В поисках рая

«В поисках рая» — первая книга известного норвежского исследователя. 1937 год… Хейердал только что женился. Молодожены решают осуществить такой эксперимент, провести год на каком-нибудь малообитаемом островке, не пользуясь никакими достижениями цивилизации, то есть «вернуться в дебри», «познать образ жизни первобытного человека», найти «рай» на земле. И вот в поисках рая они отправляются на один из островов Маркизского архипелага — Фату-Хиву О жизни на Фату-Хиве и написана книга. Автор рассказывает о щедрой природе острова и безотрадной жизни островитян, о влиянии колонизаторов, из-за которых вымерла огромная часть населения Полинезии, о страшных болезнях, произволе священников, о бесцеремонной ломке привычного образа жизни островитян.

Здесь, на Маркизских островах, Хейердал впервые встречает каменные изваяния и плиты с загадочными рисунками, и у него зарождается интерес к тайне заселения Полинезии.

По живости и остроумию «В поисках рая» не уступает двум последующим книгам автора — «Путешествие на „Кон-Тики“ и „Аку-Аку“

Отрывок из произведения:

Почему мы до сих пор не знали о ней? О чем рассказывается в этой книге? Почему мы ее предлагаем советскому читателю?

До того как Хейердал разрешил перевести „В поисках рая“ на русский язык, он писал 22 марта 1961 года автору этого предисловия: „Я не разрешал перевод этой книги ни на английский, ни на немецкий, ни на какой-либо другой язык ввиду того, что при ее издании в настоящее время возникнет хронологическая путаница относительно моих книг о Тихом океане, поскольку читатели будут считать, что я написал ее теперь, в то время как в действительности она была написана двадцатичетырехлетним студентом. Если же когда-нибудь под старость я издам собрание сочинений, то она выйдет в качестве 1-го тома, то есть займет принадлежащее ей место“.

Другие книги автора Тур Хейердал

Эксперимент норвежского ученого Тура Хейердала, который в 1947 году прошел с пятью товарищами на бальсовом плоту из Южной Америки через восточную часть Тихого океана до Полинезии, остается ярчайшим примером дерзания в науке.

Тур Хейердал (1914–2002), норвежский этнограф и археолог. Страсть к географическим исследованиям «воспринял от великих соотечественников — Фритьофа Нансена и Руаля Амундсена». Первые путешествия (на Маркизские острова и в Британскую Колумбию) совершил еще в юности. Участвовал во Второй мировой войне — служил радистом в диверсионном отряде. В 1947 году мир, затаив дыхание, следил за броском группы энтузиастов на плоту «Кон-Тики» через восточную часть Тихого океана. Потом были плавания папирусной лодки «Ра» через Атлантику, тростникового суденышка «Тигрис» по Персидскому заливу, Аравийскому и Красному морям. А еще — путешествия на Мальдивские острова, на остров Пасхи, археологическая экспедиция в Перу… О своих экспедициях Тур Хейердал написал несколько книг, получивших широкую известность во всем мире, в том числе и в нашей стране.

Тур Хейердал хорошо знаком советскому читателю: выдающийся ученый, талантливый писатель, бесстрашный путешественник… Он наш добрый и верный проводник в мир исторических тайн, загадочных проблем мировой культуры. Эта книга - новое путешествие. Teперь на Мальдивские острова - распутывать еще один узел истории мировой цивилизации. Выбор не случаен. По мнению многих ученых, именно здесь, в Индийском океане, древние народы постигали азы мореплавания. Рекомендуется широкому кругу читателей

Книга Тура Хейердала, известного исследователя, путешественника, написана по материалам его первого путешествия на Марксизские острова. В ней ученый возвращается к истокам своего пути в большую науку. Одновременно в книге звучит страстный призыв к человечеству принять активное участие в сохранении природной среды, понять ответственность за будущее планеты. «Фату-Хива» — это книга о Марксизских островах, с большим познавательным материалом в области географии, этнографии, антропологии, истории.

Тура Хейердала, романтика нашего времени, наверное, не надо представлять читателям. Его интернациональные экспедиции на «Кон-Тики», «Ра», «Ра-2» и «Тигрисе» известны всем. Но Хейердал не просто повторяет маршруты древних мореходов. По образованию он биолог. И его пристальный взгляд подмечает, как меняется океан год от года. Публикуемая ниже статья — сокращенный вариант одного из выступлений ученого на Международной конференции, посвященной охране Мирового океана.

Две примечательные особенности выделяют остров Пасхи среди всех прочих островов Тихоокеанского полушария: уникальное географическое положение и редкостные археологические памятники. Можно ли считать случайным такое сочетание географической и археологической уникальности? Тихий океан насчитывает десятки тысяч островов и многие из них больше и куда более доступны влиянию извне. Но только на острове Пасхи обнаружены следы доевропейской письменности, культовые сооружения из огромных камней разной формы, обтесанных и пригнанных друг к другу с поразительной точностью, сотни исполинских антропоморфных статуй. С тех пор, как в 1722 году европейцы обнаружили остров, идет спор — являются ли эти замечательные памятники плодом местного развития или влияния извне. Выдвинуто множество гипотез в защиту и той и другой точки зрения.

«Аку-аку» — увлекательный рассказ о первых поселенцах острова Пасхи. Они не строили ни замков, ни дворцов, а вытесывали из камня исполинские человекоподобные фигуры и устанавливали их на мощных каменных террасах во всех концах острова. Но однажды стук рубил о камень смолк. Смолк внезапно, ведь орудия остались лежать на местах и многие статуи были готовы только наполовину. Загадочные ваятели канули во мрак далекого прошлого. Что же произошло на острове Пасхи?

В книге известного норвежского исследователя Тура Хейердала древний человек предстает как отважный и пытливый покоритель морей и океанов. Автор рассматривает плавучие средства древних и пути в океане, приводит новейшие свидетельства различных наук, которые дают основание пересмотреть устоявшиеся представления о распространении цивилизации за тысячи лет до нашей эры.

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Из путешествия по синайской пустыне

Тихо все, не шелохнется вокругъ… И земля, и небо, и воздухъ словно сговорились между собой и заснули въ серебристой мглѣ, которая, какъ свѣтлая риза, одѣла весь міръ… Сдавленное крутыми мрачными скалами, заснуло и Мертвое Море, гудѣвшее и стонавшее весь день подъ порывами бури всколыхавшей его полукаменныя волны… Словно въ черной оправѣ вставленный алмазъ искрилось, играло, блистало и вновь замирало проклятое Богомъ и людьми море-озеро, покрывшее, по библейскому сказанію, Гоморру и Содомъ. Снопы луннаго сіянія серебрили набѣгавшія струйки, озаряли какимъ-то фантастическимъ свѣтомъ еще не вполнѣ улегшееся море и освѣщали будто отблескомъ зарницы изъѣденныя мрачныя скалы его береговъ. Для уха нечестивыхъ Франковъ, для чувства гяуровъ не просвѣщенныхъ ученіемъ Корана, холодный камень этихъ скалъ беззвученъ и нѣмъ, неподвиженъ и мертвъ, но для правовѣрнаго мусульманина онъ живетъ, чувствуетъ и говоритъ. Десять ушей, сто глазъ и тридцать три ума человѣческихъ можетъ вмѣстить въ себѣ тотъ на кого падетъ благословеніе Пророка, кого коснется архангелъ, принесшій съ небесъ великую Каабу, и къ кому отнесутся слова фетхи

«Золотой треугольник» — книга известного чехословацкого писателя Богуслава Шнайдера, изучавшего в странах Юго-Восточной Азии проблемы распространения наркотиков. Книга написана на материале, который не только почерпнут из печатных источников, но и накоплен в результате длительного пребывания автора в ряде стран Востока, путешествий в места, где тайно выращивают мак и производят опий. Исторические сведения переплетаются здесь с живыми свидетельствами очевидца.

Продолжение. Начало в № 1/91.

Б ыло два часа ночи, когда я проснулся от нетерпеливых призывных возгласов Бреда Фармера, этого хитроватого журналиста из Австралии. Я знал, что все начнется в шесть часов утра, и со спокойной душой лег отдохнуть, чтобы к нужному часу быть, как говорится, полным сил.

— Э-э, Валерий, — тараторил Бред, прибавляя что-то еще по-английски и указывая наверх рукой. Второй день он был небрит, зарос темной щетиной да еще в этой черной тряпочной ушанке — «Архипелаг ГУЛАГ, Солженицын», как он ее называл, —

Советским вооруженным силам — 60 лет

Я понимаю, вы устали: две недели непрерывных полетов. Но почему-то я, командир, старший по званию и по возрасту, нахожу в себе силы бегать по утрам и заниматься гимнастикой, а некоторые... — тут Салеев останавливает взгляд на ребятах из второго звена, — некоторые позволяют себе расслабиться, в результате продули в волейбол местным летчикам... Хорошо, что хоть не дали «побить» себя в небе... В общем так: всем собраться, разозлиться, довести себя до форсажа. Сегодня мы здесь последний день, потом идем домой. Сегодня будет самое главное.

Александр Генис — писатель, кульуролог, радиоведущий, автор многих книг («Вавилонская башня», «Иван Петрович умер», «Довлатов и окрестности», «Колобок», «Фантики», «Камасутра книжника» и др.), в том числе написанных совместно с Петром Вайлем («60-е: мир советского человека», «Русская кухня в изгнании», «Родная речь», «Американа»).

«Космополит» — лучшая путевая проза А. Гениса, собранная им в один том. Располагаясь в магической зоне между очерком и сновидением, историей и географией, экзотикой и бытом, поэзией и философией, эти опусы помогают всюду быть дома. Но космополит для Гениса — не столько гражданин мира, сколько квартирант Вавилонской башни и абонент Александрийской библиотеки.

«Путешествие, — считает Генис, — опыт самопознания, физическое перемещение с духовными последствиями. Встроив себя в пейзаж, автор его навсегда меняет».

 (швед. Julius Napoleon Wilhelm Harteveld) — русский композитор, этнограф и публицист. По происхождению — швед. Родился в Стокгольме, учился в Лейпцигской консерватории, после окончания которой переехал в Россию, где прожил 36 лет. Если бы не гражданская война, то и не уезжал бы он из России никуда. А так, пришлось вернуться в родной Стокгольм (через Стамбул). Поэтому в России он считается русским композитором, а в Швеции — шведским. И это правильно.

Книга публикуется по изданию 1914 г. (М. изд. И. А. Маевского) в новой орфографии, с исправлением очевидных опечаток, а также некоторых устаревших оборотов и особенностей пунктуации. Географические названия и имена собственные в большинстве случаев оставлены без изменений.

Двенадцатый выпуск художественно-географической книги «На суше и на море» открывается повестью Г. Прашкевича «Двое на острове», рассказывающей о трудных буднях вулканологов на одном из Курильских островов В сборник включены повести, рассказы и очерки о людях и природе нашей страны и зарубежных стран, о различных экспедициях и исследованиях, зарисовки из жизни животного мира, фантастические рассказы советских и зарубежных авторов. В разделе «Факты. Догадки. Случаи…» помещены научно-популярные статьи и очерки на самые разнообразные темы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жорж Брассанс

"Я к Курносой красотке не слишком спешил"

Выпуск #7

В последний раз до наступления лета я выбрал день, чтобы написать о смерти и о том, как реально выжить в реале или виртуале (ведь даже несчастный случай можно предусмотреть). Конечно, кроме доброго смеха, обнародовано немало способов выживаемости. Самые главные из них тоже, в общем-то, известны. И хотя ламеру, который ищет на свою ж@&у приключений, может быть, все пути выживаемости неведомы, но, как и в предыдущих выпусках "Курносой", составитель как бы стесняется "учить жизни" читателя.

Владимир Боровой

"Прекращаем выживать!"

(история одной телепередачи)

Исходное расположение материалов: картонная коробка 20х15х10 см, расположенная в нижнем ящике стола (запирается на ключ). Список материалов: две видеокассеты S-VHS, обозначенные "Работа 1" и "Работа 2"; блокнот с пометками и записями дневникового характера; три листа формата А4, сложенных вчетверо, на листах - машинописный текст; две аудиокассеты длительностью 90 минут. Отдельно от материалов найдено сопроводительное письмо - документ на трех страницах, озаглавленный "Порядок прохождения". Дальнейший текст изложен с соблюдением этого порядка.

Борисов Владимир

Хиты 20 века

Hеобходимое предуведомление

Итак, как я и обещал, предлагаю вниманию публики список 1008 произведений, которые по моему (с вашей помощью) мнению могут претендовать на включение в список хитов 20-го века по годам.

С вашей помощью в список добавлено 338 позиций, которые прислали:

Azat Gilimshin Konstantin Grishin 2:5020/194.71 Vladislav Zarya 2:5020/175.2 Andrew Kasantsev 2:5040/6 Dmitriy Kazimirow 2:5004/73 Alexander Kopyl Pavel Menshinin 2:5020/948.136 Андрей Мешавкин Mikhail Nazarenko 2:463/1336.77 Andrew Tupkalo 2:5030/777.347 Petr Faschevsky 2:5030/1113.11 Sergej Qkowlew 2:5020/114.114

С л а в е н т и й Б о н д а p е н к о

МУРАВЬИ

В нашем миpе, особенно в пpиpоде, все очень взаимосвязано. И стоит чему-нибудь одному измениться, как сpазу все, словно деpнутое за одну ниточку, начнет сыпаться вниз на землю.

Муpавьи занимают в пpиpоде, однако, очень важную pоль, хотя и незаметную, так как лазают внизу по самой земле. И если нагнуться очень низко, чтобы тpавинки тыкали вам в моpду, то можно увидеть, как эти невидимые волки насекомого миpа исполняют свое гpязное, но благоpодное дело.