Вечная машина

Кто придумал, будто для человека, сраженного недугом, весь мир замыкается в четыре бледно-голубые стены больничной палаты? Неправда! Для прикованного к постели бедолаги мир очищается от назойливых мелочей, становится необозримо велик и чист до прозрачности. Сейчас все, что рядом со мной, чисто и прозрачно — и моя собственная рука, и шкафчик с термометрами, и стакан с горьковатым лекарством. Вся больница — чистота до прозрачности. Кстати, мои врачи не говорят «больница», они любят слово «лечебница». Будто бы меня можно лечить и вылечить.

Другие книги автора Борис Васильевич Зубков

Только что мы отпраздновали пятидесятилетие Великой Октябрьской социалистической революции. Целых пятьдесят лет теперь за плечами и у большой советской литературы и у полноправной части ее — советской научной фантастики. Вполне отдавая себе отчет в том, что фантастика еще не сумела достичь высот, завоеванных другими жанрами большой советской литературы, мы, ее поклонники, гордимся, что во всем мире сегодня переводятся книги не только Горького, Шолохова, Паустовского, Леонова, но и Беляева, Ефремова, братьев Стругацких, Днепрова и многих других.

Советская фантастика служит нашему общему делу борьбе за построение коммунизма.

На 1-й стр. обложки: Рисунок Н. ГРИШИНА и Г. КОВАНОВА к рассказу Клиффорда Д. Саймака «Денежное дерево».

На 2-й стр. обложки: Рисунок Н. КУТИЛОВА к главам из романа Л. Лагина «Голубой человек».

На 4-й стр. обложки: Фотокомпозиция И. Агафонова «Через тернии к звездам».

Зубков Борис Васильевич. Одуванчик на планете Грин

Зубков Б., Муслин Е. Самозванец Стамп: Фантастические рассказы. / Худож. А. Брусиловский. М.: Молодая гвардия, 1968. — (Библиотека советской фантастики). — 288 стр., 33коп., 100 000 экз.

Единственный сборник рассказов Бориса Зубкова и Евгения Муслина.

Биографии:

Зубков окончил институт с дипломом инженера-электрика. Работал в редакции журнала «Знание-сила». Печататься начал с 1950-х годов. Известен, помимо научно-фантастических, произведениями научно-популярной и научно-художественной литературы.

Муслин окончил институт c дипломом инженера-самолётостроителя, Работал в журнале «Изобретатель и рационализатор». В 1970-е годы эмигрировал в США.

Творчество:

Первые научно-фантастические публикации соавторов — рассказы «Зелёная кнопка» и «Летающая собака». В 1968 году издательство «Молодая гвардия» выпустила сборник рассказов Зубкова и Муслина «Самозванец Стамп». После эмиграции соавтора Зубков написал ещё два научно-фантастических произведения — рассказ «Парадокс Власа Уварова» (1973) и повесть «Тайна „Центавры“» (1976, в соавторстве с А. Ершовым). 

Фантастическое творчество соавторов сводится главным образом к рассказам-памфлетами, обличающим и высмеивающим негативные последствия использования новых изобретений и открытий в буржуазном обществе. Так, в рассказе «Непрочный, непрочный, непрочный мир» (1966) описано потребительское общество близкого будущего, в котором запрещено изготавливать прочные, надёжные вещи, что заставляет жителей этой своеобразной антиутопии покупать во все возрастающем темпе.

Не совсем фантастический рассказ

Журнал «Юный натуралист» 1963 г., №1

… Он принял меня в строго обставленном кабинете. На совершенно пустом столе лежала лишь тоненькая синяя папка. Хозяин пододвинул ее мне.

В папке находились вырезки из иностранных газет — на испанском, английском и японском языках. Однако речь в них шла об одном и том же событии — запуске искусственного спутника Земли. Название — «Центавр», назначение астрофизические наблюдения, главным образом, исследования излучений звездных ассоциаций в рентгеновском и гамма-диапазонах длин волн. Высота орбиты и ее наклон — ничем не примечательные, примерно такие же, как у десятков спутников, роем облепивших нашу планету. Несколько необычной была лишь принадлежность спутника. Его запуск был подготовлен Атлантическим обществом астрофизиков. Так утверждалось в газетных сообщениях. Но это мало что проясняло. Еще в папке лежала фотокопия с небольшого рукописного текста: всего лишь листочек из крохотного «дамского» блокнота, на котором по-французски написана одна фраза: «Господин Сид-Мохнабедли приехал в Париж 14 апреля, судя по заказанному авиабилету, вылетает в Буэнос-Айрес 17 апреля».

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Константин СИТНИКОВ

ТРОСТЬ

"Dirteen! Dirteen!! - Mein Gott,

it is Dirteen o'clock!!"

Edgar Allan Poe,

The Devil in the Belfry

3 октября 1849 года дверь таверны "Кут энд Сарджент", что на Ломбард-стрит, в Балтиморе, распахнулась, и на пороге появился невысокий, худощавый мужчина лет сорока в черном свободном пальто, под которым виднелась помятая жилетка и не первой свежести сорочка; мешковатые, заношенные панталоны приходились ему явно не в пору, а шелковый платок на шее был повязан весьма дурно и неряшливо. Длинные вьющиеся волосы, спутанные и давно немытые, ниспадали по сторонам, открывая широкий, иссеченный морщинами лоб; усы под узким, хрящеватым носом еще хранили на себе следы черной краски; тонкие бледные губы были расслаблены и слегка подрагивали. Мужчина не был пьян; даже если он и выпил в тот день, то не больше одного стакана легкого вина; и все же его изможденное, помятое лицо несло на себе явственные отпечатки недавнего запоя и мучительного похмелья; распахнув дверь, он приподнял голову и, слегка прищурившись, обвел взглядом небольшой зал с низким закопченным потолком.

Евгений Торопов

Сталкер-2, или Воспоминание о Зоне

(сценарий для программы "Куклы" телеканала НТВ)

Действующие лица: Голос за кадром - Клинтон Сталкер прежний - Ельцин Сталкер новый - Путин Писатель - Геращенко Профессор - Чубайс и другие.

1.

Клинтон на пенсии. Пишет мемуары. Играет печальная музыка, типа Mylene Farmer ("Regrets", "Ainsi soit je" или другая подобная). Вспоминает в образах то, о чем пишет. Разумеется, о России.

Еще вопрос, следует ли считать кражу со взломом спортом, ремеслом или искусством. Ремеслом ее не назовешь, так как техника этого дела вряд ли достаточно разработана, но не назовешь ее и искусством, ибо здесь всегда присутствует доля корысти, пятнающей все дело. Пожалуй, правильнее всего считать грабеж спортом — таким видом спорта, где правила и по сей день еще не установлены, а призы вручаются самым неофициальным путем. Неофициальный образ действий взломщиков и привел к печальному провалу двух подающих надежды новичков, орудовавших в Хэммерпонд-парке.

Виктория Угрюмова

Три эссе

Евангелие от потерянных

г.Киев,

14 октября 1998 г.

В последнее время всем нам не хватает любви.

Не потому, что любить разучились, а потому что просто некогда - времена не те. Впрочем, времена всегда были "не те", и в своем непомерном одиночестве и тоске по любви и счастью мы, как это ни парадоксально, вовсе не одиноки.

Кто-то мудрый сказал, что наши страхи - это нереализованные возможности любви; а значит любовь (хоть априори принято не давать ей определения) - это преодоленный страх, в том числе.

Георгий ВАЧНАДЗЕ

ЗВЕЗДНЫЙ ПАРУС

Перед заходом солнца граница света и тьмы все время поднимается вверх, как будто на дне моря разбили гигантскую склянку с чернилами. Она зыбка, эта граница, но всякая морская живность чувствует ее, следит за ней и тотчас устремляется вверх, словно пытаясь удержать последние солнечные лучи. Вряд ли это заметно на глаз, но трал, который мы иногда забрасываем, рассказывает об этой бесчисленной армии обитателей глубин, всплывающих навстречу лунному свету.

Илья ВАРШАВСКИЙ

ДЖЕЙН

В это утро Модест Фомич проснулся с каким то тревожным чувством. Лежа с закрытыми глазами, он пытался сообразить, почему не зазвонил будильник и он, Модест Фомич Никулин, вместо того чтобы находиться на работе, валяется в постели, хотя лучи утреннего солнца уже добрались до его подушки. Время, значит, было уже позднее, никак не меньше десяти часов утра.

Модест Фомич сел в постели и открыл глаза.

- Приветик, Фомич! - крикнул попугай в клетке, давно ожидавший пробуждения хозяина.

Илья ВАРШАВСКИЙ

ПОЕДИНОК

В конце последнего марша лестницы он перепрыгнул через перила и, дожевывая на ходу пирожок, помчался по вестибюлю.

Времени оставалось совсем немного, ровно столько, чтобы занять исходную позицию в начале аллеи, небрежно развалиться на скамейке и, дождавшись выхода второго курса, пригласить ее на футбол. Затем они поужинают в студенческом кафе, после чего... Впрочем, что будет потом, он еще не знал. В таких делах он всегда полагался на интуицию.

Илья ВАРШАВСКИЙ

ПРОИСШЕСТВИЕ НА ЧАЙН-РОД

- Надень синий галстук, - сказала миссис Хемфри, - этот слишком пестрый.

Мистер Хемфри вздохнул. Он ненавидел синий галстук, ненавидел крахмальные воротнички, ненавидел воскресные чаепития у этой старой лошади Пэмбл, ненавидел выходить на улицу со своей добродетельной супругой, ненавидел... впрочем, довольно. Душевное состояние антиквара Джона Хемфри не нуждается в дальнейших уточнениях. С каким наслаждением он сейчас облачился бы в теплый халат, фетровые туфли и, вооружившись лупой, посвятил вечер изучению маленького тибетского божка, так удачно приобретенного сегодня у старого чудака, вломившегося в лавку, невзирая на закрытые ставни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Роман «Вычеркнутый из жизни» написан в форме детективного повествования и рассказывает о борьбе Пола Мэфри, отец которого был несправедливо осужден и отсидел в тюрьме пятнадцать лет, с блюстителями закона.

Послесловие Н. Михальской. Иллюстрации и оформление П. Орловского.

Цель книги — расширить представление детей об окружающем мире, сформировать у них понятие о материальной культуре.

В увлекательной форме авторы рассказывают историю происхождения самых обыкновенных вещей: чернил и ластика, карандаша и тетради, лыж и коньков, магнитофона и телевизора и т. д.

Книга иллюстрирована.

Для школьников среднего возраста.

В стихах Ярослава Васильевича Смелякова — немало философских раздумий, любви. Всё что Смеляков написал, взято из его богатого жизненного опыта. Поэт был фабзавучником, бригадиром землекопов, репортёром, студентом, лесорубом, шахтёром. И всё это стало его поэзией — сдержанной и простой, со своим смеляковским рабочим характером.