Варркан

Не всегда автомобильные катастрофы ставят точку в биографии. У героя романа «Варркан» самое интересное в жизни начинается именно в момент его «гибели». Угодив в пространственно-временную дыру между параллельными вселенными, он оказывается в волшебном мире, где узнает, что должен исполнить свое предназначение, определенное ему еще до рождения. Ему предстоит стать «варрканом» — охотником за нечистой силой, заполонившей планету по приказу Черного Короля.

Отрывок из произведения:

— А, черт!

Требовалось совсем немного времени, чтобы исправить ситуацию, в которую я попал. А вот его-то у меня и не было. Век скоростей и бешеного прогресса, дьявол их побери. Все стараются придти первыми, да притом за счет ближних. А от этого одни неприятности и недоразумения.

Я равнодушен к животным и, признаюсь, даже недолюбливаю собак. Меньшие братья доставили мне немало хлопот в годы юности, когда я со своими друзьями совершал разбойничьи набеги на соседские огороды. И если бы под колесами моего грузовика оказалась какая-нибудь псина, я не стал бы сильно расстраиваться. Случаются события и похуже.

Другие книги автора Сергей Юрьевич Костин

Для обмена опытом между расами потенциально готовыми к Контакту, расой разумных моллюсков была построена специальная планета Мегаклон. На неё перемещались разумы представителей молодых рас и помещались в синтетические носители. Но Создатели не учли тягу молодых рас к решению проблем силой, их гипертрофированную расовую нетерпимость. В первые же годы представители рас, которым некуда было возвращаться, а так же расы, накопившие здесь достаточное количество индивидуумов, попросили о натурализации. То есть попросили предать носителям вид и качество их первоначальных тел. И тогда началась война. Всех со всеми…

Но, однажды на Мегаклон попал молодой землянин — Андрей…

В нашем мире его ждала бы смерть. В мире, где он оказался, он — избранный. Тот, чье предназначение определено еще в час рождения. Тот, кому назначен жребий великий — и тяжкий. Ибо страшна власть порождений мрака, коим несть числа. Ибо все новых и новых служителей Тьмы посылает загадочный Черный король в волшебные земли — вампиров и упырей, колдунов и оборотней. Силы Зла растут, и лишь один может встать против темного ужаса. Тот, кому суждено любой ценой отыскать могущественнейший из колдовских амулетов этого мира — таинственный Глаз дракона…

— Дорогие молодожены! Сегодня у вас знаменательный день. Всего через минуту вы станете мужем и женой. Согласно существующему закону. И, надеюсь, вашему обоюдному желанию. Перед вами откроется новая, прекрасная жизнь. Позвольте спросить будущего мужа, — взгляд в мою сторону, — Согласны ли вы, взять в жены эту девушку?

Иногда я совершенно не понимаю, что за люди работают в подобных заведениях? Спрашивается, на кой черт я сюда приперся? На потолок расписной полюбоваться, да послушать музыкантов аликов? Что за вопросы? Люди побросали все дела, явились с самыми чистыми мыслями и желаниями, а их еще и спрашивают. Согласен, не согласен? Еще бы не согласен. Знала б эта толстая тетка с фальшивым, под золото, медальоном на груди, через что мне пришлось пройти, чтобы завоевать Илоннею. Покорить целый мир, это не цветочки из шланга на центральной площади полить.

Это – странный мир. Ослепительно красивый. Ошеломительно жесткий. Мир жарких джунглей. Мир, в котором обитает народ черных пантер. Не стаи – но ПЛЕМЕНА. Не звери – но РАСА.

Это – странный мир. Мир, где воины-хищники снова и снова вступают в отчаянный, бесконечный бой с Проклятыми. С нелюдями. С монстрами-"неумершими". С... уж не потомками ли ЛЮДЕЙ?!

Это – странный мир. Мир, что так или иначе станет родным для пришельца с далекой планеты. Для потерявшего память. Для того, что станет здесь величайшим из героев. Спасителем. Приемным сыном. И – ЧОКНУТЫМ...

Он – тот, чьё предназначение было предопределено ещё в час рождения. Тот, кому назначен жребий – великий и тяжкий. Тот, кто приходит из нашего мира человеком и возвращается в мир иной – снова и снова. И – магом! Величайшим из магов. Тем, коему назначено совершить немыслимое. Свершить мечом и волшебством, кинжалом – и песней. Ибо только так будет разрушена неодолимая граница, силою Тьмы и Зла разделившая два мира…

— Летять утки! Летять утки…, — голос Кузьмича вознесся до непереносимо визгливых высот, — … И-и два-а гуся-я-я!

— Может, хватит, а? — я на секунду вынул палец из правого уха и сделал вежливое замечание Кузьмичу, который развлекал нас песенным образом уже целых четыре часа, — Тошно!

— Тошно, командир, бывает при больших перегрузках, — Кузьмич размял губы, набрал воздух и продолжил: — Летя-ят….

Я заткнул ухо.

В дальних перелетах, конечно, скучно. Но не до такой же степени я оскучнел, чтобы целый день слушать Кузьмичевские завывания. А ему нравится! Голос, видите ли, у него прорезался.

Есть у молодых лейтенантов и прапорщиков такое слово — надо. Надо работать, чтобы получать зарплату. Как минимум. Чтобы спасать мир. Как максимум. Хотя и труднодостижимый. Но не для лейтенанта Лесика Пономарева и прапорщика Марии Баобабовой. Оперативные сотрудники Отдела подозрительной информации, в просторечье «Пи», не задумываясь ни на секунду, готовы пуститься в погоню за преступниками хоть через морг в параллельный мир, хоть на джипе сквозь тайгу, а хоть и в канализацию по собачьим меткам. Короче, туда, куда начальство пошлет...

Он – космический Маугли.

Единственный, выживший во время катастрофы космического корабля. Осиротевший малыш, выросший на далекой, чужой планете. Человеческий ребенок, воспитанный в Толще подземных пространств племенем Ночных Охотников – странных и страшных существ, наводящих ужас на обитателей покрывающего поверхность планеты Леса.

Он – «Счастливчик, рожденный на закате ночи». Воин, обучившийся выживать там, где выжить невозможно. Даже – в Академии Легионеров, куда был продан космическими работорговцами. Даже – там, где готовят самых элитных убийц Вселенной. Даже – там, где всякое задание превос­ходит человеческие возможности…

Популярные книги в жанре Фэнтези

Благородный патриций Альбин Антонин остался одним из немногих людей на Земле, не подвергшихся мутации. Идя в сопровождении шести оруженосцев-карликов через Арденский лес, он встречает молодую обаятельную «мутантшу» Тэклу. Вместе с ней отважному рыцарю далекого будущего предстоит пережить множество захватывающих приключений и, наконец, достигнуть цели своего путешествия…

«Начни с начала!» Вряд ли покойному Монро понравилось бы это заявление. Он любил неожиданность и предпочитал начинать с середины.

Мы были два последних монриста, и лоскутное знамя Великого Керка звучно хлопало над нашими головами. Подняты мосты и опущены чугунные решетки, закрывающие ворота нашего замка, а с плоской крыши донжона открывается невыразимо прекрасная равнина. По ее пыльным дорогам задумчиво едут христианские и сарацинские рыцари и прекрасная дама с единорогом, а вдали, там, где поднявшаяся на дыбы земля упирается в узенькую полоску неба, смутно виден парус. Печальный и беззащитный мир романтизма, мир картин Ганса Мемлинга, лежит перед нами, и мы, два последних его рыцаря, покидаем наш опустевший замок, чтобы сломить за него копья перед всеми людьми чужих миров.

Южный Галадор. Поместье «Три ручья»

Мишелю д'Арэ, баронету

Дорогой друг!

Я несказанно быв удивлен, получив твое письмо, переполненное изъявлениями наидружеских чувств. Признаться, ты единственный не позабыл беднаго Гастона. Увы, я даже всплакнул.

Ты спрашиваешь меня о новостях? Вздор. Какие могут быть у меня новости? Самыя пустяковыя.

Во многочисленных сражениях между Галадором и Вастрийской империей люди погибают редко. Шутка ли: за четырнадцать лет войны было с обеих сторон убитыми не то сто тридцать четыре, не то сто тридцать шесть человек. Не считая, конечно, наемников, ополченцев и прочей дряни, каковая будто нарочно сама лезет под копыты!

…Этот город принадлежит всем сразу. Когда-то ставший символом греха и заклейменный словом «блудница», он поразительно похож на мегаполис XX века. Он то аллегоричен, то предельно реалистичен, ангел здесь похож на спецназовца, глиняные таблички и клинопись соседствуют с танками и компьютерами. И тогда через зиккураты и висячие сады фантастического Вавилона прорастает образ Петербурга конца XX века.

Серый порошок, открывающий путь к наслаждению, стоит дорого…

На объявление он натолкнулся совершенно случайно…

Из службы Контроля Границ беспокоят не каждый день, даже если ты Рыцарь первого класса, каких на все Зоны не больше десяти!..

Однажды, вернувшись домой, Лиза обнаружила на обитой дерматином двери квартиры длинные параллельные царапины, словно кто-то полосовал ее ножом или когтями…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Костинский

Радио "Свобода": Будущее библиотек

Ведущий Алексей Цветков

Невиданный рост информационного багажа цивилизации, одним из символов и симптомов которого является Интернет, угрожает учреждению, издавна служившему хранилищем этой информации. О том, как в век информационных технологий меняются технологии библиотечные сегодня расскажет Александр Костинский.

А затем Олег Родин представит обозрение Интернета в праздник Пасхи.

Костюк Дмитрий

"Геном" - что я думаю о

Итак, какие же у меня имеются чувства по прочтении "Генома"? Приятно порадовал гриф "Совершенно секретно, перед прочтением сжечь" предупреждение о том, что нижеследующее может шокировать и казаться циничным. Хотя на "Осенних визитах" подобное предупреждение было бы уместней. Hе такой уж шокирующий этот "Геном" и уж совсем не циничный. Может, это авторское чувство юмора, а может имеются в виду постельные сцены (для Лукьяненко их действительно многовато) или персонажи (персонаж) с моносексуальной ориентацией. Hе знаю. Живой и читаемый стиль С. Л. сохранился несмотря ни на что (это комплимент). Третья часть дает основания называть этот роман детективом от Лукьяненки - как раньше уже были выпущены Евангелие от Лукьяненки ("Холодные берега") и еще кое-что в этом же роде. Hе буду перечислять, потому что в данный момент речь идет о "Геноме". А "Геном", значит, детектив. Введение детективного сюжета повлекло за собой совершенно неожиданный побочный эффект. В третьей части прерывается контакт автора с главным героем, тот самый контакт, за который многие собственно и читают С.Л. Контакт рвется в тот самый момент, когда выясняется, что Алекс знает убийцу, а читатель - естественно нет. С этого момента главный герой оказывается сам по себе. Еще одна особенность "Генома" - раньше Лукьяненковских победительных мальчиков интересовал окружающий мир, который они то и дело спасали благодаря этой самой своей победительности, а в этот раз - в этот раз Алекса интересует то, что внутри. Окружающая среда тоже важна, никто этого от него не отнимет, более того, мимоходом он даже (возможно) спасает Империю, да и раньше персонажи С. Л. не были законченными экстраветратми, плюющими на свой внутренний мир. Все это так, но в "Геноме" акценты смещаются с одного на другое. Главный упор делается на исцеление своего персонального "Я". И тут оказывается, что писать о спасении внешнего мира значительно легче. Или у автора уже достаточно развиты определенные наработки, или вообще "работать снаружи" писателям (да и читателям) гораздо проще, чем "работать внутри", что вероятнее, но только процесс спасения мира в прошлых книгах С. Л. выглядит гораздо красочнее и убедительнее, нежели процесс врачевания собственной сущности в "Геноме". Самую малость, но все же заметнее. Так что "Геном" - не только детектив, он еще и Лукьяненковская "ода чистой любви" ибо последняя - как раз тот самый предмет самокопаний главного персонажа. Кроме соображений общего порядка на такой выбор автора могло подтолкнуть желание лишний раз проинформировать подростков о том, что то, к чему их столь сильно влечет, на самом деле "не то". Очень может быть. Тем же самым можно попробовать объяснить и упоминавшееся выше превышение автором собственной нормы на постельные сцены. Слово эротика тут не вполне применимо, так как автор продолжает держаться в определенных рамках, оставляя интимные подробности на выбор читателя. Я не упомянул некоторые любопытные детали, например введение в состав персонажей Шерлока Холмса, ход, явственно намекающий на карикатурность. Это были мои первые впечатления от прочтения "Генома". Если однажды мне представится возможность перечитать subj, что вовсе не исключено (книги С.Л. легко перечитываются), мое мнение может претерпеть изрядные изменения. Так что прошу не удивляться, если через полгода я начну высказывать в чем-то противоположные идеи. Это - всего лишь первое впечатление.

Костюк Дмитрий

Геном - кое-что о пародиях

(вынужденное продолжение; начало см. в "Геном - что я думаю о")

Да, действительно, если в завершающей части "Генома" читать только заглавные буквы, то можно обнаружить закодированное авторское послание, в котором он объявляет роман пародией и приносит читателям пространные извинения.

Если вы как и я полагаете, что пародия - это жанр, основанный на сатирических, иронических и юмористических имитациях чего-либо, то, будьте уверены, есть по крайней мере один автор пародий, полагающий, что это не так.

Б. Костюковский, А. Садовский

Г. П. Чиж и его литературный труд

Автор исторического повествования "К неведомым берегам" Георгий Прокофьевич Чиж (1876-1951) был человеком необыкновенно широких интересов. Географ, историк, юрист, экономист, изобретатель, писатель - Георгий Прокофьевич в каждой из своих профессий проявил большую одаренность, острый, пытливый ум, исследовательский характер мышления.

Г. П. Чиж родился в 1876 году в Варшаве, там же получил среднее образование, а в 1899 году окончил юридический факультет Варшавского университета. Тогда же он стал преподавателем истории и географии на Польских Высших женских курсах, позднее преподавал эти предметы в Суворовском кадетском корпусе и в Варшавском реальном училище. Уже тогда зародилась у него любовь к историко-географическим исследованиям.