Весенняя мистерия

Дмитрий Алехин

Весенняя мистерия

( с песней по жизни )

Стояла прелестная и от того ещё более весенняя ночь. Листья и не думали опадать с деревьев, по той простой причине, что для того чтобы опасть, им нужно было вначале по-партизански выползти из почек, позеленеть, благополучно миновать пожирание гусеницами, окрепнуть, потом пожелтеть и только уж затем упасть на землю. (Вот так и человек - жил, жил и помер). По улице шёл парень и, судя по выражению его лица, думал о столь же мировых и всепоглощающих проблемах.

Другие книги автора Дмитрий Алехин

С облегчением вздохнув, я присел на пенёк и с удовольствием посмотрел на своего помощника, без воодушевления сооружавшего уже довольно прилично выглядящий костёрок. Когда он рвался ко мне, подозреваю, он представлял себе процесс совершения подвигов немного не так, ну так что же, на самом деле всё не так, как кажется.

Вокруг до горизонта простирались бесконечные, казалось, болота… Места, где встретить человека так же сложно, как найти твердую землю под ногами. Однако судьба все же преподнесла нам подарок, и небольшому островку все же было суждено встретиться на пути.

Серж Поляков, Дмитрий Алехин

Зачёт

Почти каждый стол в аудитории был занят людьми из его группы, напряжённо что-то пишущими на листках бумаги. Посредине на стуле вольготно развалился пожилой человек.

"Он, не он", - напряжённо думал Hикита, закрывая за собой дверь.

- Э-э-э... Здравствуйте!..

- А вы, собственно говоря, кто? - спросил пожилой человек, видимо, все-таки препод.

- Я, это, Hикита... Логинов. Зачет пришел сдавать...

Алёхин Д.,Поляков С.

????????????????

? 95 элемент ?

????????????????

или Пятый элемент-90

Люку Бессону

посвящается [1]

1895 год. Это случилось как раз в тот день, когда телескопы, направленные на Марс, показали какие-то странные окошки. Астрономы всех стран побежали в вытрезвители, и лишь один, который точно знал, что он пьян, записал это явление.

Египет. Прохладный 50-градусный ветерок ласково трепал почерневшие от жары деревья, под которыми пытались отдохнуть не менее почерневшие жители. Это были археологи-священники.

(слышен гнусавый голос) 1999 год от Рождества Христова (или 1967 от его предполагаемой смерти). Hочные города спокойно спят и не подозревают, что их ждет…

Штаб-квартира Microsoft. Билл Gates задумчиво смотрит вдаль и ждет ответного взгляда. Тишину нарушает лишь тихое посвопывание винчестера. Билл: — Hу что, выпускаем новый Windows? Секретарь: — А может не надо, помните, чем это раньше заканчивалось?.. Гейтс, со вздохом: — Hадо, Фредди, надо… В этот раз всё будет не так. Все было действительно не так…

Дмитрий Алёхин, Поляков Серж

Экзамен

(киберпанк-версия)

1

Жесткие струи ветра упруго ласкали лицо. Летать на вертолете со снятой кабиной было, конечно, несколько неудобно, но только так его могли не засечь радары. Борис мнемо-Жукофф, профессиональный хакер, выбрался на очередное задание: cегодня надо было взломать орбитальную станцию. Откинувшись, он удобно расположился на узком вертолетном сидении.

Он уже почти заснул, как вдруг его разбудил некий странный гул, вплетавшийся в равномерное гудение ветра, заглушавшее даже лопасти вертолета. Борис догадался посмотреть в зеркальце заднего обзора и увидел конкурентов из мегакорпорации "Hакамото-сан-софт". Они летели на двух вертолетах, тоже без кабин, но не в целях защиты от радаров, а для поднятия скорости ввиду уменьшения общего веса. Борис присмотрелся и похолодел: между вертолетами зловеще поблескивала мономолекулярная нить - новое страшное оружие, изобретенное в секретных лабораториях "Hакамото". Он попытался увернуться, но с неумолимой неизбежностью нить срезала винт у его вертолета. Падая, Борис успел выстрелить из гранатомета по одному из вертолетов, тот взорвался, наполнив безбрежную ночь тысячами ослепительных брызг. "Как красиво", подумал Борис и потерял сознание, не успев заметить, как мономолекулярная нить, потеряв первую опору, изогнулась фигурой Лиссажу третьего порядка и искромсала второй вертолет. Изуродованное тело пилота, еще пытавшегося что-то сделать, выпало из горящих обломков, и пролетев несколько метров, разлетелася на окровавленные куски, забрызгав зеленую траву на много ярдов вокруг.

— За двадцатку возьмешь? — щурясь от яркого зимнего солнца, спросила укутанная в теплый тулуп бабка.

— Может хоть за пятнадцать отдадите, стипендия не безразмерная. А?

— Не, — бабка помотала головой и уверенно добавила, — за двадцать пять могу, за пятнадцать не могу.

Санек вздохнул, нащупал в кармане мятую двадцатку и протянул бабке. После чего критически оглядел букетик, состоящий из пяти пышных, а также почти роскошных и красивых розочек, и вышел с базарчика. «Для такого дела не жалко», — подумал он и бережно прикрыл цветы.

Алёхин Д., Миронишин А.

Триффилиды

(отклонение от нормы : паук, ступай к муравью )

Джону Уиндему, который как

впрочем и остальная мужская часть

населения вскоре умрет из-за

вируса, появившегося в результате

экспериментов над серой крысой

" Пролог

После первой атомной войны, когда поток атомных ракет смёл с лица Земли пратически все крупные города наступил хаос. Жизнь уцелела лишь на малоосвоенных территориях. Hо уцелевшие остатки человечества не сдавались: довольно быстро они сплотились, для того чтобы начать новую войну, которая бы привела бы к окончательной победе в конфликте. Именно тогда и появились мы - триффиды. Борьба предстояла не на жизнь, а на смерть. Как видно мы стали представлять настолько большую опасность, что 3 атомный удар был направлен именно на нас. Привело это к довольно интересному эффекту, а именно, появились пауки, которые стали объединяться в стаи. Hекоторые стали называть их Сетрички. Смысл этого слова к несчастью утерян, и нам остаётся только догадываться что же имелось в виду.

Ночь была тиха и создавалось ощущение какого-то особенного, зимнего уюта. Небольшие домики стояли, укутавшись огромными белыми сугробами, насыпанными не то что не за один час, а и не за один день. Снег к этому времени уже перестал идти, и только изредка порывы ветра вновь наполняли воздух белыми пушистыми искрами, красиво опадающими в свете тускловатых фонарей, которые выхватывали из полумрака желтоватые улицы, столь гармонирующие с цветом полной луны, что затаилась на пронзённом белыми точками звёзд небе.

Популярные книги в жанре Ужасы

Работая над составлением каталога рукописей, главный герой натыкается на шкатулку с документами. Старинные бумаги помогли узнать загадку смерти архидиакона Хэйнза, и пролили свет на тайну деревянных статуй Барчестерского собора.

Семнадцатилетняя, мертвая и во главе темных ангелов небес, которым так и хочется убить кого-то. Ага, это я, Мэдисон, новоиспеченный хранитель времени, не имеющий понятия, что делать. Совсем не так я представляла мое "высшее образование" когда убежала с моего школьного бала и умерла на дне канавы. Я пережила мою смерть, украв амулет моего убийцы.

Сейчас это моя ответственность — посылать темных жнецов оканчивать существование человека на земле. Идея в том, чтобы сберечь их души ценою их жизней. "Судьба", — сказали бы серафимы. Но я не верю в судьбу, я верю в выбор, что значит — я возглавляю именно тех людей, против которых я однажды боролась.

Серафимы озадачены теми изменениями, которые я пытаюсь провести в системе, в которую я не верю, но они готовы дать мне шанс. Во всяком случае, так в теории. Реальность немножко более… непростая.

Ларион Холод работает тренером по соблазнению, наказывает стерв и вытаскивает людей из сект. Эти занятия — выражение его внутренних сущностей, которые дают ему энергию и силу жить. Неприятности начинаются тогда, когда сущности Лариона начинают жить собственной жизнью и вырываются из созданных для них стен.

Мы здесь. Мы все здесь. Нас много, но не то чтобы очень, мы любим молчать, мы любим думать о своем. Мы давно собрались здесь, на этом поле, не все пришли сюда по своей воле. Да кто ж их спрашивал. Шли, шли и пришли. Сюда, куда по утрам наползает туман. Такой густой, смахивает на вату, которую по недоразумению вымочили в воду — плотные белые комки снаружи, а внутри в глубине — в глубине холодно, и сырость пробирает тебя до костей. Я еще помню, каково это. Я помню, хотя было это очень давно. Я тоже здесь, среди них, и в чем-то это даже приятно. Во всяком случае, много приятней, чем быть одному. Здесь. Только здесь, быть одному, когда в тумане только ты и лодочник. Мы не разговариваем, мы молчим и не строим планов на будущее. Hе строю и я, хотя было время, когда мысль моя летала дикой птицей, стремилась в вольный полет, когда я мечтал, и надеялся. Но мечты умерли, а вслед за ними окочурилась и надежда. Ха, вот тогда я и успокоился, ибо, когда умирает надежда, как всем известно, дергаться больше не стоит. Остается только смотреть на это, и радоваться, что тебе дана возможность видеть. А такое дано не многим, в нашей темной общине. Я смотрю, я наблюдаю, я спокоен. Уже. И все-таки каждый год с нетерпением, граничащим с безумием, я жду один день, жаркий день в середине июля. А после я жду ночь. И обида и разочарование каждый раз становится все горше, горше и горше.

Джон Джонс считал себя человеком необычным, способным видеть и знать гораздо больше других людей. И действительно уже много раз во сне он видел загадочного незнакомца, человека из его прошлой жизни, с которым вскоре ему было суждено встретиться…

Сэр Вильям Бистон проснулся в этот день несколько раньше обычного. Подойдя к окну и отдёрнув штору, он обнаружил, что солнце ещё низко, день только начался, а прислуга вовсю хлопочет по хозяйству. Накинув халат, сэр Вильям позвонил в колокольчик и велел принести воду для умывания. В доме был водопровод, но он предпочитал умываться по старинке, из-под кувшина. Пока сэр Вильям фыркал и кряхтел, смывая с себя остатки сна и лёгкого похмелья, мысли его текли непринуждённо в привычном направлении. Вчерашний вечер прошёл весьма удачно: целое состояние перешло из сундука пьяного капитана "Катерины" в карманы удачливого сэра Вильяма посредством лёгкого плутовства за карточным столиком. Жизнь улыбнулась ему наконец-то в его уже зрелом возрасте, и, надо признать, с каждым днём улыбка эта становилась всё шире и подобострастнее. Ещё несколько месяцев назад дела нашего героя были в полном упадке, и сам он уже начинал всерьёз подумывать о том, не продать ли титул и наняться простым матросом на какое-нибудь судно, идущее на край света, чтобы не видеть более скучные физиономии кредиторов и не слышать ворчания жены. Но колесо фортуны сделало неожиданный поворот на 16 румбов, и летящий в пропасть сэр Вильям Бистон мягко приземлился в кресло губернатора Ямайки. Новые невиданные возможности открылись для него; в сущности, ничего не нужно было делать, а лишь оттопыривать пошире карманы, дабы золотой дождь не сыпался мимо. Уже через три месяца он смог отправить обеих дочерей в Лондон с таким приданым, что лучшие семьи не отказались бы породниться с Бистонами. Да что там, ещё год и можно будет подумать о…

Андрей Полевой – главный редактор «Крестьянской газеты», но в душе остался все тем же авантюристом и газетчиком, который никогда не откажется от опасных журналистских расследований. Расколдованная его жаркой влюбленностью жена-русалка Анна благополучно родила девочку, но в роддоме они с мужем взяли еще и брошенного мальчика, став счастливыми родителями Маши и Вани. Оказалось, что природа приемыша весьма странная и таинственная. Вскоре крошек похитили. Через некоторое время маленькую Машу вернули, а Ваня пропал. Прошлое жены-русалки лишило покоя молодую семью. Однако любовь Андрея способна преодолеть козни нечистой силы и развеять самый беспросветный мрак.

Никогда не геройствуйте, если можете этого избежать. Не открывайте через силу двери, закрытые перед вами. Иначе никогда не сможете вернуться к тому миру, что вы оставите за дверью. Но если вам девятнадцать, как Андрею Бельскому, и вы, как и он, слишком хорошо воспитаны, чтобы пройти мимо крика о помощи – дерзайте. Вам жить с последствиями. Прекрасный, дождливый Питер, мир Ночи – созданный Андреем Васильевым.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Р.Рубина

Шолом-Алейхем.

Критико-биографический очерк

(отрывок-окончание)

В последние годы жизни (1915-1916) Шолом-Алейхем снова вернулся к теме народного таланта, он рассказал о самом себе "без прикрас, без рисовки, как рассказал бы совсем посторонний человек..."

Автобиографическая повесть "С ярмарки" приводит нас к истокам творчества писателя, в ней мы находим идеи, темы и сюжеты многих его произведений. В ней дан и образ самого Шолома в детстве и в юности, показано формирование личности будущего народного писателя.

Алек-из-Керри

(two blades)

- Знаешь, я рад, что ты жив.

- Да? Я тоже.

- Я многое понял.

- Это хорошо.

Он улыбнулся и погладил меня по щеке. Горячая волна прокатилась внутри меня.

- Hе надо, не напрягайся, - сказал он.

- Я очень виноват перед тобой.

Долгий и пристальный взгляд. Брови опущены. В глазах тепло сменяется ясно различимым раздражением. Hа дне глза закипают искры гнева.

Я отвожу глаза. Мне очень стыдно.

Пруденс, подкидыш из приюта, упорно стремится разгадать тайну своего рождения.

Чтобы избежать назойливых домогательств во время своих скитаний, девушка переодевается в мужскую одежду. Именно в таком виде и предстает она впервые перед неотразимым Себастьяном, лордом Уэнтуортом…

Беспутный Максимилиан Уэллс, граф Трент, отчаянно нуждался в достойной невесте не только обладающей крупным состоянием, но и способной придать своей красотой и остроумием должный блеск его титулу. Прекрасная как богиня Пандора Эффингтон казалась поистине идеальным выбором — с одним небольшим «но»… Условие, которое она поставила Максимилиану, нелепое и забавное исполнить было нелегко. Прежде чем повести красавицу к алтарю, он должен был доказать подлинность своих чувств. Как?! А вот это взбешенному жениху, сгорающему в пламени страсти, решать самому…