В поисках радости

В поисках радости

Виктор Розов

В поисках радости

КОМЕДИЯ в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Клавдия Васильевна Савина -- 48 лет.

Федор -- 28 лет; Татьяна -- 19 лет; Николай -- 18 лет; Олег -- 15 лет ее дети.

Леночка, жена Федора,-- 27 лет.

Иван Никитич Лапшин -- 46 лет.

Геннадий, его сын -- 19 лет.

Таисия Николаевна -- 43 лет.

Марина, ее дочь,-- 18 лет.

Леонид Павлович -- 32 лет.

Василий Ипполитович (дядя Вася) -- сосед Савиных.

Другие книги автора Виктор Сергеевич Розов

В книгу вошли широко известные пьесы драматурга Виктора Розова – «В добрый час!» и «Гнездо глухаря».

Для старшего школьного возраста.

Федор Иванович Бороздин врач, 57 лет.

Варвара Капитоновна его мать.

Борис его сын, 25 лет.

Ирина его дочь. 27 лет.

Марк его племянник, 27 лет.

Вероника Богданова, 18 лет.

Анна Михайловна Ковалева преподавательница истории, 52 лет.

Владимир ее сын, 21 года.

Степан товарищ Бориса, 24 лет.

Молодые люди 50-х годов, только что закончили школу и пытаются найти свой путь в жизни. Молодой целеустремленный парень Алексей приезжает из Сибири в Москву, чтобы поступить в Тимирязевскую Академию. В столице его постигла неудача: он не сдает последний экзамен, но жизненные трудности преодолимы. Напротив, своим примером он вдохновляет младшего брата Андрея, который бросает обеспеченную жизнь в Москве и едет с Алексеем в Сибирь…

Виктор Розов – один из крупнейших драматургов XX века. С его появлением началась новая театральная эпоха, связанная с именами Анатолия Эфроса и Олега Ефремова, новым периодом Центрального детского театра и возникновением «Современника». Розов – автор более 20 пьес, главный герой которых – молодой человек, поставленный в условия нравственного выбора, продиктованного временем. Его пьесы шли почти во всех театрах страны и сегодня они обретают новую жизнь на многих сценах. По одной из его первых пьес «Вечно живые» был написан сценарий знаменитого на весь мир фильма Михаила Калатозова «Летят журавли», получившего в 1958 году главный приз Каннского Международного кинофестиваля.

Книга выпущена в рамках празднования 100-летия со дня рождения драматурга Виктора Сергеевича Розова

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Борис Гробов

П Т И Ц Ы

(Обыкновенный день обыкновенного человека)

- Все в прошлом...

- А что же тогда в будущем ?..

= ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА =

Э Р И К Д И А Н А

А М А Д Е У С Л Е Р А

Д И Н В Л А Д Л Е Н

а также Ч Е Р Н Ы Й...

= У В Е Р Т Ю Р А =

Комната. Темно и тихо... Тихо, только где-то вдалеке слышатся голоса. И музыка... Музыка звучит вначале тихо, но потом она становится все громче и громче...

Георг Хакен

Страсти по Голландии

Пьеса-сказка на гауфовские темы.

Светлой памяти драматургов

сказочников

Тамары Григорьевны Габбе и

Евгения Львовича Шварца

Действующие лица:

ПЕТЕР МУНК, угольщик

БАРБАРА МУНК, его мать, вдова

КАСПАР, дровосек

ЛИЗБЕТА, его дочь

ИЕЗЕКИИЛ ТОЛСТЫЙ

ШЛЮРКЕР ТОЩИЙ

ВИЛЬМ КРАСИВЫЙ

ХОЗЯЙКА трактира "Золотой гульден"

СТЕКЛУШКА, хранитель клада

Прокудин Дмитрий

Сие пpоизведение является гpотескной компиляцией вpемяпpепpовождения некоей тусовки. Имена геpоев вымышлены; хаpактеpы, позы и особенности высказываний связаны с pеальными лицами лишь со стоpоны точки зpения непосpедственного наблюдателя, то бишь автоpа.

Иосиф Кацман

РАМБАЛЬ ПУЭНТЕС

Пьеса в 0,7 действия

Действующие лица:

Хозяин Тpактиpа адменная Кpасотка ищий Философ Шут с Погpемушкой Медведь Боба Скpомный Клеpк Пионеpка Катя Поэт Саша

Эммануил Радаканаки

Экзерсис (пьеса без морали)

Поспелов ходит по сцене и пытается спрятать какую-то коробочку.

Поспелов. Куда бы? Никто... Никто не должен найти. Иначе сразу догадаются... И отправят... Никто... Почему всегда... Такие любопытные. Но не на такого напали! Я их всех умней на голову. Пусть они сильнее. Пусть. Но! Насилием ничего не добьешься, господа! Вы можете заставить меня притвориться, что я с вами. Но! Но душа! С моей душой вы сделать ничего не можете. Накося выкуси. Если только найти подходящее местечко...

АЛЬБЕРТ САМЕН

ПОЛИФЕМ

Два акта в стихах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Полифем. Асис. Галатея. Ликас. Нимфы.

АКТ ПЕРВЫЙ

Четыре часа пополудни. Небо ярко-голубое. Линия гор, заканчивающаяся мысом. Море.

Направо рощица. Галатея спит в тени на ложе из листьев. Налево вход в пещеру. Скамья из зелени у подножья большой маслины.

При поднятии занавеса Полифем, растянувшись на утесе, наблюдает море. Он остается неподвижным все время, пока поет хор.

Антон Шутов

СВИHОМАТКА или ПОСЛЕДHЯЯ ЛЮБОВЬ

п ь е с а в о д н о д е й с т в и е

Траги-лирическое произведение

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

HИКОЛАЙ ИГHАТЬЕВИЧ КИРРИК

- мужчина тридацти лет худощавого телосложения

ФИЛЛИППА-ГЕHРИЕТТА КИРРИК

- его сорокатрёхлетняя жена

БАБА-КАПА

- неизвестно кто, но кажется это их прислуга

СВИHОМАТКА

- особа без имени

ГОЛОСИЗHИОТКУДА

Иван Фотиевич СТАДНЮК

Горький хлеб истины

Драма

Действующие лица

Л ю б о м и р о в А л е к с е й И в а н о в и ч - генерал-майор медицинской службы, 50 лет

С т у п а к о в И в а н А л е к с е е в и ч - подполковник медицинской службы, 43 лет

В е р а С т у п а к о в а - его дочь, 19 лет

С а в и н о в В л а д и м и р Т а р а с о в и ч лейтенант-разведчик, 25 лет (в эпилоге - ответственный работник министерства)

Алексей Константинович Толстой

Посадник

Драма

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Б о я р и н Г л е б М и р о н ы ч, степенный посадник новгородский. П о с а д н и ц а, жена его. В е р а, дочь их. Б о я р ы н я М а м е л ф а Д м и т р о в н а, вдова прежнего посад

ника. В ы ш а т а, Р о г о в и ч, Ж и р о х, К р и в ц е в и ч - новгородские

бояре. В а с и л ь к о, жених Веры, дочери посадника. С т а в р, Г о л о в н я, Р а д ь к о - товарищи его. Б о я р и н Ф о м а Г р и г о р ь и ч, бывший новгородский воевода. Б о я р и н А н д р е й Ю р ь е в и ч Ч е р м н ы й, новый новгород

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Розвал С.Я.

Лучи жизни

История действует основательно и проходит через множество фазисов, когда несет в могилу устарелую форму жизни. Последний фазис всемирно-исторической формы есть ее комедия.

К. Маркс. "К критике гегелевской философии права"

Это первый роман-памфлет дилогии Сергея Яковлевича Розвала "Лучи жизни".

Второй роман называется "Невинные дела".

Содержание:

Часть I. ЛУЧИ ЖИЗНИ

"Великий отшельник"

С.Розвал

HЕВИHHЫЕ ДЕЛА

Часть I. Мозговой трест

Секрет профессора Уайтхэча Наука и дипломатия Инженер Грехэм пытается решить квадратуру круга Сюрприз инженера Ундрича "Лучи смерти" Об атомных бомбах и кремневых ножах Что такое оптимизм? Сюрприз инженера Грехэма Свой парень Сверхчеловек найден! Посрамление Цицерона

Часть II. Таинственная агрессия

Возвращение победителя Кошка в рамке Мой дом - моя крепость! Сила принципов "Небесная черепаха" в заливе Невинности Слава "Святому Маврикию"! Осложнения в Медиане Страшное слово Кузнец своего счастья Испорченные именины Звезда Бена Дакнайра Последние дни Помпеи Генерал Реминдол громит врагов Умиротворение Медианы Джон Джерард снова встречается со "своим парнем" Мой дом - моя крепость! Заикающаяся Фемида

Рубан Александр

Дома

Звездопады

1.

И будет вечер на Томи так тих, как никогда. Наступит долгожданный миг: покатится звезда,

и я успею загадать желание одно, и буду знать, что никогда не сбудется оно.

2. Сонет

Пылают звёзды над моей рекой и над её крутыми берегами, и кажется: достану их рукой, махнув, как птица, крыльями-руками.

В немую высь, в их трепетный покой, где чутких снов не потревожит память, я возлечу неяркою звездой и буду там сиять себе веками.

Александр Рубан

Могила чудес, или плач по уфологии

I

Обычно Маришины блюдца появлялись от одного до пяти раз в неделю - зимой пореже, летом почаще. Одно из них (как выяснилось, последнее) Леонид видел своими глазами. Это случилось в мае прошлого года. В четвертом часу утра над крышей поликлиники, что напротив квартиры Ивлевых, поднялась небольшая светлая точка и начала пульсировать, расплываться в стороны веретенцем. Потом веретенце стало тихонько, будто на ощупь, двигаться, уклоняясь от каких-то невидимых препятствий. То и дело замирало, затаивалось - вот-вот погаснет... Мариша называла это "осваивается". Она стояла за спиной еще не проснувшегося, но уже заинтригованного Леонида, прижималась к нему теплой грудью и шепотом - чтобы не разбудить Петра Леонидовича - рассказывала, что будет дальше. "Освоившись", веретенце должно как-то вдруг оформиться, отвердеть и оказаться обыкновенным летающим блюдцем. Они бывают самых разных форм, цветов и размеров, но ведут себя всегда одинаково: подолгу висят перед самым балконом Ивлевых, пока Мариша на них налюбуется, и улетают. Но в тот раз ничего похожего не произошло. То есть на какое-то неуловимое мгновение веретенце действительно "оформилось" и "отвердело". И действительно оказалось обыкновенным чайным блюдцем необыкновенных размеров. Разве что Пантагрюэль мог бы воспользоваться таким блюдцем, да еще Гулливер в стране великанов мог бы осваивать в нем современные виды плаванья - комфортно и без риска утонуть. Но на эти сравнения Леонид набрел гораздо позже, а тогда перед самым его балконом, зависло обыкновенное чайное блюдце. До нелепости большое и почему-то перевернутое. Ему показалось даже, будто он видит фабричную марку на донышке: скрещенные голубые мечи и корону,- но Мариша потом уверяла, что как раз это ему показалось. Тем не менее, именно увидев знаменитое саксонское клеймо, Леонид окончательно проснулся, ощутил босыми ступнями холодный линолеум пола -и зажмурил глаза, собираясь протереть их кулаками. И - "сморгнул" блюдце. Мариша ахнула, оттолкнулась от Леонида и кинулась открывать балкон. А спустя секунду сквозь едва приоткрытую балконную дверь до них донесся множественный жалобный звон разбитой посуды. - На счастье,- с машинальной неискренностью сказал Леонид, еще не осознавая всей глубины своего заблуждения.