Великая Российская трагедия. В 2-х т.

Центральное место в книге последнего председателя Верховного Совета Российской Федерации и непосредственного участника драматических событий 21 сентября - 4 октября 1993 года занимает анализ деятельности Парламента, кремлевских правителей, сил Сопротивления и сил подавления конституционалистов.

Показаны истинные противоречия между высшими законодательной и исполнительной властями по вопросам экономической реформы и выбору пути развития государства, раскрываются причины (внешние и внутренние), которые привели кремлевское руководство к расстрелу танками здания Съезда народных депутатов и Верховного Совета.…

Отрывок из произведения:

Я знаю — Провидение сохранило мне жизнь в те страшные дни, когда мир равнодушно наблюдал развертывание Великой Российской трагедии, только с одной единственной целью — чтобы я мог написать эту Книгу. Книгу — Правду. Книгу моей судьбы, моих товарищей по Парламенту, многих соратников в огромной стране. Книгу судьбы народа российского — доверчивого, наивного, доброго. И в то же время способного быть равнодушным к страданиям и своим, и своих ближних. Народа справедливого, ценящего ум, бескорыстие, отвагу. И в то же время терпящего беспутных, продажных, бесталанных правителей.

Другие книги автора Руслан Имранович Хасбулатов

Если Россия переживет надвигающийся мировой катаклизм – не исключено, что наши далекие потомки будут величать В.В. Путина «Спасителем Отечества», который, подхватив власть из трясущихся рук «царя Бориса», смог совершить невозможное: остановить Смуту и распад страны, воссоздать «вертикаль управления», отлучить от Кремля заклятых врагов России, установить пусть худой, но все же мир на Кавказе, обеспечить экономический рост и фактически возродить Державу из пепла.

Другой вопрос, является ли это заслугой Путина – или просто счастливым стечением обстоятельств? (Как язвят «красные»: продавай СССР нефть по нынешней цене – мы бы уже давно жили при коммунизме.) Использовал ли он уникальный шанс, подаренный судьбой, сполна – или можно было сделать гораздо больше? Почему не обуздал коррупцию и чиновничий беспредел? Поднял ли Россию с колен – или, наоборот, «ударил лицом в грязь», превратив в «сырьевой придаток» Запада? Не выродилась ли путинская «суверенная демократия» в новый Застой? И, главное, есть ли у нынешнего премьера политическое будущее – или его время уже прошло?

Отвечая на самые острые вопросы новейшей истории не только как патриарх российской политики, но и экономист с мировым именем, Руслан Хасбулатов оценивает минувшее десятилетие «без гнева и пристрастия», не замалчивая победы и свершения, не скрывая провалов и катастроф, вынося справедливый приговор противоречивой путинской эпохе и воздавая должное ее творцу.

«Великая геополитическая катастрофа» — эта книга подтверждает правоту слов президента Путина о гибели СССР как о страшной трагедии, обернувшейся колоссальными людскими и экономическими потерями. Однако, проклиная горбачевскую «эпоху перемен», мы не всегда отдаем себе отчет, что события тогда пошли еще не по самому худшему из возможных сценариев — 20 лет назад нельзя было исключить ни полномасштабной гражданской войны, ни даже ядерного апокалипсиса. В реальности же произошел не полный крах, а ПОЛУРАСПАД Советского Союза — ценой неимоверных усилий и огромных жертв удалось спасти хотя бы Российскую Федерацию Благодаря кому мы удержались на краю и не погибли под обломками рухнувшей сверхдержавы? Почему вслед за агонией СССР та же участь не постигла и Россию? Как из пепла Советского Союза начало возрождаться Российское государство?

Будучи не просто свидетелем, а одним из главных участников событий, Руслан Хасбулатов рассказывает об увиденном и пережитом предельно откровенно, не обходя молчанием даже самые острые моменты, не замалчивая ни собственных ошибок, ни имен главных виновников и заказчиков Великой Геополитической Катастрофы. От начала «перестройки» до самоубийственного «парада суверенитетов», от преступного заговора КГБ, организовавшего государственный переворот, до провала мятежа ГКЧП, от Беловежского мошенничества до «роспуска» СССР — эти мемуары позволяют заглянуть за кулисы большой политики, проливая свет на самые темные страницы новейшей истории

Эта книга - больше, чем простые мемуары очевидца трагедии 1991-1993 гг. Будучи не рядовым свидетелем, а одним из главных уча­стников событий, не только политиком, но и ученым-экономистом с мировым именем, Р. И. Хасбулатов раскрывает тайные механиз­мы катастрофы, вынося приговор преступному ельцинскому режи­му, выводя на чистую воду его зарубежных кукловодов и разоблачая международный заговор по развалу СССР и России. Ведь вслед за убийством Советского Союза та же участь должна была постигнуть и Российскую Федерацию - и лишь благодаря героическому сопротив­лению защитников Верховного Совета, тысячи из которых заплатили за свой подвиг жизнью, удалось спасти страну от окончательного краха. Вся правда о воровской «приватизации» и американских миллиардах Чубайса, о заказчиках ельцинского мятежа против законной власти и преступном сговоре <царя Бориса» с «шакалом в волчьей шкуре» Дудае­вым, о расправе карателей над мирными демонстрантами в «Останкино», беспощадном расстреле Белого Дома, массовых убийствах в ночь после разгрома Верховного Совета и подлинных масштабах ельцинского терро­ра! Анализируя причины гибели российской демократии и становления «либеральной тирании», эта сенсационная книга отвечает на главные во­просы истории: почему эпоха великих надежд обернулась всенародным разочарованием и кровавой бойней? Сколько жизней на самом деле по­губили «либеральные» палачи в октябре 1993-го? И что, если бы в этой схватке за будущее России победил не Ельцин, а Хасбулатов?…

В исходном скане Отсутствуют стр. 66-67

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

«Гражданская оборона» — культурный феномен. Сплав философии и необузданной первобытности. Синоним нонконформизма и непрекращающихся духовных поисков. Борьба и самопожертвование. Эта книга о истоках появления «ГО», эволюции, людях и событиях, так или иначе связанных с группой. Биография «ГО», несущаяся «сквозь огни, сквозь леса...  ...со скоростью мира».

В своё время Евгений Лукин любил повторять, что Боря Штерн просто обязан написать "Штернтиментальное путешествие", а я, как человек, отработавший два года грузчиком в магазине, должен создать "Мои универсамы".

Памятуя, что лучше поздно, чем никогда, я взялся за это сочинение.

Выкладываю воспоминания в том порядке, как они пишутся. Потом всё будет перекомпановано и возможно написаны связки, чтобы текст не слишком рассыпался.

В одной из лекций Аверинцев говорил о Ареопагите "это не философия, не литература, а шире — культурное событие!не совсем философия, не совсем поэзия, а и то и другое". Именно таким событием и был сам Сергей Сергейевич Аверинцев!

Однажды на Афоне я разговаривал с отцом Иеронимом о тех неожиданных внутренних переменах, которые я в себе ощущал по мере того, как вникал всё больше и больше в учение Православной Церкви. Эти перемены и новые ощущения удивляли и радовали меня. Разговаривая так, я дошёл до мысли, что было бы полезно поделиться когда-нибудь с другими этой историей моего «внутреннего перерождения». Отец Иероним согласился, но прибавил: «При жизни вашей печатать это не годится. Но оставить после себя рассказ о вашем обращении — это очень хорошо. Многие могут получить пользу, а вам уже тогда не может быть от этого никакого душевредительства». Потом он, весело и добродушно улыбаясь (что с ним случалось редко), прибавил: «Вот, скажут, однако «а Афоне какие иезуиты: доктора, да ещё и литератора нынешнего обратили».

Автор — еврей, что в глазах многих ставит под сомнение объективность анализа им антисемитизма. И автор — русский социалист, решительный противник коммунистической диктатуры, что тоже в глазах многих ставит под сомнение объективность анализа им советской действительности. Это обычно аргументы для людей с готовыми, предвзятыми мнениями, отмахивающихся от фактов, не укладывающихся в привычную для них схему мысли.

Работа эта вышла в свет в 1951 году по-английски вместе с более значительной по объему работой автора «Политика национальностей и еврейский вопрос в СССР». Обе вместе образуют большой том: «Евреи в Советском Союзе», опубликование которого по-русски — при теперешнем состоянии русского книжного рынка вне СССР — невозможно.

В настоящем издании работа несколько дополнена, в частности, в нее включен подробный анализ всех доступных данных об эвакуации евреев в Советском Союзе в годы 2-й мировой войны. Вопрос этот прямого отношения к теме об антисемитизме не имеет. Но широко распространенное заграницей мнение о проводившейся будто бы советским правительством политике спасения евреев, находившихся под угрозой истребления их Гитлером, является, может быть, главной основой ложных представлений о действительном состоянии вопроса об антисемитизме в Советском Союзе: можно ли допустить мысль о поощрении или хотя бы о толерировании антисемитизма советским правительством, если это правительство проявило такую исключительную активность в деле спасения евреев?

Менделеев в юности был тяжело болен, и врачи приговорили его к смерти. Предполагали, что у него последняя степень чахотки: время от времени у него горлом шла кровь. Тогдашние врачи долго не могли распознать истинной причины этих кровотечений. А их вызывал совсем не смертельный и, при известных условиях, даже не очень опасный порок сердечного клапана. В автобиографических заметках, написанных уже под старость, Менделеев вспоминал об этой врачебной ошибке ворчливо, но благодушно. Однако представьте себе печально обнаженные стены лазарета Главного педагогического института в Петербурге, где учился Менделеев. Представьте себе худощавого, голубоглазого юношу, ослабевшего от потери крови и еще хуже чувствующего себя от пребывания в постели. Неподвижность его угнетает. Он много читает и пишет- больше, чем разрешают больничные правила. Только это примиряет его с неприветливыми стенами больницы.

Владимир Бахтин

Судьба писателя Л. Добычина

"...одно высокопоставленное лицо учило меня приобретению перспектив. Под перспективами оно подразумевало "не одно же плохое, есть хорошее"..." В этих едких словах - весь Добычин, талантливый и своеобразный прозаик с трудной литературной судьбой, в чем-то предваряющей судьбу Михаила Зощенко. Оба были сатириками, обличителями, в многоликом мещанстве видели силу, враждебную человеку, культуре. И, как нередко в тогдашние времена, авторов стали отождествлять с их героями, самих писателей обвинили в тех нравственных изъянах, которые они высмеивали и осуждали. Литература о Добычине более чем скудна: несколько убийственно грубых и несправедливых рецензий, краткие доброжелательные упоминания в мемуарах В. Каверина. Л. Рахманова. Г. Гора и недавняя, очень содержательная заметка в "Огоньке" Марины Чуковской. О рецензиях нечего и говорить, достаточно прочитать названия - "Позорная книга". "Об эпигонстве": "...книга Добычина - хилое, ненужное детище, весьма далекое от советской почвы" ("Октябрь", 1936, № 5)...

Книга Веры Звездовой «Атом солнца», посвящена актеру театра и кино Сергею Безрукову, рассказывает о начале его творческого пути и первых громких работах в кино и театре.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В фельетоне, написанном Зиновием Юрьевым 40 лет назад, даются зарисовки преступности в США. Прекрасная возможность узнать, смогли-ли мы "догнать и перегнать" запад хоть в этом…

Впервые на русском — дебютный роман, получивший (по рукописи) «Азиатского Букера», премию Паланки (высшая литературная награда Филиппин) и премию Хью Макленнана (высшая литературная награда Квебека), вышедший в финалисты премий Grand Prix du Livre de Montreal (Канада), Prix Jan Michalski (Швейцария), Prix Courrier International (Франция) и Премии стран Британского содружества, а также попавший в список лучших книг года, по версии «Нью-Йорк таймс».

В ясный зимний день из Гудзона вылавливают тело Криспина Сальвадора — некогда знаменитого филиппинского писателя, давно переселившегося в Нью-Йорк, постоянного фигуранта любовных, политических и литературных скандалов. Что это — несчастный случай, убийство или самоубийство? Известно, что он долгие годы работал над романом «Сожженные мосты», призванным вернуть ему былую славу, разоблачить коррумпированных политиков и беспринципных олигархов, свести счеты с его многочисленными недругами. Но рукопись — пропала. А Мигель — студент Криспина и его последний друг — решает во что бы то ни стало отыскать ее, собирая жизнь Криспина, как головоломку, из его книг, интервью и воспоминаний. И постепенно возникает ощущение, что биография автора, с неизбежными скелетами в шкафах, это метафора жизни целой страны, где выборы могут украсть, а народные протесты — слить, где президент ради сохранения власти готов инсценировать террористическую угрозу, а религиозные лидеры слабо отличимы от уголовных авторитетов…

Название романа Елены Крюковой совпадает с названием признанного шедевра знаменитого итальянского скульптора ХХ века Джакомо Манцу (1908–1991), которому и посвящен роман, — «Вратами смерти» для собора Св. Петра в Риме (10 сцен-рельефов для одной из дверей храма, через которые обычно выходили похоронные процессии). Роман «Врата смерти» также состоит из рассказов-рельефов, объединенных одной темой — темой ухода, смерти.

Перу известного советского писателя В. Ардаматского принадлежат хорошо знакомые читателю романы «Сатурн» почти не виден», «Возмездие», «Суд», «Последний год» и многие другие.

В своей новой книге писатель, используя архивные (в том числе и зарубежные) документы, давние публикации, мемуары, восстанавливает подлинную историю попа Гапона, сыгравшего трагическую роль в годы первой российской революции.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.