Верхом на удаче

Трудно поймать за хвост птицу удачи. Но есть те, на чьем плече она просто свила гнездо! Воитель Селан как раз из таких. И какая разница, что его смерти желают практически все – от многочисленных врагов до собственной нежно ненавидимой спутницы Дианы? Какая разница, сколько на его пути встанет людей, гномов или даже эльфов, тщетно пытаясь остановить посланца Истинной Тьмы? На пути к божественной цели и сама смерть не может стать препятствием, ибо его Удача такова, что выдернет своего непутевого владельца даже из-за Черты.

Отрывок из произведения:

Двое шли по Пути, если так можно было назвать эту странную тончайшую полосу сущности Миров. Они были одними из многих избранных Творцом и в то же время единственными в своем роде. Одна из последних, наиболее совершенных Пар Сеятелей Жизни. Другие Пары давно ушли по пустым Мирам, а эта искала себе новый, разочаровавшись в предыдущих.

Внезапно в казавшемся таким знакомым коридоре Изначального Пути, сотворенном самим Первым, словно бы протаял просвет. Когда Пара обернулась на движение, их взглядам предстала готовая дорога. Они переглянулись и не раздумывая шагнули на новосотворенный Путь. Сомневаться в выборе Творца было не им, лучшим его детям, – ведь если Он захотел, чтобы именно они первыми увидели новый Мир, то Он, как всегда, прав.

Другие книги автора Николай Бородин

Прошлое властно стучится в двери.

Бестии выходят из глубин Великой пустыни, чтобы доказать людям, что они не бессильные призраки минувших дней, и забрать наконец то, что принадлежит им по праву… Ренегаты великой Гильдии, найдя себе нового хозяина, собираются с силами, чтобы отомстить своим бывшим собратьям-чародеям… По жилам гор, заполненным вязкой огненной лавой, поднимаются демоны… Гномы, властители подземных чертогов, никогда не считали их серьезной угрозой, и теперь им придется заплатить за беспечность…

И все это — лишь звенья великой Цепи, что опутала весь мир, подчиняясь своему Мастеру. Тому, кто проник в секреты Пророчества, не имея на то никакого права, и воспользовался древним знанием, повергнув весь мир в хаос.

Старые союзнические грамоты не подскажут, кто истинный друг. Слова старых присяг могут оказаться ложью. Многие встанут по разные стороны баррикад, и многие обнаружат, что плечом к плечу с былыми врагами идут к единой цели.

Приходит время войны за Пророчество.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

С первыми аккордами оркестрового tutti началось интенсивное растирание промежности. Локальная психическая станция отслеживала реакцию массажируемого, и когда у Густава Эшера, плававшего в состоянии полудремы внутри музажного («массаж плюс музыка») кокона, столь назойливое воздействие вызвало дискомфорт, чувствительная часть тела тут же была оставлена в покое, оркестр убавил пыл, а проецировавшиеся в мозг возбуждающие картины сменились пасторальными.

Толстенький боровик раздвинул пожелтевшую хвою, поднял на тугой шляпке березовый лист и улитку.

– Ой, Витька, белый! Чур мой.

– А мне эти… вон которые.

– Я их раньше заметила! Ой, подберезовик!

Витька вздохнул и полез через крапиву за сыроежками. Подумаешь, сыроежки тоже вкусные, если с луком и картошкой. Пусть Ленка хоть все боровики забирает.

Сколько Витька Муха-брык себя помнил, столько они с Ленкой дружили. Ну, ссорились иногда, дрались даже, не без этого. Ленка всегда была свой парень: они и по чужим огородам за клубникой вместе охотились, и на речке вместе ныряли дно доставать, и дед-степанову комолую Буренку вместе дразнили, а потом удирали и от нее, и от деда. И с нехаевскими махаться ходили, а когда Витька в школе окно рассадил, Ленка его не выдала. Зато он ленкиным родителям ни разу не проговорился, что Ленка самокрутки в овраге покуривала.

Неокончено. Да и незачем, как теперь кажется. Написано плохо, неинтересно. Разве что как ностальгические воспоминания.

Любите ли вы FPS так, как люблю их я?.. Просто недавно пришла в голову забавная идея, которую решила оформить литературно;)

Значит так. Кто не знает, сие является продолжением «Чужого добра» и завязано на нем гораздо сильней, чем я изначально планировала. Ну и кратенькая АННОТАЦИЯ. Если что-то неумолимо тянет тебя к черту на рога без видимых на то причин — ляг, полежи, авось пройдет. Ну или потом не жалуйся, что не удержался и поехал. Иди теперь до конца, раз уж вляпался. Никогда бы не подумал, что призраки могут настолько раздражать? Жизнь полна открытий. Как вернешься домой, первым делом упразднишь должность шута? Твоё право. Не, отбрыкиваться бесполезно, верные друзья всё равно за тобой увяжутся, ты и сам знаешь. Ну и что, что ты против? Когда они тебя слушались? Я ж говорю, жаловаться бесполезно.

То был смутный и причудливый день и мне трудно его вспомнить и рассказать. Может быть это был дурной, тяжелый сон.

Началось все с того, что статья о самом животрепещущем вопросе дня, о жилищном кризисе, никак у меня не клеилась. Писать под аккомпанемент восьми коптящих и гудящих примусов, под грохот перетаскиваемой через коридор мебели, под шлепанье ног, хлопанье дверьми и ссоры жилиц – было выше моих сил. Я выбежал из моей тесной каморки на улицу и спешно направил шаги к общественной читальне, в которой я работаю тогда, когда все примусы нашей квартиры начинают гудет не порознь, а хором.

Имя изобретателя машины времени профессора Тарантоги в будущем известно каждому ребенку. Именно к нему обращается за помощью незадачливый путешественник во времени, попавший в дом для душевнобольных в Обленцине. Но может быть, это, действительно, просто сумасшедший?

Автор этого рассказа стал лауреатом специальной премии журнала "Наука и жизнь" на конвенте (встрече) писателей-фантастов "Фант ОР-2009", состоявшемся в июне 2009 года в Санкт-Петербурге.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Написано в 1833 г., напечатано в 1834 г. Представляет собой пересказ в форме поэмы комедии Шекспира «Мера за меру». Сюжет пьесы Шекспира взят из итальянской новеллы XVI в. Неизвестно, знал ли это Пушкин, но его поэма является прекрасной, высокохудожественной стилизацией итальянской новеллы эпохи Возрождения. Простодушно-важный, иногда слегка шутливый тон рассказа, длинный, шестистопный стих со свободной рифмовкой, придающий повествованию спокойствие и торжественность, отдельные короткие эпизоды, из которых складывается поэма, частые диалоги, представляющие собой великолепный перевод соответствующих мест шекспировской комедии, — все это прекрасно воспроизводит и стиль и всю атмосферу эпохи.

Одна из попыток создать образ романтического героя на материале из русской истории. По недостоверному летописному сказанию, Вадим поднял в 863 г. восстание в Новгороде против варяжского князя Рюрика; восстание было подавлено, и Вадим убит. Это предание послужило темой ряда произведений XVIII и начала XIX в., и образ вождя новгородцев Вадима, трактованный, с различных точек зрения, вошел в тогдашнюю литературу. Пушкин начал в 1821 г. писать о нем трагедию и бросил, написав немногим больше двадцати стихов — ночной разговор на могиле новгородского посадника Гостомысла тайно вернувшегося из изгнания Вадима со своим единомышленником Рогдаем[3]

• Радиопослания президента можно слушать каждое воскресение в 19 часов в программе “С того света”.

• Сношения Чубайса: с отцом — по телефону, с дочерью — лично.

• В институте вирусологии были открыты два новых микроба-возбудителя сибирской язвы, которым были присвоены имена Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской.

• На дне пустой казны валяется на спине Лившиц и сучит всеми шестью лапками.

• Черномырдин толкает народ в революцию, а оппозиция вытаскивает его оттуда за шиворот.

Кто они — наши правители? Придурки? Карманники? Агенты ЦРУ? Получив в свое управление цветущую, населенную великим народом страну, они за пять лет превратили ее в огрызок. Остановили заводы. Засеяли поля лебедой. Потопили флот. Опустошили казну. Отравили реки. Поморили население. Растеряли треть территории. Оболгали историю. Осквернили святыни. Узаконили педерастов. Стали посмешищем в мире. И все еще правят, собираются на свои посиделки, дают интервью, грызутся, свергают друг друга, шунтируются, обрезаются, строят без устали синагоги, мечутся, как тараканы, стрекочут, чавкают, ноют, вывозят за границу бриллианты, стреляют из танков в парламент, а ночами воют от страха.