф. Брентано, В. Вундт, Э. Гартман, У. Джемс, В. Дильтей и др. До настоящего времени сборники являются большой библиографической редкостью и представляют собой огромную познавательную и историческую ценность прежде всего в силу своего содержания. К тому же за сто прошедших лет ни по отдельности, ни, тем более, вместе сборники не публиковались повторно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Видения, пронзающие пространство

Эдуард Сэмсон был в 1883 году редактором отдела новостей в бостонской газете "Глоб" ("Мир"), но оплата совсем не соответствовала должности. Сэмсон скудно подрабатывал как репортер и с трудом сводил концы с концами. Однажды он слегка выпил с ребятами, возможно даже, что выпил чуточку лишнего, когда явился в редакцию, чтобы вздремнуть на продавленном диване в комнате художников. Около трех часов утра, проспав уже часов семь, Сэмсон встал и попытался стряхнуть с себя чудовищный кошмар, пережитый во сне. Весь в поту, он повесил свою рубашку на спинку стула у открытого окна, обмыл себе голову водой из графина и сел обдумать увиденное. Какой сон! Хорошо, что он был только сном: вопли обреченных на смерть людей еще звучат у него в ушах. Никогда еще он не наблюдал подробностей так ясно: он словно следил за развертыванием трагедии откуда-то с клотика корабельной мачты, с места, странным образом защищенного от всех опасностей, царивших вокруг. Сэмсон сидел в пустой комнате несколько минут, не в силах решить, что делать дальше. Потом, по счастливому вдохновению, зажег свечу и начал записывать свой сон во всех подробностях. Он писал, как тысячи обезумевших от ужаса туземцев острова Праломе, близ Явы, бежали к морю, спасаясь от потока кипящей лавы, извергаемой вулканом позади них. Они очутились в ловушке между раскаленной лавой и кипящим морем. Он описывал, как другие тысячи людей были смыты в море чудовищными грязевыми потоками, он писал о громовых раскатах, сотрясавших небо и землю, о гигантских волнах, швырявших корабли, и, наконец, в завершение катаклизма - о потрясающем взрыве, уничтожившем весь остров Праломе и оставившем от него только огнедышащий кратер среди пенящегося моря. Сэмсон нацарапал на полях своей записи "Важно" и оставил ее на столе. Там нашел ее редактор, когда пришел утром. Разумеется, он предположил, что Сэмсон принял это ночью по телеграфу, и напечатал все, снабдив "шапкой" на всю страницу. Другие газеты узнали о его новости и запросили подробности. Редактор подал статью на телеграф, соединивший его с Нью-Йорком. Оттуда, через Ассошиэйтед Пресс, она разошлась по всей стране, и десятки важнейших газет в Чикаго, Цинциннати, Кливленде, Сан-Франциско и других городах поместили на своих первых страницах повесть о величайшей в мире катастрофе, не зная, что она основана всего лишь на кошмаре одного репортера. Это было 29 августа 1883 года. Потом началась реакция. Продолжения истории не было по двум причинам: во-первых, не было сообщения с той далекой части света, где катастрофа якобы произошла; во-вторых, репортер, написавший первое сообщение, не мог придумать продолжения к нему. Получился тупик. Издатель бостонской "Глоб" потребовал объяснений, и Сэмсон, полный стыда, признался в истине. Он совершил непростительный грех, отдав в печать сообщение, не подтверждаемое ничем, так как в бостонской библиотеке не было сведений об острове, который назывался бы Праломе. Беспомощное оправдание Сэмсона, что он не собирался отдавать свой рассказ в печать, было напрасным усилием: рассказ уже был напечатан. Расплата была, конечно, жестокая. Перед десятками сконфуженных газет встала перспектива объяснения с читателями и признания, что они стали жертвой обмана. Сэмсона немедленно уволили, но для газет это не решало проблемы. Они ждали, чтобы Ассошиэйтед Пресс вывела их из трясины. Бостонская "Глоб" подготовила опровержение и приготовилась к тому, чтобы стать посмешищем своих конкурентов, попавшихся на удочку "великой катастрофы". Но тут сказала свое слово природа. На западные берега США нахлынули необычайно высокие волны. Из разных пунктов начали поступать отрывочные сведения о чем-то необычном, происходящем в Индийском океане. В Малайе и Индии целые области были затоплены приливными волнами. Жертв было множество, но сколько - неизвестно. Газеты напечатали то, что им удалось узнать, и решили подождать с извинениями за мистификацию. Через несколько дней стало несомненно, что произошла какая-то потрясающая катастрофа. Из Австралии пришло сообщение, что воздух содрогался от звуков тяжелой канонады где-то на севере, по западным побережьям США, Мексики и Южной Америки прокатились огромные приливы. Этот прилив обошел вокруг всей Земли - величайшая в мировой истории океанская волна. В порты Индийского океана приходили потрепанные корабли, сообщая, что в Зондском проливе произошло извержение вулкана Кракатау, уничтожившее остров вместе с его многочисленным населением, это был взрыв, сотрясший всю планету и изменивший барометрическое давление во всем мире; атмосферная волна, трижды обежавшая вокруг земного шара, была отмечена всеми станциями на ее пути. Это была одна из величайших газетных новостей за всю историю, и газеты жадно использовали ее, особенно газеты, напечатавшие сообщение Эда Сэмсона о катастрофе на острове Праломе. Извержение Кракатау было буквально мировым потрясением, самой мощной природной катастрофой в истории человечества. Когда подробности катастрофы стали известны, бостонская "Глоб" бросила свое опровержение в корзину и поместила сообщение Сэмсона на первой странице. Он притворился, будто знал эту новость все время, хотя, разумеется, вел себя уклончиво относительно источников своего знания. Кракатау был сенсацией всего мира, и Сэмсон вернулся в штат газеты, посвящая все свое внимание ежедневным отчетам о великом событии. Кракатау начал реветь и корчиться 27 августа 1883 года, взорвался вдребезги на следующий день и погрузился в кипящие воды Зондского пролива утром 29-го. Иначе говоря, живые, страшные события, приснившиеся Эду Сэмсону, действительно происходили у антиподов в то самое время, как он метался на диване в редакции бостонской газеты. Его описание кошмара в точности совпадало с самим событием, кроме одной детали. По какой-то необъяснимой причине Эд назвал гибнущий остров Праломе, тогда как в действительности погиб остров Кракатау. Эдуард Сэмсон состарился и почти ослеп, когда к его необычайной истории была дописана последняя глава. Голландское историческое общество вспомнило о ней и прислало ему в подарок старинную карту, на которой Кракатау назывался своим туземным именем, не употреблявшимся к тому времени уже почти полтораста лет,- именем Праломе. В истории журналистики сон Эда Сэмсона о катастрофе на Кракатау является, вероятно, самым странным и пока необъяснимым событием.

Винни-Пух и все, все, все

- Знаешь, моя собака совсем обленилась!

- Что ты говоришь? А что такое?

- Ну как же. Раньше, чтобы погулять, она приносила поводок, а

теперь - ключи от машины!

Идет заяц по лесу, видит - овца плачет.

- Кто тебя обидел? Да я ему сейчас пасть разорву!

- Во-о-олк дерется!

- А-а-а-а, волк... Ну, наш серенький зря не обидит.

Пятачок заходит в магазин и спрашивает:

Виносодержащие АФОРИЗМЫ

Выпивка

Алкоголизм - это когда пьете больше своего врача. Апокрифический приоритет Ильича. "Из всех рассолов для нас важнейшим является капустный". Алкоголь в малых дозах безвреден в любых количествах. Алкоголь помогает от всех болезней. Кроме алкоголизма. Но и его течение алкоголь существенно облегчает. Алкоголизм - это не удовольствие. А тяжелый ежедневный труд. Алкоголизм - это когда и не хочется пить, а надо. Алкоголик - человек, которого губит выпивка и отсутствие выпивки. Алкоголик: человек, который пьет четыре раза в год, каждый раз по три месяца. Алкоголь нужно принимать таким, какой он есть. Алкоголь в малых дозах безвреден в любом количестве.

ВИРТУАЛЬHАЯ ЛЮБОВЬ

Hу, что, приступим? Какая Вы, однако, шустрая! Так сразу и приступим. Конечно, шустрая. У меня модем 33 800. О, тогда понятно. Hо я все равно так сразу не могу. Вы хоть, для начала, расскажите о себе что-нибудь. Хорошо. Я стройная блондинка с голубыми глазами. И еще у меня 64 мегабайта оперативной памяти. Ух! Hу, Вы и откровенная! 64 мегабайта! Вот это да! Это же, просто не обхватить. Хотя я, честно говоря, предпочитаю женщин, у которых 32, такой, понимаете, девичий вариант. Hу, а еще что-нибудь? Еще у меня 3-dfx акселератор. Это замечательно. Женщины, пользующиеся этим акселератором гораздо привлекательней. Продолжайте, пожалуйста. Hет, теперь Ваша очередь. Моя? Hу, ладно. Я брюнет, такой худощавый. А что еще рассказать? Вы лучше спрашивайте. Тогда простите за нескромный вопрос. У Вас э-ээ пентиум? Вы меня обижаете! Я же мужчина, в конце концов. Естественно, у меня пентиум. А, простите, размер жесткого диска какой? 850 мегабайт. 850? Такой маленький? Ах, маленький! А Вы знаете, что дело, между прочим, не в размере? А в чем же? А в умении его использовать. Я свои 850 мегабайт так могу использовать, что тем, у кого 2 гигабайта и не снилось даже! Простите, простите! Я не думала, что Вы такой обидчивый. А какая у Вас тактовая частота? Hу, Вы и вопросы задаете, интимней некуда! Тактовая частота у меня 200. Hадеюсь, не мало? Hет, скорей слишком быстро. У меня 133. Я, наверно, за Вами успевать не буду. Hе расстраивайтесь. Я ради Вас ненадолго турбо режим отменю. Вы, просто, настоящий рыцарь! Спасибо огромное! Да, ладно Вам, не за что. А как у вас с безопасностью дела? Что Вы имеете в виду? У Вас плохих секторов нет? Hу, что Вы! Я постоянно тестируюсь. А вирусов никаких, случайно? Я в этом отношении предельно осторожен. Сами понимаете, какое сейчас время. Так что, если хоть намек какой-то, сразу к доктору Веберу. Вы меня порадовали! Очень хорошо, что Вы такой ответственный. А то сейчас стоит только зазеваться, и потом приходится весь диск форматировать. Давайте, пожалуй, поближе знакомиться. Давайте. Ау Вас монитор какой? 15 дюймов. Hе большой. А Вы придвиньтесь поближе. Hу, как? О! Я вижу, у Вас защитный экран встроен! Конечно. Я предпочитаю обо все заранее побеспокоиться, чтобы потом... Стойте! Я же самое главное не узнала! У Вас операционная система какая? У меня Windows 95. Так! Hичего у нас не получится! Как не получится? Почему не получится? У меня Unix. Hу и что? Как что? Мы с Вами, мой дорогой, совершенно не совместимы! Прощайте! Эй, Вы, подождите! Hе исчезайте! Может можно что-то придумать? Сделать что-нибудь? Эмулировать? Эх! Исчезла. А все так хорошо начиналось. Жаль, жаль. Что же мне теперь делать? О! Hадо, пожалуй, объявление написать. ?Познакомлюсь с молодой привлекательной женщиной, со встроенным модемом и совместимой платформой. Подожду, может кто и откликнется.