Великан

Г.К. Честертон

Великан

Иногда мне кажется, что все большие города строились ночью. Во всяком случае, только ночью они - не большие, а великие. Все дома прекрасны во тьме; наверное, архитектура - ночное искусство, как фейерверк. Те, кто трудится ночью (журналисты, полицейские, воры, владельцы крохотных кофеен и ночные гуляки), восхищались хоть раз величественным темным зданием, увенчанным то ли зубцами, толи копьями, и плакали поутру, увидев, что это - галантерейный магазин с большой вывеской.

Другие книги автора Гилберт Кийт Честертон

«Между серебряной лентой утреннего неба и зеленой блестящей лентой моря пароход причалил к берегу Англии и выпустил на сушу темный рой людей. Тот, за кем мы последуем, не выделялся из них – он и не хотел выделяться. Ничто в нем не привлекало внимания; разве что праздничное щегольство костюма не совсем вязалось с деловой озабоченностью взгляда…»

На закатной окраине Лондона раскинулось предместье, багряное и бесформенное, словно облако на закате. Причудливые силуэты домов, сложенных из красного кирпича, темнели на фоне неба, и в самом расположении их было что-то дикое, ибо они воплощали мечтанья предприимчивого строителя, не чуждавшегося искусств, хотя и путавшего елизаветинский стиль со стилем королевы Анны[9], как, впрочем, и самих королев. Предместье не без причины слыло обиталищем художников и поэтов, но не подарило человечеству хороших картин или стихов. Шафранный парк не стал средоточием культуры, но это не мешало ему быть поистине приятным местом. Глядя на причудливые красные дома, пришелец думал о том, какие странные люди живут в них, и, встретив этих людей, не испытывал разочарования. Предместье было не только приятным, но и прекрасным для тех, кто видел в нем не мнимость, а мечту. Быть может, жители его не очень хорошо рисовали, но вид у них был, как говорят в наши дни, в высшей степени художественный. Юноша с длинными рыжими кудрями и наглым лицом не был поэтом, зато он был истинной поэмой. Старик с безумной белой бородой, в безумной белой шляпе не был философом, но сам вид его располагал к философии. Лысый субъект с яйцевидной головой и голой птичьей шеей не одарил открытием естественные науки, но какое открытие подарило бы нам столь редкий в науке вид? Так и только так можно было смотреть на занимающее нас предместье – не столько мастерскую, сколько хрупкое, но совершенное творение. Вступая туда, человек ощущал, что попадает в самое сердце пьесы.

Содержание

Сапфировый крест. Перевод Н. Трауберг

Тайна сада. Перевод Р. Цапенко / Сокровенный сад. Перевод А. Кудрявицкого

Странные шаги. Перевод И. Стрешнева

Летучие звезды. Перевод И. Бернштейн

Невидимка. Перевод А. Чапковского

Честь Израэля Гау. Перевод Н. Трауберг

Неверный контур. Перевод Т. Казавчинской

Грехи графа Сарадина. Перевод Н. Демуровой

Молот Господень. Перевод В. Муравьева

Око Аполлона. Перевод Н. Трауберг

Сломанная шпага. Перевод А. Ибрагимова

Три орудия смерти. Перевод В. Хинкиса

Мистер Натт, усердный редактор газеты «Дейли реформер», сидел у себя за столом и под веселый треск пишущей машинки, на которой стучала энергичная барышня, вскрывал письма и правил гранки.

Мистер Натт работал без пиджака. Это был светловолосый мужчина, склонный к полноте, с решительными движениями, твердо очерченным ртом и не допускающим возражений тоном. Но в глазах его, круглых и синих, как у младенца, таилось выражение замешательства и даже тоски, что никак не вязалось с его деловым обликом. Выражение это, впрочем, было не вовсе обманчивым. Подобно большинству журналистов, облеченных властью, он и вправду жил под непрестанным гнетом одного чувства — страха. Он страшился обвинений в клевете, страшился потерять клиентов, публикующих объявления в его газете, страшился пропустить опечатку, страшился получить расчет.

Г.К. Честертон

О чтении

Главная польза от чтения великих писателей не имеет отношения к литературе, она не связана ни с великолепием стиля, ни даже с воспитанием наших чувств. Читать хорошие книги полезно потому, что они не дают нам стать "истинно современными людьми" Становясь "современными", мы приковываем себя к последнему предрассудку; так, потратив последние деньги на модную шляпу, мы обрекаем себя на старомодность. Дорога столетий усеяна трупами "истинно современных людей". А литература - вечная, классическая литература - непрерывно напоминает нам о немодных истинах, уравновешивающих те новые взгляды, которым мы могли бы поддаться.

Рассказы об отце Брауне — это маленькие шедевры британского классического детектива, ставшие настоящим литературным феноменом. Об этом герое писали пьесы, сочиняли мюзиклы и даже рисовали комиксы. Рассказы Честертона не раз экранизировали в Англии и США, Германии и Италии, и неизменно экранизациям сопутствовал успех. И до сих пор читатели во всем мире снова и снова восхищаются проницательностью знаменитого патера. Многие рассказы печатаются в переводах, подготовленных специально к этому изданию!

Содержание

Отсутствие мистера Кана. Перевод Н. Трауберг

Разбойничий рай. Перевод Н. Трауберг

Поединок доктора Хирша. Перевод В. Ланчикова

Человек в проулке. Перевод Р. Облонской

Машина ошибается. Перевод А. Кудрявицкого / Ошибка машины. Перевод Р. Цапенко

Профиль Цезаря. Перевод Н. Рахмановой

Лиловый парик. Перевод Н. Демуровой

Конец Пендрагонов. Перевод Н. Ивановой

Бог гонгов. Перевод Н. Ивановой

Салат полковника Крэя. Перевод под редакцией Н. Трауберг

Странное преступление Джона Боулнойза. Перевод Р. Облонской

Волшебная сказка отца Брауна. Перевод Р. Облонской

Среди холмов, на повороте тропки, где два тополя, словно пирамиды, стерегли деревушку Галь, появился однажды человек в одеждах очень странного покроя и странного цвета — в ярко-алом плаще, в белой шляпе на пышных черных кудрях, с бакенбардами, как у Байрона.

О том, почему он выглядел столь странно и старомодно и все же держался изящно, даже дерзко, гадали среди прочего те, кто пытался разгадать его загадку. Загадка же такая: миновав тополя, он исчез, словно растворился в заре или унесся с утренним ветром.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Остросюжетный роман французского писателя XIX века Ксавье де Монтепена.

Инспектор полиции, расследующий казалось бы простое дело становится пособником убийцы и, наконец, сам убийцей. Кажущаяся простота оборачивается невероятной сложностью интриги и трагических обстоятельств. Однако, возмездие — неотвратимо, и для него нет срока давности.

Переводчица Лера Грушина пожалела, что приняла приглашение подруги Кати провести Хэллоуин в загородном особняке ее знакомого. Вечеринка в костюмах оборотней, вампиров, ведьм и прочей нечисти оказалась очень скучной, и Лера уговорила Катю уехать пораньше. Но по дороге через лес на них напали... вампиры! Причем не ряженые, а самые настоящие – оказывается, это не легенда и не выдумка писателей, они существуют на самом деле! Лере чудом удалось спастись... Вернувшись домой, она получила неожиданное предложение высокооплачиваемой работы за границей и с радостью начала готовиться к срочному отъезду. В последний момент она заподозрила неладное и решила спрятаться на даче давно влюбленного в нее друга Пашки. Коварные кровопийцы оказались хитрее – они все-таки выследили и похитили Леру! Если бы девушка знала, почему вампиры так настойчиво охотятся именно за ней!

Джон Хьюминик

Двойной агент

Перевод Валерия Горбатко

Об авторе

Джон Хьюминик стал известен как ученый и инженер, хотя никогда не учился в университете и даже не получил степени в колледже. Мистер Хьюминик посещал различные технические школы и курсы с целью изучения металлургии и технологии сварочного производства, а также закончил несколько заочных курсов Армии США по программам усовершенствования офицеров. Являясь первым лейтенантом резерва Армии, он стал экспертом по средствам химической , биологической и радиологической войны.

Cкорый из Парижа пришел в Прагу минута в минуту. Я не ожидал от него такой точности и поэтому появился на вокзале с небольшим опозданием. Впрочем, если уж честно, опоздание было не такое уж маленькое — на добрых десять минут, и то, что мы все-таки столкнулись с Миркой в переполненном вестибюле Главного вокзала, дело отчасти случая, а в основном — заслуга ее тициановской шевелюры, которая бросается в глаза в любой толчее.

— Привет, дорогая, — сказал я и добавил еще несколько подходящих к случаю фраз, завершив церемонию вопросом, где ее чемодан, чтобы я мог его взять.

Помните грозовые 90-е? Как мы уцелели? Бизнес, афёры, политика со стрельбой… А любовь? А дефолт?!

Год 1992-й. Где-то в Югославии. Солнце с час уже, как опустилось за верхушки высоких деревьев, и в лесу было темно как в карцере. Только тусклая Луна то там, то тут показывала себя в густой листве. Три человека, в пятнистых куртках, пробирались сквозь чащу. Они с трудом могли видеть друг друга.

Автоматные дула у первых двоих высовывались краешком — в темноте можно было не разглядеть.

Уже прошло больше часа, а лес все не заканчивался. Двое остановились, услышав за спиною треск сучьев и что-то русское, очень матерное. Это их товарищ, что ковылял следом, рухнул, зацепившись за какую-то корягу. Ему помогли подняться.

Древняя глиняная табличка, покрытая письменами. Артефакт, представляющий интерес лишь для ученых и коллекционеров?

Нет. Бесценное сокровище, которым мечтают завладеть многие. Но все, кто держал эту табличку в руках, гибнут при загадочных обстоятельствах, а сама она бесследно исчезает.

Сын одного из погибших археологов, израильтянин Ури Гутман, и его подруга, американка Мэгги Костелло, пытаются найти пропавший артефакт и раскрыть его тайну.

И теперь смертельная опасность нависает уже над ними…

…Международный конгресс переводчиков в «мертвый сезон».

Пустынный пляж, неработающий маяк.

И – три непонятные СМЕРТИ.

Серия убийств – или САМОубийств?

Почему у всех погибших была во рту монета?

Почему погибли те, кто изучал язык эзотерических тайных книг?

…Старинное университетское здание превращается в театр убийств, в котором ВСЕ люди – только куклы, направляемые таинственным кукловодом.

Смерть следует за смертью – и каждая из них как-то связана с поисками исчезнувшего литературного наследия эксцентричного гения…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Г.К. Честертон

Высокие равнины

Под этим странным сочетанием слов я подразумеваю не плоскогорья, которые мне ничуть не интересны; когда человек лезет на них, трудности восхождения не увенчиваются радостью вершины. Кроме того, они смутно связаны с Азией - с полчищами, поедающими все, как саранча, и с царями, взявшимися невесть откуда, и с белыми слонами, и с раскрашенными конями, и со страшными лучниками - словом, с высокомерной силой, хлынувшей в Европу, когда Нерон был молод. Силу эту поочередно сокрушали все христианские страны, пока она не возникла в Англии и не назвалась культом империи.

Дмитрий Честных

Пьяный Вася внутри Интернета

Как довольно часто бывало по выходным, Вася собрал друзей у себя дома, естественно, не забыв закупиться горячительными напитками. На днях у него сломался модем, и Макс обещал его починить, но к Васькиному сожалению, Макс прийти не смог, поэтому игры по Интернету на время пьянки отменяются. А это было любимым делом Василия - ходить пьяным в Counter-Strike и мочить врагов.

Итак, друзья расселись, разогрелись, и понеслась... Стакан за стаканом, рюмка за рюмкой. После пятой рюмки ребята начали вспоминать прошлую пьянку, после десятой, те кто уже не мог ничего вспомнить, решили узнать, поможет ли им сон в воспоминании. А когда закончились все бутылки, ребята разделились и начали разговаривать о чем-то своем. Вася присоединился к двум своим самым близким друзьям.

По мотивам "Секретные материалы"

Dipsi

The true is out there

***

Эдгар-Гувер-Билдинг.

Вашингтон, DC.

Кабинет зам директора

Скиннера.

3:55 PM

Скалли сидела на стуле напротив стола Скиннера и следила за его передвижениями по кабинету, от одной стены до другой.

Проходили долгие минуты в ожидании, они казались вечностью. В этом же темпе прошел еще один час.

Но тут неожиданно зазвенел телефон, стоящий на столе. Скиннер сразу же взял трубку, не заставляя себя ждать.

Киpа Четвертак

ТАЙHЫ И ОТКРЫТИЯ Выпуск No 20

Hастоящие сказки бpатьев Гpимм

Педагоги и психологи часто жалуются, что наpодные сказки слишком уж жестоки.

Если б они только знали, что pодители pассказывают отпpыскам - как бы это сказать? - сильно отpедактиpованные веpсии волшебных истоpий. Оpигиналы были куда более, э-э-э... натуpалистическими, что ли...

К пpимеpу, возьмем знакомую всем с пеленок сказку о меpтвой цаpевне. Знаете ли вы, что пpекpасная девица вовсе не была pазбужена поцелуем хpабpого пpинца? Итальянская веpсия этой истоpии, датиpованная 1636 годом, гласит, что пpоезжий молодец изнасиловал спящую меpтвым сном пpелестницу и ничтоже сумняшеся отпpавился себе дальше. Тpи медведя-шатуна на самом деле забpосили стаpушку на шпиль собоpа Святого Павла; Золушкина мачеха отpубила своим дочеpям по кусочку ступни, а что касается Белоснежки - то скажем, что злая коpолева хотела не столько ее сеpдце, сколько нежное тело...