Вечный лес

Вечный лес
Автор:
Перевод: С. Виноградова, Сергей Троицкий
Жанр: Альтернативная история
Серия: Минотавр

Томас Барнет Сванн – американский писатель, чье творчество практически не известно российскому читателю. Прекрасный историк и этнограф, Сванн создал удивительный, неподражаемый мир, где обитают персонажи античных мифов. Писатель напомнил древние легенды новым содержанием и тем самым открыл перед читателем некую новую реальность, в которой каждый герой воспринимается старым, добрым приятелем, имя которого чуть-чуть подзабылось.

Отрывок из произведения:

Сейчас мне триста шестьдесят, и если сопоставить количество любовников, которые у меня были за эти годы, с числом прожитых лет, то я имею все основания гордиться собой. Любовников было в два раза больше – мужчины, кентавры, тритоны[1],– и все они говорили, что никто не может сравниться в искусстве любви с Зоэ, дриадой с острова Крит. Шафран, бывшая королева трий – так называется пчелиный народ, – однажды, указав на золотой зуб, вставленный мне любовником из Вавилона лет двадцать, нет, тридцать тому назад, и на седину, мелькающую в моих зеленых волосах, как мох среди листвы, сказала, что я похожа на свой видавший виды дуб. В ответ же я продемонстрировала ей свои роскошные, по-прежнему крепкие и высокие груди.

Другие книги автора Томас Барнет Сван

Томас Барнет Сванн – американский писатель, чье творчество практически не известно российскому читателю. Прекрасный историк и этнограф, Сванн создал удивительный, неподражаемый мир, где обитают персонажи античных мифов. Писатель напомнил древние легенды новым содержанием и тем самым открыл перед читателем некую новую реальность, в которой каждый герой воспринимается старым, добрым приятелем, имя которого чуть-чуть подзабылось.

…Было время, когда на Земле жили не только люди, но и боги.

…Был мир, где люди и боги ненавидели друг друга – и воевали на равных, где смертные женщины зачинали от бессмертных возлюбленных великих героев – и совершенно невероятных существ, где приключения и подвиги ожидали на каждой тропе, а жизнь становилась – легендой.

Читайте повести и рассказы Свана – и, поверьте, таких фэнтези вы не видели еще никогда.

Не верите? Прочитайте – и проверьте сами!

История героя троянской войны Энея, приплывшего в Вечный лес со своим сыном Асканием. Ему суждено повстречать здесь прекрасную дриаду Меллонию, прозванную Повелительницей Пчел. А его сыну, спустя время, суждено потерять отца, погибшего в бою, но найти брата – сына Энея и Меллонии…

Популярные книги в жанре Альтернативная история

Авторами данного сборника являются известные в США военные историки и журналисты, изучающие ход Второй мировой войны на Тихом океане. В их книге ключевые моменты военной истории предстают такими, какими они могли бы быть при ином, чем в действительности, повороте событий. Все вошедшие в сборник новеллы объединяет то, что авторы среди прочих возможных ищут сценарии, в которых Фортуна улыбается их противнику — Японской империи.

"Я с детства мечтал убить Гитлера"

Том Круз,

(на презентации фильма "Операция "Валькирия"

Сеул, январь 2009 года)

 

 1 июня 2009 года

 Мировая лента новостей

 

 "Самолет "Эйр Франс", летевший рейсом 447 из Рио-де-Жанейро в Париж, пропал с экранов радаров сегодня около 7 утра по Гринвичу. Предположительно Airbus A330-200 попал в зону турбулентности, в него ударила молния, после чего он потерпел крушение над Атлантическим океаном. На борту авиалайнера находились 228 человек из 32 стран, в том числе - 26-летний представитель бывшей императорской семьи Бразилии Педру Луиш Орлеанский и Браганский".

Алану Рикману и Матвею Мишталю – лучшим в своей игре.

Отпуск – это функция, монотонная, ограниченная сверху и снизу, а потому, имеющая предел, стремящийся к последнему дню. Или: в отпуске всегда найдётся хотя бы один день, который окажется последним. Докажем от противного. Допустим, такого дня нет, но тогда последовательность дней расходится…Господи! Что за чушь! Только в кошмарном сне… И-ме-нно. Во сне. Будильник надорвался, охрип и теперь непонятно, икает он или тикает.

Тяжёлая взвесь белой ночи цвета и запаха несвежих простыней, влажная и душная, как опостылевшие объятия, обволакивала, проникала всюду, парализовывала, отражала меня и оттого была неприятна. Никаких возвышенных мыслей не рождалось внутри, и невозможно было найти достойных слов описать это возлюбленное всеми явление природы, характерное для Петербурга в середине июня, никаких желаний, никаких чувств, кроме головной боли и жажды. Взгляд рылся в сумерках углов неприбранной равнодушной комнаты, натыкаясь на мебельные тела, грязную посуду, разбросанные повсюду, исписанные какой–то чушью листы примятой бумаги. Наконец это вызвало тошнотворное головокружение и усилило великую сушь истерзанного накануне нутра. Две на четверть недопитые бутылки сухого красного пыльно и отрешённо поблескивали из–за ножки стола, как будто имели разум и могли понять свою несостоятельность – я никогда не допивала последних глотков – в них нет ничего, кроме паскудной взвеси горьковато–терпкого осадка в подкисающем наполнителе. Неопрятная надменность бутылочного стекла раздражала, но в тоже время побуждала к действию, и за это я была ей благодарна. Требовалось некоторое время и усилие для сборки разбросанного по дивану тела, части которого сопротивлялись согласованности движений. Это злило, но сил придавало.

Киберпанк. Император Август, генерал Власов, Вольф Мессинг и другие, все вместе — гремучая смесь…

Ну вот, еще один чудный рассказ от Андрея Земяньского про Вроцлав-Бреслау (их у него несколько; все, в той или иной степени, отличные, стоящие перевода. Возможно...)...

Хочу здесь заметить, что я сознательно не делал ссылок относительно исторических личностей. Читатель и сам может порыться в Интернете. Правда, кое-где автор пересолил. Норман Дэвис (у нас перевели его «Европу»; автор неоднозначных книг по истории Польши, написавший, кстати, замечательную книгу о Вроцлаве) ничего подобного о Пилсудском не писал. (Или это переводчик не добрался до книги с таким текстом — ©).

В.Б. Марченко

И.В. Сталин не погиб в 1953 году. Его мозг спасен медиками и продолжает работать даже столетие спустя. Его гений провел СССР через все катаклизмы XX века. Его Сверхдержава процветает и в новом тысячелетии. Пока Сталин жив – Советский Союз непобедим, поэтому бункер Вождя становится главной мишенью всех врагов России, которые не остановятся даже перед применением оружия массового поражения. Но сталинская контрразведка раскрывает заговор, и СССР наносит ответный удар.

Непобедимая Советская Армия против агрессоров! Легендарный СМЕРШ против шпионов и диверсантов! Лучшие «волкодавы» ГРУ и КГБ против террора! Чтобы XXI столетие стало Русским веком, они должны любой ценой спасти товарища Сталина!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Повести и рассказы

• Портрет

• Клякса

• Егорий – волчий пастырь

• Фавн

• Логутка

• Барон

• Овражки

• Девушки

• Трагик

• Миссионер

• Приключения Растегина

• Большие неприятности

• Наташа

• Без крыльев. (Из прошлого)

• Четыре века

• Ночные видения. (Из городских очерков)

• Обыкновенный человек

• В гавани

• На Кавказе

• На горе

• Шарлота

• Буря

• Для чего идет снег

• Под водой

• Утоли мои печали

• Любовь

• Прекрасная дама

• Маша

Романы

• Хромой барин

• Егор Абозов

Загадочная, как «Имя Розы», зловещая, как «Сонная лощина», захватывающая, как «Братство Волка», - так отозвалась пресса о трилогии Юрия Бурносова «Числа и знаки». Хитроумная детективная интрига вплетается в ткань увлекательного исторического романа-фэнтези, а герой, ведущий расследование, нередко задается вопросом: противостоит ли ему преступник из плоти и крови, или же за совершенными злодеяниями стоят темные потусторонние силы.

Приме-конестабль Секуративной Палаты Хаиме Бофранк приезжает в уединенный, затерянный в лесах городок, где произошла череда кровавых убийств. Так, почти обыденно, начинаются удивительные события, которые приведут мир на край гибели, - и только сильные духом и чистые сердцем смогут удержать его от падения.

– Пять часов. Пора кончать! Ты слышишь, Давыдов?

– Сейчас. Что? Что ты сказал? Иди, Коля, иди домой. Я немного задержусь. Да нам и не по пути... – Давыдов вновь склонился над своей моделью.

Николай Семёнов, хитро улыбаясь, уселся возле своего токарного станка.

– А ты чего не идёшь? – спросил Давыдов.

– Я тоже решил задержаться и окончить работу.

Давыдов нахмурился, но ничего не ответил. Они как будто хотели пересидеть друг друга.

В книге – впервые переиздаваемый после 1927 года роман малоизвестных советских авторов. Их герой Роман Владычин в наполеоновской Франции пытается преобразовать историю в соответствии со своими представлениями и идеалами.

Название надо писать полностью заглавными буквами, чтобы соблюсти тройственную авторскую волю и не истолковать однозначно ту двусмыслицу, которая в нем заложена. Ведь «Бесцеремонный роман» – это была бы характеристика произведения, а «бесцеремонный Роман» – характеристика героя. Авторы хотят, чтобы оба смысла мерцали читателю то враздробь, то вместе, наш долг – уважать их желание.