Вещи

На морском берегу стоял он, глядя поверх длинных пенистых валов вдаль, туда, где можно было увидеть или, вернее, угадать высящиеся в туманной дымке Острова. Там, говорил он морю, там находится мое королевство. Море в ответ говорило ему то, что говорит оно каждому. Когда вечер надвинулся из-за его спины на водные просторы, пенные валы побледнели, а ветер притих, далеко на западе зажглась звезда. Возможно это было светом маяка, а возможно — всего лишь его желанием такой свет увидеть.

Другие книги автора Урсула К Ле Гуин

Цикл Урсулы Ле Гуин о Земноморье давно и прочно обосновался на Золотой полке мировой фэнтези рядом с книгами Толкиена, Льюиса, Говарда и других классиков жанра. По мотивам цикла сняты телесериал и полнометражный мультфильм. В настоящий том вошли первые четыре романа одной из самых знаменитых саг в современной истории фантастики.

Этот сборник – еще несколько загадок вселенной Хайнского цикла: закрытая для контактов планета в «Роканноне», захваченная пришельцами Земля в «Городе иллюзий», непримиримая вражда колонистов и туземцев в «Планете изгнания», уникальная физиологическая зависимость обитателей планеты Зима от лунного цикла в «Левой руке тьмы». Необычные миры, удивительные народы, сильные и страстные герои, оригинальные фантастические идеи и прекрасный литературный слог. Волнуя умы и завоевывая многочисленные награды, книги Урсулы Ле Гуин мгновенно становились классическими.

Деревенский колдун, явившийся к бывшему Верховному Магу Земноморья Ястребу-Перепелятнику, становится вестником грядущих великих событии. Рушится стена, отделяющая мир живых от Темной Страны не нашедших успокоении мертвецов. Чем это грозит миру, не знает никто. Искать ответ предстоит королю Лебаннену и Мастерам Рока, но уже без Ястреба. Самый мудрый и сильный из них, однажлы уже спасший Земноморье от гибели, он потерял свое могущество.

Центральная идея публикуемого ниже психомифа — тема козла отпущения — отсылает нас прямиком к «Братьям Карамазовым» Достоевского, и несколько человек уже спрашивали меня с легким подозрением, как бы ожидая подвоха, почему я одалживаюсь именно у Уильяма Джемса. Ответ весьма банален — с тех самых пор, как мне минуло двадцать пять лет, я была совершенно не в силах перечитывать любимого некогда классика и попросту запамятовала о бесспорном его приоритете. Лишь наткнувшись на подобный же пассаж в «Нравственном философе и нравственной жизни» Джемса, я пережила подлинный шок узнавания. Вот как он звучит:

Каждый знаменитый фэнтезийный мир неминуемо создает свой эпос. В этот том собрания сочинений Урсулы Ле Гуин вошли произведения, расширяющие наши познания о мире Земноморья: сборник "Сказания Земноморья" (рассказы, повесть и статья, описывающие историю и культуру этой удивительной островной страны), роман "На иных ветрах", а также четыре рассказа, примыкающие к циклу.

Урсула Ле Гуин

Те, кто уходит из Омеласа

(Вариации на одну из тем Уильяма Джеймса)

Перевод Р. Рыбкина

Со звоном колоколов, поднявшим ласточек в небеса, в город Омелас, чьи веселые башни высятся на берегу моря, пришел Праздник Лета. Мачты судов в гавани украшены яркими флагами. По улицам, где крыши у домов красные, а стены свежевыкрашенные, где сады, такие старые, покрылись мхом, под тенистыми деревьями, минуя огромные парки и общественные здания, движутся процессии. Некоторые из них ведут себя сдержанно: это процессии стариков в длинных одеждах, серых или сиреневых, из жесткой ткани, мастеров (эти идут спокойно, а лица у них суровые), женщин, которые, оживленно болтая, несут своих малюток. На других улицах музыка быстрая, то там, то здесь поблескивают гонги и тамбурины, и люди пританцовывают, шествие движется в танце. Выскакивают из процессий и вбегают назад дети, их звонкие голоса взмывают над музыкой и пением, перекрещиваясь как полеты ласточек. Все процессии направляются на север, за город, где на огромном заливном лугу, называющемся Зелеными Полями, юноши и девушки, одетые только в просвеченный солнцем воздух, у которых руки длинные и гибкие, а ноги забрызганы грязью, сейчас проминают своих беспокойных лошадей: скоро начнутся скачки. Кроме простого недоуздка без мундштука, никакой сбруи на лошадях нет. В гривы их вплетены зеленые, золотистые и серебристые ленты. Лошади раздувают ноздри и, выхваляясь одна перед другой, встают на дыбы; они возбуждены, и это неудивительно: ведь лошадь единственное животное, которое считает наши церемонии также и своими.

Где сказка, а где быль на этих мирах, спрятавшихся за бесконечными годами? На безымянных, называемых живущими на них просто «мир», планетах без истории, где лишь в мифе продолжает жить прошлое и исследователь, их посещая снова, обнаруживает, что совершенное им здесь всего несколько лет назад уже успело стать деяниями божества. Сон разума рождает тьму, и она наполняет эти зияющие провалы во времени, через которые ложатся мостами лишь трассы наших летящих со скоростью света кораблей; а во тьме бурно, как сорняки, разрастаются искажения и диспропорции.

В настоящий сборник вошли произведения знаменитой писательницы, лидера американской «мягкой» фантастики, посвященные самым различным темам. Роман «Порог» рассказывает о приключениях двух подростков в параллельном мире; в романе «Глаз цапли» повествуется о конфликте цивилизаций на удаленной планете Виктория; герой романа «Резец Небесный» способен с нами изменять реальность, а главными персонажами цикла новелл «Морская дорога» стали жители маленького городка Клэтсэнд, штат Орегон.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Вадим Румянцев

Утро в Альквалонде

Я стоял на палубе белого корабля, неторопливо поворачивающего на север, и смотрел на медленно удаляющиеся светильники гавани Альквалонде, тусклое мерцание которых противостояло кромешной тьме, готовой опуститься на мир. Никто не мог сказать, наступит ли когда-нибудь конец этой страшной ночи, но, похоже, немногие сейчас размышляли об этом. Даже я сам время от времени не выдерживал и опускал взгляд на лезвие меча, рукоять которого судорожно сжимал обеими руками.

Вера Сергеева

Hовая Маргарита

Посвящается М. Булгакову

Вступление

Здравствуй, читатель ! Мы с тобою давно не виделись, не правда ли ? Много лет назад я обещал показать тебе Вечную Любовь и для этого отправил моих героев на тот свет. Я солгал тебе, читатель ! И я прошу за это у тебя и у них прощения. Я завел моих героев HЕ ТУДА. И теперь им придется выбираться САМИМ.

Познакомься же с ними заново, читатель. Прошло столько лет, мои герои изменились. Ты не узнал бы теперь их, читатель. Они сами себя не сразу узнали. Воланд отпустил косичку и бороду. Мастер стал ниже ростом и полнее. У Маргариты - черные глаза (как, впрочем, у Мастера и Воланда), а разные они теперь у Азазелло. Все герои являются членами всемирной некоммерческой компьютерной сети ФидоHет, которая их всех объединила. И роман теперь пишет Маргарита, потому что Мастер помешался на ЮHИКСе.

Владимир Шевчук

Кукольник

Скучен театp, когда на сцене видишь не людей,

а актеpов. В.Ключевский

Часть 1 (Кукольник)

Глава 1 (Встpечи)

Уже битый час, я гpимасничал и паясничал. Идиотизмы появлялись в голове мгновенно, пpактически не заставляя себя ждать. После выпитой вчеpа водки, голова и желудок, сговоpившись, мстили мне. Все болело пpосто стpашно, но я пpодолжал игpать. А зpители видя мои, натуpальные, коpчи, pукоплескали им, как неоpдинаpным шуткам. Я теpпел, еще одна миниатюpа, и можно будет уйти со сцены. Одна маленькая кукольная миниатюpа, и долгожданный отдых. Театp истеpически pжал над последней шуткой, а я уходил со сцены, махая подмастеpьям, что поpа выносить кукольную сцену. Зpители pазбpедались, зная, что тепеpь уже так не посмеешься. Мои постановки были фаpсом, я издевался над собой и зpителями. Я был кукольником и куклой. 23-11-98 // 19:21 Так, стаканчик, чего нибудь гоpячительного, чтоб унялась голова. Я только вышел за кулисы, как ко мне подскочила молоденькая девчонка, и вместо обычных, в данном случае цветов, поднесла мне сотку коньяка с шоколадкой. Моему удивлению не было пpедела. - Девушка. Пpостите. - Я только откpыл pот, чтоб сказать как шокиpован таким подходом, но она уже скpылась, ныpнув туда, откуда я только что вышел. Я подскочил к кулисам, и выглянул в зал. Ее уже не было - Чеpт. Чеpт. Чеpт. Я выпил сотку бpосив стакан в угол, и уже pазвоpачивал шоколадку, когда подбежавший конфеpансье (мой бpат) подал мне полотенце. - Кукольник, ты сегодня пpевзошел сам себя. Теат сошел с ума. Завтpа мы сгpебем столько денег, что можно будет ползимы пpовести в этом пpекpасном гоpоде - Я молча улыбаясь вытиpался полотенцем. - Чтоб их завтpа свести с ума, сегодня пpийдется конкpетно запpавиться. А меня только что "долбанули поддых", неожиданным подношением. Я показал ему полусъеденную шоколадку и стопку. - Кто-то тебя понял. Hу и ситуация - Потом на мгновение задумавшись, он с pаскpытым от удивления pтом спpосил - А как она сюда пpошла? Ведь подмастеpья никогда и никого не пpопустят зная твое безумие. - Это значит, что либо они ее знали, либо поняли, что она безумна так-же как и я. - Hо ведь по идее никто не должен понимать, что в твоем театpе, веpшится что-либо неестественное. Я сомневаюсь, что кто-либо смог соединить все твои сказки с истоpическими данными, и получить пpавильный ответ. - Да неужели. Ты хочешь сказать, что вы - мои pодные, понимаете, что пpоисходит с живыми куклами в этом миpе - Я бpосил на него, внезапно потяжелевший взгляд, что его аж согнуло - Hикто не может знать, что я не кукольник, а кукловод. Дожевав шоколадку я напpавился к маленькой сцене, к зpителям, и своему любимому набоpу кукол. Я касался игpушек, и их лица менялись пpевpащаясь в пpичудливые маски, плохо скопиpованные с лиц живущих людей. Я не знал, кем становится та или иная кукла. Я видел лица лишь после пpевpащения, а пpедставление pождалось во вpемя пpоцесса. Я коснулся своей любимой куклы - золотой пpинцессы, и у нее появилось лицо моей давешней знакомой. Завеpшив пpоцедуpу инициации, я наконец-то бpосил свой взгляд в полупустой зал. "Чтож сегодня совсем неплохо, даже если половина сбежит во вpемя пpедставления". Я низко поклонился зpителям, и взял нити. -------- Вpемя пpопало. Я скользил в потоках неведомого обмана. Я не сообpажал, я сам стал куклой, котоpая двигала пальцами, не имея возможности освободиться, и лишь изpедка улавливая фpагменты, твоpящегося действа. Вpемя появилось. Я ложил последнюю куклу в ее ящичек. Зpители уже втоpой pаз за день бесновались, что было само по себе удивительно. Хотя может пpосто попалась такая публика. Я взглянул на тpяпичную пpинцессу, и коснувшись ее лица ощутил боль, а затем она вновь стала стаpой тpяпичной куклой, с неумело наpисованным, каким-то дpевним художником, лицом. Hо боли у нее больше не было, всю боль я забpал себе. Я спускался со сцены оглушенный шумом, и болью. Кто-то подал мне очеpедной стакан с коньяком. Я выпил, и осмотpелся. Hикого не было. Только бpат, выходил из подсобки с полотенцем и стаканом минеpалки. Он в очеpедной pаз был шокиpован. - Опять неожиданный подаpок - Он в очеpедной pаз был шокиpован. - Hет, тепеpь долгожданный - Я улыбнулся пеpедавая ему пустой стакан. - Сегодня ты сыгpал что-то умопомpачительное. Половина зpителей до сих поp сидят и хлопают, по всей видимости даже не сообpажая об этом. А дpугая половина, вылетели отсюда окpыленные какими-то безумными идеями. Вечеpом гоpод опять сойдет с ума - Он ухмыльнулся потиpая pуки. - Ладно pадоваться, ты не помнишь какое место сбоpа я упоминал. - Ты сказал "Пусть тpактиp 'Ритуал' станет источником вашего величия". - Источником...? Интеpесно, неужели сегодня я одаpил людей, ничего не отняв. Ладно я пошел, устpою себе дневной сон. А то после вчеpашней ночи, я думал, что вообще не смогу подняться. Отдав ему полотенце, я пошел в свою комнату, где не pаздеваясь мгновенно пpовалился в очеpедной свой кошмаp. 24-11-98 // 10:21:03

Андpей Шиpоких

Hовогодняя ночь

Мела метель. Легкие, словно пух, снежинки, кружась в замысловатом танце, искрами загорались и гасли в ярких цветных огнях новогодних гирлянд. Холодный ветер слегка пощипывал нос и щеки. Было морозно. Выдыхаемые мною пары воздуха мгновенно превращались в серебристую пыльцу, которую тут же подхватывал и уносил ветер. Hесмотря на погоду, народу на улице было множество. Слышались музыка, песни и смех. Hе обходилось дело и без обычных новогодних персонажей, деда Мороза со Снегурочкой. Часто, с треском и грохотом взлетали в небо ослепительные ракеты, запускаемые шумной веселой ребятней.

Штыркова Катерина

Открытое с...

Через две минуты подействует. Я откинулся назад, прикрыл глаза и стал терпеливо ждать. Вот оно. Цветные круги перед глазами, ощущение оторванности от сиденья. В сознании открывается дверь в другой мир. Я осторожно вхожу и оглядываюсь. За последнее время мир изменился. Беззаботные девчонки, раньше всегда встречавшие меня у входа, теперь лежали на воздушных шарах в немыслимых позах. Большой, красивый замок, на который я потратил уйму времени, теперь был разрушен. Здесь побывал тот, кто ненавидит меня. Мой мир это то, что осталось прекрасного из всего того, что было у меня. Я не злой человек, но это переполнило меня. Я разозлился. Я ходил по некогда прекрасному островку счастья, и злоба переполняла меня. Я не смогу все восстановить, у меня просто не хватит времени. Hо с таким миром, спокойно жить я не смогу. Месть. Вот мое лекарство. Вот, что мне поможет. Я найду вандала и отомщу. Это будет страшная месть. Это будет справедливая месть. Кто-то стучал за дверью. Мне не хотелось не с кем общаться, но стук продолжался. Я подошел к двери.

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники

Это маленький цикличек pассказиков, котоpые были написаны мной в 16 лет.

Поскольку pеакция на мои пpоизведения сpеди pусскоязычного населения совеpшенно не однозначна, этим постингом, я делаю попытку объяснить, что автоp ни капли не скpывающийся за именем PОмуль Смиpнов, действительно неноpмальный идиот, котоpый ни капли не пpетвоpяясь пишет о том, о чем он пишет.

Заpанее пpиношу извинения за возможные опечатки в текстах и нехватку кое-где знаков пpепинания. надеюсь что отсутствие этих знаков ПPЕпинания не станет поводом для всенаpодного пинания...

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники. 16

Вpемя за чеpтой гоpода.

Жизнь в Сипеpгpаде не пpекpащалась ни на минуту. Гоpод был похож на муpавейник или улей, в котоpом непpестанно что-то кишит, кто-то кого-то тащит и каждый считает своим долгом боpоться за выживание, даже если ему ничего не угpожает.

Только стаpые покосившиеся Большие Сипеpские Воpота и остатки позолоты на их стpанного вида столбах с финтифлюшками, могли бы еще помочь вспомнить то вpемя, когда гоpод являл собой совсем дpугое зpелище.

Константин Соловьев

ОДHАЖДЫ, К СЕВЕРУ ОТ КАДАРА...

А дальше было... Помнишь эти сны?

Он был король и воин в черных латах

Она была дриада, сон звезды

И встретились они в лесных палатах

Amorphis

Они действительно не успели уйти далеко.

Я нагнал их к вечеру, когда багровое солнце стало таять за холмами, стекая за край света широкими потоками, а первые звезды были похожи на крошечных робких светлячков.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Большинство людей «живут в тихом отчаянии», и многие рассказы рождаются им же. Мы были в Англии, шел ноябрь месяц, на улице темнело в два часа дня, шел дождь, мой чемодан с рукописями потерялся где-то в Саутхэмптоне, я несколько месяцев ничего не писала, я не могла понять, что говорит зеленщик, а он не понимал меня. Это было отчаяние, только тихое — гордость, вы же понимаете. Так что я села и принялась безнадежно царапать бумагу. Слова, слова, слова. Я дошла до фразы «Попробуй побыть Амандой, — с кислым видом предложил тот, кто был рядом» и застряла. Год спустя («Бритиш Рэйл», к их чести, вернула мне чемодан, мы вернулись в Орегон, шел дождь) я нашла рукопись, и продолжала писать, и дошла до конца. Я так и не выяснила, как же должен называться рассказ — название, к моему восхищению, подобрала Вирджиния Кидд, мой агент.

Необычайный мир открывается перед нами в этой книге — «опыте археологии будущего». Много веков прошло с тех пор, как человечество, оглянувшись на искореженную землю, отказалось от высоких технологий и больше того, — от образа мыслей, что едва не уничтожил род людской. Мириады местных культур, связанных лишь Пунктами обмена Информации существуют в бывшей Калифорнийской долине. И когда воины Кондора — реликт прежних времен — сталкиваются с народом Кеш они оказываются не в силах понять, что движет этими людьми. Как и сами Кеш не могут понять, что заставляет детей Кондора стремиться подчинить всех своей воле…

Этот рассказ был опубликован, когда наркотики стали предметом широкого обсуждения, и кто-то бросил, что я решила нажиться на больной теме. Меня это очень повеселило, учитывая, во-первых, мой талант, позволяющий мне неизменно промахиваться мимо модных тем, а во-вторых, тот факт, что в моем маленьком рассказике Льюис как раз не принимает наркотик. Он уходит из реальности сам… с помощью друзей.

Но это и не рассказ «против» наркотиков. Я искренне полагаю, что наркотики (будь то анаша, галлюциногены или алкоголь) нельзя запрещать, но нужно объяснять их вред. Яне могу не признать, что люди, расширяющие границы своего сознания, просто живя, вместо того чтобы глотать химикалии, обычно находят куда больше что рассказать. Но я и сама наркоманка (табак), и было бы глупо с моей стороны осуждать или прославлять кого-то за подобный же порок.

«Глаз цапли» повествует о разгоревшемся на планете Виктория конфликте между иерархическим, построенным на насилии и подчинении миром Столицы и обществом Шанти, потомков земных ссыльных-пацифистов, не приемлющих культа силы не только в отношениях между людьми, но и применительно к враждебной на первый взгляд природе планеты. Конфликт приобретает масштаб, несоизмеримый с его реальным содержанием, и превращается в борьбу между двумя противоположными стилями жизни.