Ведомые 'Дракона'

Тищенко Александр Трофимович

Ведомые "Дракона"

Аннотация издательства: К аэродрому приближалась необычная процессия. Два советских "яка", возвращаясь с боевого задания, вели под дулами пушек "мессершмитта". Перед заходом на посадку "мессер" в последний раз попытался вырваться из "клещей", но трассы пушечных очередей моментально отрезали ему путь. Он вынужден был сесть на наш аэродром. В книге Героя Советского Союза А. Т. Тищенко немало подобных эпизодов. Автор прошел большой и славный боевой путь. Он дрался с фашистами в небе Кубани, Украины, Белоруссии, Польши, штурмовал Берлин. Бесстрашный воздушный боец, один из ведомых "Дракона" (такой позывной был тогда у командира авиационного корпуса дважды Героя Советского Союза ныне маршала авиации Е. Я. Савицкого), сбил двадцать один вражеский самолет лично и три - в групповых боях. Глубокие раздумья автора, простота и доходчивость изложения делают его воспоминания интересными для всех.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Автор этих воспоминаний, перу которого принадлежат четыре романа, повести и рассказы, родился в 1936 г. в Горьком в семье военнослужащих. Поступив в Военно-медицинскую ордена Ленина Краснознамённую академию им. С. М. Кирова в Ленинграде, закончил её в 1954 году. Служил на подводных лодках и кораблях Черноморского и Северного флотов. В 1972 году закончил командно-медицинский факультет Военно-медицинской академии, и после вся его служебная деятельность прошла в центральном аппарате ВМФ СССР. Полковник медицинской службы, был главным эпидемиологом Военно-морского флота, сейчас в отставке. Занимаясь литературным творчеством, стал лауреатом всероссийских и международных литературных премий. Член Союза писателей России с 1979 года. Живёт в Москве и постоянно сотрудничает с журналом «Наш современник». Его воспоминания о годах учёбы в знаменитой Военно-медицинской академии, курсантском житье-бытье в Рузовке, как называли своё общежитие-казарму курсанты, написаны живо и увлекательно.

Лаконизм предлагаемого вашему вниманию подтверждает результативность принципа less is more.

«В момент захода солнца понял: важен только момент. Только момент, только состояние: „Сидели, свертывали цыгарки“, „рвануло над пятым бастионом“, „обдала теплая волна“. Was noch?»

Как, то есть, что? Дмитрий Борисович?

Фиксация, конечно.

Но момент, невероятно сложную структуру «здесь-и-сейчас» Добродеев умеет явить как мало кто.

Перевод известного письма Г.Ф. Лавкрафта, где пересказывается его сон, который позднее ляжет в основу рассказа "Показания Рэндольфа Картера" (название текста условное, дано переводчиком, то бишь, мной).

Из Владивостока

Лето 1932 года

…Прошлый год — в это время — я писал «Дальние страны». Теперь урывками пишу другую, назову ее вероятно: «Такой человек». Какой это человек? И кто этот человек? Это будет видно потом. Я работаю разъездным корреспондентом. Интересно очень. Как мы живем — об этом когда-нибудь позже. Живем весело. Не хватает только одного, хорошего такого человека — Тимура Гайдара[2]. Но — ничего. С ним-то мы еще встретимся…

Местожительством семьи обычно была Пенза, но летом около 1-2 месяцев проживали в деревне в дедушки (с. Сивинь, Шайговского района, Мордовской АССР).

Там Женя проводил время со своими двоюродными братьями Толей и Володей; первый из них старше Жени на 1 год и 4 месяца, второй моложе на 4 месяца. По переезде их в Пензу (1923 г.).

сын по-прежнему играл с ними. В более позднем возрасте Женя играл с несколькими другими детьми. В отдельных случаях, когда есть основание допускать некоторое влияние их речи, о нем будет упоминаться в работе. Также будут отмечаться случаи диалектного влияния, которое шло через товарищей по играм. Но следует иметь в виду, что вследствие местоположения г.Пензы в полосе переходных говоров диалектные особенности речи, с которыми Женя мог столкнуться, незначительны. В связи с этим обращу внимание, что в отдельных случаях в речи Жени встречаются образования, совпадающие с формами, бытующими в диалектах, но многие из них появились у него не в результате заимствования из диалектов (близкие к городу Пензе диалекты их не имеют), а путем самостоятельного образования (выше были отмечены возможности таких самостоятельно возникающих совпадений).

Автор книги «Шестьдесят лет у телескопа» Гавриил Адрианович Тихов — выдающийся ученый нашего времени. Им сделаны замечательные открытия в области астрономии. Многие из них связаны с изучением Марса. Г. А. Тихое считает, что на Марсе существует жизнь. Он доказывает это с помощью новой созданной им науки — астроботаники.

О своем жизненном пути, о труде исследователя — астронома рассказывает ученый в этой книге.

Свой творческий путь сибирский писатель Сергей Заплавный начал как поэт. Он автор ряда поэтических сборников. Затем увидели свет его прозаические книги «Марейка», «Музыкальная зажигалка». «Земля с надеждой», «Узоры», «Чистая работа». Двумя массовыми изданиями вышло документально — художественное повествование «Рассказы о Томске», обращенное к истории Сибири.

Новая повесть С. Заплавного посвящена одному из организаторов Петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» — Петру Запорожцу. Трагически короткая, но яркая жизнь этого незаурядного человека тесно связана с судьбами В. И. Ленина, Г. М. Кржижановского. Н. К. Крупской, И. С. Радченко, А. А. Ванеева и других ленинцев, стоявших у истоков Российской социал-демократической рабочей партии. Старшему из них в ту пору исполнилось двадцать шесть лет. Они еще только вступали на путь борьбы за рабочее дело, но вступали зрело, мужественно, не щадя себя. Это их начало, их запев.

New Orleans Magazine, май 1993 г.

…Это, в конечном итоге, роман о жирном парняге, который обильно рыгает и много забавляется сам с собой. Не всякая мать увидит в таком блеск таланта — хоть его и напишет ее единственный сын, гений. Однако, Тельма Тул увидела. А Тельма Тул, мать лауреата Пулитцеровской премии Джона Кеннеди Тула, была образцом аристократизма, всегда при шляпке и перчатках. Эксцентричного такого аристократизма.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей ТИЩЕНКО

ГДЕ-ТО НА ЗЕМЛЕ

Ко мне явился пришелец. Возник из воздуха - как они обычно являются в подобных случаях, прямо передо мной - и сразу же перешел к сути дела:

- Мы хотим завоевать вашу землю, - заявил он, выпустив клуб дыма (он курил сигару и был в смокинге), - в наше личное пользование. Я выражаюсь ясно?

- Валяйте, - произнес я, усаживаясь на край верстака. Ветерок из окна колыхал белоснежные занавески.

Сергей ТИЩЕНКО

СУМКА

Плачет маленький мальчик. Мать его утешает - обычная сценка.

Прохожий:

- Не плачь, а то в сумку заберу! - и показывает большую сумку.

Через 20 лет.

"И зачем только я сказал, что заберу его в сумку?" - думает Иван Иванович, надрываясь.

А из сумки несутся негодующие вопли:

- Сказал "заберу", теперь корми! И пива побольше!

Сергей ТИЩЕНКО

ВАРПИС

(В АТМОСФЕРЕ РАЗДОРА, ПОДОЗРИТЕЛЬНОСТИ И СТРАХА)

Вечером я вдруг обнаружил, что в доме нет хлеба. Вечер - не самое приятное (удобное) время для подобного рода прогулок, но делать было нечего: надо идти. И не о том речь, что сегодня еще надо было ужинать, а завтра утром - завтракать, да и об обеде тоже следовало подумать загодя. Но дело в том, что завтра хлеб неизбежно подорожает, а тогда неизвестно, хватит ли денег дотянуть до следующей зарплаты.

Сергей ТИЩЕНКО

ВСЕГО ТРИ СЛОВА

"Вселенная бесконечна в пространстве и во времени"

(древнее заблуждение)

"...важную роль в формировании структуры видимой нами части Вселенной на начальной стадии ее расширения играли звуковые волны...

(научный факт)

Астрофизик я. И всегда был астрофизиком, что бы ни говорили обо мне мои собратья по науке, рыцари радиотелескопа и спектрографа. Я решал свою задачу и не моя вина, что в ответе получился неожиданный результат: так часто бывает. А если не я - все равно это был бы кто-нибудь другой.