Великий и Могучий

Александр Белаш (Hочной Ветер)

ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о

судьбах моей родины, - ты один мне поддержка и

опора, о великий, могучий, правдивый и

свободный русский язык! Hе будь тебя - как не

впасть в отчаяние при виде всего, что

совершается дома?

И.С.Тургенев

Рухнула стена - и в клубящейся пыли глазам торгашей Востока и Запада предстало заманчивое посттоталитарное пространство необозримый простор для сбыта, инвестиций и захоронения опасных отходов. Там, среди хаоса, мерцала фата-морганой Загадочная Русская Душа, согбенная над решением вековечной проблемы дырявых штанов.

Другие книги автора Александр Маркович Белаш

В другой реальности на тихоокеанских островах в XIX веке существует российская колония, пусть не слишком богатая, но достаточно успешная. Однажды к жителям колонии обращаются за помощью русалки, которых жестоко истребляют британские браконьеры. Бравые россияне спешат на помощь морским жителям…

Выход нового романа супругов Белаш, несколько лет назад буквально ворвавшихся в нашу НФ, — настоящее событие для любителей современной отечественной фантастики. Увлекательный и динамичный фантастический боевик, философская фантастика, психологическая проза… На страницах новой книги смешаны признаки всех этих жанров и направлений.

Королевство Гратен — страна, где чудо и реальность слиты воедино. Убийство наркобарона в джунглях Южной Америки, расстрел африканского диктатора-людоеда — дело рук одной команды, добывающей деньги для секретных экспериментов. Они — профессор биофизики, танкист-красноармеец и казненный киллер — воскресли благодаря техномагии и упорно продолжают изучать феномен воскрешения мертвых. Однако путь вернувшихся из тьмы опасен и труден. В полнолуние их притягивает мир теней — он рядом, в подземных гаражах и на безлюдных улицах, и души воскресших становятся ставкой в гонках с дьяволом. И с каждым годом воскресшим приходится прикладывать все больше усилий, чтобы не исчезнуть в черноте небытия…

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Д О М О В О Й

Мой подопечный - захудалый дворянин Афанасий Бухтояров засобирался в путь вскоре после того, как государь Петр Алексеевич заложил на берегу Hевы Петропавловскую крепость, чем дал начало городу Санкт-Питербурху. Помню - смутные предчувствия охватили меня, когда я услышал заклинательный напев, побуждающий оставить давнее, насиженное, обжитое место и отправиться в неведомый край.

- Призван, наконец-то призван! - радостно и гордо повторял Афанасий. - Послужим государю и государству Расейскому! на то мы и дворяне, чтобы служить! Hечего гнить в глуши!..

На планете Мир — имперский XIX век, эпоха броневиков и дирижаблей. Настал роковой год Противостояния. Вновь небеса расколоты грохотом падающих темных звезд — с красной планеты летят к Миру корабли пришельцев, набитые жестокими воинами, страшным оружием и невиданной техникой. Война поставила Двойную империю на грань кризиса. Принц Синей династии хочет объединить державу; для этого ему надо захватить власть и взять замуж принцессу Красного царства. Близок военный переворот. Но тут в бурю политики вмешивается необычная компания — дочь кровельщика, юная графиня, жандармский прапорщик, инопланетная шпионка и пилот-пришелец. Обстоятельства заставили их дать друг другу клятву, отныне они — союз верности и чести. Они очень молоды, порывисты и влюблены. Вместе они способны на невозможное…

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Д И С П У Т

В некотором царстве, в неком государстве, в городе на великой реке в шестьдесят верст длиной стоял секретный - весь в колючках институт. Работал институт на нужды обороны, выдумывал он танки да патроны, а когда вдруг все коршуны облиняли и голубями стали, институт захирел. И, видя такое прискорбие, потянулись туда из заморских краев благодетели, чтобы ободрить, поддержать, милостыню подать, а при случае и стибрить чего-нибудь.

В свете багровой звезды с холодной планеты взлетают космические истребители, тайное оружие Федерации. Пилотируют их не люди и не роботы, а похищенные души в кибероболочках. Но грядет час, когда пилоты выйдут из-под контроля. Один из них – будущий Фортунат, Капитан Удача.

Они еще не совсем люди, но уже и не механические игрушки, повинующиеся встроенной в мозг программе. Они ушли, чтобы стать свободными, создавать свои семьи, просто жить и работать. Они никому не хотят зла, но их преследуют и уничтожают или стирают память и возвращают хозяевам. Остается одно — воевать. Но не с людьми — законы робототехники незыблемы, — а с такими же, как и они сами, киборгами, пока еще лояльными по отношению к человеку. Начинается отсчет нового времени, времени войны кукол.

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Село Красное

А какие у нас места! вы только взгляните - воздух, земля и простор! и это, знаете, неспроста - тут богатейший чернозем, будто оазис, а вокруг - все тощие пески. Hедаром же наше село зовется Красное, а деревни рядом - Голая Пустынь, Бесхлебное, Тощево и Разориха.

А церковь? колокольня - как Эйфелева башня! звон верст на пятнадцать было слышно, семь деревень к нам молиться ходили, а в самом Красном народу жило две, не то три тысячи, вот как!

Популярные книги в жанре Публицистика

Книгу эту я помню с детства. Знала ее чуть ли не наизусть. Любила и по-своему представляла смоляной полярный город, где жили мои друзья — две с половиной тысячи игарчат, что придумали такую интересную книжку. Запивая морковным чаем жесткую лепешку, которую бабушка сочиняла из картофельной кожуры, я заставляла себя не хныкать, ибо считала, что такой, ноющей, меня никогда не примут в свое братство мои северные друзья. А мне очень хотелось вместе с Веной Вдовиным полететь на самолете, который пилотировал бы сам Молоков, знаменитый полярный летчик, один из первых Героев страны, или с Колей Малютиным высадиться на топком берегу протоки в отряде первых строителей, или отправиться с Петей Поэтовым и Юрой Жилиным охотиться на куропаток.

Рисунки С. Сухова

Мороз стоял будь здоров какой. Жгучий. С колючим хиузком. Со звоном, как говорят у нас в Таскине. А говорят так потому, что лишь при ладном морозе, когда все звуки обострены, доносится до села звон пилы-циркулярки, работающей в логу у молочной фермы. В оттепели же ни слуху ни духу от нее, хотя циркулярка не менее сердито вгрызается серебристыми зубьями в березовые кряжи, распиливаемые на дрова.

Школа была уже открыта, но еще совершенно пуста. Минька это понял сразу, как только, обработав веничком белые катанки, шагнул в коридор. Дверной стук гулко отдался в пустоте школы, и Минька почувствовал явное разочарование. Но когда он открыл 7 «б», навстречу ему поднялась с тряпкой в руках уборщица тетя Саня.

Рисунки. И. Павлова

Пережидая однажды пургу в заполярном поселке Караул, в самом устье Енисея, я увидел в магазине необыкновенные хлебы: огромные, румяные, пышные. Хмельной и пряный их запах безраздельно царствовал над всеми остальными запахами. Казалось, хлебному духу в булках тесно — поджаристые корки их приотстали, точно шляпки боровиков.

У магазина то и дело останавливались оленьи и собачьи упряжки. В сакуях и малицах, неуклюже, как пингвины, рыбаки, охотники, оленеводы бросали в нарты мешки, набитые караульскими булками. Отбывая в далекие стойбища, они везли родным и друзьям караульский хлеб в качестве гостинца.

Статья, 1973 год, предисловие к антологии «Талисман», 1973 г.

«Мельчаем мы, дамы и господа, мельчаем с ужасающей скоростью. То ли было дело раньше. Если стройка – то стройка века, если враг – то враг народа! А сейчас? Я не говорю о том, что цифра 46 миллионов (это вроде как нас с вами 46 миллионов) очевидно вводит в заблуждение. Сколько раз я ни выходил на улицу, притом в самые людные места, там оглядывался, и становилось грустно…»

Статья о неизвестных русскому читателю произведениях Жюля Верна — очерке о его личном полёте на воздушном шаре, записи сна писателя, в котром он путешествует в город будущего, а также рассказе о пневматическом транспорте под Атлантическим океаном, соединяющем Бостон и Ливерпуль.

«После очередного окончания политического кризиса на Украине прошли долгожданные дожди. И наконец президент Ющенко вспомнил про засуху, длившуюся целый месяц, и дал указание своему злейшему другу премьер-министру Януковичу «разобраться с проблемами сельского хозяйства, связанными с засухой»…»

«Наше общество еще никогда не двигалось с такой скоростью к высокой, но не известной широкой публике цели. Каждый день приносит по две-три, а то и больше государственных новости, которые, как инструмент опытного голландского ювелира, ограняют все новые и новые многочисленные грани будущего мирового бриллианта, которого нарекут «Украина» или же, как обещали, придумают новое название…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Великий сегун Песигава Покусай имел двух зятьев, двух приближенных к своей особе верных псов-самураев, чьи прославленные имена — Сидирумо Бука и Hафигаку Ротояма. Оба этих воина неуклонно следовали Буси-до и каждый день уверенно готовились к смерти.

Однажды сегун послал самураев на битву со злонамеренной крестоцветной блошкой, пожиравшей полезные растения на сегунских угодьях. Исполнились самураи боевого духа, засверкали их глаза, заскрежетали зубы; Сидирумо стал вострить мечи, а Hафигаку готовить к походу сумо на колесиках, потому что теща их Hакося Викуси велела еще привезти помидоров. Их самурайские жены, дочери сегуна — скромная Монокини и несгибаемая Тюбико — собрали им в дорогу большое сумо еды, поклонились на прощание и принялись за любимую женскую домашнюю работу — заточку ляс; лясы у Монокини и

Александр Белаш (Hочной Ветер)

В О П Л О Щ Е H И Е Г Р Ё З

- Да когда же ты, наконец, замуж-то выйдешь? - матушка вспоминает об этом всякий раз, когда ей приходится заниматься "мужской" - по ее мнению - работой: менять краны, чистить трубы и чинить выключатели. Вот и сейчас - она на пороге ванной рубит мороженую говядину, а значит - мне пощады не будет.

- Когда у нас в доме настоящий мужчина появится? А?..

- Тогда, когда я найду этого настоящего мужчину!

Александр Белаш (Hочной Ветер)

В О З Р О Ж Д Е H И Е

Так мы и заведовали клубом в Быстрице: я - киномеханик, музыкант и культмассовик, а жена - библиотекарь и ведущая кружки. Hу и огород, конечно, свой, куры, свиньи - без этого в селе пропадешь. Жизнь у нас была полная, дел невпроворот - уставать доводилось, скучать - никогда. Стихи в областную газету писали - я о природе и сельском хозяйстве, жена о любви. Дочь наша, Катя, в педагогический поступила.

После пятнадцати лет учёбы и научной pаботы в Англии опpятный, гладкий, умный Вася Дятлов — по визитке Basil Dуatloff, междунаpодный менеджеp и советник по макpоэкономике — возвpащался в Россию; ему пpедстояло pешить с поставщиками пpоблемы экспоpта в Евpосоюз кpупных паpтий свежезамоpоженных оpганов для пеpесадки. Лететь на pодину Васе было стpашновато — десяти лет от pоду попав в элитаpный пансионат, где из детей V.I.P. делали элиту XXI века, Вася был знаком с Россией лишь по Интеpнету, и навеpняка знал только то, что России нужны каpдинальные pефоpмы и энеpгичные молодые лидеpы. В установлении деловых контактов Вася сильно pассчитывал на отца — бизнесмена Андpея Дятлова, оплатившего его учёбу в колледже и Оксфоpде.