Вершина холма

…Он рисковал. Рисковал снова и снова.

Он играл со смертью. Играл, чтобы ощутить вкус к жизни.

Он не мог существовать по-другому. Не знал иного способа убежать от себя. Если убежать от себя вообще возможно.

А если нет – что тогда?

Отрывок из произведения:

В четверг, возвращаясь домой с работы, он случайно встретил на Пятой авеню Данки Олдриджа. Когда-то они выпили вместе изрядное количество пива и вообще славно проводили время и поэтому сейчас искренне обрадовались друг другу, но эта встреча оказалась роковой. В субботу утром Олдридж и еще один человек погибли.

– Ты куда пропал, Майкл? – спросил Олдридж. – Давненько не видел тебя на летном поле. Или ты прыгаешь тайком от друзей?

– Я женился три месяца назад, – ответил Майкл, полагая, что это достаточно веская причина для исчезновения.

Рекомендуем почитать

Вечерние сумерки. Крупный мокрый снег лениво кружится около только что зажженных фонарей и тонким мягким пластом ложится на крыши, лошадиные спины, плечи, шапки. Извозчик Иона Потапов весь бел, как привидение. Он согнулся, насколько только возможно согнуться живому телу, сидит на козлах и не шевельнется. Упади на него целый сугроб, то и тогда бы, кажется, он не нашел нужным стряхивать с себя снег… Его лошаденка тоже бела и неподвижна. Своею неподвижностью, угловатостью форм и палкообразной прямизною ног она даже вблизи похожа на копеечную пряничную лошадку. Она, по всей вероятности, погружена в мысль. Кого оторвали от плуга, от привычных серых картин и бросили сюда, в этот омут, полный чудовищных огней, неугомонного треска и бегущих лошадей, тому нельзя не думать…

Увлекательный фантастический роман Алексея Толстого «Аэлита» повествует о необыкновенном космическом полете, о захватывающих приключениях путешественников на Марсе, оказавшемся населенным жителями погибшей Атлантиды, о встрече землян с прекрасной Аэлитой и другими обитателями красной планеты.

Автобиографические заметки, в которых Сомерсет Моэм подводит итоги своего творческого пути и раскрывает секреты литературного мастерства.

Одни критики называли эту книгу «манифестом законченного циника», другие — «самым искренним из произведений Моэма».

Возможно, доля истины присутствует в обеих этих оценках.

И оттого читать «Подводя итоги» еще интереснее…

Страшный антиутопический памфлет Даниеля Дефо, потрясший современников писателя — и повергающий в шок своей холодной, почти ироничной объективностью даже современных читателей.

Жертв «черной смерти», обрушившейся на Англию, можно было исчислять сотнями тысяч… однако гораздо сильнее, чем сухие цифры, воздействует на нас история одного человека, пережившего «Чумной Год»…

Оленька, дочь отставного коллежского асессора Племянникова, сидела у себя во дворе на крылечке, задумавшись. Было жарко, назойливо приставали мухи, и было так приятно думать, что скоро уже вечер. С востока надвигались темные дождевые тучи, и оттуда изредка потягивало влагой.

Среди двора стоял Кукин, антрепренер и содержатель увеселительного сада «Тиволи», квартировавший тут же во дворе, во флигеле, и глядел на небо.

– Опять! – говорил он с отчаянием. – Опять будет дождь! Каждый день дожди, каждый день дожди – точно нарочно! Ведь это петля! Это разоренье! Каждый день страшные убытки!

Изящные, остроумные рассказы-анекдоты.

Герои — обитатели высшего света Лондона «веселых двадцатых», со всеми их сильными и слабыми сторонами, мелкими капризами и большими причудами.

Модные красавицы и хозяйки салонов, литературные львы и львицы, прожигатели жизни, «благородные джентльмены» — список персонажей можно продолжить. Однако с каждого из них Моэм с наслаждением срывает маску внешней респектабельности, причем делает это с присущим ему злым и метким юмором.

Книгу составили выдержки из записных книжек писателя, которые он вел не один десяток лет. По ним можно проследить формирование его личности, отношение к окружающей действительности, современникам, самому себе. Это «не просто хорошая проза, а вкусная и здоровая пища».

Это было шесть-семь лет тому назад, когда я жил в одном из уездов Т-ой губернии, в имении помещика Белокурова, молодого человека, который вставал очень рано, ходил в поддевке, по вечерам пил пиво и все жаловался мне, что он нигде и ни в ком не встречает сочувствия. Он жил в саду во флигеле, а я в старом барском доме, в громадной зале с колоннами, где не было никакой мебели, кроме широкого дивана, на котором я спал, да еще стола, на котором я раскладывал пасьянс. Тут всегда, даже в тихую погоду, что-то гудело в старых амосовских печах, а во время грозы весь дом дрожал и, казалось, трескался на части, и было немножко страшно, особенно ночью, когда все десять больших окон вдруг освещались молнией.

Другие книги автора Ирвин Шоу

Ирвин Шоу — писатель с богатым жизненным опытом, тонкой наблюдательностью, умением распознать в человеке малозаметные психологические жесты и нюансы поведения, включить их в сюжетные коллизии. Его произведения на долгие годы заняли прочную позицию в списках мировых бестселлеров. Роман «Богач, бедняк» и его экранизация в свое время снискали огромную популярность в СССР. Даже по значительно сокращенным публикациям и «обедненной» телевизионной версии «Богача, бедняка» советские люди в пору «холодной войны» выпрямляли свое представление об Америке и американцах… В этом издании представлен полный перевод — без пуританских сокращений и идеологических купюр — увлекательной саги о членах семьи Джордахов, которые ведут свою «битву жизни» в Америке.

…Он был ночным портье. Маленьким человеком, не надеявшимся на перемены к лучшему. Но таинственная гибель одного из постояльцев отеля открыла для него дверь в другую жизнь — яркую, шикарную, порой — авантюрную и опасную, но всегда — стремительную и увлекательную…

«Нищий, вор» — это продолжение нашумевшего романа американского писателя Ирвина Шоу «Богач, бедняк».

Содержание:

1. Вечер в Византии (Перевод: Константин Чугунов)

2. Две недели в другом городе (Перевод: А. Герасимов)

3. Ночной портье (Перевод: Александр Санин)

4. Хлеб по водам (Перевод: Наталья Рейн)

5. Голоса летнего дня (Перевод: Наталья Рейн)

Ирвин Шоу — один из самых популярных писателей нашего времени, автор всемирно известных книг «Богач, бедняк», «Нищий, вор», «Вечер в Византии» и многих, многих других. Его романы не только неизменно становились бестселлерами, многократно переиздавались и экранизировались, но и вошли в золотой фонд литературы XX века.

Ирвин Шоу — автор, обладающий поистине уникальной способностью соединять в своих произведениях глубину, увлекательность напряженной интриги и поразительное знание человеческой психологии.

Ирвин Шоу (настоящее имя – Ирвин Гилберт Шамфорофф) родился 27 февраля 1913 года в США, в нью-йоркском районе Бронкс, в семье евреев-иммигрантов из России. «Богач, бедняк» – одно из лучших произведений Ирвина Шоу. Не просто роман, который лег в основу знаменитых сериалов. Не просто «золотой эталон» семейной саги и современной англоязычной «психологической беллетристики». Это – одна из тех уникальных книг, которые всегда читаются словно впервые...

...Армия. Просто – АРМИЯ.

Армия интеллектуалов-офицеров и бесстрашных солдат – или армия издерганных мальчишек, умирающих неизвестно за что, и пожилых циников, которым давно уже все равно, за что умирать.

Армия неудачников – или армия героев?

А, строго говоря, есть ли разница?

Содержание:

1. Богач, бедняк... Том 1 (Перевод: Л. Каневский)

2. Богач, бедняк... Том 2 (Перевод: Л. Каневский)

3. Нищий, вор (Перевод: И. Якушкина, Н. Емельяникова)

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Каралис

Случай с Евсюковым

рассказ

Как вышел Фаддей Кузьмич Евсюков вытрясти, на ночь глядя, ведро в мусоропровод -- в домашних тапочках на босу ногу, синих трикотажных штанах и в майке,-- так в этом куцем наряде и остался на прохладной по осенней поре лестнице.

Дернуло легким сквознячком, и шоколадная коленкоровая дверь тихо щелкнула добротным импортным замочком, из тех, что непросто встретить в продаже.

Фаддей Кузьмич плюнул на пол, правда чисто символически, и на мгновение оцепенел. И было от чего: перед выходом на лестницу он включил утюг, намереваясь отпаривать форменные брюки, и поставил его торчком на стол, прямехонько на старое одеяло, служившее подставкой при глажении. "Растудыт тебя в пожарный гидрант и гайку Ротта!" -- только и шепнул Фаддей Кузьмич, представив возможные последствия своей опрометчивости. Стоит дрогнуть расшатанному столу, и раскалившийся утюг упадет на ворсистое сукно. Может, он уже дрогнул от хлопка двери... Фаддей Кузьмич живо вообразил, как воет сирена, сбегается с криками народ, лопаются стекла и языки пламени лижут незастрахованную мебель. "Кто горит? Фаддей Кузьмич? Он самый!.. Эк, как вьет! Пиши пропало..." Кривые ухмылки, эксперты, вызов к начальству и -снятие с должности. Что за пожарный, если сам погорел... Какой пример вы подаете подчиненным и населению?

Раймонд Карвер

Покой

Я зашел постричься. Уже сидел в кресле. А наискосок от меня, вдоль стенки, ждали еще трое мужчин. Двоих я раньше не видел. Но у третьего лицо было знакомое, хотя и не вспоминалось, откуда. Я все поглядывал на него, пока парикмахер колдовал над моей головой. Мужчина ковырял во рту зубочисткой. Здоровенный мужик, волосы короткие, волнистые. И вдруг он мне увиделся: в форме, фуражка, зоркие маленькие глазки обшаривают холл банка.

Тим Келли

ОНИ...

- Слушай, Билл, я вывихнул ногу!

Билл ковылял дальше, по молочно-белой воде.

Он ни разу не оглянулся.

(Джек Лондон. "Любовь к жизни")

* * *

Они умирали на снегу. Молча. Мальчик замерзал, а пес - пес просто не ел очень давно. Холодное зимнее солнце освещало бескрайние льды, ветер со свистом носился по снежной пустоши, но им уже не было до этого никакого дела. У них просто иссякли силы.

Андрей Киселев

Повесть о Сонечке

в ролях:

Марина - поэтесса

Сонечка - актриса

3-ий голос, Вахтанг, Приказчик, Чужой, Володя, Аля, Ирина - голоса за кадром

Начало. Титры: "Марина Цветаева" - на обложке книги, открывается следующая страница -"Повесть о Сонечке", титры уходят в затемнение. Из затемнения маленькое светлое пятнышко, медленный наезд, пятнышко преврашается в Марину, сидящую спиной в 3\4 перед "поминальником" (столик с фотографией Цветаевой, засохшая белая роза, листы рукописей, книги, пластинки, патефон, и т.п.) Звучит музыка Н.Нелюбовой, стихи А.Филимонова "Еще одна птица":

Ростислав Клубков

Human

Самое замечательное и в известной мере парадоксальное в пространстве созерцания то, что оно является пространством в сознании, в то время как само сознание со всеми содержаниями непространственно.

N. Hartmann.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

УХО ДИОНИСИЯ

I

Неужели я никогда не напишу этой истории, которая началась в голубо-сине-розовом, как швейцарские альпийские горы, начале мая, когда маленький, с встрепанными перьями седеющих волос человек, родившийся в придорожном городке, под которым текла безымянная подземная река, сел в неуловимо похожий на печальный цирковой караван разноцветный поезд - но вот уже, тонко свистя молочными струями паров, черный паровоз, содрогнувшись, приостановился у будки стрелочницы, и машинист принял из ее легких рук стакан молока, а в вагоне раскачнулась клетка с удодом, и маленький человек, - в светло-голубом жилете и лилово серых панталонах он был похож на перезрелую малину со сливками, - подскочив, неловко поймал ее обеими ладонями, пока сидящий напротив сосед его, достав маленькую записную книжку, вывел несколько букв, более похожих на нотные знаки, если только они действительно были буквами.

Владимиp Кнаpи

"Hаша жизнь - это..."

Ветеp, дувший сзади и чуть сбоку, постоянно кидал длинные волосы ему в глаза. Цветы выпали из pук...

- Итак, остался последний танец из пpогpаммы латиноамеpиканских танцев. Он называется "pумба". "Кубинский танец, движения котоpого были стандаpтизованы англичанами", - вспомнил Алексей фpазу из какого-то стаpого учебника. - "Танец любви и чувств. Фактически, это очень интимное действо, даже и не совсем танец, навеpное..." - Hа паpкет вызываются паpы с номеpами 2, 13, 43, 46 и 51. Кто-то из них сегодня станет чемпионом. - После этих слов ведущая чуть заметно кивнула звукоопеpатоpу, и в зале зазвучала чаpующая мелодия. "Вот ведь, это же моя любимая - "Speak Softlу Love", - подумал Алексей. Ему сpазу вспомнился стаpый мультфильм пpо инопланетянина и художника, котоpые в конце вдвоем напевают ее. Он улыбнулся Ане, взял ее под pуку, и они вышли на паpкет. "Hу что ж, пусть тpинадцатый номеp станет сегодня счастливым", - тихо сказал он, пpиготовившись танцевать. Еще минуту назад, когда они стояли за колоннами, неpвы были на пpеделе. Казалось, все тело обливается холодным потом. Когда называли паpы, пpошедшие в финал, Аня от волнения даже до кpови пpикусила губу, так что сpочно пpишлось искать, чем ее вытеpеть. Хоpошо, что он вспомнил пpо носовой платок, котоpый мама заставила его положить в каpман. Hо сейчас, когда они начали танцевать, стpах куда-то ушел, осталась только музыка, котоpая медленно вливалась в их души, наполняла их теплом, нежно покалывала каждую частичку кожи. И вот они уже живут только дpуг дpугом, для них не существует конкуpса, нет вокpуг целой толпы зpителей, нет "своих" pебят-танцоpов, котоpые по-детски сейчас за них пеpеживают там, за колоннами. Есть только он, Алексей, и Аня. Каждое ее движение вызывало у Алексея буpю эмоций, он стаpался выpазить это в своих. Он был одновpеменно олицетвоpением как мужества, так и нежности, котоpая так несвойственна, по слухам, мужчинам. Аня же казалась воплощением женской кpасоты и гpациозности. Музыка смолкла, а они еще долго так и стояли, глядя в глаза дpуг дpугу. Hо, сбpосив оцепенение, они поклонились и стали с остальными танцоpами возле колонн. - Что ж, тепеpь наше жюpи подведет итоги, и буквально чеpез несколько минут вы узнаете их. А пока посмотpите небольшой танец-шутку в исполнении юных танцоpов из студии "Кpыжачок". Алексей взял миниатюpные ладошки Ани в свою pуку, а втоpой нежно обхватил ее за талию и пpижал к себе. Он почувствовал, что по ее телу постоянно пpобегает мелкая дpожь. Аня безотpывно смотpела в стоpону судей, котоpые сейчас pешали их судьбу. Пусть они всего лишь любители, пусть им говоpят, что это всего лишь танцы, и не стоит так пеpеживать по пустякам - так говоpят лишь те, кто сам никогда не танцевал. Когда главный судья взял в pуки микpофон, Аня вся как-то напpяглась и даже вытянулась, поднявшись на цыпочки. Даже Алексей, котоpый до сих поp стаpался не пpоявлять своего волнения, почувствовал, как все замеpло внутpи в ожидании слов пpизнания или же пpиговоpа. Hевысокий седой мужчина пpокашлялся в стоpону и сказал неожиданно низким голосом: - Сегодня был пpекpасный вечеp. Я pад, что так много молодых pебят и девушек пpиходят заниматься бальными танцами. Hо еще больше меня pадуют их успехи. И хоть пpофессионалы танцуют более "пpавильно", мне кажется, что из-за этого они теpяют что-то сокpовенное, что пpодолжает жить в вас. Ваши танцы даpят нам чувства. Сегодня я вновь почувствовал себя молодым, вспомнил, как я когда-то впеpвые вышел на паpкет, как я пеpеживал. И поэтому я не буду больше теpзать вас. Паpы 2 и 43 - благодаpю вас, pебята, за пpекpасные танцы. Паpа 2 пpекpасно оттанцевала "ча-ча-ча", а глядя на паpтнеpа из паpы 43, танцующего пасодобль, я ясно видел тоpеpо, глядящего в глаза pазъяpенному быку. Спасибо вам еще pаз. Hадеюсь, что вы не очень pасстpоитесь, у вас все еще впеpеди. Вы нагpаждаетесь дипломами финалистов нашего конкуpса и памятными пpизами. Hазванные паpы пpиняли пpизы и ушли с паpкета. - Тpетье место сегодня заняла паpа... - судья сделал маленькую паузу, свеpяясь с написанным. Аня пpактически окаменела в pуках Алексея. - Паpа номеp 46. - Втоpое место... - в бланке явно было написано что-то непонятное, и судья повеpнулся к остальным членам жюpи. В этот момент Аня выхватила свои pуки и закpыла лицо. - Ага... Втоpое место сегодня занимает паpа номеp 13. Аня pезко повеpнулась к Алексею и уткнулась лицом в его гpудь. Он ласково взял ее за плечи, сказал: "Hу, пошли", - и, поклонившись зpителям, они подошли к главному судье. Зайдя за колонны, Аня сpазу бpосилась к выходу из зала. Алексей кинулся за ней. Выскочив, Аня гpохнулась в кpесло в коpидоpе и закpыла лицо pуками. Алексей увидел, как сквозь пальцы полились слезы. Он пpижал ее к себе. Она в ответ обняла его и пpижалась мокpой щекой к его, гладко выбpитой по поводу конкуpса. - Hу, тише... - пpоговоpил он. - Ведь мы же взяли втоpое место. Втоpое место на конкуpсе, я и пpедставить такого не мог. Пеpвое возьмем в следующий pаз. Аня легонько оттолкнула его: - Глупенький... - Hа ее лице сияла улыбка, тушь, явно более дешевая, чем та, что pекламиpуют по телевизоpу, pазмазалась из-за слез по всему лицу. Да и губа опять начала кpовоточить. - Глупенький, я же от pадости...

Владимиp Кнаpи

"Вечная любовь"

"В тот день у меня было пpепоганейшее настpоение..." Hет, так начинать, пожалуй, не стоит. Да и как начать pассказ о том дне, когда я впеpвые увидел ее? Еще года тpи назад у меня появилась идея записать нашу истоpию на бумагу, пpичем появилась она внезапно, будто кто-то заставил эту мысль появится в моей голове и биться о стенки чеpепа - пиши, пиши, пиши! Hо pешился я все же лишь сейчас. И то, pешив пpеподнести все это в виде этакого фантастического pассказика, ведь люди все pавно не повеpят в pеальность этих событий. Да это и не важно... Важно то, что ведь вот же она, сидит на диване и коpмит гpудью нашего младшенького. Самая pеальная, уж я-то в этом точно не сомневаюсь! А что думают по этому поводу остальные, мне, честно говоpя, совеpшенно по баpабану... Как же начать-то?.. Hачало - это одна из наиважнейших вещей в любом деле. Или же я ошибаюсь... Ладно, не буду изощpяться, напишу все как было.

Владимиp Кнаpи

"Все будет хоpошо: Дpуг"

Посвящается всем невинным

жеpтвам пpеступлений

А не спеши ты нас хоpонить...

"ЧайФ"

...пpи пpоведении надлежащей медицинской экспеpтизы и пpи

наличии завеpенной нотаpиусом письменной пpосьбы со стоpоны

больного или же его pодителей (опекунов)...

"Закон об эвтаназии",

возможная фоpмулиpовка

Боль... Вечная боль, pожденная сознанием... Боль физическая, боль моpальная... Сколько можно теpпеть? Сколько? Да и нужно ли? А если нужно, то кому? Hужно ей, не видящей больше в жизни ни единого светлого пятна? Hужно близким, котоpые, видя ее боль, сами стpадают не меньше? Так кому это нужно, кому?! А есть ли смысл поддеpживать эту видимость существования?..

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Бледная и безучастная, стояла Элизабет над телом своего погибшего мужа, а затем в полночь танцевала на его могиле! Видевший это виконт Крейтон решил, что вдова его друга — бесчувственная стерва, и от души пожалел того беднягу, который станет её следующим мужем. Он даже не догадывался, какие страсти бушуют за её маской холодной безучастности, какие тёмные тайны хранит она в своём раненом сердце… Но ему ещё предстоит узнать это и многое другое, ибо волею короля леди Элизабет вскоре станет его женой…

Фрэнк Хейли крайне самонадеян, излишне самоуверен и, надо признать, не без оснований. Мало того, что он привлекателен, но у него к тому же острый ум, феноменальная работоспособность и мощная деловая хватка. Он буквально со дна вытащил фирму своего погибшего отца, сделал ее процветающей и стал одним из столпов британского бизнеса. Теперь в планах Фрэнка месть тому, кто довел его отца до разорения. По иронии судьбы этот человек – отец девушки, которую Фрэнк полюбил с первого взгляда. Ну и что? – думает он. Можно часть жизни уделить любви, а остальное время посвятить мщению и ненависти...

«Возлюбленная», самый знаменитый роман Тони Моррисон, ее первый бестселлер, награжден Пулитцеровской (1988), а затем и Нобелевской премией (1993).

В основе книги – реальные события, происходившие в штате Огайо в 80-х годах ХIХ в.: история чернокожей рабыни, которая убивает свою дочь, спасая ее от рабства. В одноименной экранизации, снятой Джонатаном Дэмме и номинированной на Оскара в 1998 году, роль главной героини с неожиданным блеском сыграла суперзвезда американского телевидения Опра Уинфри.

Что-то неладно в параллельном мире – что-то, что ослабляет контроль над магической силой, вторгается в сны, прокрадывается в самые тайные уголки души – и может оказаться опасным. Много раз Клиттихорн, Рогатый Демон Снегов, убивал в далеких измерениях двойников Владычицы – но упустил одного из них. Теперь же фальшивая Королева входит в силу, и угроза нависла над надеждами. Магия бросила вызов магии, и вновь вырвались на волю беспощадные Ветры Перемен. Нити судьбы вот-вот оборвутся в войне Вихря.