Вендетта

Ник Кворри занимает одно из ведущих мест в плеяде американских авторов, пишущих в жанре «крутого детектива».

В его книгах присутствуют все атрибуты жанра: смертельные схватки мафиозных кланов, благородный герой — частный сыщик, агенты ФБР и ЦРУ.

Сюжеты предлагаемых читателю пяти романов держат в напряжении от первой до последней строчки.

Отрывок из произведения:

За рулем красно-коричневого «паккарда» сидел коренастый дородный мужчина с грубо отесанным лицом. Звали его Никола Чиофало. Одна сторона его пропотевшей, неуклюже сидящей куртки оттопыривалась над автоматическим кольтом 45-го калибра.

Внешность его соседа, Харри Дитриха, разительно отличалась: невысокий, холеный, одетый с традиционным гангстерским шиком — пиджачок в тоненькую полосочку с набивными плечами и блестящими лацканами, большая серая шляпа, начищенные до глянцевого блеска башмаки с гетрами. Он сам не причислял себя к гангстерам, и даже ни разу в жизни не держал в руках оружия.

Другие книги автора Ник Кварри

Тони Фарго сидел в темной комнате и следил за ночной улицей и прилегающим участком. Его пальцы поглаживали маслянистый металл и дерево мощной винтовки, лежащей на ручках кресла.

Он выглядел расслабленным, комфортабельно устроившимся в качающемся кресле возле открытого окна. Ботинки были сброшены, спортивная рубашка расстегнута, обнажая стальные мускулы и не заросшую волосами грудь. На полу позади него стоял кожаный саквояж, закрытый на замок.

Тони Фарго сидел в темной комнате и наблюдал за улицей и прилегающим участком. Его пальцы поглаживали маслянистый металл и дерево винтовки, лежавшей на ручке кресла.

Он выглядел расслабленным, комфортабельно устроившись в качающемся кресле у открытого окна. Ботинки были сброшены, рубашка расстегнута, обнажая стальные мускулы и заросшую волосами грудь. На полу позади него стоял кожаный саквояж, закрытый на замок.

Он терпеливо ждал, наблюдая за лежащей внизу улицей.

Когда он приехал в Уотсон, уже перевалило за полдень.

В таком маленьком городке появление незнакомцев всегда вызывает любопытство. Его тоже принялись разглядывать, по его поводу начали задавать вопросы, но никто ничего не смог сказать о причинах его появления. Вот так обстояло дело.

Звали его Чарли Моран. И, хотя его профессией была охота за людьми, выглядел он вполне безобидно.

Среднего роста, плотного телосложения, она начинал уже лысеть. В молодости был неплохим спортсменом, но в пятьдесят четыре года несколько расслабился и отяжелел, хотя мускулатура оставалась прежней. Дорогой костюм был уже поношен и помят, да и лицу досталось. Вокруг глаз залегли усталые морщинки, и чтобы не терять форму, ему каждое утро приходилось проглатывать таблетку от щитовидной железы.

— У нас есть старинная пословица, — сказал дон Массимо Виджиланте. — Tra la legge e la Mafia, la piu temibile non e la legge.

Двое из бывших с ним в тот вечер гостей поняли. Дон Массимо повернулся к трем остальным:

— Это означает: закона бойся меньше, чем мафии.

Говорил он очень тихо, однако гости впитывали значение каждого произносимого им слова. Тихая речь человека могущественного способна оказать гораздо большее воздействие, нежели громкий крик какого-нибудь заурядного индивида. А дон Массимо, которого в дни его молодости прозвали Макс-Мясник, заправлял в одном из самых видных семейств мафии — филадельфийском.

    Ник Кворри занимает одно из ведущих мест в плеяде американских авторов, пишущих в жанре "крутого детектива". В его книгах присутствуют все атрибуты жанра: смертельные схватки мафиозных кланов, благородный герой - частный сыщик, агенты ФБР и ЦРУ. Сюжеты предлагаемых читателю пяти романов держат в напряжении от первой до последней строчки. Содержание: 1. Вендетта 2. Дон умер, да здравствует Дон! 3. Необходимо исчезнуть (Перевод: Владимир Мартов) 4. В опиумном кольце 5. Смерть — моя тень   

В восемь часов вечера зазвонил телефон. Один из мужчин снял трубку: «Уголовная комиссия. Говорит Нейл». Потом он слушал, не прерывая и не задавая вопросов, только морщил лоб.

— Понятно, — сказал он в конце, — сейчас я кого-нибудь пришлю.

Взял карандаш, записал фамилию и адрес. Кроме него, в ярко освещенной комнате находились еще три сотрудника. Двое из них играли в карты, устроившись за столом, стоящим перед шкафами с документами. Третий — видный, крупный, с резко очерченным, умным лицом — ходил по комнате, заложив руки за спину. На скамейке у деревянного шкафа сидели полицейский и доставленный им негр. Негр был молодой и на вид очень сильный, но сейчас он был насмерть напуган и с мольбой глядел то на одного, то на другого полицейского.

Они обрабатывали его в коридоре, за баром Джука, и делали это весьма профессионально. У специалистов такое избиение называется «массажем живота». Бьют не до смерти, но с таким расчетом, чтобы уложить человека месяца на два в больницу и обеспечить ему на всю жизнь больной кишечник, а главное — дать его нервам такую встряску, после которой он уже никогда не сможет стать полноценным мужчиной.

Они его еще не били вовсю, а, что называется, разогревались перед работой, когда я открыл заднюю дверь бара и оказался перед ними.

Ник Кворри занимает одно из ведущих мест в плеяде американских авторов, пишущих в жанре «крутого детектива».

В его книгах присутствуют все атрибуты жанра: смертельные схватки мафиозных кланов, благородный герой — частный сыщик, агенты ФБР и ЦРУ.

Сюжеты предлагаемых читателю пяти романов держат в напряжении от первой до последней строчки.

Популярные книги в жанре Криминальный детектив

Он нервно прохаживался по чахлой от жаркого солнца траве, где с одной стороны стояла беседка, а с другой — гаражи, и то и дело щупал внутренний карман пиджака, где лежал уже снятый с предохранителя пистолет. Близился вечер, но солнце все ещё нещадно палило, выжимая из тела мужчины обильный пот. Он проклинал и это немилосердное солнце, накалившее воздух, как в сауне, и плотный пиджак, и водителя «Жигулей», которого приговорил к смерти и ждал уже более часа.

Стало быть, убить человека не так уж трудно? На мгновение он замедлил бег и оглянулся: в начале длинной улицы, освещенной редкими фонарями, он увидел распростертое на земле тело этого Антонио, фамилии которого даже не знал, он увидел это тело с такой ясностью, что поразился. Поразился тому, что в один миг успел разглядеть его лицо, худое лицо, отмеченное страданием, и позу, в которой тот застыл, позу почти естественную, но необычную. Он видел это неподвижное тело в ракурсе — Антонио лежал на пригорке, склонив голову на плечо, — верно, падая, он неловко ударился головой о стену; с первого же взгляда было понятно, что это тело мертвеца, больше того — убитого, и только подошвы негнущихся ног, отбрасывавших в скудном свете редких фонарей длинные тени, казалось, принадлежали безмятежно отдыхающему человеку…

Комната была самой простой, ничем не отличающейся от тысяч других в квартале Альфама. И только кровать, широкая и удобная, выделялась на фоне убогой обстановки. Приветливое солнышко, проникавшее в комнату сквозь тонкие хлопчатобумажные занавески, украшало потолок и стены световыми кружками.

Если комната сама по себе была довольно обычной, то этого нельзя было сказать о занимавшей ее паре. Они лежали на кровати со смятой простыней, откинув одеяло. Молодой человек заложил руки за голову, и казалось, что он дремлет, однако взгляд его глаз, смотрящих из-под полузакрытых век, был жестким и даже жестоким. Совсем юная девушка, еще подросток, лежала рядом с ним, обнажив свои еще несозревшие формы. Ее рука потянулась к стоящему на ночном столике транзистору. Она нажала на кнопку, и комната наполнилась музыкой. Она убавила звук, когда диктор объявил следующую песню.

Nina Thomas

The grand jury didn’t return a murder indictment against me. I was so relieved I cried. Now that that was behind me, I had something else on my mind-the women who robbed me. They didn’t follow me from Jimmy’s; they were there at my apartment waiting for me. They had to know that I would be at Jimmy’s, and where I lived. I looked at Teena and wondered how they knew that.

I went home with Shay and Teena. They had a surprise party waiting there for me. “Surprise!” Even though I wasn’t in the mood for a party, I acted like I was having a good time, but my mind was focused on how them women knew where I lived. Sometime during the party, I sat down and watched Teena. She was all over the place, like she always was, being the life of the party. After awhile, Shay came and sat with me. “Something bothering you?”

Сыщикам из агентства «Сова» новое дело кажется простым. У банкира пропала жена!.. Зимой она поехала в Крым и исчезла!.. Ничего удивительного. Такое часто бывает.

Лучший сыщик «Совы» Олег Крылов едет в Севастополь, начинает поиски и сразу попадает в пасть к тиграм!.. За ним гоняются по всему городу бандиты, его подставляют местные менты, в него стреляют в Херсонесе, его заставляют быть киллером…

А завязка этой истории начинается в 1920 году. Тогда в одной из пещер на окраине Севастополя были спрятаны сокровища уходящей Белой армии...

«Черные тридцатые» — время Великой депрессии, легендарных гангстерских группировок и почти тотальной коррупции.

В большом городе снова и снова пропадают без следа женщины и дети — и никому нет дела до того, что с ними сталось.

Кто же распутает это загадочное дело?

Весьма необычная команда: тихий архивариус Паскис, частный сыщик с сомнительной репутацией Пул и блестящий журналист Фрингс. У них — только две зацепки.

Первая: отцы и мужья всех пропавших детей и женщин стали случайными жертвами гангстерских разборок. И вторая: все они подпали под действие некоего «плана „Навахо“».

Возможно, разгадка кроется именно в этом?

Но как и кому задавать вопросы? И чем это может обернуться для самих детективов?

Расширенная редакция 1994 года.

Оглавление

 

·

·Джей, я к тебе обращаюсь! В этом месте ты заплакал?

·Черт, Рид, я задумался... Нет, я и в этом месте не плакал. С чего ты взял, что я должен плакать?

·Я прочитал несколько сотен скриптов фильмов про полицейских. Когда начальник полиции говорит последнее напутственное слово, полицейский плачет. Почти всегда.

·Рид, во-первых, ты не умеешь читать. Ты можешь только обрабатывать базы данных. Во-вторых, твои фильмы явно старье, годов эдак девяностых. Сейчас после церемонии полицейский плюет под ноги своему начальнику.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ироничная, полная двусмысленных намеков история любви странной девушки Бегги Мотт, мечтающей стать героиней романа, к вампиру и ее дружбе с оборотнями и зомби. Силой обстоятельств на Бегги возложена «вселенская» миссия — выбрать «героя нового поколения», а ее в это время обуревают страсть и ревность…

Всем поклонникам серии «Сумерки» и любителям модной вампирской литературы.

В этом другом мире, как в свое время и в нашем недавнем прошлом, идет Вторая мировая война. Она в самом разгаре, конца и края ее еще не видно. Все воюют со всеми. Многие из солдат и офицеров противоборствующих сторон искренне верят в то, что именно они воюют за правое дело и во имя продолжения жизни на земле.

Но вскоре люди с оружием в руках начинают задумываться над тем, а правы ли они. Действительно ли они воюют во имя будущего человечества? Крамольные мысли сменялись искренней верой в то, что войны — это не лучший способ решения спорных или конфликтных вопросов.

В книге рассказывается о немецком офицере Люфтваффе, который честно и добросовестно выполнял свой долг летчика-истребителя сначала на Восточном, а затем на Западном фронте военных действий. Но и у Зигфрида Ругге начали возникать крамольные мысли о своем месте в этой мировой резне, стоит ли ему и дальше этим заниматься…

Немецкий парень не просто задается этим вопросом, а начинает действовать… К тому же Зигфрид Ругге не просто немец и не просто летчик-истребитель… а человек из будущего.

Как и его братья, Луис Фуэнтес любит рисковать; неважно, карабкается ли он по горам, или мечтает о будущем астронавта, он всегда готов к новым приключениям. Никки Круз живет по своим собственным правилам: 1) не верить парням, которые говорят «Я тебя люблю», потому что они врут, чтобы получить то, что хотят, 2) и никогда не встречаться с парнем, который живет в южной части Фейрфилд. Но она встречает Луиса на свадьбе его брата Алекса, и, внезапно, ей хочется нарушить все свои правила. Главной целью для Луиса становится заставить Никки дать ему шанс, но в то же время его начинает преследовать главарь банды, которая когда-то чуть не разрушила жизнь его брата. Хватит ли тех чувств, которые Луис испытывает к Никки, чтобы помочь ему избежать вступления в темный и жестокий мир, что может оказаться его последним рискованным делом?

Сценарий «Когда я стану великаном» касается нравственных проблем, волнующих наше молодое поколений. В нем рассказывается о победе добра и справедливости, чувстве долга и истинной дружбы, скромности и честности. Фильм по сценарию удостоен премии ЦК ВЛКСМ «Алая гвоздика».