В тени от битвы

– Уже полдень. Просыпайся! - раздался женский голос под ухом.

"Вот вечно будит эта Наймира в рань. Вчера был такой трудный день! - с досадой подумал Марил, переворачиваясь на другой бок. Сестра всегда думала, что должна следить за воспитанием своего брата, и изображала из себя суровую матушку. И будить его рано, чтобы заставить заняться чем-то ненужным, было весьма в её духе. - Что же было вчера? - тут же задумался он, пытаясь потянуть на себя одеяло и понимая, что одеяла нет, а спит он прямо в одежде на чём-то колючем. - Ой, не помню…"

Другие книги автора Дарья Дмитриевна Бухарова

Стража Вассатаэля получила приказ пустить человека со шрамами на лице, даже если он будет выглядеть нищим оборванцем. Устами Пресветлого, разумеется, говорил Лорд Котли. Вассатаэль не смел перечить Лорду, передал слова своего господина точь-в-точь, но сам недоумевал: что за оборванец может оказаться нужным Котли?

Что-то подсказывало Вассатаэлю, что в любом случае гость не уменьшит его мучений. Слишком задумчиво лицо было у Лорда Тени, и это волновало Пресветлого. Известно, на ком Котли будет срывать свой гнев, если появится повод…

Он давно перестал ощущать разницу между сном и не сном. Всё слилось для него в единую Вечность. Он не знал, сколько времени уже лежит здесь, беспомощный и мягкий, как выкинутый на камень земляной червь. Ночи и дни сменялись, но изменения не касались его. Лучи солнца лишь сильнее заставляли гореть его опьянённый болью мозг, ветер словно проходил сквозь его, а приносимые им песчинки оседали на страшных, рваных краях его ран, капли холодного дождя не дарили ему прохлады, напротив, причиняли лишь большие страдания. Жажда перестала мучить его тогда, когда он перестал ощущать собственное тело. Он лежал, раскинув руки, закинув голову назад, так что кости ключиц выдавались, как странные отростки на теле. Его обожжённые, расплавленные солнцем, частично ржавеющие доспехи тяжёстью давили на грудь. Вывернутые в суставах пальцы лишь иногда ощущали прикосновение чего-то тёплого и мохнатого, но ни одна птица, ни один зверь не решался тронуть Воина Тени. Боль для него уже давно стала частью Вечности, здесь, у подножия гор Стегоса, он молил Ночь о смерти, потом проклинал её, но потом смирился, и больше не пытался бороться с бесконечными страданиями. Память уже стала частью сна, она приходила и уходила, не задевая его окаменевшего с годами служения Ночи сердца. Воспоминания не тревожили его, лишь иногда его иссушённому Вечностью сознанию слышался елейный голос Хозяина или испуганный крик сестры. Вокруг него плескалось мёртвое море, созданное его изуродованным мучениями воображением. Вечная агония, вечная боль, с которыми невозможно было сражаться, как с его прежними врагами, смутили его и заставили тонуть в этом мёртвом море, в котором не было берегов. Он даже не ощущал под собой твёрдой каменистой земли, несмотря на то, что острые края камней врезались ему под рёбра даже сквозь доспехи. Темнота скрывала от него всё, что было вокруг него, и лишь изредка что-то тревожило его больной разум, он хрипел, изо рта шла розоватая пена, свинцовые веки дрожали от усилий поднять их, но всё было тщетно. Боль, не засыпавшая ни на секунду, заставляла его вновь провалиться в тяжёлый бред.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Он отдал память, чтобы стать совершенным борцом с нечистью, способным противостоять ее чарам. Лишенный чувств, он не способен любить, и на всем Острове нет ничего, что может вернуть ему воспоминания. Кроме любви…

Герой чувствует себя чужим на этом празднике жизни. Ах, как он ошибается…

— Что, Буян, как по-твоему, — спросил сэр Хенрик, — уж не занесла ли нас нелегкая в такие края, где на кустах терновника растут пергаменты? Вопрос был адресован боевому коню. За годы странствий сэр Хенрик приобрел привычку разговаривать с собственным скакуном. Привычка эта, разумеется, могла бы вызывать насмешки, но высокий рост и могучее сложение надежно хранили благородного рыцаря от подобных неприятностей. Вряд ли сыскался бы смельчак, способный в глаза обозвать сэра Хенрика дурнем. Сам же дворянин себя таковым точно не считал, хотя и был не скор на решения. Вот и теперь он с рассеянным видом не менее пяти минут разглядывал клочок пергамента на ветке придорожного куста, прежде чем решился наконец его сорвать. Как и следовало ожидать, пергамент оказался запиской. Медленно шевеля губами, рыцарь принялся разбирать неровные строки. Послание гласило:

Что произойдет, если криминальная братва перенесет свои разборки в виртуал? Может ли рисунок на кафельной плитке угрожать существованию всего человечества? Как использовать кошек для предотвращения глобальной катастрофы, гиббонов – для коррекции кармы, а левый глаз – для перемещения в иные реальности? Ответы на эти вопросы вы найдете в произведениях популярного писателя Андрея Плеханова.

Что произойдет, если криминальная братва перенесет свои разборки в виртуал? Может ли рисунок на кафельной плитке угрожать существованию всего человечества? Как использовать кошек для предотвращения глобальной катастрофы, гиббонов – для коррекции кармы, а левый глаз – для перемещения в иные реальности? Ответы на эти вопросы вы найдете в произведениях популярного писателя Андрея Плеханова.

Чародея Света Смороду, члена Колдовской Дружины Великого княжества Словенского, часто привлекают для решения оперативных задач, встающих перед новогородскими спецслужбами. Вот и сейчас ему поручено выяснить, не является ли варяжской шпионкой подозрительная девица, вместе с многочисленными гостями прибывшая в стольный град на празднование Паломной седмицы. А заодно нужно разобраться с убийством ученого, занимающегося нетрадиционной (неволшебной) наукой и обнаружившего, что заклинания не всесильны. Свет яро берется за дело. Он и не предполагает, что в результате не только отыщет убийцу, но и совершит открытие, которому вроде бы нет места в научной теории…

Чародей Свет Сморода, теперь уже кадровый сотрудник новогородских спецслужб, направлен в портовый город Ключград с заданием расследовать весьма необычное убийство одного из своих соратников. Есть версия, что к убийству приложил руку варяжский лазутчик. Свет вынужден остаться один на один с гипотетическим противником, поскольку возникает подозрение, что в Ключграде действует необычайно сильный колдун, само существование которого противоречит всему тому, чему Света и его коллег учили в школе волшебников.

Впридачу вокруг Света начинают плести интриги отечественные маги, которым Сморода перешел дорогу в смысле карьерного роста…

Вполне спокойная и обыденная жизнь маленького городка Хэмпстед неожиданно нарушена целой серией трагических и загадочных происшествий. Респектабельные обитатели фешенебельных особняков охвачены ужасом и буквально теряются в догадках, пытаясь найти причину необъяснимых поступков своих соседей и знакомых. Но им и в голову не приходит, что источник всех бед лежит далеко за гранью реальности…

Эмме Сидни Вэлли Страуб

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Многие крупные сражения, перевороты, революции, самые разные социально-политические и экономические потрясения в истории человечества зачастую становились возможными лишь благодаря удачно проведенным спецоперациям. Некоторые из операций спецслужб были бескровными, «интеллектуальными», иные — кровавыми. В одних участвовали десятки, даже сотни людей, другие осуществлялись лишь одним человеком. Многие прогремели на весь мир, а какие-то практически никому не известны. В любом случае каждая виртуозная спецоперация представляла собой сложный комплекс точно выверенных действий и поэтому впоследствии всегда вызывала особый интерес у читателей. В этой книге представлены самые интересные операции от античности и раннего Средневековья до наших дней.

Вашему вниманию предлагается лекция, прочитанная мэром Москвы Юрием Лужковым в Международном Университете 25 февраля 1999 года.

Иллюстратор: Алексей Меринов.

Автор «Анатома», «Милосердных», «Фламандского секрета» создает новый жанр. «Танцующий с тенью» – это роман, исполненный в ритме настоящего аргентинского танго. Хуан Молина мог бы стать величайшим исполнителем танго, затмить самого Карлоса Гарделя – если бы не встретился с Ивонной, если бы она не встретилась с Гарделем, если бы не таинственный незнакомец, поселившийся в душе самого Молины. Любовь, смерть, верность, отчаяние – герои Андахази не говорят об этом: они поют танго.

Эта игра затягивает. Выйти из неё нетрудно, вот только мало кто это делает по собственному желанию. Впрочем, вступают в эту игру тоже зачастую не по доброй воле. Хотя всё вроде бы просто: берёшь героя (себя), и «прокачиваешь» уровень, наделяя его различными полезными для нападения и обороны имплантами. Попутно приходится отбиваться от многочисленных недоброжелателей (полиции, других игроков, уличных банд), а потому выжить можно, лишь непрерывно повышая свой уровень. Вот только приходится быть крайне осторожным – эту игру нельзя переиграть заново. Потому что называется она «жизнь» и против тебя играет весь мир…