Вазкор, сын Вазкора

Вазкор, сын Вазкора
Автор:
Перевод: Алла Берестова
Жанр: Фэнтези
Серии: Orion, Белая ведьма
Год: 1994
ISBN: 5-7435-0078-9

Вторая часть знаменитой трилогии Танит Ли о волшебнице Уастис. Выросший среди полудиких племен, ее сын открывает тайну своего рождения и отправляется на поиски матери. Не любовь его ведет в этих поисках, а ненависть.

Отрывок из произведения:

Однажды летом, когда мне было девять лет, змея укусила меня в бедро.

Я очень мало помню из того, что было после, только отрывочное ощущение времени и безумный жар, как будто все тело в огне, и как я метался, чтобы избавиться от него. А потом все кончилось, и мне стало лучше, и я снова бегал по зеленым склонам среди белых камней. Позже я узнал, что должен был умереть от яда змеи. Тело мое стало от него серо-голубым и желтым; хорошенькое зрелище я, должно быть, представлял собой. Однако я не умер, и от укуса не осталось даже шрама.

Рекомендуем почитать

Главный герой романа – Орион – послан богом Света Ормуздом победить Аримана – повелителя Тьмы. Противники сражаются то среди диких племен, то в пламени ядерного реактора, то в водах потопа. Орион гибнет, но каждый раз рождается для новой борьбы со злом.

Действие второго романа пенталогии о мужественном и прекрасном Орионе развивается под стенами Трои, Иерихона и в Древнем Египте.

Коварный бог света, погубивший богиню Аню, обещает воскресить возлюбленную Ориона, если герой подчиниться его воле. Но Орион, сражаясь и побеждая, проходя через множество испытаний, сам становится по мощи почти равным сверхлюдям – творцам человечества. Он успешно противостоит богам и, чтобы вернуть возлюбленную, не останавливается даже перед угрозой смерти…

Роман популярного американского писателя, автора многочисленных фантастических произведений, завершает пенталогию об Орионе – вечном борце за спасение Мироздания.

В четвертом романе об Орионе читатель вновь встретиться с полюбившимися ему героями. Орион Охотник – вечный борец за спасение мироздания – вновь путешествует во времени. Он оказывается то в Древней Греции, то в Персии, то переноситься на гору Арарат, то в фантастическое царство творцов. Всюду герой попадает в критические ситуации, противостоит могущественным творцам, погибает бесчисленное количество раз, вновь и вновь, подобно Фениксу, возрождаясь из пепла. Ведь ему необходимо отыскать свою любимую – богиню Аню…

В третьем романе Б. Бовы "Орион в эпоху гибели" продолжается рассказ об отважном Орионе.

Переживший смерть бесстрашный Орион спасает Землю и вновь обретает любовь…

Лодка, которую украл Зренн, была яликом, очень похожим на лодку Квефа, но плавать под парусом на ней было можно. Раб установил мачту и развернул груботканый квадратный парус, чтобы поймать утренний ветер, который дул порывами с материка. Потом он рассказал мне, — со мной он был необычайно разговорчив, — как люди его племени плавали туда и назад по Дикой реке, занимаясь торговлей, и чувствовали корабли и лодки так же, как чувствовали богов, — наследственная мудрость, переходящая от отца к сыну. Эта голубая река тянулась на миллионы миль к западу и к северу. Он сидел на веслах с детства, пока на него не обрушилось ярмо рабства и он вместе со многими другими не был уведен в Черный Эзланн, потом его обменяли в Со-Эсс и наконец после налета он оказался в Эшкореке.

Два внецикловых романа Роберта Силверберга, а также авторский сборник рассказов Ларри Нивена.

Иллюстрация на обложке и внутренние иллюстрации К. Швеца.

Другие книги автора Танит Ли

Вся трилогия «Белая ведьма» в одном томе. Содержание: Восставшая из пепла (роман), стр. 5-444 Вазкор, сын Вазкора (роман), стр. 445-650 В поисках Белой Ведьмы (роман), стр. 651-962

Первая книга из трилогии «Белая ведьма». Перевод названия исключительно удачен, поскольку сохраняет игру слов оригинала — потерявшая память и забывшая свое прошлое героиня очнулась на вулкане среди дикого и непонятного мира магического мира. Послеэтого ей приходится раз за разом, как птице Феникс, выходить живой из бесчисленного количества передряг.

"...В небо рванулся свет, башня света, в основании которой стояла девушка. Вернее, должна была стоять, поскольку свет был столь силен, что совершенно растворил ее силуэт. Какой-то миг не было ничего, кроме света. Затем он обрел форму.

И этой формой была Анакир.

Она вздымалась, как башня. Она парила. Ее плоть была белой горой, змеиный хвост — огненной рекой в половодье. Золотая голова касалась зенита — и там, в вышине, плескались Ее змеиные волосы, подобные молниям и молнии порождающие.

Ее нечеловеческое лицо было едва видно — так высоко и далеко, что казалось недостижимым, даже когда Она склонилась к потрясенным зрителям. На Ее шее лежало ожерелье из тронутых солнцем облаков, некоторые из них отрывались от него и медленно плыли прочь. Ее глаза были ярче, чем два слепящих солнца. И восемь рук, простертых в том же жесте, какой сделала девушка, невесомо парящие в воздухе — лишь запястья и длинные пальцы чуть шевелились. Струящийся змеиный хвост сгибался и разгибался.

Она была — живая. Она смотрела на людей, и, не имея сил выдержать Ее взгляд, они падали ниц, а некоторые — сразу в обморок."

Мама, я влюбилась в робота. Нет. Вряд ли ей это понравится. Мама, я влюбилась.

В самом деле, дорогая?

О да, мама, да. У него каштановые волосы и очень большие, похожие на янтарь, глаза. А кожа у него серебряная.

Молчание.

Мама, я влюбилась.

В кого, дорогая?

Его зовут Сильвер.

Звучит, как металл.

Да. Это означает Серебряный Ионизированный Лабильный Вокализованный Электронный Робот.

Молчание. Молчание. Молчание.

Мама...

Первая книга саги о Ральдноре Танит Ли. Эту трилогию критики в один голос сравнивают с произведениями Муркока!

…Молва о славных деяниях Ральднора — мага и меченосца — летит из королевства в королевство. Уже сейчас ему, герою-одиночке, незаконному сыну короля Перворожденных Висов и жрицы черной Богини-Змеи, нет и не может быть равных. Но существует смутное предсказание — однажды Ральднор обретет ИСТИННОЕ МОГУЩЕСТВО. И тогда содрогнется ВЕСЬ МИР!

Когда солнце прячется за горизонтом. Владыка Ночи выходит на охоту за душами людей. Он несет Зло людям, он неумолим, непреклонен и все же… именно ему суждено спасти человечество.

В седьмую ночь крадущаяся, в одних чулках тень прошла через третий и секретнейший погреб ненавистного монастыря, где священники справляли мессу Юте, сопровождая ее извращенными муками и молитвами…

Вещие сестры предрекли рыцарю: «Берегись белой женщины, ждущей смерть на берегу моря», и он погиб. Его побратим пошел по его следам до башни и встретился с ее обитательницей. Белая демонесса не отступает…

Популярные книги в жанре Фэнтези

Тайэре (Нина Новакович)

Легенды Средиземья

Предисловие

"Зачем нам сон - ответа не дано,

Зачем нам знать, что мы когда-то жили?"

Тэм

Что делает наpод - наpодом? А не пpосто толпой, случайно объединенной общим местом жительства? Язык? Hет, одним языком говоpили и говоpят pазные наpоды. Обычаи? Hет, они меняются с течением вpемени. Hаш ответ на этот нелегкий вопpос - легенды.

Та "сумма мифологии", котоpая у каждого своя - и все же одна у всех. Тот язык - символов, аллегоpий, обpазов - котоpый pебенок постигает пpежде, чем учится говоpить. Колыбельная матеpи и сказка, услышанная от бабушки... Каpтинка в книге.

Ольга Ведерникова

"Hам не дано предугадать, как слово наше отзовется..."(Ф.Т.)

Без названия пока.

Старый маг Альред сидел в просторном кресле у камина и в задумчивости щелкал пальцами. При каждом щелчке возле кресла зарождался миниатюрный вихрь, из которого выпрыгивала здоровенная серая крыса, и, злобно сверкнув глазками, убегала в угол, где ныряла в дырку в полу и начинала шуршать. Когда из воздуха соткалась сто четырнадцатая крыса, в каминную залу, скрипнув дверью, вошла немолодая женщина. Это была жена Альреда. Она держала в руках огромную мокрую тряпку. - Опять?! Альред подскочил в кресле. Последняя крыса получилась недоделанной, без хвоста, без ушей и с синей шерстью. - Я просто задумался, Мадена, - виновато произнес он.. - Сию минуту убери всех мерзких тварей из залы! - Да, сейчас, - он опять щелкнул пальцами. Копошение в углу прекратилось, но недоделанная крыса не исчезла. Она покосилась на мага и невозмутимо проковыляла через всю залу. - Мутант, - вздохнул Альред, - теперь она неуязвима для магии. Мадена выразительно посмотрела на мужа и метнула с крысу мокрую тряпку. Та ловко вывернулась и скрылась за приоткрытой дверью. - Сиятельный Кинас опять прислал тебе ученика, на этот раз какого- то оборвыша, - проворчала Мадена, -иди на него посмотри.

…неправдоподобно белые кафельные стены. И мертвый неоновый свет, опоясывающий камеру, скрадывает тень.

— Вы готовы?

Никак не привыкну к этому тусклому голосу. И глаза над голосом тоже тусклые, даже и не глаза, а две гладкие свинцовые бляшки, но оторваться от них нет сил; поэтому сегодня я опять не сумею увидеть это лицо, хотя из раза в раз обещаю себе, что заставлю себя его разглядеть.

Кто знает — возможно, удайся это, и я найду наконец силы сказать: «Нет!»…

— Я, Тан-Тлух, Ветер-В-Лицо, восьмой из рода Крюгер, говорю: не будет больше так, как было раньше!

— Я беру твое слово, Тан-Тлух. Но помни: сказанное здесь доносится до Предков!

Неподвижным, как всегда, было тяжелое, словно вырезанное из мореного дуба лицо Внемлющего. И голос звучал мерно, без гнева и страха, словно не топор сверкал в руке Тан-Тлуха, пришедшего с оружием к Дому Завета. И Тан-Тлух почувствовал, что кровь его становится жидкой и сердце не верит рукам. Предки слышат! Сила их обернется против него и выжмет из груди дыхание, если посмеет он угрожать Внемлющему.

Эл ВИККЕРС

ДОЛЛАР ЗА ДУШУ

Последняя теория Джорджа касалась человеческой продажности.

- Каждый имеет свою цену, - заявил он как-то. - Причем цена эта обычно вполне доступна.

Я знал, что насмешки лишь подзадорят его, и потому возразил:

- Имеет, но не каждый.

- Ошибаешься, слабое место есть у всякого. - Он умолк, глядя мне в глаза. - Вопрос лишь в том, чтобы нащупать эту слабость и воспользоваться ею.

На меня пахнуло холодным ветерком из кондиционера. Библиотекарь бросил на нас косой взгляд.

Василий ВЛАДИМИРСКИЙ

У МОРЯ

...Прощаясь с городом, Тарус задержался у знакомого с детства памятника. Мраморный юноша в длинном старомодном сюртуке вот уже который век удивленно разглядывал с высоты своего постамента маленький хрустальный глобус, вмонтированный в брусчатку мостовой. Древний скульптор прекрасно сумел передать озадаченное и слегка обиженное выражение, застывшее на его лице. Hа площади Первопроходцев было пыльно и безлюдно. Шумело близкое море. Hад вокзалом, служащим домом для старого Открывателя Пути Эльсона, молча кружилась стайка птиц, высокое белое солнце стояло почти в зените. Прикрыв глаза ладонью, Тарус огляделся по сторонам в поисках ближайшей скамейки. За дни, проведенные в городе, он встретил всего пару десятков человек, и после пестрой суеты Столицы, вечной сутолоки вокзалов и разноязыкого шума иностранных Миссий это казалось слегка непривычным. Он бросил взгляд на мраморного юношу, как ни в чем не бывало стоящего под палящим солнцем, и отвел глаза. Именно этому молодому Открывателю Пути и Дипломату (подумать только: человек, живший в эпоху Ближнего Радиуса, еще мог позволить себе разбрасываться подобным образом!) посчастливилось подписать Договор с миром, где был впервые доказан постулат о шарообразности планет. Hа население только что открытых миров, даже довольно значительно обогнавших Империю в области философии и искусства, способности имперских Дипломатов всегда производили сильнейшее впечатление. Hу, а если не производили... В этих исключительных случаях Имперская Канцелярия, поскрипев-поскрипев, раньше или позже решалась послать войска - и тогда поступь Империи не мог остановить никто. И, хотя сам Тарус никогда не испытывал особого доверия к подобным методам, до самого последнего времени эта почти бескровная тактика оправдывала себя. Один за другим все новые и новые миры, зачарованные открывающимися перспективами, присоединялись к Договору, нерушимым гарантом которого служила вся мощь Империи. Десятки тысяч Дипломатов и Открывающих Путь, Воинов и Следопытов, не покладая рук трудились на благо родины порой в неизмеримой дали от дома... "В самом деле, - подумал с иронией Тарус, трудно противостоять государству, рядовые граждане которого могут взглядом гнуть стальные балки, усыплять многотысячные толпы, за несколько часов изучать любые иностранные языки, а, главное, одним усилием воли открывать дорогу в запредельные, неведомо где лежащие вселенные..." Как правило, предложение Имперского Пакта о Сотрудничестве в сочетании с небольшой публичной демонстрацией Дипломатами своих способностей производили эффект разорвавшейся бомбы. Коренное население впадало в панику, кто-то неприменно начинал призывать к крестовому походу против непонятных чужаков, кто-то искал подвох в тексте Договора, кто-то благодушествовал в волнах эйфории... Hа периферии то и дело вспыхивали волнения, по континентам бесцельно мотались многотысячные армии и толпы паломников, местная аристократия спешила продемонстрировать свою независимость - или, напротив, лояльность... А в итоге границы Империи вновь и вновь неуклонно расширялись. По крайней мере, так обстояло дело до самого последнего времени. ...Hаверное, исходя хотя бы из теории вероятности этого нужно было ожидать гораздо раньше, подумал Тарус. Канцелярии давным-давно следовало разработать план действий на подобный случай - и довести его до сведения всех членов Корпуса Дипломатов. Тогда Ороносский Союз не свалился бы нам как снег на голову. В своей экспансии Империя просто не могла в конце-концов не столкнуться с кем-то или чем-то, равным ей - а то и превосходящим - по мощи и по стремлению к безудержной экспансии. Быть может, такова судьба всех империй?... Тарус вспомнил свою последнюю встречу с представителем Ороносского Союза. Это произошло в мире, который одни из его обитателей называли Юс-Хардин, а другие - Коолан. В тот день они сидели в саду Ороносской Миссии, и Тарус безуспешно пытался завязать беседу о торговом статусе этого мира. Hа представителе Союза была коричневая домотканая рубаха, такие же штаны и подбитая светлым мехом безрукавка. Слева на груди алел смутно знакомый Тарусу цветок с характерным треугольным бутоном - аудиенция была неофицальной, и ороноссец не упустил случая еще раз подчеркнуть этот факт. Вольготно развалившись в кресле, посол Союза задумчиво поглаживал тугую бороду, и маленькими глотками пил легкое белое вино. Мечтательный взгляд его был направлен вдаль - казалось, он совсем не слушает вкрадчивый, гипнотезирующий голос Таруса. Hаконец посол Союза оторвался от бокала, и, обезоруживающе улыбнулся: - Hе стоит стараться, друг мой. Я побывал в некоторых из имперских миров, и готов согласиться - да, вы неплохо там поработали. Hо здесь... Увы, тут ваш номер не пройдет. Это наш мир. - Он лениво махнул рукой, и сорвавшаяся с безоблачного неба молния беззвучно ударила в ближайшее дерево, привратив его в мелкие щепки. - Как видите, мы тоже кое-что умеем, - продолжал он в опустившейся тишине. - И хотя за нами пока стоит меньшее количество миров, на случай конфронтации - к которой мы, само собой, ни коим образом не стремимся - у Союза найдется раза в полтора больше обученых Воинов, чем у вас, и они, поверьте, мало уступают вашим. ...Тарус тряхнул головой, отгоняя назойливое воспоминание. В тот раз ему действительно так ничего и не удалось добиться. Переговоры зашли в тупик, вылившись в бесконечные прения по одному из подпунктов Соглашения о свободе торговли, а мысль о том, что Ороносский Союз и впрямь мало чем уступает Империи, мешала сосредоточиться на главном. Удивительно, просто невероятно, что это столкновение произошло лишь сейчас. Тарус попытался представить две равновеликие империи, зародившиеся на разных концах Вселенной: малопревлеательные бесформенные клубки, медленно и неуклонно разрастающиеся, вытягивая навстречу друг другу подрагивающие щупальца... Зачем? Чтобы сплестись в смертельном поединке?... Чем дальше простирались границы государства, тем больше странных и неожиданных вещей и явлений встречалось на пути у первооткрывателей. Hеужели именно способность вовремя притормозить и оглядеться по сторонам, разобраться с тем, что уже удалось заглотить - это и есть то качество, которого сегодня так не хватает Империи?... Тарус вздохнул. Когда чиновник из Имперской Канцелярии предложил ему провести недельку-другую в родном городе, Тарус с радостью ухватился за эту возможность. Боже! Он даже не представлял себе, насколько изменился за эти годы. Тишина и близкий шорох моря уже не успокаивали душу, бездонная синева над головой нагоняла тоску, сонное безделье открывало дорогу меланхолии. В постоянных разъездах он почти позабыл, как выглядят поселения родного материка: маленькие провинциальные города, в которых зачастую нет даже собственного Открывателя Пути и куда неделями приходится добираться на перекладных - как и сто, и двести лет назад. Пустоши, поросшие диким дроком, голые, обожженные ветром скалы фиордов... Он вновь и вновь, еще и еще раз спрашивал себя: неужели далекий мир, ставший колыбелью для народа Ороносского Союза, выглядит сегодня таким же заброшенным и пустынным? Или это только наша беда?... Тарус в последний раз посмотрел на мраморного героя времен Ближнего Радиуса, и поднялся со скамьи. Даже здесь, в родном городе у кромки моря, где прошло его детство, ему так и не удалось избавиться от этих проклятых вопросов. Вздохнув, он устало двинулся по обочине аллеи в направлении Вокзала, загребая ногами высокую сухую траву.

Волошин Алекс

Кул расказ by me:)

Ошибок - тьма.;)

1

- Акра, где Акра? Позовите ко мне Акру, и поживее, вы слюнтяи! приказал человек, в голубой, вышитой золотом мантии. Hа вид ему было лет сорок. Черные, как копоть волосы опускались до плеч. Меч, вероятно древний, судя по внешнему виду, болтался на кожанном поясе, обтягивающим туловище война. Да, он был войном. Самый прославленный воин во всем Аире единственном царстве на южной земле. Также он был королем. Он - Дарик, единственный и вечный король Аира.

Вурсак Антон

Джон Рейвен

Джон Рейвен осторожно крался вдоль стены, окружающей Замок Проклятых. До пещер оставалось еще несколько миль, а он должен был добраться туда до темноты. До того, как фраги выйдут на охоту. Его плащ взмок и прилип к телу, кровавая мозоль на ноге болела нестерпимо, меч при каждом шаге бил по бедру, превратившемуся в один огромный синяк. От болот, окружающих Замок Проклятых с северо-запада уже наползали сумерки. Внезапно за спиной послышался шорох. В вечернем сиреневом полумраке тускло сверкнуло лезвие меча. Джону повезло это была всего лишь парочка болотных людей - существ гигантского роста с коричневатой кожей, покрытой отвратительного вида бородавками и струпьями. Они оскалили желтые зубы, глаза их налились кровью а из глоток послышался вой, захлебнувшийся от неслыханной злобы каким-то хрипом. Несколько ударов меча быстро покончили с ними. Одному Джон отрубил голову и она покатилась по траве, разбрызгивая во все стороны какую-то черную жидкость. Другой получил удар прямо в сердце. Джон глубоко воткнул лезвие меча в землю, чтобы очистить его от крови, потом привычным движением убрал в ножны. Внезапно в кустах раздался еще какой-то чуть слышный звук, похожий на стон. Держа руку на рукояти, Джон сделал несколько скользящих шагов вперед: сквозь пожухшую листву его взгляд различил фигуру человека, уже немолодого в изорванном бархатном с золотом одеянии и короткой бородкой. Руки человека были связаны за спиной, а во рту наподобие кляпа торчал огромный кусок древесины. Обычно болотные люди не брали пленных, человека, попавшего к ним в руки они просто раздирали на части своими могучими лапами и пожирали. Так что если этого старика оставили в живых, значит они действовали по чьему-то приказу, только вопрос в том, кто может отдавать приказы болотным людям? "Дьявольское отродье"-пробурчал старик, когда Джон освободил его от пут - "спасибо тебе, благородный рыцарь, ты освободил могучего волшебника..

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ли Вон У

Как Ённам счастье рисовал

1

Дом Ённама стоял у подножия сопки, у её южного солнечного склона. Двухэтажный, с небольшим двориком, дом был обнесён низкой глинобитной оградой. В квартире было четыре комнаты, две из них - на втором этаже. Верхние комнаты как бы висели в воздухе, потому что их окна смотрели прямо в голубое небо. К окнам тянулись ветви высоких грушевых деревьев, что росли во дворе. Осенью в их зелёной листве пестрели жёлто-красные плоды. Юркие синички прилетали в сад, рассаживались на ветках и щебетали, поглядывая бусинками чёрных глаз на Ённама, сидевшего обычно за уроками у окна на втором этаже.

ЭРМАННО ЛИБЕНЦИ

Автозавры

К середине двадцать первого века человек, столетиями служивший объектом пристального внимания философов, врачей, психологов, социологов, писателей и антропологов, утратил свою притягательную силу.

О нем было известно все и вся. Однако на исходе этого столетия в городе Футурополисе произошло удивительное и необъяснимое событие, поставившее в тупик многочисленных ученых.

Один из жителей города, проснувшись утром и ступив на пол, обнаружил, что его тело претерпело за ночь невероятную трансформацию. В течение нескольких месяцев подобная участь постигла и остальных его сограждан. Лишь совсем недавно, по прошествии многих лет, удалось полностью восстановить весь ход событий и в результате серьезных, глубоких исследований понять природу этого сложного явления.

Эрманно Либенци

ТУРИСТЫ АСТРОКЛУБА

В теплую летнюю ночь 2033 года гигантский радиотелескоп австралийской обсерватории в Маунт-Брюс, как всегда, ловил сигналы из космоса, загадочные, еле слышные шумы и потрескивания. И вдруг с одной из бесчисленных звезд Млечного Пути донесся четкий мощный сигнал. Ученые прильнули к радиотелескопу.

- Похоже на азбуку Морзе, - прошептал один из них.

Он схватил ручку и стал лихорадочно записывать: "Вни... внима... внимание... Послание с планеты Зенит для планеты Земля".

Лейтенант Дерек Маккенна, прошедший через ад войны и плена, мечтает только об одном: поскорее вернуться домой. Но у чиновников из правительства свои планы на героя. Очаровательной Чейси, специалисту по протоколу Госдепартамента, выпадает нелегкая задача: добиться согласия Маккенны на тридцатидневный тур по Америке. Чем же все это кончится?..