Вечерний звон

Сейчас файлы книги недоступны. Мы работаем над их добавлением.
Другие книги автора Иван Иванович Козлов

Иван Иванович Козлов родился в Москве в 1779 году. Он происходил из старинного дворянского рода, его отец был статс-секретарем императрицы Екатерины II. Мальчик получил блестящее домашнее образование, пяти лет его записали в гвардейский Измайловский полк, и к восемнадцати годам, когда пора было начинать службу, он уже имел офицерский чин. Но Козлов предпочел военной карьере статскую и вскоре стал чиновником в канцелярии московского генерал-прокурора. "Блестящий гвардейский офицер, позднее чиновник на хорошей дороге, он славился как франт и танцор в Москве" - таким предстает Козлов 1800-х годов в воспоминаниях современника. В 1812 году он был одним из самых деятельных работников в специальном комитете по организации Московского ополчения и покинул Москву лишь накануне вступления в нее французов. В 1813 году Козлов перешел на службу в Департамент государственных имуществ и переехал в Петербург. Но в 1818 году его постигло страшное несчастье - у него парализовало ноги, а три года спустя он к тому же ослеп. Деятельная натура Козлова не могла примириться с тем, что судьба обрекла его на бездеятельность. Если раньше внешняя сторона жизни - служба, светское общение - как бы оттесняла на задний план и заслоняла внутреннюю духовную жизнь, то теперь именно она стала главным содержанием его бытия. Давняя любовь к литературе, которая сдружила его с Жуковском еще в 1800-е годы, в Москве, оказалось, была не просто интересом образованного человека к изящной словесности, но за ней скрывался поэтический талант, безотчетно тяготевший к родной стихии. В сорок два года Козлов написал первые свои стихотворения. Но в них он обнаружил такую поэтическую зрелость, что их никак нельзя назвать ученическими. Период учебы и подготовки Козлов пережил в душе и уме до тою, как записал на бума! о первые стихотворные строки. В. А. Жуковский писал о нем:

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Федор Николаевич Глинка родился в 1786 году. Он участвовал в войнах с Наполеоном и был награжден за храбрость золотым оружием. Впечатления военных лет Глинка описал в книге «Письма русского офицера», которая пользовалась, по словам современника, «блистательным успехом». В 1816 году Глинка вступил в «Союз спасения», а позднее стал одним из руководителей «Союза благоденствия». Он занимал умеренные политические позиции, отстаивал идею конституционной монархии; знал о существовании Северного общества, но не был его членом и, по-видимому, не одобрял радикальные пункты его программы. Тем не менее роль Глинки в декабристском движении была велика. Он умело и энергично распространял идеи декабристов в легальных общественных организациях и в подцензурной печати. Вольное общество любителей российской словесности, председателем которого Глинка был с 1819 по 1825 год, стало под его руководством центром декабристской литературы. Когда в 1820 году Пушкин был выслан из Петербурга, Глинка оказался среди немногих, кто выразил солидарность с опальным поэтом («К Пушкину»). Стихи Глинки, как и его беллетристика, пронизаны вольнолюбием и патриотизмом. Многие его стихи строятся на аллегории, их подлинный смысл выражен иносказательно. Его излюбленным жанром был, пользуясь пушкинским выражением, «элегический псалом» — стихотворение, в котором библейские образы и темы переосмысливались и насыщались революционным содержанием.

Сын человеческий, где ты,

Скажи мне еще один раз,

Скажи мне прямо, кто мы теперь,

Скажи мне истинно, где мы сейчас,

Ведь я думал, все будет честно.

Шелковый шарф - на шлем,

Но это битва при закрытых дверях,

Борьба жизни черт знает с чем.

И кто-то считает, что это подвох,

А кто-то кричит, что провал.

И каждое слово - признак того, что мы

В комнате, лишенной зеркал.

Сегодня мне снился ангел,

Когда и как я узнала

8 лет — Мой отец висит вниз головой на трубе забора, отделяющего соседнюю улицу. Вся мелочь выпадает из его кармана. Он кажется таким молодым.

15 лет — «Было 104 девочки в Израэлитиш Мейчис Уэйсхауз[4], сиротском приюте в Амстердаме. Осталось в живых четыре» — рассказывает моя мать. «Я помню нашу руководительницу Юфроу[5] Фрэнк. Каждое утро она заставляла нас пить рыбий жир. Она говорила, что он полезен для здоровья».

Александр Гейман

Стихи и поэмы

Содержание

поэма "Жадная" Погода Утро Чудесный альбом поэма "Ночная" (отрывок) Анорийский альбом

-----------------

* ЖАДНАЯ *

-----------------

Поэма "Жадная" номинирована в литературный конкурс "Тенета-98" http://www.teneta.ru -----------------

1. Знает север, и запад, и юг, и восток,

Знает лотос и Африка, танец и слово,

И не знает никто - То, пришедшее То,

«Я любил смотреть на него, слушать, читать…»

Анатолий Кобенков. Из предисловия к посмертному сборнику Вильяма Озолина в серии «Поэты свинцового века». Красноярск, 1998 г.; главный редактор серии — Роман Солнцев.
«…Плакал в кубрике матрос,
словно в спаленке.
Ростом батьку перерос,
а как маленький!..»
Вильям Озолин Из стихотворения «Капитан»

За поэму «Маяковский начинается» в 1941 году Н. Н. Асеев получил Сталинскую премию первой степени.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В этой книге рассказывается о зарождении и развитии отечественного мореплавания в северных морях, о боевой деятельности русской военной флотилии Северного Ледовитого океана в годы первой мировой войны. Военно-исторический очерк повествует об участии моряков-североморцев в боях за освобождение советского Севера от иностранных интервентов и белогвардейцев, о создании и развитии Северного флота и его вкладе в достижение победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. Многие страницы книги посвящены послевоенной истории заполярного флота, претерпевшего коренные качественные изменения, ставшего океанским, ракетно-ядерным, способным решать боевые задачи на любых широтах Мирового океана. Книга рассчитана на массового читателя.

…играет на самом сокровенном - извечном стремлении человека к Марсу.

Перед нами повесть, в которой таинственным образом сплетены судьбы статуи Будды, профессора Сафонова, гыгена Дава-Дорчжи, монголов-охранников.

Главный герой повести – профессор Сафонов, специалист по буддизму, сталкивается с авантюристом, выдающим себя то за перевоплотившегося Будду, то за гыгена, основателя буддийского монастыря в Монголии.

Куда везут статую и для какой надобности, известно только в самом начале повествования. Да и затем ли, зачем объясняет профессору Сафонову Дава-Дорчжи? Постепенно все забывается – только дорога и события, происходящие вокруг медной статуи, покрытой золотом, инкрустированной золотыми полосами, становятся важными. Но потом и Будда отходит на второй план, только странная тяга вперед и вперед, в неизвестное, к непонятой цели…

В азартные игры, как известно, пагубно не столько играть, сколько отыгрываться.