Вампиррова победа

Вампиррова победа
Автор:
Перевод: А. Комаринец
Жанр: Ужасы
Серия: Темный город
Год: 2000
ISBN: 5-17-003169-6

Это — дом смерти. Это — охотничьи угодья Зла. Это — грязный, дешевый привокзальный отельчик. Днем здесь, что называется, «разбиваются сердца»... а ночью? Ночь — это время погибели. Ибо ночами во тьме выходит из подвальных странных лабиринтов Погибель. Погибель, у коей есть имя — ВАМПИРЫ. Погибель, что обладает силой, превосходящей людскую. Погибель, что, играя и почти смеясь, будет сражаться до ПОБЕДЫ...

Отрывок из произведения:

Ей двадцать три года, у нее светлые волосы и темные глаза.

Она не может спать, хотя и лежит в постели уже больше часа.

Почему?

Ей страшно. Так страшно, что кажется, сердце замерзло комом голубого льда, от которого от макушки до пяток бежит по артериям холод.

Уверенность в том, что кто-то меряет шагами коридор за дверью ее номера, глубоко засела у нее в голове. Шагает взад-вперед, взад-вперед. Хорошо, она ничего не слышит, но она же чувствует... Если закрыть глаза, то эти беззвучно ступающие ноги, оставляющие следы на тускло-красном ковре за дверью, чувствуются как собственные. Ступни в ее воображении всегда были босыми.

Рекомендуем почитать

Некогда кошек считали земным воплощением демонов. Суеверие? А может, И НЕТ!

Некогда кошек жгли па кострах инквизиции. Ни за что ни про что? А может, И ЗА ЧТО-ТО?

...Перед вами — коллекция ОЧЕНЬ НЕОБЫЧНЫХ рассказов в жанре «ужасов». Рассказов, герои которых — КОШКИ.

Это — Стивен Кинг. И профессионального киллера нанимают, чтобы убить — КОШКУ. Почему?..

Это — Кейт Коджа. И «вторым я» ищущей смерти нью-йоркской шлюхи становится — КОШКА. Кто-то погибнет первым. Кто?..

Это — Джойс Кэрол Оутс. И девочке, медленно сатанеющей от ненависти к младшему братишке, является странная КОШКА.

Зачем?

Перед вами — лучшие из лучших «кошачьих ужастиков». Читайте. Наслаждайтесь...

Странное что-то происходит в маленьком городке, затерянном в аризонской глуши...

Исчез - точно в воздухе растворился - местный священник, и кровью написаны на церковных стенах древние, страшные, кощунственные слова...

Безумная старуха ждет ребенка, и Бог - один Бог! - знает, каким должно родиться это дитя...

Снова и снова находят в полях истерзанные, искромсанные трупы животных.

Снова и снова мечет гром и пламя с амвона неистовый, невесть откуда пришедший проповедник, пророчествующий о днях Искупления...

Читайте роман `ужасов`, самим Стивеном Кингом названный книгой, `которая действительно пугает и от которой невозможно оторваться!`

Кто ненавидит вампиров, долгие годы тайно правящих городом?

Кто отказался соблюдать условия договора, держащего судьбы людей и «ночных охотников» в хрупком равновесии?

...Кто-то хочет войны. Кто-то вновь и вновь поджигает дома и клубы вампиров. Кто-то преследует свою цель – тайную, жестокую, неведомую.

Найти преступника и покарать его – таков ныне долг Аниты Блейк, «охотницы» на преступивших Закон, – и ее друга, Мастера города, вампира Жан-Клода...

По улицам города бродит Смерть.

Смерть не от ножа маньяка, не от гангстерской пули.

Смерть – от руки пришедшего из Тьмы.

Смерть, в которой ты постигнешь, как смешны самые страшные из твоих ночных кошмаров. Только постигнешь ты это слишком поздно.

Ты успеешь увидеть.

Ты успеешь закричать.

Ты успеешь выйти на дорогу в ночь.

На дорогу в никуда....

Когда Шоун обнаружил, что он уже в Уэстингcи, он различал только мелькавшие перед глазами обрывки дороги, извивающиеся, как гадюки, под хлынувшим ливнем. Бульвар, где он видел пенсионеров, вывезенных на колясках за ранней дозой солнечного света, и туристов с рюкзаками, набитых в вагоны, которые повезут их к Озерам, махал отдельными деревьям, которые казались слишком юными, чтобы выходить одним к серому морю, несущему сотни пенных гребней. Сквозь шум помех и шипение ветрового щитка местная радиостанция советовала водителям не выезжать сегодня на дорогу, и он чувствовал, что ему предлагают шанс. Сняв номер, он сможет позвонить Рут. В конце бульвара он объехал вокруг старого каменного солдата, вымокшего почти дочерна, и поехал вдоль приморских отелей.

Блайт уже дошлепал до кабины, когда сообразил, что надо было послать деньги. За рядом кабинок еще одна фаланга участников марша, кое-кто с надетыми на себя плакатами — а на некоторых мало что было надето, кроме них — шла к тоннелю под рекой. Конверт в карман засунуть не удалось — а телефон он никогда дома не оставлял, — судя по скорости колонны, уходившей в тоннель, закрытый для транспорта по случаю годовщины, времени вполне хватило бы, пока он дойдет до полукруглой цементной пасти, ярко белеющей под июльским солнцем. Пока он открывал телефон и настукивал на кнопках номер, его соседи с двух сторон пустились в бег на месте, а сосед слева сопровождал эти действия низким и гулким пыхтением. Телефон дал пять гудков, и Блайт услышал собственный голос:

Маленький городок в глухой провинции... Городок, в котором уже много лет не случалось РОВНО НИЧЕГО. Но вдруг начало происходить – НЕЧТО.

Нечто – СТРАШНОЕ, НЕЧТО – невероятное!

Гибнут – один за другим – люди, и никто не в силах разгадать тайну их смерти. Никто – кроме местного полицейского, начинающего расследование.

Однако – способен ли полицейский узреть в явных `преступлениях` руку таинственной, могущественной Тьмы?

Готов ли узнать имя Зла, понять могущество Тьмы – и встать на пути Мрака?

Готов ли неверующий заступить дорогу Идущим?..

Вы никогда не задумывались, почему наиболее популярные музыкальные звезды носят обтягивающие тело штаны?

Билетер Фарли случайным образом становится обладателем тайны популярности рок-звезд. Один из музыкантов дает ему адрес лавки мистера Пэнтса, где для рок-звезд изготовляют специальные штаны, притягивающие девиц как магнит…

Спустя короткое время, Фарли поймет, почему музыканты так орут на концертах.…

Другие книги автора Саймон Кларк

Роман-катастрофа начинается с того, что в субботнюю ночь апреля, в одно и то же время всё взрослое население планеты сошло с ума и принялось убивать своих детей самыми жестокими способами. У кого детей не было, убивали всех, кому еще не исполнилось двадцати. Немногие выжившие подростки скрываются от обезумевших взрослых, которые теперь сбиваются в стаи, выкладывают гигантские кресты из пустых бутылок посреди полей и продолжают преследовать детей.

Ник уцелел, как и несколько его случайных попутчиков. Их жизнь превратилась в постоянный бег от толпы безжалостных убийц, в которых они узнавали своих вчерашних родителей.

Это ужасает. Это завораживает. Кровь буквально сочится со страниц книги. Если у вас крепкие нервы и хорошие отношения с родными, тогда смело окунайтесь в прочтение этого романа… Саймон Кларк — величайший гений современного ужаса. Его страхи не просто пугают читателя, они прикасаются к нему, обволакивают и реально душат.

Поклонники таланта великого Джона Уиндэма!

Вы помните его классический роман «День триффидов»?

Вы хотели бы узнать, какой была дальнейшая судьба жалких остатков человечества, из последних сил сражающихся с новыми «хозяевами Земли» — разумными растениями?

Тогда НЕ ПРОПУСТИТЕ «Ночь триффидов» — продолжение романа Уиндэма, написанное самым верным и талантливым из его «литературных учеников» — Саймоном Кларком.

История борьбы людей и триффидов продолжается.

Чем она закончится?

Прочитайте увлекательный роман Кларка — и узнаете сами!..

В новой антологии собраны тридцать пять классических и современных историй о вампирах, принадлежащих перу таких известных авторов, как Клайв Баркер, Роберт Блох, Нил Гейман, Тацит Ли, Ким Ньюмен, Кристофер Фаулер, Брайан Ламли и других.

Загадочные, жестокие, аристократичные, сексуальные, бесстрастные, как сама смерть, и способные па самую жгучую страсть, – вампиры уже не первое столетие остаются притягательной и модной темой мировой литературы и кинематографа.

Исторгнутые извечной тьмой или порожденные человеческими суевериями; исчадия зла или жертвы рокового недуга; звероподобные кровопийцы или утонченные ценители алого вина жизни – вампиры обязательно завладеют если не вашей кровью, то неотступным вниманием.

Вы полагаете, что знаете о «фантастике катастроф» ВСЕ? Вы – ОШИБАЕТЕСЬ!

Это – истинный Апокалипсис наших дней.

Это – затопленные мегаполисы и асфальт, кипящий под ногами. Это – смертоносные испарения, просачивающиеся из трещин искалеченной, истерзанной Земли. Это – города, лежащие в руинах, чудовищные взрывы, оставляющие воронки там, где секунду назад стояли дома, лавина огня, уничтожающего все и вся на своем пути. Это миллионы погибших и миллионы тех, кого не спасет уже ничто – даже чудо.

Это – КОНЕЦ.

Но всякий конец – это новое начало. Начало крестного пути выживания для горстки людей, пытающихся в огненном аду вселенской катастрофы спасти то немногое, что еще осталось от человеческой культуры…

Вы хотели бы попасть в прошлое?

Назад? На секунду? На месяц? На годы?

Не стоит...

Однажды – прекрасным летним днем – для пятидесяти людей ход времени нарушил свой ритм. И секунды, минуты, годы стали не потоком – водоворотом. Началось `путешествие во времени поневоле`.

Пятьдесят людей, выломившись из привычного мира, оказались в ОЧЕНЬ СТРАННОМ МЕСТЕ. В нелепом, неправдоподобном амфитеатре в самом центре...

ЧЕГО?! Прошлого? Будущего? Или?..

САФДАР.

Древнее Зло выходит из МОРЯ...

Утонувшие некогда убийцы обрели в смерти НОВУЮ, темную ЖИЗНЬ — и стали теперь не знающими жалости служителями ЧУДОВИЩНОГО ПОДВОДНОГО БОГА.

Обитатели маленького прибрежного городка с ужасом ждут их появления — ибо УМЕРШИЕ ОТ ИХ РУКИ НЕ УМИРАЮТ, но становятся их БЕССМЕРТНЫМИ РАБАМИ.

Единственное спасение от сафдаров — старинный форт на крошечном прибрежном островке. Но его защитники становятся ВСЕ СЛАБЕЕ...

Работа кладбищенского служителя скучна и однообразна. Пожилой могильщик как мог коротал очередной рабочий день. Но судьба и неисправный морозильник в кладбищенской сторожке подарили ему развлечение в виде молодого электрика. Наивного парня, готового поверить в любую рассказанную ему байку. Simon Clark, “The Gravedigger's Tale”, 1989 © Константин Сергиевский, «Байки могильщика», перевод  2018 © Публикация: Онлайн-журнал «DARKER» № 6'18 (87) Перевод лицензирован в соответствии с Creative Commons Licensе (version 3.0) Разрешается свободное и беспрепятственное размещение данного файла, а так же его содержимого (текста целиком либо его фрагментов) на любых интернет-ресурсах.

Кто появляется на ночной дороге, чтобы предложить девчонке-бродяжке великую власть – за великую цену?

Кто входит в уютный загородный дом – чтобы вынудить мирную семью в одночасье разбить свою жизнь – отправиться в темный, странный путь?

Кто бредет из города в город, чтобы отыскать среди детей Избранную, которой надлежит впустить в свою душу сущность таинственного Зверя?

...Тьма сгущается. Тьма смыкается на человеческих горлах – подобно удавке. И некому встать на дороге Зверя. Некому остановить Силу Ада...

Популярные книги в жанре Ужасы

Игоpь Кpючков

Вспоминай

День выдался тяжелым, но к счастью все рано или поздно проходит. Прошел и этот день со всеми его проблемами. Я медленно брел в сторону своего дома по тихой, плохо освещенной аллеи. Мысли мои были далеко от происходящего вокруг. Интересно, позвонит сегодня Иpишка или опять нет. Как же мне надоело это каждодневное ожидание: позвонит или нет? Или позвонить мне? Впрочем, нет, наш уговор все еще в силе - когда посчитает нужным, позвонит сама. Я ее беспокоить не буду.

Говард ЛАВКРАФТ

ФЕСТИВАЛЬ

Я находился далеко от своего дома и прелесть восточного моря околдовала меня. В сумерках я слушал, как его волны разбиваются о прибрежные скалы. Я знал, что море расположено с другой стороны холма, где вербы протягивают свои узловатые ветви к небу и первым вечерним звездам. Предки позвали меня в древний город, и вот я продолжаю свой путь по глубокому свежему снегу, иду по дороге в сторону мерцающего среди ветвей деревьев Альдебарана. Я шел к древнему городу, которого я никогда не видел, но о котором часто мечтал.

Говард Лавкрафт

Фотография с натуры

Только не думайте, Элиот, будто я сошел с ума, у других бывают причуды похуже. Почему бы вам не посмеяться над дедушкой Оливера, который не желает садиться в автомобиль? Мне не нравится ваше проклятое метро, но это мое дело, да и на такси сюда добираться быстрее. Если бы мы приехали на метро, нам пришлось бы идти в горку от Парк-стрит.

Знаю, с виду я еще психованнее, чем был в нашу последнюю встречу в прошлом году, но врачи мне пока ни к чему. Хотя столько всего случилось, что, видит Бог, странно, как я не спятил. Только не устраивайте мне допрос третьей степени. Помнится, прежде вы не были таким любопытным.

Говард Лавкрафт

Нъярлатотеп

Нъярлототеп... крадущийся хаос... я последний... я произнесу в звучной пустоте...

Уже прошли месяцы и я не могу вспомнить точно, когда все это началось. Общее напряжение было ужасно. К сезону политических и социальных сдвигов добавилось странное и тягостное понимание ужасной физической опасности, опасности широкораспространенной и всеохватывающей, опасности, что можно представить лишь в ужаснейшем из ночных кошмаров. Я помнил: люди расхаживали с бледными, озабоченными лицами, и шептали предупреждения и пророчества, что позже не смели повторить или признать, что слышали. Чувство ужасной вины зависло над землей, и вне пропасти меж звезд проносились холодные течения, заставлявшие людей дрожать в темных и пустынных местах. Демоническое изменение коснулись даже течения времен года - осенняя жара, запаздывая, внушала опасения, и все чувствовали, что мир и, возможно, вселенная вышла из-под контроля известных богов или сил тех богов или сил, что неизвестны.

Говард ЛАВКРАФТ

ПРОКЛЯТИЕ ГОРОДА САРНАТ

В стране Анар есть огромное и спокойное озеро. Ни одна река не впадает в него, и ни для одной реки это озеро не является источником рождения. Могущественный город Сарнат, построенный на его берегах 10 тысяч лет назад больше не существует. Но еще задолго до возникновения первых цивилизаций здесь возвышался другой город, город Иб, столь же древний, как само озеро.

Построенный из серого камня, он был населен уродливыми и странными существами. На кирпичных тумбах можно прочитать о том, что эти создания были такого же зеленого цвета, как и само туманное озеро. У них были выпуклые глаза, мясистые и отвислые губы, смешные уши и совсем не было голоса. Они спустились сюда с Луны туманной ночью, столь же темной, как само озеро и город. У жителей города было свое божество, которому они поклонялись, каменный идол, зеленый, как озеро, высеченный по образу Бокруга, большой водяной ящерицы. Во время полнолуния горожане исполняли ужасные устрашающие танцы в честь своего каменного божества.

Говард Лавкрафт

Тварь в лунном свете

Морган - не писатель, по правде, он даже изъясняется не вполне связно. А его письмо, рассмешившее всех, меня поразило.

Случилось - тем вечером, в одиночестве - им овладела непреодолимая тяга писать, и перо, попавшее в руку, начертило следующее:

Я - Говард Филипп. Живу в Провиденсе, на Род-Айленде, 66 дом по Коледж-стрит. Произошло это 24 ноября 1927 года (кстати, ныне я даже не предполагаю какой пошел год) я задремал, увидел сон и с той поры не могу проснуться.

Говард ЛАВКРАФТ

УЗНИК ФАРАОНОВ

Каждая тайна влечет за собой новую тайну. С тех пор как мое имя стало ассоциироваться с необъяснимыми ситуациями, я все время пытаюсь бороться против обстоятельств, связанных в умах людей с моей деятельностью и репутацией. Большинство этих событий не представляет никакого интереса, хотя некоторые из них были даже драматичными. Какие-то случаи доставляли мне лишь приятные ощущения опасности, другие же заставляли прибегать к довольно обстоятельным научным и историческим исследованиям. Я всегда свободно обсуждал эти события и продолжаю это делать, за исключением лишь одного случая, о котором до сегодняшнего дня не решался упоминать. Я вынужден все рассказать только лишь из-за расследования, предпринятого издателями некоего иллюстрированного журнала, разжигающими ажиотаж вокруг этого сугубо личного дела. Речь идет о частном визите в Египет 14 лет назад, о котором я по многим причинам избегал говорить. С одной стороны, я не стремился извлечь выгоду ни из опубликования различных достоверных событий и обстоятельств, вероятно неизвестных тысячам глазеющих на пирамиды туристов, ни из раскрытия секретов, ревниво охраняемых большими людьми в Каире. С другой стороны, мне не хотелось рассуждать о происшествии, в котором мое больное воображение могло сыграть огромную роль. То, что я видел или мне казалось, что видел, без сомнения не происходило. Мое возбужденное состояние, в котором я находился вследствие исключительных обстоятельств, увлекло меня в одну фатальную ночь в это приключение.

Говард ЛАВКРАФТ

ЗА ПРЕДЕЛОМ БЫТИЯ

Страшная перемена, происшедшая с моим лучшим другом С.Тилингастом, не поддается никакому разумному объяснению.

Прошло два с половиной месяца с тех пор, когда я видел его в последний раз. Он объяснял мне тоща, с какой целью проводит свои метафизические исследования. В тот памятный день он выставил меня за дверь, не желая выслушивать мои робкие возражения и предупреждения. Я понял, что с этого злополучного момента он готов заточить себя в "монастыре" - своей лаборатории, - в полном уединении от всех, отдалив от себя слуг, оставшись наедине со своей проклятой электрической машиной. И, однако, я все равно не мог предположить, что за такой короткий срок - всего за десять недель - он может измениться до неузнаваемости. Передо мной был совершенно другой человек: исхудавший, изможденный, с болезненно желтоватым цветом лица, с беспокойным блеском во впавших глазах. На его лбу и шее выступили и нервно пульсировали вены, все лицо покрывали морщины, а руки била мелкая дрожь. Добавьте к этому еще необыкновенную неопрятность, отвратительную грязь и очевидное пренебрежение всеми правилами гигиены. И это у человека, отличавшегося ранее особой педантичностью и аккуратностью. Я был потрясен. Таким предстал передо мной мой друг С.Тилингаст в ту ночь в своей лаборатории, куда меня привело его бессвязное и туманное письмо, посланное им после десяти недель заточения.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Первый полёт — испытание не для слабонервных. Драки с космическими пиратами, коварные ловушки, опасные погони — тут спасует и матёрый астронавт, но только не Николь Ши. Ну и что, что она без году неделя настоящий астронавт. Опыт приходит со временем, а вот настойчивость и уверенность у пилота должны быть всегда.

Юрий Кларов

САФЬЯНОВЫЙ ПОРТФЕЛЬ

Из беседы искусствоведа А. Я. Бонэ с заместителем председателя Совета московской народной милиции Л. Б. Косачевским

Бонэ. Великолепной синей краске индиго в древности не везло. Не везло даже на ее родине, в Индии, где в XI веке аль-Бируни писал: "Из всех красок синяя для брахмана является нечистой, и, если она коснется его тела, ему необходимо совершить омовение. Кроме того, он должен беспрестанно бить в барабан и читать перед огнем предписанные священные тексты".

Юрий Михайлович Кларов

Станция назначения - Харьков

Роман

Розыск - 2

Юрий Михайлович Кларов родился в 1929 году в Киеве. В 1951 году после окончания Московского юридического института работал в Архангельской коллегии адвокатов, был юрисконсультом. С 1957 года его рассказы, очерки и статьи печатались в центральных газетах и журналах Член Союза писателей и Союза журналистов СССР. Автор книг "Повесть о следователе", "Допрос в Иркутске", "Печать и колокол", "Пять экспонатов из музея уголовного розыска" и др.

Остросюжетный роман популярнейшего современного американского писателя Тома Клэнси. Автор «проигрывает» сценарий начала третьей мировой войны, спровоцированный деятельностью исламских террористов.