В своей жизни я бы поправил все - и с самого начала

АЛЕКСЕЙ БАТАЛОВ

"В своей жизни я бы поправил все - и с самого начала"

В четверг Алексею Баталову исполнилось семьдесят пять. У него надо взять интервью, но он не поднимает трубку: домашний телефон бодро отвечает "hallo", металлический голос просит говорить после бипа и отключается. На просьбы перезвонить Баталов не откликается, и корреспондент "Известий" отправляется во ВГИК - юбиляр заведует кафедрой актерского мастерства, может быть, его удастся поймать на рабочем месте?

Другие книги автора Алексей Владимирович Баталов

Эта книга о кино, о фильмах с участием замечательного актера Алексея Баталова, которые вошли в каждый дом, стали классикой отечественного кинематографа. О тайнах ремесла и о том, как ремесло стало судьбой. И, конечно, о самых разных людях, с которыми автора свела профессия. Среди них замечательные режиссеры М. Ромм, И. Хейфиц, М. Донской и не менее замечательные партнеры В. Марецкая, И. Смоктуновский, Р. Быков, Н. Плотников, И. Саввина. И еще был дом, та самая «легендарная Ордынка», куда приходили в гости к родителям великие мхатовцы — Б. Ливанов, В. Станицын, О. Андровская, бывали Пастернак и Зощенко, подолгу жила Ахматова… Алексей Владимирович Баталов родился в 1928 году в театральной семье. Признание он получил с самых первых ролей в кино («Большая семья» и «Дело Румянцева»), слава пришла после картины «Летят журавли». С тех пор имя Баталова стало своего рода гарантией успеха фильма — будь то «Дама с собачкой» обожаемого им Чехова или «Девять дней одного года». А «Москва слезам не верит» имела просто невиданный успех, и представить себе, что в роли Гоши мог сняться другой актер, — невозможно. «Баталовский почерк» — это необыкновенная естественность образа, теплота, которые так полюбились зрителям: они видели на экране не холодный идеал, а человека близкого и понятного. Может быть, и в этом секрет непреходящей популярности подлинно народного артиста Алексея Баталова.

Маргарите Кваснецкой хотелось написать творческий портрет Алексея Баталова. Сделать это необычно, отойти от шаблона. В итоге артист и литератор договорились так: он пишет, как хочет, о чем хочет, а ей придется разъяснять, уточнять, дополнять. И при этом каждый сохранил за собой свободу мнений. Вот так и сложилась книга. Своеобразное интервью, которое длилось несколько лет.

Комплекс независимости

Читателям не нужно представлять моего собеседника. Народный артист, лауреат, профессор. К "секс-символам" и "плейбоям", которыми в наше время обзывают всех подряд, его никогда не относили. Эпитеты были иные: "замечательный", "умнейший", "интеллигентный". Он прекрасный рассказчик. Цикл передач "Прогулки с Баталовым", показанный на ТВЦ, был удостоен национальной премии в области документального кино и телевидения "Лавровая ветвь".

Алексей Баталов

"Это горюшко не горе..."

20 ноября Алексею Баталову исполняется 70 лет. Народный артист СССР, профессор ВГИКа, Баталов, помимо прочего, горячо любимый всей страной актер. Наверное, не было в СССР женщины, которая не мечтала бы иметь такого мужа, как Алексей Баталов. У него очень редкое амплуа: он умеет играть стопроцентно честных людей, серьезно и глубоко любящих мужчин. Таков его Борис Бороздин в кинофильме "Летят журавли", таков и незабвенный Гоша из картины "Москва слезам не верит". Таков Алексей Владимирович и в жизни.

Популярные книги в жанре Публицистика

«Трудолюбие и даровитость г. Соловьева всем и давно известны. Кроме лекций университетских, кроме пространных статей, помещаемых в журналах, сборниках, ведомостях, г. Соловьев нашел время для обрабатывания и издания в свет важного труда, «Русской истории». Первый том перед нами. Уважая вполне даровитость автора, желая ему продолжать идти вперед, мы, однако, не согласны со многими его воззрениями. Критики на сочинение г. Соловьева уже появились…»

«В первом моем письме я просил у вас местечка в «Молве» для помещения моей стариковской болтовни. Вы довольно неучтиво промолчали. Вам бы следовало сказать: «Милости просим!» – Ну, да я на это не смотрю. Я прикрываюсь известной поговоркой, что молчание есть знак согласия – и пишу к вам второе письмо…»

«После статьи, напечатанной в „Молве“, об испытании в искусствах воспитанников и воспитанниц Московской театральной школы, я дал тебе слово описывать школьные спектакли. На сих днях, к большому моему удовольствию, удалось мне видеть один из них, и я исполняю мое обещание. В школе играли два водевиля: „Теобальд, или Возвращение из России“, и „Два учителя, или Осел осла дурачит“…»

«…Я уверяю Вас, что я давно бескорыстно или даже самоотверженно мечтал о Вашем юбилее (я объясню дальше, почему не только бескорыстно, но, быть может, даже и самоотверженно). Но когда я узнал из газет, что ценители Вашего огромного и в то же время столь тонкого таланта собираются праздновать Ваш юбилей, радость моя и лично дружественная, и, так сказать, критическая, ценительская радость была отуманена, не скажу даже слегка, а сильно отуманена: я с ужасом готовился прочесть в каком-нибудь отчете опять ту убийственную строку, которую я прочел в описании юбилея А. Н. Майкова (тоже высокоценимого мною, признаюсь, с несколько меньшим субъективным пристрастием).

Какая же была эта убийственная строка? …»

© Вл. Гаков, 1980

Уральский следопыт.— 1980.— 1.— С. 55-56.

Публикуется с любезного разрешения автора — Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

«Расскажите, пожалуйста, о том, как возникли НФ журналы, — просит нас Николай Попов из Тюмени.— Читал, что за границей их развелись десятки. Верно ли? Расскажите также о премиях, которые присуждаются за фантастику. И еще — о Гернсбеке. Почему именно его американцы называют «отцом фантастики»?

Пользуясь газетными сообщениями, Добролюбов приводит дополнительные сведения о ходе борьбы народа Италии с предательской политикой французского правительства. В заметке идет речь об отказе итальянского народа подчиниться условиям договора 1859 года и о решении национальных собраний Тосканы, Модены, Пармы и Романьи, подтвержденном плебисцитом, присоединиться к Пьемонту. Добролюбов приводит материал, свидетельствующий о том, что в центральных областях Италии формируется армия, во главе которой становится национальный герой Джузеппе Гарибальди.

ШЕЛЛЕР, Александр Константинович, псевдоним — А. Михайлов (30.VII(11.VIII).1838, Петербург — 21.XI(4.XII). 1900, там же) — прозаик, поэт. Отец — родом из эстонских крестьян, был театральным оркестрантом, затем придворным служителем. Мать — из обедневшего аристократического рода.

Ш. вошел в историю русской литературы как достаточно скромный в своих идейно-эстетических возможностях труженик-литератор, подвижник-публицист, пользовавшийся тем не менее горячей симпатией и признательностью современного ему массового демократического читателя России. Декларативность, книжность, схематизм, откровенное морализаторство предопределили резкое снижение интереса к романам и повестям Ш. в XX в.

ШЕЛЛЕР, Александр Константинович, псевдоним — А. Михайлов (30.VII(11.VIII).1838, Петербург — 21.XI(4.XII). 1900, там же) — прозаик, поэт. Отец — родом из эстонских крестьян, был театральным оркестрантом, затем придворным служителем. Мать — из обедневшего аристократического рода.

Ш. вошел в историю русской литературы как достаточно скромный в своих идейно-эстетических возможностях труженик-литератор, подвижник-публицист, пользовавшийся тем не менее горячей симпатией и признательностью современного ему массового демократического читателя России. Декларативность, книжность, схематизм, откровенное морализаторство предопределили резкое снижение интереса к романам и повестям Ш. в XX в.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В. БАТАЛОВ

КРАЙ МОЙ МИЛЫЙ

Перевел В. Муравьев

ОГЛАВЛЕНИЕ:

МОЯ РОДНАЯ СТОРОНА

БЕРЕЗКИ

ХОРОВОД ПЕРНАТЫХ

НАХОДЧИВОСТЬ

"МАТЬ-ГЕРОИНЯ"

СТАРАЯ БЕРЕЗА

НОЧНАЯ РАДУГА

ФАКЕЛ

РОЗОВЫЙ БАРАШЕК

ТИХИЙ ШОРОХ

РОДНИК

СОСНА В НЕБЕ

ПОСЛЕ ДОЖДЯ

ЖУРАВЛИ

КОВЕР

ВОЗДУШНЫЙ БОЙ

ВЕРНАЯ ПРИМЕТА

ВЕРНОСТЬ

ХРУСТАЛЬНЫЕ ЛЮСТРЫ

В. БАТАЛОВ

НА ИНЬВЕ

Рассказ

Перевел В. Муравьев

За лугами садилось солнце.

По узкой тропинке, ведущей к реке, с удочками в руках шли трое друзей - Толик, Коля и Ванек.

- Слушайте, я загадаю вам загадку, - сказал тоненький, наголо остриженный Толик. - Шел охотник. Смотрит - в озере плавают пятнадцать уток. Подкрался он, выстрелил и убил одну утку. Сколько уток осталось?

Плотный, коренастый Коля сразу понял, что загадка не простая, а с подвохом. Только в чем подвох, он не мог догадаться. Коля не любил хитрить и поэтому прямо признался:

В. БАТАЛОВ

НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ

Повесть

Перевел В. Муравьев

________________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ДЯДЯ ИЛЬЯ ПРИЕХАЛ

СБОРЫ

ПО КАМЕ И ВЕСЛЯНЕ

ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО

"СОН В РУКУ"

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

У КОСТРА

НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ

ВОТ И АДОВО ОЗЕРО!

В ОХОТНИЧЬЕЙ ИЗБУШКЕ

ВЕРТОЛЕТ

ЗДЕСЬ БУДЕТ КОРЧАГИНСК

________________________________________________________________

Перед вами Гарри Дрезден!

Охотник на черную нежить, чья профессия – рисковать собственной шкурой в борьбе с порождениями Ночи.

Изгой, некогда поднявший руку на собственного учителя и теперь оставшийся со смертью один на один.

Мастер, умеющий многое и на многое готовый.

Даже – найти настоящего убийцу могущественного рыцаря-фэйри – и очистить тем от подозрений имя одной из Королев фей...

Не самое простое из дел Гарри.

Дело, от успеха которого зависит не только судьба Прекрасного народа, но и судьба магии всего нашего мира...