Веселенькая справедливость (Рассказы и повести)

Сергей Лукницкий

Веселенькая справедливость

Рассказы и повести

Оглавление:

* Труды и Дни прокурора Галактики

* Команда "Двести"

* Фруктовые часы

* Клятва Герострата

* Собака Доброе Утро

* Доктор Черви и Любовь

* ТРУДЫ И ДНИ ПРОКУРОРА ГАЛАКТИКИ *

(из сборника "Бином Всевышнего")

Молотом взмахнул кузнец.

(Рассказ Прокурора)

Собравшиеся студенты ждали выступления Прокурора. Ждали долго, немного шумели, хлюпали пустыми капсулами из-под соков.

Другие книги автора Сергей Павлович Лукницкий

СЕРГЕЙ ЛУКНИЦКИЙ

ВЫХОД ИЗ WINDOWS

детективная политика

Анонс

Предлагаемая читателям новая повесть Сергея Лукницкого - заключительная часть постперестроечной трилогии о генерале ФСБ Нестерове, но и не только о нем. Главная героиня - следователь прокуратуры Серафимова - расследует зверское убийство чиновника из Госкомимущества и его любовницы. Каковы мотивы преступления? Взятка? Связи с заграницей? Политика?

В повести действуют и милиция, и ФСБ, и таможня, и даже Интерпол... Накручено много всего - а ларчик детектива открывается просто.

Сергей Павлович Лукницкий - об авторе

Род. 1954, г.Москва

модным внекультовым религиям (год Лошади, созвездие Водолея) не подвержен. Географ, юрист. Доктор социологических наук, профессор кафедры ЮНЕСКО ИМПЭ. Член Союза писателей.

Из событий жизни считает важными: собственное рождение; присвоение одной из вершин на Памире имени его отца; посещение Храма Господня; появление Л.Гумилева на защите его кандидатской; поздравление его с новым тысячелетием - А.Кларка, приславшего ему с Цейлона книгу "3001".

Сергей Лукницкий был безусловной достопримечательностью нашей — теперь уже сильно поредевшей — переделкинской писательской общины.

Он был молод, красив, умен. И, не в пример многим, широко образован. Его талантов не счесть, но если говорить о его литературных занятиях, то он, кажется, не придавал им значения, хотя и здесь преуспел, сделав немало, и сделав добротно.

Мы были соседи по даче, но я не помню, чтобы Сергей когда-нибудь заговаривал о своих книгах. Когда они выходили, он скромно являлся ко мне на порог и дарил с самыми нежными надписями. В нем одновременно жили и нежность, и юмор. Собственно, подлинный юмор — родной брат нежности, или, если взять выше, любви. Юмор — дар доброго сердца. В повестях Сергея Лукницкого доброта ощущается везде, даже там, где автор, кажется, лишь иронизирует над своими персонажами. Впрочем, ирония исключается тогда, когда этими персонажами становятся любимая им собака или состарившаяся домашняя кошечка.

Сергей Лукницкий

Есть много способов убить поэта

"Дело" Гумилева. Социология преступления

отечественной истории и культуры.

100-летию со дня рождения

Павла Лукницкого посвящаю

Ежели древним еллинам и римлянам дозволено было слагать хвалу своим безбожным начальникам и предавать потомству мерзкие их деяния для назидания, ужели же мы, христиане, от Византии свет получившие, окажемся в сем случае менее достойными и благодарными? М.Е.Салтыков (Щедрин)

Книга Сергея Лукницкого «Это моя собака» включает в себя несколько забавных историй, написанных от имени фокстерьера Пирата. Эта добрая и умная книга адресована и детям, и их родителям. «Для детей надо писать так же, как для взрослых, только гораздо лучше.» К сожалению, эта мысль Максима Горького сегодня забыта. Для детей пишут любовные и детективные романы примитивным языком. Сергей Лукницкий возвращает детям добрый юмор Саши Чёрного, Корнея Чуковского, Алексея Толстого и других больших писателей, подаривших многим поколениям замечательные книги.

Для детского школьного возраста.

Собравшиеся студенты ждали выступления Прокурора. Ждали долго, переговаривались, хлопали пустыми капсулами из-под соков.

К исходу времени, еще не выходящего за рамки приличия для опоздания, разнеслась весть: «Приехал».

Едва Прокурор Галактики занял свое место на кафедре, как воцарилось привычное молчание. Студенты третьего (последнего) курса Академии Времени и Пространства приготовились услышать нечто интересное.

Детективы в последнее столетие перешли в разряд «мертвой» литературы: в жизни преступлений становилось все меньше, поэтому сообщение прокурора обещало быть интересным.

Книга Сергея Лукницкого «Записки из-под парты» включает в себя две сказочные истории, написанных от имени фокстерьера Пирата.

«…Моцарт — это величественно и вечно. С помощью Моцарта… да-да, именно «с помощью Моцарта» человечество научилось лечить множество болезней, а недавно было сделано открытие: ритмы некоторых его произведений убивают компьютерные вирусы…», — говорил пианист Николай Петров.

Пират диктовал новую повесть…

…А вы знаете, что собаки живут по временной прямой на полчаса по человечьему времени раньше своего хозяина. И если хозяин умен, он всегда прислушается к своей собаке. Собака ведь наверняка знает, что случится в течение этих минут, и может отвратить хозяина от неприятностей…

Популярные книги в жанре Современная проза

Признаюсь сразу в своем географическом идиотизме. Пустыня и степь – разные, как говорят в науке, биомы. Это я из словаря взяла. Но вот я еду по израильской пустыне – и степные воспоминания делают со мной что хотят. А я не девочка, я уже бабушка, но широта пространства по-прежнему делает со мной что хочет. Хочется растирать в руках траву из желтой земли пустыни и пробовать ее на вкус. На абсолютно синем небе я вижу пустыню как бы в зеркале, и там она у меня другая, грудастая, пышущая, сочная. Мы едем на машине по хорошей дороге, справа от нас, достаточно далеко, чтобы разглядеть подробности, стойбище бедуинов. Бродят верблюды, черные пятна лиц мужчин подчеркивают белизну одеяний. Им нет до нас дела, и это спокойное сосуществование мчащихся колес и величественных горбов навевает какие-то странные для меня мысли. Мир сочетаем, он не враждебен, и это тем более странно, что на севере Израиля стреляют вовсю. Я смотрю на облака – пышную грудь пустыни в зеркале неба. Но откуда у них соски, готовые дать нам молоко жизни? Я отдаю себе отчет, что это мой обычный бред – видеть во всем наши знаки судьбы.

Сергей Иванович ненавидел жильцов своего подъезда, как Каин Авеля. Но если у Каина были на это свои хоть какие-то причины, глупые на наш взгляд, то у Сергея Ивановича ненависть была животной. Садясь в лифт с соседями, он щетинился, как лабрадор, увидевший кошку. И люди-кошки как-то это сразу чувствовали. И, бывало, не садились с ним, если он был в лифте один.

Мария Петровна, жена, знала об этом. Неужели наши люди смолчат и не скажут, по дружбе, конечно: ну, Маша, твой мужик такая, извини, сволочь, что как ты с ним – понятия не имею. Мария Петровна заходилась в крике, мол, всякая интеллигентность теперь не в почете, а муж ее кандидат наук, а не какой-нибудь пальцем сделанный шофер. Результат можете себе представить, слово за слово, спасибо лифту, он делал остановку – и кому-то выходить. Величайшее это достижение техники – распахнутая на выход дверь лифта. Покричишь потом на площадке, открытым ртом вверх или вниз, и остается радостное ощущение последнего слова за тобой.

Рассказ московской поэтессы и писательницы Майи Леонидовны Луговской (прозу подписывала девичьей фамилией — Быкова Елена) (1914-1993).

Рассказ московской поэтессы и писательницы Майи Леонидовны Луговской (прозу подписывала девичьей фамилией — Быкова Елена) (1914-1993).

Рассказ московской поэтессы и писательницы Майи Леонидовны Луговской (прозу подписывала девичьей фамилией — Быкова Елена) (1914-1993).

Рассказ московской поэтессы и писательницы Майи Леонидовны Луговской (прозу подписывала девичьей фамилией — Быкова Елена) (1914-1993).

Рассказ московской поэтессы и писательницы Майи Леонидовны Луговской (прозу подписывала девичьей фамилией — Быкова Елена) (1914-1993).

Непросто быть знатным холостяком, пусть и обремененным сыном-подростком. Все-то хотят его женить. И королева, и мать, и даже призрак давнего предка.

Маркиз Риккардо ди Кассано попадает в неловкую ситуацию с толпой девиц, желающих стать его супругами. И всё бы ничего, сбежал бы, выкрутился, но тут сваливается как снег на голову еще одна невеста, некая Эрика ди Элдре. И вот тут уже не отвертеться. Да-да, за это стоит сказать «спасибо» предкам и магическому брачному договору.

А что же Эрика? Она-то совсем не хочет замуж за непонятного маркиза. У нее своих проблем хватает, но как-то нужно выкручиваться. И два человека, которые совершенно не желают вступать в брак, заключают договор. Отныне Эрика – очень-очень личный ассистент его сиятельства. И ее первоочередная задача – спасти своего шефа от толпы невест. Ведь невест так много, а он один.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Лукницкий

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛЁНИ

(сюжеты)

Миллионы веков на земле - цветет и отцветает миндаль.

Миллиарды людей на земле - успели истлеть.

Что о мертвых жалеть, мне мертвых нисколько не жаль.

Пожлгечте меня, мне еще предстоит умереть...

Михаил Светлов

Дорогие мои, нашкафные:

Киплинг, Лермонтов, Нагибин, О 'Генри, Гоголь, Достоевский, Толстой, Пушкин, Шекспир, Хлебников, Тредиаковский, Хайям, Данте, Гумилев, Бунин, Андерсен, Сервантес. Верп, Салтыков-Щедрин, Чехов, Маяковский, Грибоедов, Кларк, Гашек, Лорка, Чаадаев, Свифт, Карим, Солженицын (начата процедура илтичмента со шкафа), Карамзин, Экзюпери, Евтушенко, Булгаков (на шкафу условно - по ходатайству Маши Федотовой и председателя Крестьянской партии -Черниченко), Твен, Маркес, Некрасов, Гомер, Лхмадуллина, Воннегут, кандидат на шкаф - Твардовский - отпустите на новую прозу...

Сергей Лукницкий

ВТОРЫЕ "СТРУЖКИ"

Как говаривал Гумилев:

"Стружки незаконные дети музы".

Пишешь, пишешь романы и повести, ан нет, родится что-то вдруг крохотное и к тому же - любимое...

1. "ОКНА РОСТА" и БЕРГГОЛЬЦ

Двадцать пять лет назад я поехал в Питер поступать на факультет журналистики.

Город в приемной комиссии я так и назвал "Питером". Мне сделали замечание, что это город не имени царя, а имени Ленина, однако, по результатам собеседования к экзаменам допустили.

Сергей Лукницкий

ЗАДЕРЖАННЫХ НЕТ,

ИЛИ "СОТКОЙ" ПО ПЕЙДЖЕРУ

Николаю Дворянкову

- Лебедушка ты моя, трелевочная...

- Опелечек ты мои, нерастаможенный...

Из старинной песни

Глава 1

Луна плескалась, как в сметане.

В полночь к раскрытым воротам каберларесте бесшумно подъехал автомобиль неизвестной в этом горном кишлаке марки. Придурок Али потом говорил, что это было что-то среднее между пожарной машиной и мотоциклом с коляской. От автомобиля отделилась черная фигура и растворилась в слабо освещенных луною кустах.

Сергей ЛУКНИЦКИЙ

ЖЕНСТВЕННОСТЬ МИРОЗДАНИЯ

РАССКАЗЫ

КОМИССАРА ГАЛАКТИКИ

Мне не нравится правило, установленное Внегалактическим Правительством, обязывающее всякого пишущего (сочиняюгцего), но не имеющего на это лицензии Совета литераторов, не только обходиться без псевдонима, но и представляться по всей форме.

Однако "закон есть закон": я обязана сделать это, у меня другая специальность. Я не писатель-профессионал, но Комиссар Галактики.