Вероятностная планета

Они кружили по серому пустынному небу три тысячи световых лет тому назад точно так же, как сейчас, на этом обрывке пленки. Их было двое. Мучительное недоумение не покидало Лиз Хэсселл: значит, прошлое – не выдумка, если его призраки до сих пор преследуют нас и не дают покоя? Ассистент – робот высшего поколения – спросил, оторвавшись от проектора, надо ли еще раз прокрутить пленку. Марвелл покачал головой.

– По-моему, – обратился он к Лиз и другому стажеру, Дайсону, – это приблизит нас к реальности.

Другие книги автора Брайан Н Болл

В дилогии известного американского фантаста «Вероятностный человек» и «Вероятностная планета» рассказывается об удивительных приклочениях героев на планете Талискер, где таинственная сила превращает людей в давно вымерших чудовищ.

В фантастическом супербоевике «Легион смерти» главный герой романа, спасаясь от безжалостных убийц, производит посадку на затерянной в глубинах космоса планете, куда одновременно с ним приземляется туристический космический корабль. Туристы отправляются на экскурсию в развалины старого военного форта, некогда внушавшего ужас всей Галактике. Сюда же, спасаясь от преследователей, бежит и герой романа. Внезапно пол под ногами людей уходит в сторону и они проваливаются в кромешную тьму подземелья.

В дилогии известного американского фантаста «Вероятностный человек» и «Вероятностная планета» рассказывается об удивительных приклочениях героев на планете Талискер, где таинственная сила превращает людей в давно вымерших чудовищ. В роман «Батальоны тьмы» не менее невероятные события происходят на Земле через несколько столетий.

Тусклое желтое солнце светило в космосе. Он все еще сотрясался от фантастической пляски гигантских кубов, за которыми тянулся след. Девушка была взволнована.

– Не понимаю, почему ты так переживаешь? – бросила через плечо миссис Зулькифар. – Все планеты похожи одна на другую, и эта ничем не отличается от них. Пожалуй, я вообще не покину корабль.

Халия вежливо улыбнулась.

– Может, ты и права, – ответила она. А сама все продолжала вглядываться в пустоту, ожидая того момента, когда их туристический корабль выйдет из Фазы предсказаний, разорвав витки пространства нереальности, и войдет в надежную структуру пространство – время

Популярные книги в жанре Фэнтези

Фантастические новеллы и сказки Сергея Булыги привлекают всё большее внимание в стране и за рубежом. Взыскательный, искушенный знаток-мифолог и читатель наивный найдут в этой книге нечто новое и ценное для себя. Загадки и духовная красота человеческой и любой иной цивилизации – предмет художнического и исследовательского труда фантаста и сказочника из Минска.

Младший сын, умеющий играть на свирели, отправляется в море на охоту за мареадами. Но это совсем не простое занятие, ведь охраняет мареад сам грюнель.

Команду «Вестрела» нанимают для избавления Побережья от напасти в виде Дракона, который топит суда. В этом приключении Конан встречается с молодым охотником на драконов – графом Монброном. У этих двоих общая цель, однако Конан хочет золота, а граф славы. А тут ещё в дело вмешивается неизвестная третья сторона…

ПАВШАЯ ИМПЕРИЯ

Великий город Тралл уничтожен. В течении семи лет он лежал под властью Лорда Фарана Гатона, слуги Вечной Ночи, сила солнца убывала с каждым днем. Чтобы спасти умирающее солнце, слуги Бога Света — ведомые Джайалом Иллгиллом — раздобыли два из трех артефактов, необходимых для того, чтобы помешать тьме поглотить мир. Но без третьего талисмана пророчество о Светоносице не исполнится…

НОВЫЙ РАССВЕТ

Три воина Бога Света ведут свою изнеможенную армию к древнему городу Искьярду. Именно в нем, так утверждает пророчество, можно будет опять зажечь солнце. Джайал Иллгилл и Уртред, Жрец Огня, должны привести Талассу — Светоносицу — к Теневому Жезлу. Тогда она сможет выполнить свое предназначение. Но в туннелях под Искьярдом их ждет Двойник Джайала, а также пылающий местью Фаран, страстно желающий Талассу, даже несмотря на то, что она умрет, когда на мир упадет вечная ночь…

Меарский вопрос решён, пусть и цена была немалой. Теперь Келсон обращает своё внимание на отмену Рамосских Уложений, запретивших Дерини становиться священниками. Для решения этого и многих других вопросов собирается Священный Синод, после выступления на котором король планирует отправиться в путешествие по памятным местам Камбера Кулдского, дабы исполнить свою вторую цель — возрождение культа деринийского Святого. Третья же цель никуда не делась, и Келсону напоминает об этом едва ли не каждый царедворец — Гвиннеду нужна королева. Параллельно Конал, сын Нигеля — любимого дяди короля, под руководством члена Камберианского Совета Тирцеля Кларонского обретает часть могущества Халдейнов, в сочетании с которым его скверный нрав и непомерное честолюбие принесут немало бед.

Открыть глаза и оказаться в чужом мире. Нет даже времени вспомнить, кто ты. Явь ли вокруг — или страшный сон? А, может, безумная фантазия автора?…

Произведение нарочно придумывалось как сборник всяческих штампов, с явными мазохисткими тенденциями, с откровенным плагиатом сразу у нескольких авторов и прочими радостями жизни. Потом, правда, немного вышел из-под контроля, так что о результатах судите сами…

Пожилой педагог из Курска оставил после себя в приёмной неприятный животный запах и лёгкое недоумение от не относящегося к работе вопроса, почему уже 17 декабря, а в Москве ещё до сих пор не продают ёлки. Награждённый непониманием, он удалился, и мы с Оксаной вздохнули свободнее в прямом смысле слова.

Оксана выглядит меня моложе на два года, но старше на семь. Рядом с ней я не чувствую ни своего, ни её возраста, потому что я пришёл получить характеристику для представления в отдел аспирантуры, и я не вспомню об Оксане до следующей характеристики.

Форестер прожил в Шедоудейле всю свою сознательную жизнь, и в недавней битве против объединенных сил Зентил Кипа, он, как истинный патриот, участвовал в защите моста через Ашабу — реку, протекающую через западную границу долины. Сейчас он был занят тем, что вместе со своими друзьями и соседями, грузил тела на телеги и пытался опознать погибших жителей долины. Имена усопших, произносимые тучным воином, в список заносил один из жрецов Латандера, который умел писать почти также хорошо как и Лхаэо, писец покойного Эльминстера.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Демон не просто обещает Фаусту власть и могущество, а предоставляет в его пользование технологии, весьма и весьма далекие от средневековых. Результатом становится небывалый, нереальный техногенный прорыв - не изменивший, тем не менее, главного - сути человеческого сознания. "Во многом знании много печали…" Джеку/Фаусту еще предстоит узнать, как распорядились люди его дарами… Картины альтернативной истории от Суэнвика могут повергнуть в транс даже очень подготовленного читателя!

Впервые на русском языке! Новый роман Бернарда ВЕРБЕРА, автора мирового бестселлера «Империя ангелов»!

На сей раз культовый французский писатель приглашает читателя проникнуть в тайны человеческого сознания. Гениальный шахматист и ученый играет решающую партию с компьютерным мозгом. На кону – мировая шахматная корона. Победа на стороне человека! Зал ликует, мировая общественность рукоплещет. И вдруг неожиданная кончина победителя. Двое журналистов начинают свое собственное расследование…

Когда я был еще мальчишкой и пел в церковном хоре, мы, бывало, каждое рождество приходили вместе с музыкантами на дом к сквайру – петь и играть для его домочадцев и гостей (а у него бывал сам архидиакон, и лорд и леди Бексби, и еще невесть кто); после этого нам полагался добрый ужин на кухне.

Как-то раз Эндри, который знал об этом обычае, подходит к нам, когда мы собирались к сквайру, и говорит:

– Экие вы счастливчики, господи боже мой! Вот бы и мне вместе с вами попробовать жаркого, и индейки, и пудинга, и эля, – словом, всего, чем вас будут там угощать. Да и что за разница сквайру – одним ртом больше или меньше? Мне-то, конечно, за мальчика не сойти – малость староват, за девушку тоже – слишком уж бородат. А вот кабы нашлась у вас для меня скрипка, я вполне мог бы пойти с вами как музыкант.

Случилось это в первое воскресенье после рождества; конечно, им и в голову не могло прийти, что они играют на хорах лонгпадлской церкви в последний раз. Но так уж обернулось дело. Да вы, сэр, верно, слыхали об этих музыкантах; оркестр был на славу, – пожалуй, не хуже мелстокского приходского оркестра под управлением Дейвиса, а это сами понимаете, кое-что значит! Николас Паддинком дирижировал и играл на скрипке, Тимоти Томас – на виолончели, Джон Байлз – на альте, Дэн Хорнхед – на серпенте, Роберт Даудл – на кларнете и мистер Нике – на гобое. Народ всё был здоровенный, особенно те, что дудели. Как задуют – держись, да и только! Немудрено, что в рождественские дни их наперебой приглашали на всякие сборища и вечеринки с танцами. Они, понимаете ли, могли прямо с ходу жарить джиги и контрдансы не хуже, чем псалмы, а может, даже и лучше – не в обиду им будь сказано. Словом, бывало и так, что вот, к примеру, исполняют они рождественский хорал в холле у самого сквайра, распивают там чаи да кофеи с важными леди и джентльменами – ни дать ни взять праведники в раю! – а полчаса спустя, глядишь, они уже в кабачке «Герб медника» наяривают «Удалого сержанта» и хлещут ром с сидром, горячий как огонь.