В осенней тишине

Борис Леонтьев

В осенней тишине стихотворения

Пусть это будет первый слог, Но мне и так, без слов понятно Не написать мне море строк, Чтоб прочитав их стало ясно: Да это я! В рожденьи свет! И в смерти есть свои причуды, Пусть глупо, "для себя поэт", И пусть себя я не забуду! Пройдет, не требуя возврата Судьба, пусть хоть чуть-чуть моя, И кто-нибудь когда-то скажет: "Да, это, несомненно, я!"

ЗИМНЯЯ ПЕЧАЛЬ Устала грусть, разлукой веет, И мчится в зиму сонный страх, И я, один, никак не смею Уйти в безумие и мрак. Все измыталось и истлело, Прошли мечты, ушла любовь, Метель унылая пропела, Оставив мне немного слов: Уж вечер, солнце на закате, Вот скоро сядет в злую даль... Нет ничего на свете мрачней Чем эта зимняя печаль.

Другие книги автора Борис Константинович Леонтьев

Определение своего положения с помощью GPS навигатора, отдельного прибора, или устройства, встроенного в карманный компьютер или сотовый телефон, уже стало совершенно обычной вещью.

Постепенно столь же привычным становится определение положения объекта с помощью систем телематики на основе GPS/GSM/GPRS, когда на мониторе компьютера или экранчике сотового телефона можно увидеть участок карты с отметкой, где находится другой человек или его автомобиль.

«GPS» — это первые буквы английских слов «Global Positioning System» — глобальная система местоопределения. GPS состоит из 24 искуственных спутников Земли, сети наземных станций слежения за ними и неограниченного количества пользовательских приемников-вычислителей. «GPS» предзначенна для определения текущих координат пользователя на поверхности Земли или в околоземном пространстве.

По радиосигналам спутников GPS-приемники пользователей устойчиво и точно определют текущие координаты местоположения. Погрешности не превышают десятков метров. Этого вполне достаточно для решения задач НАВИГАЦИИ подвижных объектов (самолеты, корабли, космические аппараты, автомобили и т.д.).

Как и многие многоцелевые вещи в нашем быту, приемник системы глобального позиционирования (GPS) по мере знакомства с ним обнаруживает массу полезных свойств, даже сверх тех, для которых он был приобретен первоначально. Оказывается существует много любопытных вопросов, на который он с легкостью отвечает, — например, какую скорость вы развиваете при ходьбе, какое расстояние вы преодолеваете при занятии бегом и с какой максимальной и средней скоростью, какую скорость вы развили, спускаясь с горы на лыжах, насколько точен спидометр вашего автомобиля и т. д. Однако основное его назначение — определение координат.

Описаны методы создания изображений на персональном компьютере с использованием так называемого сканирующего устройства: приведены характеристики ручных, листовых, планшетных, барабанных и слайд-сканеров. С помощью диска вы научитесь сканировать как черно-белые, так и цветные изображения, узнаете о глубине цвета, размере области сканирования, способах подключения сканера к персональному компьютеру, о том, как правильно выбрать сканер и соответствующее программное обеспечение.

Неужели свершилось долгожданное и, наконец-то, появились новые приключения великого комбинатора после его неудачной попытки перехода румынской границы?! Да, свершилось. Командор теперь – наученный горьким опытом солидный, предприимчивый деятель, "большой интеллигент". Орудует он еще в годы существования "железного занавеса" СССP. Его неуемная энергия направлена главным образом на то, чтобы, добившись крупными махинациями отъема бешеных денег, переправить их в Швейцарию. Конечно, это ему удается провернуть. А потом он отмечает свой триумф – триумф великого комбинатора.

Борис Леонтьев

Похождения штандартенфюрера CC фон Штирлица (Книги 1,3,5,7,8)

* Книга первая. ОПЕРАЦИЯ "ШНАПС" *

ПРОЛОГ

За окном стояла весна и рота красноармейцев.

Великий Учитель тихо отошел от окна, сурово посмотрел на развалившегося в кресле Жукова и причмокнув спросил, надеясь на положительный ответ:

- Товарищ Жюков, вас еще не убили?

- Нет, товарищ Сталин, - радостно ответил маршал.

Сталин еще раз подошел к окну, c любопытством посмотрел вниз, достал трубку и прищурившись сказал:

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Вновь солнце заходит над желтой рекой.

Два старых китайца хромают домой.

Желтеет на ветках бамбуковый лист.

На ужин им подали пареный рис.

В лимоновых лицах усталость сквозит.

«Как я постарел». — Ван-Шин-Мэн говорит.

«Когда-то я был молодой мандарин.

Ходил я пешком из Шанхая в Пекин.

Я плавал по желтой реке Хуанхэ,

Туда и обратно, мой старый Бэн-Хэ.

Кругом крокодилы, но я не робел, —

Поэтическое творчество Эллиса (Л.Л. Кобылинского) — выдающегося поэта, переводчика, теоретика символизма — практически неизвестно современному читателю. «Рыцарь без измены», единственный в русской поэзии певец Марии, Эллис соединял в себе, казалось бы, несоединимое — Данте и Бодлера; высочайший религиозный взлет и «Цветы Зла». «Один из самых страстных ранних символистов, разбросанный поэт, гениальный человек», — писала об Эллисе М. Цветаева. В книгу вошли оба изданных в начале века поэтических сборника Эллиса «Stigmata» и «Арго», собрание переводов «Иммортели» и фрагменты неизданной рукописи «Крест и Лира», опубликованные в парижском журнале «Символ».

http://ruslit.traumlibrary.net

Когда вхожу, крестясь, в чужой, наемный дом…

И.А. Бунин

Где Бунин жил, на улице Херсонской,
домок и перепродан, и спален
не большевистской властью фармазонской,
а незалежной владой сих времен…
Имперских дней волна шумней вздыхала,
кричал многоголосее привоз,
с осиплыми гудками от причала
шли пароходы, чтобы их встречала з

Сборник составляют: портрет Вадима Баяна работы Маяковского, космопоэма Вадима Баяна «Вселенная на плахе», два стихотворения Бориса Поплавского и заметка Марии Калмыковой.

http://ruslit.traumlibrary.net

Член Союза писателей Юрий КИРИЛЛОВ — автор поэтических сборников «Высота», «На отцовском рубеже», «Весна атакует посты», «Юность в погонах», «Признание в любви», «Стезя» и других.

В периодической печати часто публикуются стихи украинских, венгерских, монгольских поэтов в переводе Юрия Кириллова. Его стихи переводятся на немецкий, венгерский, болгарский, латышский, украинский языки.

Секретариат правления Союза писателей СССР присудил полковнику Юрию Кириллову премию имени К. М. Симонова за 1991 год за книгу стихов и поэм «Стезя», признанную лучшей на военно-патриотическую тему. Он стал первым армейским поэтом, удостоенным этой престижной премии.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Леонтьев Филипп

Экспедиция Камчатка `97

Hа конкуpсе "невский экстpем" в 1997-ом году экспедиция заняла 5-ое место сpеди десятка монстpов экстpемального споpтивного туpизма. Также сабж, удостоена специальных пpизов федеpации экстpемальных видов споpта как самая оpигинальная акция 1997-го года.

Hам нужен мир _ желательно весь! Команда .УЛЬТРА автостоп

Hочь прошла за паковкой сублиматов, доводкой до .ума. снаряжения и за укладкой рюкзаков. _Я не ем овсяную кашу, с детсва ненавижу! Протестовал леша, но Джедай как заведующий питанием (завжор) методично запихивали овсянку в некоторые суточные пайки. Уже поздно, переигрывать... С завтрашнего дня мы должны быть в 30-ти минутной готовности к выезду. Hе ложившись спать наша команда занялась поиском борта в нужную сторону Дальний Восток. Каждый имел перед собой задачу - прочесать несколько окрестных авиабаз. За пару дней пришось намотать не одну сотню км мотаясь по родной ленинградской области... Телефонный звонок вырывает меня и Алексея из сна, (мы прилегли на пол часика и отключились) звонит Джедай: -У меня вертушка в нужном направлении, вылет через 50 минут. -Hе вешай трубку, сейчас мы прикинем. Пока мы влезаем в комбинезоны между мной и лешей идет оживленная беседа. -Андрюха, - нереально, никак неуспеваем... -Я уже и сам понял.

Филипп Леонтьев

Это я турист, а ты завтрак туриста!

Hа обочине заснеженной доpоги стоят две фигуpы в ядовито желто-зеленых скафандpах, обвешанные какой-то аппаpтуpой непонятного пpоисхождения. О земном пpоисхождении и о том что это наши pодные совpеменные pусские геpои, говоpят только непpенужденно pастапыpенные пальцы котоpыми они делают иногда отмашки пpоезжающим машинам и гоpы валяющихся тут же бутылок из-под фанты. Двухэтажный "неоплан" пытался остановится, но его подpезал pаздолбаный ЛиАЗ ака "Скотовоз" с непонятной эмблемой на котоpой пеpекpещиваются подобия лопаты и киpки с компасом - подпись снизу гласит - "[email protected]". Автобус тоpмозя с заносом еще до полной остановки со скрипом открыл двери. -Пpостите с вами в стоpону Уланбатоpа можно? -Садитесь туристы, -произносит водитель. -Тpогай, Миша быстрее, всех будем собиpать - кpовать пpовалится и так много наpоду. Действительно все места заняты pазнообpазными людьми в мощных вибpамах, пуховках и полаpтековых куpтках. Даже все полки и кpючки обвешаны pюкзаками, мотками веpевок, лыжами, веслами, спасжилетами, касками и пpочим скаpбом. Вошедшие бpосили на пол свои pюкзаки напоминающие сели на них. -Ребята вы кто, по виду туpизма? -донеслось из тpетьего pяда. -Автостопщики. -Фу-у, халявщики что-ли? Суханов, останови автобус! Водитель, делая вид что не слышит, даже не сбавил скоpость. -Суханов, ты что глухой? Пупкин, помоги ему... Пупкин, с задних рядов байдарочным веслом пытается попасть водителю по затылку, впрочем бузуспешно - сильно качает. Автоматическим движением, даже не оглядываясь, водитель на всякий случай надел каску с циклопом и карбидной горелкой. -Возьми канойное, Вася, тут не сподручно таким длинным работать. -Кого ты учишь, всегда работали и нормально, вот сам и возьми... -Я не могу, мне с левой стороны несподручно. -А-а (злоpадно), я ж тебе все уши прожужал, уж если ты такой косорылый, то хоть бы на каяк пересел, сейчас бы мы его достали... Проснувшийся сзади водник, не разобравшись в чем дело дал байдарочнику подзатыльник. -Ты что то там, ублюдок, про каяк говорил? -Леня, гляди, каячник проснулся - оживился катамаранщик, одевая каску и проверяя, нормально ли легла эпоксидка в трещину весла... -Hу-ка мокрушники, сидите на попе ровно - размахивать среди весел ледорубом было очень практично - хоккейная каска оказалась против него совсем неэффективна - полудурки, вы же все туристы, это же как дважды два, не то что скалолазы. Альпинист тут же получил порцию магнезии в глаза и удар коленом в пах, маленькая Hастя Контpабасник почему-то не любила, когда так говорят. -Hи у кого нет увлажняющего крема для рук?..

Леонтьев Филипп

Hагорная проповедь автостопщика

27 октября 1993 года. Киргизия. Тянь-Шань. Токтогульская долина. -Докумэнты - приказывает человек в милицейской форме от которого исходит запах навоза - автостопом значит путешествуешь? А сколько тэбэ за это платят? -Я отдыхаю. -Что тэбэ дэлать нэчэго? Лучше бы сена заготовил баранам в своем Лэнинграде.

21 сентября 1996 года. Мавритания. Сахара. Hуакшот. Посол Российской Федерации Караханов Тигран Александрович жмет мне на прощание руку и глядя на русский флаг нашитый на груди моего .тропического костюма. замечает: -Это хорошо что ты Россию рекламируешь. -Я не рекламирую - я ее представляю, - реагирую я, явно придираясь к словам.

К.Н.Леонтьев

Моя литературная судьба

Автобиография Константина Леонтьева

МОЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ СУДЬБА[1]

Автобиография Константина Леонтьева

Ars Longua, Vita Brevis!

Приезд в Москву и поступление в Угрешскую обитель* Посвящается друзьям и поручается С.П. Хитровой 1874-1875 гг.

I

Из Калуги по окончании всех дел по имению мы с Георгием в Ечкинском тарантасе доехали до Ивановской станции, оттуда по железной дороге до Москвы. Сначала я занял порядочный номер в Лоскутной гостинице Мамонтова. Первое мое посещение было опять Иверской Божьей Матери. Я просил (конечно!) о продлении моей земной жизни и о том, чтобы в делах литературных мне суждено было наконец узреть правду себе на земле живых. Я надеялся и не унывал, но до сих пор, как оказалось, напрасно. Мне опять пришлось видеть искреннее сочувствие и слышать самые лестные похвалы от одних людей и самую странную несправедливость, самое убийственное равнодушие от других, именно от тех, кто мог что-нибудь сделать. Со мной была первая и совсем исправленная часть книги "Византизм и славянство", которую я собирался отдать на прочтение Погодину и другим славянофилам. Были еще с весны взятые мной у княгини Лины Матвеевны Голицыной рекомендательные письма к княг. Трубецкой и кн. Черкасскому. Еще были у меня отрывки из второй части Византизма, которая еще неисправленная лежала у Каткова, и начало второй части Одиссея, которую я почти насильно принуждал себя писать, гостя в августе в Оптиной Пустыни. Такой обширный, объективный труд требовал большого досуга воображению; нужно в таком произведении, чтобы оно вышло недурно, обдумывать беспрестанно все, даже самые внешние обстоятельства, иногда и вовсе придумывать их, сообразуясь с местностью и другими возможностями. Героя я выбрал неудобного: красивого и умного юношу, загорского купеческого сына, но боязливого, осторожного, часто хитрого, в одно и то же время и расчетливого, и поэта, как многие греки. Все изображается тут нерусское: надо большими усилиями воображения и мысли переноситься в душу такого юноши, становить себя беспрестанно на его место, на котором я никогда не был. Русские люди являются тут уже совсем объективно: в числе других лиц разных наций и вер. Не надо чрезмерной идеализацией русских внушать к себе недоверие; а вместе с тем самая правда жизни, сам реализм (хорошо понятый) требует давным-давно (с самых времен Онегина и Печорина) возврата к лицам более изящным или более героическим. Сам Тургенев насилу-насилу доработался до Лаврецкого и до блестящего отца в "Первой любви". Гр. Л. Толстой насилу-насилу решился создать Андрея Болконского. До того всех опутала тина отрицания и гоголевщина внешнего приема. К тому же разнообразных лиц -- турок, греков, европейцев в Одиссее много. Понятно, сколько умственной свободы, сколько досуга воображения надо, например, чтобы, с одной стороны, сократить до размера других лиц консула Благова, который как бы составлен из Ионина, Хитрова и, разумеется, меня самого, а с другой, расширить и отделить друг от друга мусульман, действующих в романе. Мы так мало знакомы с мусульманами, нам так трудно узнать живые черты их домашнего быта, их всех так легко можно сделать на одно лицо, что изображение их требует несравненно большего внимания, чем изображение греков, которые хотя весьма несхожи с нами психологически, но имеют с нами так много общего в историческом воспитании, в религиозных ощущениях и т. д.