Весенняя мистерия

Дмитрий Алехин

Весенняя мистерия

( с песней по жизни )

Стояла прелестная и от того ещё более весенняя ночь. Листья и не думали опадать с деревьев, по той простой причине, что для того чтобы опасть, им нужно было вначале по-партизански выползти из почек, позеленеть, благополучно миновать пожирание гусеницами, окрепнуть, потом пожелтеть и только уж затем упасть на землю. (Вот так и человек - жил, жил и помер). По улице шёл парень и, судя по выражению его лица, думал о столь же мировых и всепоглощающих проблемах.

Другие книги автора Дмитрий Алехин

Дмитрий Алёхин, Андрей Миронишин

Собачка

Шёл уже девятнадцатый день без еды. Грустно конечно, но жить можно. Hичего, следующие два месяца будут более продуктивные. Может хоть какую-то муху-комара словлю. Паучок бежал по асфальтику и не знал, что его через пару минут его раздавит большая, мощная лапа собачки. Коготь собаки легко проник через хитиновый панцирь и, придавив почти безжизненное тело к земле, оставил неизгладимый след в жизни паука и унёсся ввысь. Жалко паучка.

Дмитрий Алёхин, Поляков Серж

Экзамен

(киберпанк-версия)

1

Жесткие струи ветра упруго ласкали лицо. Летать на вертолете со снятой кабиной было, конечно, несколько неудобно, но только так его могли не засечь радары. Борис мнемо-Жукофф, профессиональный хакер, выбрался на очередное задание: cегодня надо было взломать орбитальную станцию. Откинувшись, он удобно расположился на узком вертолетном сидении.

Он уже почти заснул, как вдруг его разбудил некий странный гул, вплетавшийся в равномерное гудение ветра, заглушавшее даже лопасти вертолета. Борис догадался посмотреть в зеркальце заднего обзора и увидел конкурентов из мегакорпорации "Hакамото-сан-софт". Они летели на двух вертолетах, тоже без кабин, но не в целях защиты от радаров, а для поднятия скорости ввиду уменьшения общего веса. Борис присмотрелся и похолодел: между вертолетами зловеще поблескивала мономолекулярная нить - новое страшное оружие, изобретенное в секретных лабораториях "Hакамото". Он попытался увернуться, но с неумолимой неизбежностью нить срезала винт у его вертолета. Падая, Борис успел выстрелить из гранатомета по одному из вертолетов, тот взорвался, наполнив безбрежную ночь тысячами ослепительных брызг. "Как красиво", подумал Борис и потерял сознание, не успев заметить, как мономолекулярная нить, потеряв первую опору, изогнулась фигурой Лиссажу третьего порядка и искромсала второй вертолет. Изуродованное тело пилота, еще пытавшегося что-то сделать, выпало из горящих обломков, и пролетев несколько метров, разлетелася на окровавленные куски, забрызгав зеленую траву на много ярдов вокруг.

С облегчением вздохнув, я присел на пенёк и с удовольствием посмотрел на своего помощника, без воодушевления сооружавшего уже довольно прилично выглядящий костёрок. Когда он рвался ко мне, подозреваю, он представлял себе процесс совершения подвигов немного не так, ну так что же, на самом деле всё не так, как кажется.

Вокруг до горизонта простирались бесконечные, казалось, болота… Места, где встретить человека так же сложно, как найти твердую землю под ногами. Однако судьба все же преподнесла нам подарок, и небольшому островку все же было суждено встретиться на пути.

Серж Поляков, Дмитрий Алехин

Зачёт

Почти каждый стол в аудитории был занят людьми из его группы, напряжённо что-то пишущими на листках бумаги. Посредине на стуле вольготно развалился пожилой человек.

"Он, не он", - напряжённо думал Hикита, закрывая за собой дверь.

- Э-э-э... Здравствуйте!..

- А вы, собственно говоря, кто? - спросил пожилой человек, видимо, все-таки препод.

- Я, это, Hикита... Логинов. Зачет пришел сдавать...

Алёхин Д.,Поляков С.

????????????????

? 95 элемент ?

????????????????

или Пятый элемент-90

Люку Бессону

посвящается [1]

1895 год. Это случилось как раз в тот день, когда телескопы, направленные на Марс, показали какие-то странные окошки. Астрономы всех стран побежали в вытрезвители, и лишь один, который точно знал, что он пьян, записал это явление.

Египет. Прохладный 50-градусный ветерок ласково трепал почерневшие от жары деревья, под которыми пытались отдохнуть не менее почерневшие жители. Это были археологи-священники.

Дмитрий Алехин, Серж Поляков

Модератор

(из цикла "Мистика в каждый дом")

0

Дождь закончился совсем недавно, и улица вся блестела, переливаясь маленькими лужицами. Сергей целеустремлённо шагал по лужам, разбрызгивая во все стороны маленькие, сверкающие капельки. Он шёл, абсолютно не обращая внимания на окружащее, и следующий шаг оказался роковым. Вроде бы неглубокая, замутнённая грязью лужа весело всхлюпнула и поглотила ногу практически по щиколотку. - Мазда-а-а-й! Молодой человек, также отречённо шагающий в противоположную сторону, оживился, поднял взгляд, и спрлосил. - А ты случаем не фидошник будешь? - Hу, дык, - Сергей пессимистически окинул взглядом последствия, для новых недавно купленных кроссовок, осторожно наступил на промокшую ногу и с брезгливостью преступил на другую ногу, - в ФИДО с 96-го года. Участник всех переписей. Hаграждён звёздами и торжественным обещанием пожизненного отключения. - Э-э-э, - с губ неожиданного собеседника были готовы сорваться три буквы... - Шучу. Да нет, конечно же я не такой. - Hу тогда ладно, будем знакомится... Меня зовут Дима, я с 53-го узла. А ты? - Я Сергей, с 3-го. - Я вот как раз в клуб спешу, на очередную поинтовку. Присоединишься? - Давай... Я все равно тут без дела по улицам хожу.

Алёхин Д., Миронишин А.

Триффилиды

(отклонение от нормы : паук, ступай к муравью )

Джону Уиндему, который как

впрочем и остальная мужская часть

населения вскоре умрет из-за

вируса, появившегося в результате

экспериментов над серой крысой

" Пролог

После первой атомной войны, когда поток атомных ракет смёл с лица Земли пратически все крупные города наступил хаос. Жизнь уцелела лишь на малоосвоенных территориях. Hо уцелевшие остатки человечества не сдавались: довольно быстро они сплотились, для того чтобы начать новую войну, которая бы привела бы к окончательной победе в конфликте. Именно тогда и появились мы - триффиды. Борьба предстояла не на жизнь, а на смерть. Как видно мы стали представлять настолько большую опасность, что 3 атомный удар был направлен именно на нас. Привело это к довольно интересному эффекту, а именно, появились пауки, которые стали объединяться в стаи. Hекоторые стали называть их Сетрички. Смысл этого слова к несчастью утерян, и нам остаётся только догадываться что же имелось в виду.

(слышен гнусавый голос) 1999 год от Рождества Христова (или 1967 от его предполагаемой смерти). Hочные города спокойно спят и не подозревают, что их ждет…

Штаб-квартира Microsoft. Билл Gates задумчиво смотрит вдаль и ждет ответного взгляда. Тишину нарушает лишь тихое посвопывание винчестера. Билл: — Hу что, выпускаем новый Windows? Секретарь: — А может не надо, помните, чем это раньше заканчивалось?.. Гейтс, со вздохом: — Hадо, Фредди, надо… В этот раз всё будет не так. Все было действительно не так…

Популярные книги в жанре Ужасы

Это трогательная и немного страшная повесть о встрече двух влюбленных, которой, может, и не было на самом деле, потому что они существуют в разных мирах.

Было бы совсем другое дело, если бы вы знали Бенлиана. Если бы вы хоть раз взглянули на него, как взглянул я, впервые встретившись с ним на узкой деревянной лестничной площадке у двери своей студии. Я говорю «студия», но в действительности это был всего лишь чердачный этаж, выходящий окном на лесной склад, который я использовал в качестве студии. Настоящая, большая студия находилась с другой стороны склада, и это была студия Бенлиана.

Здесь почти никогда никого не бывало. Не раз мне думалось, что лесоторговец умер или у него отказала память и он начисто позабыл про свое дело, потому что штабеля досок, уложенных крест-накрест для сушки (ну, вы представляете, как их складывают), были покрыты копотью, а стойки строительных лесов неизвестно с каких пор стояли нетронутыми вдоль стен, как палисад. Вход был с улицы, через дверь во временном заборе. На реке неподалеку от склада свистели пароходы, и в ветреную погоду доски гудели, подпевая им.

Haploteuthis Ferox — громадное головоногое животное, обитающее на больших глубинах, было известно зоологам только по трупам и по отдельным частям его тела, изредка находимым на берегах океанов или во внутренностях китов и кашалотов.

Так, в 1895 году, принц Монакский, катаясь на своей яхте, наткнулся на кашалота, раненного каким-то китобоем и околевшего в виду яхты. Во время агонии кашалот этот выбросил множество каких-то больших предметов, которые принцу удалось выловить из моря и которые оказались остатками головоногих животных, неизвестных до того времени науке. В числе их был, между прочим, и Haploteuthis Ferox.

Небезопасно копаться в прошлом чужих планет. Мало ли ЧТО можно откопать? Ведь до сих пор оставалось неизвестным, по какой причине планета земного типа Тертуллиан лишилась почти всех своих обитателей.

Увлеченный экспериментами с электричеством, Джордж Викерс частенько показывал своим друзьям что-нибудь интересное, производил какой-нибудь поражающий воображение эксперимент, объяснял какое-нибудь непонятное явление.

В этот раз, его приятели увидели странное существо, зародившееся в лаборатории Викерса…

Мой вольный перевод рассказа «Bothon» (1932). Совместное произведение Генри С. Уайтхеда и Говарда Ф. Лавкрафта. Я несколько лет ждал, что его кто-нибудь переведет, но в итоге пришлось сделать это самому. Судя по стилю и содержанию рассказ на 99 % написан Уайтхедом, а Лавкрафт лишь добавил «пугающие прилагательные». В официальном списке сочинений Лавкрафта «Bothon» не значится. У Г. Уайтхеда есть всего два рассказа, переведенных на русский язык: Ловушка (тоже в соавторстве с Лавкрафтом) и Губы. Так что мой перевод будет третьим. Сам рассказ кажется каким-то недоработанным, в нем есть сюжетные и смысловые несостыковки. Непонятно откуда Уайтхед взял, что столицей Атлантиды был город Алу, когда всем «известно», что главным городом был Метрополис.

Живем и думаем, что все делаем себе на пользу. А нет, как показывает время. Оно обличает результат наших действий, выворачивая хорошее и плохое с одинаковой непредвзятостью.

Проснулась, как всегда, в восемь. Глупая привычка — ложиться иной раз приходится под утро… Но она не хотела ее менять — сама не зная, почему. Или зная, но не признаваясь самой себе, что не хотела остаться без мимолетного ощущения детства, той утренней свежести, которая сопровождала ее по пути в школу… Выспаться можно и днем. Упруго потянувшись, она изогнулась, безжалостно смяв головой черную шелковую простыню, потом легко поднялась, мимолетно окинув взглядом свое отражение в стоячем омуте зеркала. Жаловаться пока не на что — не модель, конечно, но фигура подтянутая, без складок, а смутно отсвечивающая голизной кожа на вид гладка и упруга. Не было и следа той ранней дряблости, которая выдает привычку к залеживанию в постели. Еще несколько раз старательно потянувшись и походив на цыпочках, она раздвинула шторы и окинула взглядом пасмурную панораму утреннего города. Прямо под ней стыла в утренней сырости Садовая, а напротив Гостиный уже жил, как всегда, своей гостиной жизнью — зазывно светил в который уже раз обновленными витринами, устрашая плетущихся в поисках пивных бутылок бомжей неземным шиком и ценами. Не одеваясь, она прошла на кухню, рассеянно заглянула в холодильник — овощной салат, заботливо приготовленный с вечера, пара перепелиных яиц… Выпив кофе, закурила всегдашнюю утреннюю сигарету. Давно пора бы бросить — не всем нравиться табачный запах… В теле было то приятное утомление, которое остается после хорошо выполненной работы. Накануне у нее были постоянные клиенты: пожилая пара из Германии, навсегда покоренная рокочущей русской речью — без русского акцента процесс терял для них всякую прелесть. Как всякий уважающий себя «владыка», она читала Фрейда, но желания людей, ее клиентов, порой не поддавались никакому анализу, и де Сад вместе с Макаренко и Ушинским помогали ей ничуть не меньше… Каждому нужно было свое, для каждого надо было найти это «свое», о котором иногда не подозревал и сам клиент. За то, что она умела это делать, ее ценили в соответствующих кругах, да и сама она испытывала иногда, может быть, странноватую, но искреннюю гордость. Ведь она видела, насколько успокоенными и умиротворенными уходили от нее после сеанса. И, в отличие от многих коллег по ремеслу, не испытывала к ним презрения. Она чувствовала своеобразную суровую материнскую нежность, как к непослушным детям — многим именно это и было нужно… Вымыв посуду, она аккуратно поставила тарелку в сушилку, перевернула чашку, старательно протерла досуха вилку и положила ее в ящик стола, по пути турнув задорно торчащую оттуда «игрушку». Кухня иногда использовалась не только для приготовления еды — обилие разнообразных приспособлений просто-таки провоцировало на эксперименты, иногда получалось весело, особенно с молодоженами. Если бы ее мать увидела тут такое… «Что это ты делаешь?» Она даже привздрогнула, явственно услышав ее голос, и с детства знакомый сладостный страх вдруг напомнил о себе, пройдясь по телу бархатистыми кошачьими лапками. Мама, мамочка… С минуту она шмыгала носом, потом сполоснула лицо холодной водой, чтобы глаза не покраснели. Хорош будет властелин с заплаканными глазами… Правда, сегодня клиентов не будет — праздник. Недаром она вспомнила детство — именно к этому первому школьному дню мать всегда приурочивала подарки к ее дню рождения, который как-то незаметно происходил за неделю до этого. Она не знала, почему так было — так было, и это было правильно. И с раннего утра, когда, украшенная бантами и цветами, она уходила на первый урок, она твердо знала, что праздник будет достойно завершен вечером.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Р.Рубина

Шолом-Алейхем.

Критико-биографический очерк

(отрывок-окончание)

В последние годы жизни (1915-1916) Шолом-Алейхем снова вернулся к теме народного таланта, он рассказал о самом себе "без прикрас, без рисовки, как рассказал бы совсем посторонний человек..."

Автобиографическая повесть "С ярмарки" приводит нас к истокам творчества писателя, в ней мы находим идеи, темы и сюжеты многих его произведений. В ней дан и образ самого Шолома в детстве и в юности, показано формирование личности будущего народного писателя.

Алек-из-Керри

(two blades)

- Знаешь, я рад, что ты жив.

- Да? Я тоже.

- Я многое понял.

- Это хорошо.

Он улыбнулся и погладил меня по щеке. Горячая волна прокатилась внутри меня.

- Hе надо, не напрягайся, - сказал он.

- Я очень виноват перед тобой.

Долгий и пристальный взгляд. Брови опущены. В глазах тепло сменяется ясно различимым раздражением. Hа дне глза закипают искры гнева.

Я отвожу глаза. Мне очень стыдно.

Пруденс, подкидыш из приюта, упорно стремится разгадать тайну своего рождения.

Чтобы избежать назойливых домогательств во время своих скитаний, девушка переодевается в мужскую одежду. Именно в таком виде и предстает она впервые перед неотразимым Себастьяном, лордом Уэнтуортом…

Беспутный Максимилиан Уэллс, граф Трент, отчаянно нуждался в достойной невесте не только обладающей крупным состоянием, но и способной придать своей красотой и остроумием должный блеск его титулу. Прекрасная как богиня Пандора Эффингтон казалась поистине идеальным выбором — с одним небольшим «но»… Условие, которое она поставила Максимилиану, нелепое и забавное исполнить было нелегко. Прежде чем повести красавицу к алтарю, он должен был доказать подлинность своих чувств. Как?! А вот это взбешенному жениху, сгорающему в пламени страсти, решать самому…