Валькирия-2. За жизнь

После тяжелого ранения Ольга готовится к новому заданию, суть которого неизвестна. Ее цель — закончить войну. А цель Лекса вернуть любимую. Однако, у судьбы на этот счет свои планы. Может ли солдат стать нормальной женщиной?

Отрывок из произведения:

2 октября. Сегодня выпал первый снег. Кажется, зима в этом году наступит раньше, чем обычно. Проект "Hunter Groop" подошел к концу. К сожалению, вернулись не все. Моя группа потеряла двенадцать человек. Двенадцать девчонок, ставших мне сестрами. Они погибли, выполняя свой долг. Нас учили не бояться, терпеть боль и забыть слова "я не могу". И мы забыли. Нас дрессировали как камикадзе, чтобы в случае чего, мы не боялись умереть в бою. Вот они и умерли. Но, я уверена, им было страшно.

Другие книги автора Анна Рыжая

Волею судьбы мне пришлось сменить зачётку и шпильки на автомат и берцы. А куда деваться, если человечеству грозит уничтожение? И вот уже два года как я командир целой группы безбашенных девиц «Дельта». Валькирия и ее ведьмы. В нашу задачу входит защита мирного населения от инопланетян, мутантов и вампирских выродков. С последними у меня всегда разговор был короткий, ибо хороший вампир – мертвый. Только что прикажете делать, если начальство отныне велит с кровососами сотрудничать? Как работать с психопатом, который сам привык командовать и живёт по своим законам? Ну ничего, этот гад у меня ещё тапочки в зубах приносить будет…

История о совместимости понятий девушка и война. Ольга по прозвищу Валькирия, командир женской спец. группы по уничтожению машин и защите мирного населения от вампирских выродков и прочих чудовищ. Потеряла родных и веру в возможность счастья. Теперь ей предстоит найти сестренку, а заодно избавиться от одного на редкость агрессивного вампира. Ольга ненавидит роботов и вампиров, но судьба снова и снова испытывает ее на прочность, подбрасывая сюрпризы.

Иден вложила листок мне в руку и, немного отойдя, со всей силы топнула на лед и отскочила на берег. Лед треснул. Я услышала, как зловещий хруст ломающегося льда с бешеной скоростью приближается ко мне. Ветер донес смех моей удаляющейся убийцы. Хруст уже рядом. Я проваливаюсь в ледяную воду. Ну вот и все, иду ко дну, как Титаник. Спасайтесь женщины и дети. Остается моя маленькая девочка, которая уже никогда не назовет меня мамой…Остается мужчина, который любит меня, и которого, кажется, я смогла полюбить слишком поздно…Свет все дальше и дальше, я опускаюсь во тьму. Я была среди жителей ночи, хотела жить среди них, и вот умираю в кромешной тьме. Что ж, сбылась мечта идиотки…

Надо ехать домой. И точка. Марк — опасный тип. Вообще все эти вампиры — подозрительные криминальные личности. Марк — убийца и людоед. Вампир он или телепузик — это неважно. Факт есть факт. Кому, как не журналисту, понимать, что значат факты? Он пробовал человеческую кровь, и однажды может сорваться. И тогда, сама понимаешь… Но ведь Марк не давал мне повода бояться за свою жизнь, наоборот, последние дни, я чувствовала себя с ним очень хорошо. Он понимает меня, заботится обо мне. Ни один мужчина не вызывал у меня таких ощущений, будто я нахожусь в самом безопасном месте на планете. Но Марк ведь ненавидит людей. Сегодня я нравлюсь ему, а завтра нет, и тогда все. Прощай любовь, тапочки по почте, тумбочка пополам. Да и как тут жить? Ни света, ни газа, ни воды. Как при царе Горохе. А суровой сибирской зимой я буду согреваться, расчищая сугробы до забора и обратно. Шапка-ушанка, валенки, тулуп да 100 грамм для «сугреву» — вот она мечта питерской тусовщицы.

Подвал, темный и холодный. Мигающая лампочка. Я в грязной, разодранной одежде мечусь, как зверь, по этому подвалу. Одна единственная дверь, и она закрыта. Снаружи раздается детский крик: "Алиса, где ты?!" Я кидаюсь на дверь, и падаю в лужу крови за ней. С диким криком я вскакиваю и бегу по каменному, серому коридору, освещаемому огнем настенных факелов. Решетки, клетки, клыки, голодные кровавые глаза. Вампиры, сотни запертых, истощенных вампиров. Сквозь решетку они хватают меня за руки и тянут назад. Отпустите меня! Я должна бежать! "Алиса, помоги мне!" Снова детский голос зовет меня откуда-то из-за угла. Собрав все силы, я вырываюсь из когтей голодных монстров и забегаю за угол…

Популярные книги в жанре Любовная фантастика

Формула чудес такова: один слушатель в возрасте до шести лет, один чтец, возраст упустим, с интерсными взглядами на жизнь и чувтсвом юмора, хорошее классическое чтиво в современной интерпретации. Правильные слова — и вот вам чудеса и приключения: брутальные принцы, моложавые короли, вредные феи-крестные, злопамятные мачехи и многие другие личности. Готовьте тыкву, мы собираемся на бал!

Кто не желает стать избранником судьбы? Кто не хочет быть удостоенным сверхъестественных даров? Кто не мечтает о неуязвимости, успехе у женщин, феноменальной удачливости в игре? Кто не жаждет прослыть не таким как все, избранным, читать чужие мысли и обрести философский камень? Но иронией судьбы все это достается тому, кто не хочет этого, ибо, в отличие от многих, знает, кому и чем за это придется заплатить.

Если и вам нравятся приключения, фэнтези, любовь, мистика, то приглашаю вас прочесть роман "Книга Равновесия". Тут вы найдете и захватывающий сюжет, и накал страстей, и тонкий психологизм, кто захочет, тот отыщет глубокие мысли и идеи о личном, и о глобальном. Конечно, скорее такое произведение будет интересно больше женской аудитории, потому что главная героиня - женщина и повествование ведется от первого лица! Если заинтересует и мужчин, что ж, добро пожаловать в такой знакомый и обыкновенный, но одновременно странный и загадочный мир "Книги Равновесия".

Мне начхать на ваши пророчества, мне не нужна ваша магия, мне плевать на вашу войну! Я. Просто. Хочу. Домой!

Скелета звали Классик. Голову его украшал бархатный, черный берет с переливчатым пером неизвестной науке птицы; думаю, если кто-нибудь спросил бы, что за птица и откуда взято это перо, он вряд ли бы ответил. Длинные, до плеч, седые волосы его были перетянуты бардовой лентой, своей правой рукой он элегантно поддерживал Смерть, а в левой имел простую, но оттого не менее элегантную трость. На указательном пальце (точнее, на тех костях, что от него остались) он носил щегольской перстень с сапфиром того глубокого цвета, который встречается столь редко, что, как правило, украшает венцы королей или же, на худой конец, ордена придворных премьер-министров. Но ни королем, ни министром наш скелет не был точно — это слишком скучные персоны и Смерть ни за что не согласилась бы совершать прогулки с одним из них. Кем же был он при жизни? И как стал спутником Смерти?

Король Дарнаэл и королева Лиара - заклятые враги. Стереотипы матриархата, ненависть к магии, игра в чужие жизни тянется уже который год на землях Элвьенты и Эрроки. Даже дети Лиары - навеки без признанного отца - просто разменная монета. Слепая верность короне, пустым идеалам, богам - разным на двух концах материка, - всё это их вечная игра, в которой нет победителя. Но думали ли они, что в своём бесконечном сражении столкнутся с силами куда древнее, чем привычные враги?  

Учишься себе в универе, подрабатываешь в редакции, тусишь на концертах, немного колдуешь, так, самую малость… Ничем не примечательная жизнь в маленьком провинциальном городке, тишь да гладь. И тут на тебе — непонятно откуда является этот чертов идиот, по самые уши завязший в какой-то опасной и мрачной истории с Неблагим Двором, и начинается…

— Хочешь, я придумаю для тебя мир? — это были первые слова, что я услышала от тебя. Первый раз наши дороги пересеклись весной. Той яркой весной, что всегда ассоциировалась у меня с канареечно-желтым цветом обновленного солнца в небе. Еще не сошел до конца снег, еще маленькими дождиками капают с крыш сосульки, еще деревья стоят неприкрыто-обнаженные, а мир уже залит этим тревожным желтым цветом. Город медленно оживал. Он переливался, и менял свои очертания, как мираж в пустыне. Ты сидел в кофейне, рядом с большим, от потолка и до пола, стеклянным окном. Перед тобой стоял ноутбук и чашка с давно остывшим кофе. Окно играло солнечными лучами, преломляя их, пуская блики в глаза случайных прохожих. Солнце и желтый цвет слепили. Я подняла руку, пытаясь прикрыть глаза, и в этот момент ты, привлеченный движением, повернул голову в мою сторону. Наши взгляды пересеклись на мгновение, не больше. А потом ты усмехнулся, и начал что-то набирать в ноутбуке.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Франция XVII век. Аббатство провинции Фуа: под покровом ночи, в тайне ото всех могущественный аббат Бестье в стенах собственного монастыря встречается с неким братом Амадисом и дает ему крайне деликатное задание.

Брат Амадис — молодой монах с непростым прошлым, после того как покидает своего покровителя, нарушает строжайший приказ и вскрывает пакет с документами раньше срока. Из бумаг он узнает, что графиня Декарт обвиняется в преступлениях против церкви и приговаривается к смерти. Это известие застает Амадиса врасплох. Что это: трагическое стечение обстоятельств или всё же аббату Бестье стало известно, что графиня Декарт некогда была невестой его верного слуги, и таким образом он решает проверить веру и преданность Амадиса? На одной чаше весов возлюбленная, отнятая волей судьбы, а на другой долг, обязывающий подчиниться приказу аббата Бестье. Молодой монах выберет долг. И в тот самый миг, когда рука Амадиса пронзит грудь несчастной графини, с лица аббата Бестье сорвет личину его истинная сущность — Флинц.

Древнейшее существо Флинц на протяжении всего бытия человечества преследует одну единственную цель — найти ту, которая достойна стать носительницей священного плода. Его кровавые поиски протянут багряный след в Россию до наших времён, и приведут к рыжеволосой красавице Кристине Королёвой.

В день своего тридцатилетия Кристина делает себе подарок и покупает кольцо: изумруд в старинной серебряной оправе.

Перстень проклятьем замыкается на пальце своей последней жертвы в ожидании кровавых событий, и полностью меняет сущность женщины. Мистические стечения обстоятельств сближают Кристину с интересными и небезразличными людьми, которые пытаются ей помочь разобраться в сложившейся ситуации. Они выясняют, что перстень некогда принадлежал графине Декарт и в кругу знатоков древности зовется: "дыхание зверя". История перстня, раз от раза, будет возвращать их в прошлое, всё дальше и дальше углубляя в седину веков, а разгадка древней тайны, приведет к тому самому дню, когда Господь сказал:

— ДА БУДЕТ СВЕТ!

История. Страна, известная ныне под именем Б., была случайно открыта португальцем Педро Альваресом Кабралем, унесенным морским течением на запад во время его пути в Ост-Индию. 21 апреля 1500 г. Кабрал увидал берег и, высадившись спустя четыре дня в Порто-Сегуро, торжественно объявил вновь открытую землю собственностью португальского короля, дав ей название Терра-де-Вера Крус (земля Истинного Креста). В 1501-1502 и 1503-1504 гг. были две португальские экспедиции; во второй принял участие Америго Веспуччи. В первую же экспедицию португальское правительство отправило в новую страну преступников, а позднее, в 1548 году, инквизиция стала ссылать туда евреев. Настоящая колонизация Б. началась с 1531 года, стране было дано губернатором Васко де Суза административное устройство, основанное на ленной системе, по повелению короля Иоганна III, за которым папа окончательно утвердил владение вновь открытой страной. В 1549 г. Суза основал Бахию, которую назначил столицей Б.; он же вызвал из Португалии иезуитов для просвещения туземцев. Около этого времени появились французы, которые, в союзе с туземцами, старались устроить колонии на побережье. В 1557 г. французы были разбиты; но, с переходом Португалии под испанское владычество (в 1580 г.), Б. попеременно подвергалась вторжениям англичан, французов и голландцев. Последним, под предводительством Мориса Нассауского, удалось прочно утвердиться в стране, и в 1630 г. они овладели Бахией. Хотя вступивший вновь на португальский престол Браганцский дом и признал за голландцами в 1640 г. занятые ими места, однако, счастье им изменило и в 1648 г. они были изгнаны. Пернамбуко, последнее голландское владение, перешло к португальцам в 1654 г. С тех пор вплоть до 1822 г. Б. оставалась под властью португальцев. В 1807 г. Браганцский дом был лишен португальского престола по воле Наполеона. Король Жуан VI бежал с семьей в Б., где 1 мая 1888 г. в Рио-де-Жанейро (ставшей теперь столицей) был приветствован в качестве бразильского императора. Начавшееся около этого времени во всей Южной Америке революционное движение не миновало и Б., и вспыхнувшее в 1817 г. республиканское восстание являлось предвестником дальнейших событий. Вследствие восстания в Рио-де-Жанейро (26 февраля 1821 г.), Жуан должен был обещать бразильцам желаемую ими конституцию и, при своем отъезде в Португалию (26 апреля), оставить наследного принца Педро регентом. Когда же португальские кортесы, невзирая на обещание, данное их королем, не только не допустили бразильских депутатов в свое заседание, но требовали возвращения к старым порядкам, принц-регент примкнул к национальному движению и учредил первое бразильское министерство. Благодарная страна преподнесла принцу-регенту титул "постоянного защитника Бразилии" (defensor perpetuo do Brazil). Во время поездки по провинции Сан-Пауло, принц-регент 7 сент. 1822 г. провозгласил независимость Бразилии и, прибыв в Рио-де-Жанейро, был избран, 12 октября, конституционным императором Б. под именем Педро I. При содействии английского адмирала Кокрена с его эскадрой, новый император разбил посланные португальским правительством войска; последние, не имея возможности бороться с отпавшей колонией, признали 15 ноября 1825 г, независимость Бразильской империи под властью Педро I. В том же самом году вспыхнула война с штатами Ла-Платы (Буэнос-Айрес и Монтевидео), предъявлявшими притязания на так называемую «Банду-Ориенталь», широкую полосу, расположенную от устья реки Кнарейка, впадающего в Уругвай, вверх по реке, до южного озера Мини. Военные действия бразильцев не были удачны, и 18 августа 1828 г. пришлось признать слияние Монтевидео с Бандою в республику Уругвай. Новые затруднения возникли, когда после смерти португальского короля Жуана VI (10 марта 1826 г.), император дон Педро отрекся от предлагаемой португальской короны в пользу своей дочери Марии-Глории и объявил, что желает оружием защитить ее права против пытавшегося захватить престол дона Мигеля Браганцского (своего младшего брата), для чего, однако, требовалось согласие кортесов. Кортесы наотрез отказали Педро I в средствах для преследования его личных династических целей. Роспуск министерства и составление нового не привели ни к чему и только ухудшили положение дел, и когда вся армия, под начальством генерала Франсиско Лима перешла в ряды недовольных, император, совсем упавший духом, отрекся 1 апреля 1831 года от престола в пользу своего шестилетнего сына, принца Педро д'Алькантара; 13 апреля он покинул навсегда Бразилию с императрицей Амалией и малолетними дочерьми. До провозглашения пятнадцатилетнего принца Педро д'Алькантара в 1840 г. императором Педро II, страной управляло регентство, сначала в составе трех лиц (до 12 октября 1835), после чего власть была сосредоточена в руках одного регента (Диего Антонио Фейхо и за ним, с 19 ноября 1837 г., Педро де Араугэро Лима). Во все время регентства Бразилия страдала от междоусобных войн, восстаний, военных мятежей. Борьба партий была самая ожесточенная: монархисты, стоявшие за провинциальную автономию, федералисты, мечтавшие об устройстве государства наподобие Соединенных Штатов Северной Америки, и реакционеры, требовавшие возвращения императора Педро I – все спорили о власти; в провинции Рио-Гранде-до-Сул обнаружились сепаратистские стремления. Со смертью герцога Браганцского (Педро I), последовавшей в Лиссабоне, реакционеры слились с парламентской оппозицией, образовавшей среди монархистов, консервативную партию. Вся дальнейшая история Б., начиная с 1836 года, сводится к борьбе двух больших конституционных партий, консервативной и либеральной. Со вступлением на престол молодого императора (короновался 18 июля 1841 г.) в положении дел на первых порах не замечалось поворота к лучшему. Несколько раз еще вспыхивали восстания и мятежи, и только усмирением в 1848 г. бунта негров-рабов, в Пернамбуко, был положен конец внутренним междоусобиям. Возникшие непосредственно вслед за окончательным умиротворением страны разногласия с Англией из-за присвоенного этой державой права обыска бразильских кораблей для прекращения торговли невольниками были улажены договором 1850 г. В следующем году Б., в союзе с аргентинским генералом Урквисой, пришлось выступать против аргентинского диктатора Хуана Розаса. Союзники одержали при Монте-Казерос (3 февраля 1854 г.) победу над Розасом. Последствием победы было признание Педро II верховным правителем Уругвая. После почти двенадцати лет мирного периода, посвященного внутренним реформам, Педро II пришлось двинуть войска к Уругваю, где начались враждебные действия под предводительством генерала Венансио Делореса. Едва окончились распри с Делоресом, как для Б. явился новый враг в лице парагвайского диктатора Франсиско Солено Лoпeca, который захватил бразильское судно и вторгся в провинцию Матто Грассо. Бразилия в союзе с Аргентинской республикой и Уругваем вступила с ним (в 1865 г.) в продолжительную и разорительную войну, окончившуюся только со смертью Лoпeca (в 1870 г.). С прекращением военных действий императору опять представилась возможность вернуться к задуманным внутренним реформам, главным образом к вопросу об отмене рабства. За отсутствием императора, находившегося в то время в Европе, 28 сентября 1876 г. был санкционирован принцессой Изабеллой закон, которым все родившиеся в Б. дети рабов объявлялись свободными, облегчалось отпущение рабов на волю и учреждался особый фонд для ежегодного выкупа известного числа рабов. Но это был только первый шаг к эмансипации рабов, а император всеми силами стремился даровать своим подданным полную и неограниченную свободу, чему, однако, ввиду сильного противодействия защитников рабства, не суждено было осуществиться ранее 1888 г. (закон 13 мая). В начале семидесятых годов клерикализм значительно усилился, находя поддержку и сочувствие не только среди народных масс, но и среди членом императорской семьи. Фанатическое духовенство усердно занималось пропагандой своих идей и тормозило разрешение стоящих на очереди важных вопросов о народном образовании, предоставлении эмигрантам-иноверцам права гражданства и др. Больной Педро II проживал все Польше в Европе, а остававшаяся регентшей дочь его, принцесса Изабелла, явно покровительствовала клерикалам. С другой стороны, эмансипации рабов создала массу недовольных. Все это вместе образовало почву для антимонархической агитации, которая велась не только в народе, но и среди войска. Главным вождем республиканцев явился Бенжамен Кон- стан, директор Института слепых, но опасения внушал также и маршал Маноэль-Теодоро да Фонсека, энергичный и способный республиканец, считавший себя вправе занять пост военного министра, на который, однако, не был призван при сформировании министерства Уро-Прето. Удаление некоторых полков, заподозренных в революционных идеях, от столицы, показалось Бенжамену Констану удобным случаем для осуществления своих замыслов. Вместе с маршалом Фонсекой он вечером 14 ноября 1889 г. выработал план восстания, которое решено было начать на следующий день. Правительство знало, какого опасного врага оно имеет в лице да Фонсеки, и утром 15 ноября в здании военного министерства происходило тайное совещание о том, должно ли арестовать маршала. Пока происходило совещание, маршал, во главе части 10-го егерского полка, направился прямо в министерство, где находившиеся внутри здания сейчас перешли на его сторону. Все собравшиеся на совет министры были объявлены пленными, причем морской министр, прибывший несколько позже и оказавший сопротивление, был ранен. Император, находившийся в то время в Петрополисе, близ Рио-де-Жанейро, был извещен о случившемся и поспешно прибыл в столицу. Немедленно было приступлено к образованию нового министерства, но в военном клубе тем временем была уже провозглашена республика, с президентом маршалом да Фонсека. Утром 16 ноября двум офицерам было поручено объявить Педро II о его низложении, а также, что он должен покинуть Бразилию в 24 часа со всем семейством. Вскоре вся императорская семья была привезена во дворец, оцепленный войсками. Мирясь со совершившимся фактом, император, однако, отказывался ехать добровольно. В час ночи на 17 ноября император был отправлен под конвоем к морскому берегу, где стояла канонерка; вся императорская семья была доставлена на остров Илья- Гранде, где высадилась с тем, чтобы оттуда перейти на английский пароход «Alagoas», отправлявшийся в Европу. Предоставленных в его распоряжение 5000600 мильрейсов император не принял. Первыми мероприятиями нового правительства были увеличение состава армий в мирное время с 15 до 20000 человек и признание поселившихся в Бразилия до переворота иностранцев полными гражданами, при предоставлении этих же прав позднее поселившимся через два года. Европейским державам было объявлено, что новое правительство берет на себя внешний государственный долг. 8 янв. 1890 г. последовало отделение церкви от государства и провозглашение свободы совести. 22 июня 1890 г. временное правительство опубликовало проект конституции Соединенных Штатов Бразилии (каждая из прежних провинций будет составлять штат). Новая республика была признана Парагваем 15 декабря 1889 г., Соединенными Штатами Северной Америки – 28 янв. 1890 г., Францией – 18 июня 1890 г., Швейцарией – 26 ноября 1890 года.

В книге швейцарского психолога Жана Пиаже представлено изложение сути теоретической концепции развития интеллекта, являющегося основой, стержнем психического развития, построение которой он осуществил в 30-40-х годах. Он считал принципы этой концепции ключевыми для понимания эволюции мышления в разные исторические эпохи и для различных областей знания; он разработал, исходя из этого положения, особое направление исследований, названное им в дальнейшем генетической эпистемологией.

Николай Степанченко.