В погоне за неведомым

Статья А. Москвина рассказывает о произведениях Жюля Верна, составивших 21-й том 29-томного собрания сочинений: романе «Удивительные приключения дядюшки Антифера» и переработанном сыном писателя романе «Тайна Вильгельма Шторица».

Отрывок из произведения:

Герои многих произведений Жюля Верна пускаются в погоню за не до конца ясной мечтой, ставят себе не вполне осознанную цель. Но, пожалуй, редко когда направление их поиска столь неопределенно, как в романах, составивших этот том собрания сочинений писателя.

«Удивительные приключения дядюшки Антифера» начинаются как традиционный пиратский или, скорее, морской роман, столь популярный у читающей публики в конце прошлого века. Автор рассказывает нам историю политического эмигранта, вынужденного покинуть родной дом и отправиться на поиски неизвестного острова, где можно было бы надежно спрятать несметные сокровища. Но экзотический пролог скоро кончается, и действие, перепрыгнув через три десятка лет, переносится во Францию, в Бретань. Тема клада, правда, остается, и Ж. Верн приоткрывает завесу с тайны местоположения неведомого острова сокровищ. Прибегнув к приему, прежде использованному в «Детях капитана Гранта», писатель сообщает географическую широту затерянного в океане клочка суши, но отправить героев еще раз в кругосветку по столь неопределенному адресу уже не решается. Естественно, автор помнит об огромной популярности своего раннего романа, но ведь копия никогда не бывает лучше оригинала, а всякое повторение утомительно — не только для читающего, но и для пишущего. К тому же, работая над книгой, заметно постаревший мэтр пребывал в хорошем настроении (почему — мы объясним чуть позже), вновь, как в молодые годы, в нем пробудился задорный галльский юмор, в голову приходят интересные мысли. Для развития сюжета мастер находит оригинальное решение, позволяющее как сохранить напряженную атмосферу поиска сокровищ, перемежая удачи и огорчения главных действующих лиц, так и ввести в повествование — почти на правах видного персонажа — географическую среду; последнее вообще является характерным элементом верновского литературного стиля. Попутно даются и кое-какие исторические сведения, полезные для лучшего понимания завязки романа. Географические описания, правда, не столь обстоятельны, как в недавно написанных «Миссис Бреникен» (1891) и «Клодиусе Бомбарнаке» (1893), но общий настрой произведений и не требует длинных отступлений, задерживающих развитие сюжета. Роман и так слишком растянут, как считает внук писателя Жан Жюль-Верн, и от динамичности он только бы выиграл[1]

Рекомендуем почитать

«Невидимая невеста» — это первоначальный (не отредактированный Мишелем Верном) вариант романа «Тайна Вильгельма Шторица».

Остросюжетный роман «Маяк на Краю Света» (1897–1901) о неудачной попытке разбойников, совершивших кровавые преступления, уйти от возмездия и покинуть остров Штатов, на реально существующем маяке которого и разворачиваются описываемые события.

Середина XIX века. Трое английских джентльменов и присоединившийся к ним француз предпринимают путешествие по Северной Индии при помощи удивительного «Парового дома». Это выдающееся творение инженерной мысли обеспечит путешественникам необходимые удобства и комфорт в пути, но путешествие может оказаться не таким уж простым — в стране еще не утихли отголоски недавно подавленного восстания сипаев против английского владычества..

Большую научно-популярную работу "История великих путешествий и великих путешественников" Жюль Верн писал на протяжении 16 лет. В ней ярко и занимательно описаны наиболее значительные путешествия, открытия, события постепенно изменявшие представление человека о географии мира, стиравшие белые пятна на картах, сулившие богатства и становившиеся причинами войн. Автор охватил период от глубокой древности до 40-х годов XIX века. В работе большую помощь ему оказал географ, переводчик и библиотекарь Габриэль Марсель.

Второй том "Истории", озаглавленный "Мореплаватели XVIII века", рассказывает о наиболее значительных — в основном морских — путешествиях этого времени, в том числе о трех экспедициях прославленного капитана Кука.

За основу перевода в данной книге взят "канонический" перевод, впервые опубликованный в 50-х гг. XX века. Он был заново сверен с оригиналом, в тексте исправлены неточности и восстановлены обширные купюры. Перевод пропущенных отрывков — А. Москвина. Также им заново был составлен список дополнительной литературы.

Книга сопровождается классическими иллюстрациями Бенетта и Филиппото, а также факсимиле старинных гравюр и карт.

Ученики пансиона Чермен решили провести каникулы в морском путешествии. Нетерпеливые мальчики остаются ночевать одни на яхте перед отправкой в море. Ночью разразился шторм, и яхту вместе с мальчиками унесло в море. Так начались каникулы длиной в два года...

В данном издании представлен новый (1994) перевод романа. Книга сопровождается классическими иллюстрациями Леона Бенетта.

В Северной Африке по плану французских властей готовится проект по созданию в Сахаре искусственного моря. Уже роют канал и отправляют экспедиции в глубь пустыни для изучения рельефа, но шайки диких туземцев недовольные этим проектом, делают всё, чтобы он не осуществился.

Основная тема романа — трогательная история романтической любви, идеальной любви мужчины и женщины.

Тень морской катастрофы омрачает это чувство, но любящая девушка надеется и верит, что ее милый вернется. Счастливый конец — награда за эту несмелую надежду.

Невиданными скидками агентство мистера Томпсона зазывает всех желающих в увлекательное путешествие по островам Атлантики: Канарским, Азорским, Мадейра... Путешественникам обещан первоклассный пароход со всеми удобствами, экскурсии, обеды и ужины, а также гид говорящий на всех языках — и все это за смешные деньги. Нет ли здесь подвоха? Это и проверит на себе разношерстная компания путешественников, доверившихся агентству «Томпсон и К°»...

Роман дается в новом (1994) переводе и сопровождается классическими иллюстрациями Леона Бенетта.

Другие книги автора Анатолий Григорьевич Москвин

В послесловии к 5 тому 29-томного собрания сочинений Жюля Верна А. Москвин рассказывает о истории создания романов "Упрямец Керабан" и "Вторжение моря".

В послесловии к 7-му тому 29-томного собрания сочинений Жюля Верна рассказано о истории создания романа "Завещание чудака", оценке его критиками, а также о нескольких рассказах французского классика.

Статьи и биографические справочные материалы к произведениям Жюля Верна, опубликованным в 29 томе Собрания сочинений, выпущенном издательством Ладомир в 2010 году.

В послесловии к 9 тому 29-томного собрания сочинений Жюля Верна рассказано о романе "Швейцарский Робинзон" Висса и его продолжении "Вторая родина" — написанном уже знаменитым писателем Жюлем Верном; раскрывается влияние идей робинзонад на творчество французского классика.

Послесловие к романам Жюля Верна «Золотой вулкан», «Маяк на Краю Света» и повести «Граф де Шантелен».

В послесловии к 3-му тому 29-томного собрания сочинений Жюля Верна Анатолий Москвин рассказывает об истории создания романов "Жангада" и "Школа робинзонов".

В послесловии к 8 тому 29-томного собрания сочинений Жюля Верна рассказано об истории и обстоятельствах создания двух романов, объединенных темой катастрофы в океане.

Послесловие к 1 тому собрания сочинений Жюля Верна издательства "Ладомир". Автор рассказывает об истории и обстоятельствах создания романов "Приключения троих русских и троих англичан", "Плавающий город", "Священник в 1839 году".

Популярные книги в жанре Критика

Мне думается, это благороднейшее из наших чувств: надежда существовать и тогда, когда судьба, казалось бы, уводит нас назад, ко всеобщему небытию. Эта жизнь, милостивые государи, слишком коротка для нашей души; доказательство тому, что каждый человек, самый малый, равно как и величайший, самый бесталанный и наиболее достойный, скорее устает от чего угодно, чем от жизни, и что никто не достигает цели, к которой он так пламенно стремится; ибо если кому-нибудь и посчастливилось на жизненном пути, то в конце концов он все же — часто перед лицом так долго чаянной цели — попадает в яму, бог весть кем вырытую, и считается за ничто.

русский религиозный философ, литературный критик и публицист

историк искусства и литературы, музыкальный и художественный критик и археолог.

историк искусства и литературы, музыкальный и художественный критик и археолог.

историк искусства и литературы, музыкальный и художественный критик и археолог.

историк искусства и литературы, музыкальный и художественный критик и археолог.

историк искусства и литературы, музыкальный и художественный критик и археолог.

«В представлении русского читателя имена Фета, Майкова и Полонского обыкновенно сливаются в одну поэтическую триаду. И сами участники ее сознавали свое внутреннее родство…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Побывав в самом сердце Проклятого Леса, Темный Владыка, наконец, достигают цели своего путешествия. Предатели пойманы, враги разбиты, неведомые опасности прошли стороной… однако не все. Впереди отряд ждет еще немало трудностей, преодоление которых потребует от них решимости, стойкости и, как ни странно, почти человеческого безрассудства.

Времена изменились. «По понятиям» теперь живут лишь «ты, да я, да мы с тобой». Беспредельщики всех мастей повылезали из щелей, как тараканы. И ладно бы друг друга гасили, так нет – все норовят «правильным» людям жизнь попортить… Один из таких отморозков, Колян, решил наехать на самого Варяга – легендарного вора в законе, смотрящего России. Взяли этого Коляна, дубинкой резиновой бока пощекотали, чтобы урок усвоил, а он возьми и слиняй, да еще отправил на тот свет сразу троих бойцов Варяга. Пришлось проредить ряды и в бригаде Коляна. И вовремя – люди отмороженного бандюгана уже готовили покушение на смотрящего… Завертелось-понеслось, глаз за глаз – зуб за зуб. «Бывали и покруче разборки» – так думал Варяг, пока прямо на его глазах не взлетел в воздух автомобиль, в котором были его жена и сын…

Сколько тягот выпало на долю отчаянного крымского пацана Ильи Холодного! Выжил в лютых условиях детского дома начала 20-х годов. Получил огромный срок за «липовое» двойное убийство, уцелел в зоне и стал жиганом по кличке Лед. В войну пошел добровольцем в штрафбат, хоть это было и не по понятиям, – и снова выжил. Мотая новый срок после войны, был коронован на зоне; участвовал в «сучьей войне»… А потом по всему ГУЛАГу разнеслась весть, что законник Лед убит. И почти никто не знал, что Холодный опять выжил. И все ради цели, которая все эти годы заставляла его жить, – ради мести…

Ни за что не полез бы Варяг во власть. Не по понятиям это – вору в законе, смотрящему России в госчиновниках ходить. Однако пришлось. Выбор-то невелик: либо работаешь тайным агентом бывшего чекиста, либо нары давишь на зоне. Зоной Варяга не смутишь, да только ему ли не понимать, что бывает с теми, кто слишком много знает...

В кресле высокопоставленного чинуши Госснабвооружения вор в законе почувствовал себя на удивление комфортно – управлять людьми ему не впервой, да и соображалка работает получше, чем у иных бюрократов. Но кое-кому новые дела Варяга, видно, пришлись не по вкусу – от рук киллера гибнут люди смотрящего, и за всем этим стоит некто Глухарь. Убийца подобрался уже совсем близко – пора линять из мягкого кресла и разбираться, что к чему…