Ведьмы Карреса. Часть 1

Всё началось с того, что капитан Позерт захотел вызволить из рабства трёх девочек. Он купил их на невольничьем рынке планеты Порлумма и привёз на родину, на планету Каррес. Мог ли капитан тогда предположить, что вся его дальнейшая судьба окажется связанной с Карресом, который окажется самым необычным миром?

Отрывок из произведения:

Вечер был в самом разгаре, когда капитан Позерт, коммивояжер с Никкельдепейна, познакомился с первой ведьмочкой Карреса.

Случилось это на планете Порлумма и, насколько понимал капитан Позерт, по чистой случайности.

В прекрасном расположении духа, собираясь вернуться на свой корабль, капитан вышел из престижного бара на мощеную булыжником припортовую улицу. Нельзя сказать, что в баре приключилась ссора, нет. Просто стоило капитану произнести имя своей планеты, как кое-кто начал ухмыляться, скалить зубы, и капитану пришлось обратить внимание собравшихся, — он был горд собственным остроумием, — насколько нелепее называть планету, например, Порлуммой.

Другие книги автора Джеймс Шмиц

Джеймс Генри Шмиц (1911–1981) — американский писатель-фантаст, известный прежде всего благодаря великолепному циклу произведений «Федерация Средоточия» — произведений, которым не откажешь ни в УДИВИТЕЛЬНОЙ увлекательности, ни в мастерском построении интриги, ни в МАСШТАБНОСТИ и ДЕТАЛЬНОЙ ВЫПИСАННОСТИ мира далекого будущего. Мира, в который читатель буквально погружается с головой. Издание же, которое вы держите в руках, открывает сборник из четырех взаимосвязанных повестей «Агент Веги», в которых секретные агенты с невероятными умственными способностями борются с врагами Конфедерации Веги. В романе «Ведьмы Карреса» — трое девочек-экстрасенсов, спасенные от рабства капитаном звездолета, в благодарность за это помогают ему открыть дар экстрасенсорного восприятия в себе самом. Действие цикла «Федерация Средоточия» (другое название «В Ядре Звёздного Скопления») происходит в 3500-х годах. Межпланетная Федерация управляется Сверхправительством. В состав Федерации входят ВСЕ разумные расы Галактики… Данное издание представляет любителям фантастики ВЕСЬ ЦИКЛ «Федерация Средоточия» целиком и полностью. Все произведения до единого. На протяжении четырех сборников читатели смогут проследить за приключениями персонажей, как они постоянно пересекаются, взаимодействуют и перебегают друг другу дорогу. Тэлзи Амбердон, разумеется, занимает высочайшее положение, но вы также найдете все истории о Триггер Арджи, жуликоватом Хеслете Квиллане, Холати Тэйте, Пилч, профессоре Мантелише, Вэлане Дэсинджере — обо всех до единого. Так первый и второй сборники представляют сагу о Тэлзи, где во втором сборнике впервые появляется Триггер в качестве её партнерши по пси. Третий сборник — целиком о Триггер. Четвертый же сборник будет сосредоточен на приключениях еще одной героини, Найл Этланд. Содержание: АГЕНТ ВЕГИ (цикл) — Агент Веги — Мастера иллюзий — Правда о Кушгаре — Вторая ночь лета ВЕДЬМЫ КАРРЕСА (роман) ФЕДЕРАЦИЯ СРЕДОТОЧИЯ (цикл) — Телзи Амберон (сборник) — Телзи и Триггер (сборник) — Триггер и её друзья (сборник) — В Ядре Звёздного Скопления (сборник) РАССКАЗЫ И ПОВЕСТИ: Хранители традиций На крючке Маяк в неведомое Конец пути Приглядывай за небесами Зеленолицый Пси-преступник Мы не хотим проблем Исследовательский центр «Альфа»

Джеймс Генри Шмиц — фантаст, известный в нашей стране лишь истинным знатокам жанра (так как его российские публикации ограничились десятком рассказов и повестей), однако в действительности весьма популярный — прежде всего благодаря великолепному циклу произведений о Средоточии — межпланетной федерации, в состав которой входят все разумные расы Галактики, — произведений, которым не откажешь ни в удивительной увлекательности, ни в мастерской интриге, ни в масштабности и детальной выписанности мира далекого будущего. Мира, в который читатель буквально погружается с головой.

В этот том включены рассказы и повести из цикла "Телзи Амбердон" и "Тэлзи и Триггер".

Содержание:

* Джеймс Шмиц. Новичок (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. В тихом омуте… (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Полтергейст (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Ночной хищник (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Не больше чем сон (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Забавы «Львиного народа» (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Налакийская кровь (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Звёздные гиацинты (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Не рой яму брату своему… (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. Рай для паразитов (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. День славы (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. Дитя богов (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. Мартри-марионетки (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. Симбиоты (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. Машлюди (перевод В.П. Михайлова)

* Гай Гордон. Федерация Ядра Звёздного Скопления: обзор (эссе, перевод А. Балабченкова)

Немного космооперы, немного авантюры, немного фэнтези. Империя, объединяющая большинство миров, борется с планетой ведьм, которые в свою очередь ведут войну против мощнейшего супер-корабля захватчиков из другого измерения. Космические пираты грабят, шпионы кишат, хихикающие сгустки энергии ищут развлечений. И все гоняются за главным героем, который — не сказать, чтобы удачливый малый или хотя бы законопослушный гражданин, зато добрый, отзывчивый, готовый и заступиться за ребенка, и спасти Галактику.

Джеймс Шмиц не предлагает искушенному читателю новых идей, но и скучать на протяжении романа не дает.  

В фантастическом произведении представитель человеческой цивилизации ведет борьбу с изощренными форма агрессивности существ из других галактик с помощью телепатии.

В этом рассказе Триггер Арджи и Тэлзи Амбердон знакомятся друг с другом.

Планета Сутанг только что открыта людьми. Первыми здесь обосновались ученые и исследователи, чтобы подготовить планету к прибытию колонистов. И вот, однажды, группа из четырех человек отправилась в путешествие на рафте, странном плавающем полурастительном-полуживотном существе огромных размеров, которого называли Дедушка, отправились, чтобы исследовать окрестности. Но они даже и представить себе не могли, каким опасностям они подвергнутся в пути…

© ceh (fantlab)

***

ж. «Знание-сила» № 3 за 1972 г, с.45–47, с илл.

Трепещущий всплеск пси-энергии. Затем внезапное яркое впечатление бегства… попытка спрятаться… жуткий страх перед преследователем, скрыться от которого невозможно… У Телзи перехватило дыхание. Ее разум мгновенно создал пси-экран, блокируя приходящие извне импульсы. Ментальные образы и ощущения преследуемого сразу пропали, коснувшись ее лишь на долю секунды, но она еще долго лежала неподвижно, закрыв глаза. Пульс выбивал барабанную дробь примитивной тревоги. Последний час она тревожно дремала, смутно улавливая ментальные следы многочисленной живности, населяющей парк на мили вокруг. Может, она попросту заснула, и это было началом сна?…

А.Е. Ван Вогт и Дж. Шмитц

Точка Омега

1

Это произошло у автомата с прохладительными напитками. Распрямляясь, Барбара Эллингтон внезапно почувствовала, как что-то мимолетно коснулось её правого плеча. Это было похоже на легкий щелчок, но необычно холодивший кожу.

Она живо, несколько неловко, обернулась и в замешательстве взглянула на стоявшего сзади в нескольких шагах от неё элегантного, без единого волоска на голове, мужчину. Судя по всему, он ожидал своей очереди.

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

В рассказе «Красный свет», впервые опубликованном в жур¬нале «Analog» в 1996 г., межпланетное путешествие становится причиной расширения Вселенной, и следящие за экологическим балансом инопланетяне просят путешественников вести себя прилично. Разумеется, это произведение с подтекстом.

Марвин тщательно провел кисточкой с клеем по шероховатой поверхности передатчика. Результатом этой сложной операции стала маслянистая блестящая линия горчичного цвета. Затем Марвин вытащил из нагрудного кармана пластинку с частотами для Х-про-странства и прижал ее к панели. Конечно, особой необходимости в этом не было - Марвин знал практически все частоты наизусть, но мало ли что, вдруг придется усадить за передатчик киборга. А уж от него-то можно ожидать чего угодно. Да и что с него взять - робот, он и есть робот. Бестолочь, одним словом.

Коммуникатор ожил как раз в тот момент, когда небо на востоке этой, пока еще безымянной планеты начало светлеть. Венворт отбросил одеяло и, скатившись с узкой койки, нажал на кнопку, а затем сердито заговорил:

- Алло! Что случилось?.. Говорите громче, плохо слышно… Ага… Нет, у нас все в порядке. Ну что, собственно, с нами может произойти? Почему я не доложил вовремя? Мы с Хайнсом выполняли приказ и пытались найти конец этой проклятой плантации скит-деревьев. Мы целый день летели на восток и пересекли два временных пояса. Здесь у нас рассвет еще только начинается… - он зевнул. - Да, мы посадили флайер на какой-то штуке, напоминающей дамбу, и пошли спать… Хайнс говорит, что он собирается создать скульптурное изображение существ, посадивших скит-деревья - глаз, выглядывающий из-за дерева-ствола… Нет! Черт подери, нет! Мы сфотографировали несколько сотен тысяч квадратных миль скит-деревьев, растущих ровными рядами, а также дамбы, каналы и целую ирригационную систему, но даже и намека на живых существ не видели… Нет городов, нет домов, нет руин, нет ничего…

…играет на самом сокровенном - извечном стремлении человека к Марсу.

В азартные игры, как известно, пагубно не столько играть, сколько отыгрываться.

Предлагаемый новый астрономический роман Артура Трэна принадлежит к числу немногочисленных удачных произведений образовательной беллетристики. Это – плод совместной работы художника и учёного: он написан американским беллетристом при участии крупного учёного Роберта Вуда, профессора физики Балтиморского Университета, научной силы первого ранга. Сотрудничество физика, прославившегося своими остроумными экспериментальными исследованиями, сказывается в своеобразной фабуле романа, в её осторожной и правдоподобной разработке; а участие опытного литературного работника сделало то, что научные детали не отягчают повествования, а сливаются с ним в органическое целое. В результате – оригинальное и занимательное произведение, в котором и художественная и научная сторона стоят на должной высоте.

Роман печатался в 1917 г. в лучшем американском ежемесячнике «Cosmopolitan», откуда мы воспроизводим также иллюстрирующие текст рисунки.

АРС-3-ИТА реаматериализовался в каталогизированной гиперточке в восьми световых годах от Солнца. Грузовой корабль дальнего радиуса действия, он весил восемнадцать миллионов тонн и возвращался с Бета Кита-4.

Корабль был гружен биочипами – компьютерными переключателями, изготовленными на четвертой планете системы Бета Кита. Подходящих условий для их производства не было больше ни на одной из планет Федерации. Эти переключатели составляли ядро любой новейшей компьютерной системы. Так что даже и при высокой стоимости транспортировки, продавая их по всей Федерации, "Транс Фед компани" все равно имела огромную прибыль.

Ее назвали Ильзой, и из всех земных созданий ей была уготована самая долгая, возможно, вечная жизнь. Средняя продолжительность жизни черепахи - триста лет, секвойи - шесть тысяч, а расчетное время осознанной жизнедеятельности Ильзы превышало десять тысяч лет. Хотя мозг Ильзы изготовили из железа, германия и мышьяка, а сердце представляло собой облачко водородной плазмы, она была задумана как земное существо - могла чувствовать, фиксировать и сохранять в памяти события и факты, ориентироваться в обстоятельствах, она была способна, как выяснилось незадолго до окончания полета, даже забывать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Иван Васильевич Панфилов, как и всякий кадровый военнослужащий*, быстро свыкался с незнакомыми местами, с новой обстановкой. Проходил день-другой, и все становилось привычным, близким, обжитым. Но вот уже неделю жил он в Алма-Ате, а своеобразная, неповторимая красота этого города не переставала волновать его.

Особенно нравились улицы. Прямые, как стрелы, пролегли они с юга на север и с востока на запад, и казалось, что нет им конца-края. Деревья густым, ровным строем вытянулись вдоль тротуаров. Пирамидальный и серебристый тополь, кряжистый дуб, крепыш-карагач, широколистый вяз, березы, липы, белая акация... Не город — сад!

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».