В поисках красного

Трое пришли в Мир в самом начале Времён. Старший никогда хорошо не владел мечом, как, впрочем, и любым другим оружием. Средняя вообще смотрела на меч пугливой брезгливостью. Любое орудие убийства всегда повергало ее в ужас и в своей жизни она едва ли держала в руке что-то опаснее кухонного ножа. Другое дело Младший, который, казалось, был рождён для битвы и только для битвы. У каждого из них был свой путь и свое предназначение. Но, одно было общим. Они должны были сокрушить Четвёртого. Они сокрушили Его, но не победили. И когда-нибудь он снова возродится. И тогда потомки Младшего, да будут всегда плодовиты его чресла, сыграют свою роль...

И прошло более 1000 лет…

Отрывок из произведения:

«И придет Зверь, и голов его будет несчетно, по числу пороков рода человеческого.

И каждая глава Его будет терзать плоть и душу каждого живущего. И свершится то в миг торжества Его и падения Братства Защитников веры. И будет стонать земля под ногами Его и не будет воды, лишь кровь людская заменит реки и моря повсюду…».

Книга Прихода

Дождь прекратился. Только что, густой и черный как смола он заливал все вокруг липкими, тяжелыми каплями. Однако темнота не ушла, не рассеялась. Напротив, она чернела на глазах, сгущаясь в плотные, ноздреватые комья. Один из этих сгустков оплывая и клубясь, все сильнее напоминал человеческий лик. Нависшее марево не позволяло разглядеть черты этого лица, был виден лишь рот с полными, будто лоснящимися губами. Они шевелились, изредка приоткрывая на удивление мелкие, треугольные зубы…

Популярные книги в жанре Фэнтези

Много веков прошелестело ветрами над стенами Башни, реки крови омыли ее подножие, но она стояла суровая и неприступная, сильная окаменевшими сердцами своих сыновей. Прикрыв границу от нечисти, рвущейся в Лэнд, меченые железной пятой придавили население края. Но всему бывает предел, даже терпению вассалов. Улыбчивый друг превращается в коварного врага, сверкают мечи над бесшабашными головами, рушатся каменные стены. И ничего не остается в уязвленных изменой душах, кроме дикой жажды мести.

Прекрасная дама сидит у окна и ждет, пока возвратится из похода ее кавалер. Простое платье белого атласа открывает руки и шею, гладкие, словно слоновая кость. Цветной шаперон надет немного набекрень, обрамляя точеное лицо и еще более подчеркивая благородную матовую бледность.

На резной кедровой подставке – пяльцы с растянутым на них кремовым полотном. Стальным копьем игла атакует матовую гладь – раз, и еще раз, и еще, насквозь, оставляя смелые стежки лазурного шелка.

…Ряд фигур в черных длинных плащах до пят, заставляющих подозревать, что незнакомцы не совсем люди. Они открыто меня рассматривают. В ночной тьме, которая застала меня в мрачных и yзких переулках Кельта Оберхейма, их глаза хищно поблескивают красным.

Бездвижная пятерка просто стоит, стеной перегородив мне проход, С запозданием вспоминаю совет трактирщика, который начинает гонгом звенеть в сознании: «Беги, беги!»

Так говорил владелец «Розовой Пальмы»…

Рано утром Максимов пошел вынести мусор, да и покурить на лестничной площадке. Но мусоропровод оказался забит, нести мусор вниз с девятого этажа не хотелось. И тут перед Максимовым возник молодой человек в длинном халате и представился выпускником кафедры доброго волшебства, готовым исполнить любое задание. Зачет у него такой…

Пожилой маг возится со своими мелкими хлопотами, помогая крестьянам в их нелегкой жизни. Неожиданно его настоятельно приглашает к себе сеньор. Выясняется, что в гостях у сеньора находится известный маг, который раньше был учеником старого колдуна, а потом сбежал от него. И вот теперь между магами устраивают колдовской поединок.

Во время экскурсии по музею Варина прабабка подняла уголок гобелена и нажала на кирпич в старинном камине. Тяжелая печь тихо отодвинулась в сторону и пропустила гостей.

– Зайдем в гости к хозяину! – позвала Прасковья.

И компания оказалась в потаенном уголке старинного петербургского дворца. Михайловский замок – место весьма таинственное.

Прасковья уверенно двигалась по темным коридорам.

– Куда мы направляемся? – спросил Миро­слав у Мерлина.

«Митрополит Филофей Лещинский не более сделал, как остяков перекупал, да белые рубашки надел, и оное крещением пощитал».

В.Н. Татищев

Несмотря на все старания миссионеров, христианские догматы не были усвоены хантами так, как хотелось бы деятелям русской церкви. Охотники и рыбаки и сегодня считают древних идолов и шаманов куда более надежными помощниками, чем Иисуса Христа или Богородицу.

— Время близится герр Рихтер. — Вошедший в комнату Томас отвесил поклон. — Тучи скрывают небосвод, но луна уже высоко в небесах.

Юный секретарь был тощ и бледен. То есть — еще бледнее, чем обычно. Страх перед Зверем терзал его разум.

— Вижу, — отрывисто, нарочито грубо сказал Рихтер. — Всё готово?

Томас вздрогнул. Порождений тьмы он боялся больше, чем Великого Инквизитора, но дети Зверя они сейчас далеко, а Карл Рихтер, суровый, непреклонный и безжалостный — здесь, рядом.
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Исполнилось 100 лет со дня гибели Григория Распутина – одного из тех исторических персонажей, кто олицетворял собою начало нового, тогда XX столетия, кто стал символом правления императора Николая И, последнего царя бескрайней империи. И кто так трагически ушел из жизни во дворе великокняжеского дворца, потянув за собой государя императора и его семью…

Давно подмечено, что крах государств вызывает к жизни странные личности, которые со временем становятся символами ушедших эпох. Здесь Россия не оригинальна. Символом правления Николая II – времени разрушения великой и блистательной империи – стал, безусловно, Распутин, загадочный старец, которого неведомая сила вынесла на самый верх и свела с семьей императора… Это породило множество мифов и легенд о нем и его влиянии на те или иные решения государя. Предлагаемая читателю книга – попытка разобраться в феномене Григория Распутина, опираясь на его неоднозначную биографию. Многие факты, обнародованные в книге, звучат впервые.

Андрей Рискин, являясь заместителем главного редактора «Независимой газеты», в душе по-прежнему ощущает себя на столько журналистом, сколько флотским офицером. И это ощущение не уходит с годами. Потому что служба на флоте – это на всю жизнь. В книге «На флоте менингитом не болеют, или Нептуна расстрелять, русалку – утопить» не только традиционные флотские байки, но и рассказ о подъеме атомохода «Курск» осенью 2001 года (во время этой уникальной операции автор был в Мурманске), версии гибели субмарины, а также записки, сделанные во время учебы в Калининградском ВВМУ. И, наконец, заметки об отношениях моряков России и Украины во время «крымской весны».

Встреча прошлого, настоящего и будущего.

«…Радуясь хорошему дню Кира Иванова, неспешно шагала по тихой московской улочке и улыбалась весеннему солнышку. Настроение у Киры было лучше всех. Так часто говорила ее подруга по институтской общаге, Лена…»