Вечный странник

Дмитрий Казаков (Loky)

Вечный странник

Программа тура была составлена великолепно, в чем путешественники убедились практически сразу.

День начинался чрезвычайно удачно. Агамемнон Сфер умудрился не проспать и опоздание на работу, связанное с неприятностями, ему уже не грозило. Стояла великолепная солнечная погода, что в Нью-Йорке бывает редко и, наконец, именно сегодня ему обещали выплатить премию, получив которую, Сфер собирался уйти на две недели в отпуск. Настроение было отличное, и он бодро шагал на работу, перескакивая с одного эскалатора на другой.

Рекомендуем почитать

Старый Якобус из Нейштадта проводил Великую Трансформацию. Он скрупулезно следовал указаниям мудрецов древности. Еще немного и будет создан философский камень. Всё! Можно вынимать тигель, и…

Новый Год. Добрый и светлый праздник. Что может случиться в эту волшебную ночь?! Но вот в одной таверн города совершенно убийство, на трупе не обнаружено следов физического насилия. Что это – магия, колдовство? Капитан городской стражи, Альбрехт Шор, берется за расследование.

© FantLab.ru

Частный сыщик расследует исчезновение американского профессора в Мексике. Но эта не та Мексика, к которой вы привыкли. Этой страной правят потомки славного Монтесумы, в свое время остановившего агрессию конкистадоров Кортеса. И это придает расследованию совершенно необычное направление...

Высоко в горах с незапамятных времен стоит башня. Сотни людей пытались узнать тайны, сокрытые в ней – безуспешно… Кто же сможет найти необходимый ответ? И существует ли он?

Странный мир, где обитателям ненавистен свет солнца. А в ярком небе этого мира парит таинственное существо, несущее гибель непредусмотрительным детям ночи.

Должна произойти Коронация – выборы нового правителя города. Выбирает его сам бог-покровитель Баал. Если кандидат неугоден – его убивает молнией из глаз статуи бога. Но вот, однажды, Баал отверг всех кандидатов. Тогда верховный жрец решил использовать гнев бога в своих целях – избавиться от главного городского пьяницы и дебошира, Хассира…

Марку Семеновичу бросилось в глаза небольшое объявление, обведенное рамкой:

«Алхимик, вещества для проведения внутренних и внешних трансформаций»…

Профессор истории Тиггз славился своей пунктуальностью, доходящей до занудства, и глубоким интересом к истории, переходящим в пренебрежение к жизни окружающих. Но вот в его руки попала старинная кулинарная книга, и это событие преобразило жизнь профессора.

Другие книги автора Дмитрий Львович Казаков

Мир изменился за одну ночь, а если говорить точнее, то за несколько мгновений.

Большинство обитателей Земли просто исчезли, другие превратились в монстров, и лишь немногие сохранили прежний облик, рассудок и память. Катаклизм затронул и творения рук человеческих. Многие здания оказались разрушены, другие претерпели странные трансформации, третьи вовсе сгинули, зато появилось кое-что новое…

Андрей Соловьев, житель Нижнего Новгорода, пытается выяснить, что стало причиной странных метаморфоз. И отправляется в путь. Сначала он идет по родному городу, затем выходит на трассу М-7, что связывает его с Москвой, и двигается на запад, встречая друзей, врагов, необычных «сородичей» и невероятных чудовищ.

А новый мир продолжает подкидывать загадки…

Что делать, если ты оказался фигурой на игровой доске магов? Смириться, опустить руки, наблюдать за ходом Игры и ждать гибели? Или начать сопротивляться, пойти против воли Игрока, презрев то, что силы несравнимы, а шансы на победу мизерны?

Бродячий мастеровой Хорст Вихор, ставший фишкой в схватке колдунов, решил бороться. Но он не мог даже представить, чем закончится эта борьба, куда она его приведет и кто является настоящим Игроком…

Путь Андрея Соловьева и его спутников по родной земле, изуродованной внезапным катаклизмом, продолжается. Нижний Новгород, Москва, Обнинск давно остались позади. Пройдены сотни километров. Андрею и его друзьям – Илье и Лизе – удалось остаться в живых, хотя на каждом шагу их подкарауливали чудовищные «богомолы» и «кузнечики», «гориллы» и «собаки», не имеющие ничего общего с одноименными земными тварями. В поисках ответов на свои вопросы путешественники на Запад вынуждены были покинуть территорию России и углубиться в леса и болота Белоруссии. Чем ближе они к ее столице, Минску, тем причудливее и страшнее апокалиптический хаос вокруг. Соловьев ощущает нарастающее сопротивление таинственных сил, но уже не может остановиться. Ведь он почти вплотную подошел к разгадке всемирной катастрофы!

Июль сорок пятого. Укрывшиеся в глухом уголке Верхней Австрии ученые и офицеры СС не желают мириться с поражением. Им удается, хоть и с опозданием, создать пресловутое «вундер-ваффе» – чудо-оружие.

Отряд советских разведчиков во главе с капитаном Радловым проникает в американскую зону оккупации, чтобы узнать, кто и с какой целью уничтожил гарнизон города Линц и освободил немецких военнопленных. И вскоре выясняется, что Вторая мировая война не кончилась, над Европой встает призрак Четвертого рейха

Анабиоз не для всех проходит бесследно. Бывший журналист Кирилл Вдовин обнаруживает у себя способность видеть фрагменты будущего. Не понимая толком, дар это или проклятие, Кирилл прибивается к коммуне майора Дериева.

Дериев управляет крупным районом Нижнего Новгорода. Своей задачей майор видит возрождение цивилизации и для достижения этой цели не брезгует никакими средствами. В парне со странными способностями он видит опасного конкурента, и не напрасно — ведь тот отличный оратор и прекрасно знаком со священными текстами. Справиться с таким соседом будет непросто.

Кирилл не просто собирает свою общину, он создает новую религию.

Его оружие — слово.

А по городу уже ползут слухи о новом мессии, Сыне Зари…

Вся трилогия «Магический цикл» в одном томе.

Содержание:

Я, маг!

Истребитель магов

Маг без магии

Такую коллекцию – ни продать, ни показать. «Собирая» визиты в причудливые реальности, проводник добрался до Центрума, где обнаружил секретный лагерь цадской инквизиции. Готовящихся в нем проповедников учат обращаться не только с молитвенником, но и с автоматом и взрывчаткой…

Взбалмошная красотка с таинственной биографией, агенты спецслужб, пограничники, одержимые жаждой власти церковники, да еще и стоящие за ними чужаки из неведомо какого мира… Не слишком ли много для простого коллекционера?

Иногда для того, чтобы сокрушить врага, необходимо уничтожить источник его силы. Вот и Олену Рендаллу пришлось пройти половину мира, пересечь океан, джунгли и горы, чтобы добраться до крошечного острова, где высятся возведенные тысячи лет назад храмы и где свила гнездо самая настоящая Тьма. Но битва с ней, несмотря на помощь друзей, на мощь ледяного клинка и Сердца Пламени, не будет легкой…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Полагаю, дело самих читателей, а также критиков-рецензентов оценивать новую книгу — в меру собственных основательности и вкуса разбирать ее особенности, отмечать достоинства, вскрывать явные и неявные просчеты, словом — дифференцировать, чтобы потом вывести интеграл…

Полагаю также, в данном случае нет особой нужды и в том, чтобы дотошно перечислять достижения, приводить полностью «послужной список» автора книги, которую вы держите в руках. Те, кого по-настоящему интересует фантастика, и без моей подсказки вспомнят другие его книги. Многочисленные публикации в коллективных сборниках, альманахах и журналах, а возможно, даже и то, что писатель Андрей Балабуха охотно выступает и в роли критика: в соавторстве — и без оного — им написаны десятки статей, обзоров, предисловий и послесловий к книгам других писателей-фантастов.

Главный герой антивоенного романа «Самосожжение», московский социолог Тихомиров, оказавшись в заграничной командировке, проводит своеобразное исследование духовного состояния западного общества.

Незамеченной инвалидная коляска остаться не могла. Подгоняемая размеренными движениями рук в кожаных перчатках, она со скрипом катилась через холл. Конечно, входить в здание министерства разрешено всем, однако слишком уж выделялся сидевший в ней бедный калека в толпе лощеных, гладко выбритых, хорошо одетых чиновников.

Увидев инвалида, Рольняк пробормотал некое слово, а стоявший рядом с ним Рогочки плотнее сжал губы. Потом тихий звонок оповестил о прибытии лифта, и они поспешно вошли в кабину.

Хино разглядывал лежащую перед ним фотографию, и чем больше он её разглядывал, тем большее недоумение отражалось на его лице.

— Ну, что я могу сказать?… Обычная фотография, плоское изображение. Самая заурядная из всех, какие мне приходилось видеть… И этот кусочек картона имеет какое-то отношение к предстоящему изысканию?

— Самое прямое! Ведь это единственное, чем мы располагаем для начала расследования, иными словами, единственная улика, — сказал начальник изыскательного отдела, и его глаза, и без того узкие, сузились ещё больше.

– Спасибо, доктор, – в который уже раз пробубнил мужчина, крепко сжав своей пятерней руку Дейнина. – Вы даже не представляете, как мы вам благодарны!.. Правда, Маша?

Женщина, уделявшая все внимание своей ноше в виде продолговатого свертка из одеяльца, перехваченного синей лентой, обратила к мужчинам залитое слезами лицо и с энтузиазмом закивала. Ей явно не хватало слов, чтобы выразить обуревавшие ее эмоции.

Дейнин осторожно высвободил затекшую кисть из стальной хватки собеседника и, опустив руку в карман халата, где у него всегда лежал пропитанный дезинфекционной жидкостью тампон, сказал:

Инспектор Клаус Бом еще раз внимательно все осмотрел: стена, местами шероховатая, выглядела прочной. Он нерешительно вытер ладонь о плащ, хотя нужды в том не было. Рука была чиста. «С этой стороны точно никто сюда не мог проникнуть», подумал инспектор в десятый раз.

— Ну и что вы об этом думаете, — спросил он практиканта, вертевшегося за его спиной.

Практикант собирал микроследы. Вопрос прозвучал в небольшой комнате большого дома прямоугольной архитектуры, расположенного на окраине крупного города (не менее полумиллиона жителей). Владелец дома занимал теперь меньше места, чем обычно занимает средний, живой горожанин.

Снег состоит из миллиона миллиардов узорчатых снежинок. Он рассыпчатый, как сахарная пудра, лёгкий, как пух в бабушкиной подушке, и пахнет ванильным мороженым. На горке снежинки укатаны в твёрдую дорожку, санки так быстро несутся по ней, что, кажется, вот-вот взлетят выше домов. Дома все вместе называются Десятым микрорайоном и стоят близко от леса, где каждое дерево разукрашено блёстками, словно новогодняя ёлка. К лесу нужно идти осторожно, всё время смотреть под ноги, а то недолго провалиться в заметённый снегом фундамент, который строители почему-то осенью оставили.

— Эй, Вилли, ты читал газеты за последние дни? Вилли, хватит жрать! Ты читал, спрашиваю, газеты?

Вилли появился из кухни, дожёвывая и вытирая масленые губы передником. Сегодня он тушил капусту с мясом. Готовить пищу входило в его обязанности: Карл Гроте испытывал отвращение к местной национальной кухне и ел только домашнюю стряпню.

— Слушаю, оберштурм… простите, господин Себастьян.

— Сколько можно втолковывать: выбрось из башки «обер» и «штурм»! И какого чёрта ты треплешься на немецком? Живём третий год среди этой швали, пора бы…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юрий КАЗАКОВ

Адам и Ева

Рассказ

Художник Агеев жил в гостинице в северном городе, приехал сюда писать рыбаков. Город был широк. Широки были его площади, улицы, бульвары, и от этого казался он пустым.

Стояла осень. Над городом, над сизо-бурыми заволоченными изморосью лесами неслись с запада низкие, свисающие лохмотьями облака, по десять раз на день начинало дождить, и озеро поднималось над городом свинцовой стеной. Утром Агеев подолгу лежал, курил натощак, смотрел в окно. Струились исполосованные дождем стекла, крыши домов внизу сумрачно блестели, отражая небо. В номере тяжело пахло табаком и еще чем-то гостиничным. Голова у Агеева болела, в ушах не проходил звон, и сердце покалывало...

Юрий Павлович Казаков

КАБИАСЫ

Заведующий клубом Жуков слишком задержался в соседнем колхозе. Дело было в августе. Жуков приехал по делам еще днем, побывал везде и везде поговорил, хотя и неудачный был для него день, все как-то торопились: горячая была пора.

Жуков, совсем молоденький парнишка, в клубе еще и году не работал и был поэтому горяч и активен. Родом он был из Зубатова, большого села, а жил теперь в Дубках, в маленькой комнатке при клубе.

Юрий Павлович Казаков

(1927-1982)

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЗАМЕТКИ

О мужестве писателя

Соловецкие мечтания

Не довольно ли?

Единственно родное слово

Для чего литература и для чего я сам?

Поедемте в Лопшеньгу

О МУЖЕСТВЕ ПИСАТЕЛЯ

Я сидел наверху этой истоптанной, зажитой, наполненной разными моряками и экспеди-циями, замусоленной, прекрасной архангельской гостиницы (в старом ее крыле), в нашем номере, среди развороченных рюкзаков, разбросанных вещей, среди всех этих сапог, пачек сигарет, бритв, ружей, патронов и всего прочего, после тяжелого, ненужного спора о литературе, сидел возле окна, грустно подперся, а было уж поздно, в который раз пришла смиренная белая ночь и вливалась в меня, как яд, звала еще дальше, и хоть я и зол был, но зато хорошо, весело становилось от мысли, что завтра нам нужно устраиваться на зверобойной шхуне, чтобы идти потом к Новой Земле и еще дальше, куда-то в Карское море.

Юрий Павлович Казаков

МАНЬКА

Посвящается К.Г. Паустовскому

1

От Вазинцев до Золотицы - тридцать верст. Дороги нет, идти нужно по глухой тропе, зарастающей мхом, травой, даже грибами. Маньке кажется иногда: не ходи она каждый день с почтой по этой тропе, все бы давно заглохло - блуди потом по лесу!

Манька - сирота.

- Батюшка в шторм потонул, - говорит она, опуская глаза и облизывая губы острым языком, - а матушка на другой год руки на себя наложила. Порато тосковала! Вечером раз вышла из избы, побегла по льду в море, добегла до полыньи, разболоклась, одежу узелком на льду сложила и пала в воду...