В океанских глубинах: Подводный флот (сборник)

В океанских глубинах. Подводный флот

Столетию подводного флота России посвящается

Составители Г. Н. Губин, В. В. Щетинин

В книгу включены материалы выдающихся офицеров-подводников, писателей, военных историков и журналистов:

В. Аммона, В. Бешанова, Г. Веселова, П. Грищенко, В. Демьянова, В. Дыгало, Н. Мормуля, Б. Родионова, А. Тараса, Н. Усенко, Ю. Чернова, Г. Щедрина и других.

МОРЕ ЛЮБИТ ОТВАЖНЫХ

Много есть на свете интересных и важных дел. Но все замыслы, все мечты и намерения могут осуществиться только в том случае, если на земле сохранится мир, если будет сильна и могуча родная страна, если незыблемой преградой будет стоять на пути у врагов мира верный защитник интересов всех людей - человек с ружьем. Вот почему почетной и необходимой остается профессия людей смелых и неустрашимых - защищать Родину. Защищать - на земле и в воздухе, на воде и под водой.

Другие книги автора Коллектив авторов -- Биографии и мемуары

В НОВОЙ книге ведущего военного историка собраны интервью немецких танкистов, от рядовых до знаменитого панцер-аса Отто Кариуса. Им довелось воевать на всех типах танков – от легких Pz.II и Pz-38(t) и средних Pz.III и Pz. IV до тяжелых «Пантер», «Тигров» и «Королевских Тигров», а также на самоходках, «штугах» и «ЯгдТиграх». Они прошли через решающие сражения Восточного фронта – от границы до Москвы и от Курской Дуги до Берлина. И все они, вспоминая войну против России, твердят об одном: «ЭТО БЫЛ АД!»

Великая Отечественная война глазами противника. Откровения ветеранов Вермахта и войск СС, сражавшихся на Восточном фронте. «Окопная правда» немецких солдат и офицеров, выживших в самых кровавых побоищах Второй Мировой, чтобы рассказать, каково это – воевать против России.

Книга также выходила под названием «Окопная правда» Вермахта. Война глазами противника».

Герои этой книги — люди, которые были в ГУЛАГе, том, сталинском, которым мы все сейчас друг друга пугаем. Одни из них сидели там по политической 58-й статье («Антисоветская агитация»). Другие там работали — охраняли, лечили, конвоировали.

Среди наших героев есть пианистка, которую посадили в день начала войны за «исполнение фашистского гимна» (это был Бах), и художник, осужденный за «попытку прорыть тоннель из Ленинграда под мавзолей Ленина». Есть профессора МГУ, выедающие перловую крупу из чужого дерьма, и инструктор служебного пса по кличке Сынок, который учил его ловить людей и подавать лапу. Есть девушки, накручивающие волосы на папильотки, чтобы ночью вылезти через колючую проволоку на свидание, и лагерная медсестра, уволенная за любовь к зэку. В этой книге вообще много любви. И смерти. Доходяг, объедающих грязь со стола в столовой, красоты музыки Чайковского в лагерном репродукторе, тяжести кусков урана на тачке, вкуса первого купленного на воле пряника. И боли, и света, и крови, и смеха, и страсти жить.

Перед вами история императоров нового времени. Это не жизнеописание избранных из тех, кто носил императорскую корону, не история династии и не общая история Германии. Перед вами исторический труд не вполне обычного характера. В основе замысла этой книги лежали два мотива. Во-первых, императоры, жизнь и деятельность которых описана ниже в хронологическом порядке, в новое время — вплоть до 1918 года — олицетворяли собой высшую государственную власть над немецкоязычными народами. Никогда эти императоры не были чисто представительскими фигурами на верхушке государства, каковыми являются в большинстве своем современные монархи. Во-вторых, в последние десятилетия отмечается рост интереса ученых и публицистов как в Германии и Австрии, так и в других странах, к Германской империи в той ее форме, в какой она существовала в начальную эпоху Нового времени, то есть начиная с эпохи реформы империи на рубеже XVI столетия и до конца XVIII века. Книга предлагается широкому кругу читателей.

Эта книга - документ истории. Впервые за 70 лет в одном томе собраны все дневники детей Великой Отечественной войны, которые удалось обнаружить журналистам «Аиф». Страшные и честные свидетельства того, через что пришлось пройти и что довелось испытать миллионам маленьких жителей великой страны. Ради памяти о них, ради сохранения этих рукописей и издана эта книга. Более половины из 35 дневников публикуется впервые.  Орфография авторов дневников сохранена. Печатается с сокращениями.

Великая Отечественная война глазами противника. Откровения ветеранов Вермахта и войск СС, сражавшихся на Восточном фронте. «Окопная правда» немецких солдат и офицеров, выживших в самых кровавых побоищах Второй Мировой, чтобы рассказать, каково это – воевать против России.

«Кочкари» – так прозвали Советскую Армию в погранвойсках после боев за остров Даманский в 1969 году, когда наши пограничники в одиночку сражались против китайцев и несли тяжелые потери, в то время как армейцы получили приказ не вмешиваться в боевые действия, чтобы локальный конфликт не перерос в полномасштабную войну, и поневоле «прятались за кочки»… Братство по оружию было восстановлено лишь 10 лет спустя в Афганистане, где «зеленым фуражкам» довелось не только охранять советские рубежи по обе стороны границы и наносить упреждающие удары по бандам моджахедов, чтобы не допустить вражеских прорывов на нашу территорию, но и участвовать в крупных войсковых операциях, таких, как штурм неприступной базы «духов» в Мармоле, которую не смогла разгромить 40-я армия, а пограничники разгромили! 10-тысячная группировка погранвойск, носивших общеармейскую форму и знаки различия, имела зону ответственности до 100 км в глубь Афганистана. В их десантно-штурмовых, аэромобильных и мотоманевренных группах никогда не было ни «дедовщины», ни дезертиров, а самым страшным наказанием считалось отстранение от участия в боевых действиях и отправка обратно в Союз. Только убитыми погранвойска КГБ СССР потеряли в Афгане 518 человек – недаром Среднеазиатский пограничный округ в те годы прозвали «воюющим». И вышли «зеленые» из Афганистана последними – уже после того, как генерал Громов объявил: «Всё! За моей спиной нет ни одного советского солдата!»

Эта книга освещает последние «белые пятна» в истории Афганской войны и органов государственной безопасности СССР, в состав которых всегда входили погранвойска.

Творчество Ивана Яковлевича Билибина сыграло значительную роль в истории отечественной графики и театрально-декорационного искусства. Его иллюстрации к былинам и сказкам, получив благодаря полиграфии широкое распространение, открыли многим в начале XX века красоту русской старины. Постоянно воспроизводимые в книгах, школьных учебниках, на открытках, они по-прежнему восхищают богатством выдумки, праздничной узорностью рисунка. Талант Билибина получил объективную оценку еще в 1900—1910-х годах в трудах С. К. Маковского и Н. Э. Радлова. Статьи о художнике публиковались в русских дореволюционных, советских и зарубежных изданиях. В 1966 году вышла небольшая книга И. Н. Липович — первая монография, специально посвященная Билибину.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Юрий Маркин

"Рассказы о джазе и не только"

1. ПО ДОЛИHАМ И ПО ВЗГОРЬЯМ

Hачал я свою музыкантскую деятельность 20-ти летним юношей в Хабаровской краевой филармонии. Проучившись три года в муз. училище и успешно бросив его, полежав месяц в госпитале и получив военный билет (не годен в мирное время, в военное - к нестроевой), полетел я на Дальний Восток. Там уже трудились три моих земляка - гитарист, басист и барабанщик. 0ни-то и соблазнили меня этой "джазовой" работой. Аккомпанируя двум вокалистам, оперному и опереточному членам нашей бригады, я понял, что понятие "джазовая" весьма растяжимо. Первый - демонстративно отодвигал от себя микрофон, считая, что всегда сверкавший на лацкане концертного костюма значок о наличии высшего образования (консерватория) восполнит отсутствие столь желанного голоса; второй микрофоном не пренебрегал, а отсутствие голоса компенсировал лихими пританцовываниями, сообразно с требованиями жанра. Hе скрою, что от такого "джаза" душу выворачивало.

Евгений ПЕТРОВ

(Евгений Петрович Катаев)

КАТЯ

Рассказ

Катя Новикова - маленькая толстенькая девочка с круглым румяным лицом, светлыми, по-мужски подстриженными волосами и черными блестящими глазами. Я думаю, что, когда она начинала свою фронтовую жизнь, военная форма топорщилась на ней и девочка выглядела неуклюжей и комичной. Сейчас это подтянутый, бравый солдатик в больших, не пропускающих воды сапогах и в защитной гимнастерке, которая заправлена в широкий кожаный пояс опытной рукой. На боку у толстенькой девочки потертая кобура, из которой выглядывает видавший виды пистолет. На красных петлицах у толстенькой девочки четыре красных треугольничка, что означает звание старшины. В иностранных армиях это звание соответствует чину фельдфебеля.

Федор Раззаков

Счастливчик Лучиано. 1936

В 1934 - 1935 годах, объявив беспощадную войну преступному миру, администрация президента Франклина Рузвельта добилась существенных результатов. В течение нескольких месяцев были уничтожены самые одиозные бандиты типа Бонни и Клайда, Джона Диллинджера, Фрэнки Нэша, мамаши Баркер и других. Еще раньше был осужден на 11 лет тюрьмы знаменитый главарь гангстеров Аль Капоне.

С осуждением последнего в октябре 1931 года казалось, что мафия США потеряла самого влиятельного своего "короля" и вряд ли сможет быстро оправиться от этого удара. Однако американская "Коза Ностра" успела заранее подготовиться к такому развитию событий. На смену откровенным бандитам и убийцам приходит новое поколение гангстеров, ярким представителем которых был Сальваторе Луканиа по прозвищу Лаки (Счастливчик). И все же в 1936 году американское правосудие настигло и его.

Жюль Ренар

Дневник

1887-1910

ИЗБРАННЫЕ СТРАНИЦЫ

Перевод с французского Н. ЖАРКОВОЙ и Б. ПЕСИСА

Составление и вступительная статья Б. ПЕСИСА

Примечания А. ПАЕВСКОЙ

СОДЕРЖАНИЕ

Б. Песис. Жюль Ренар и его время

ДНЕВНИК

1887

1888

1889

1890

1891

1892

1893

1894

1895

1896

1897

1898

1899

1900

Рудный Владимир Александрович

Готовность № 1 (О Кузнецове Н.Г.)

Так помечены страницы. Номер предшествует странице.

Аннотация издательства: Автор книги Владимир Александрович Рудный хорошо знал Н.Г.Кузнецова. Книга написана пером писателя исследователя, передающего читателям все свои глубокие симпатии к человеку, о котором он рассказывает.

Содержание

1.Комфлот и лейтенант

2. Красная, 40...

3. Его корабль

Николай Игнатьевич Сченснович

Записки актера и партизана

Литературная подготовка текста Алексея Кейзарова.

В своих воспоминаниях автор пишет о немецко-фашистском оккупационном режиме в Минске, о сопротивлении невооруженного населения захватчикам и о своей работе режиссером, актером и драматургом в театре партизанского соединения, базировавшегося в Налибокской пуще.

Автор книги - бывший артист театра имени Янки Купалы, заслуженный работник культуры Белорусской ССР - и в партизанском соединении, базировавшемся в Налибокской пуще, занимался своим профессиональным делом. Он активно участвовал в постоянно действовавшей артистической труппе, где был режиссером, актером и даже драматургом. В перерывах между боями самодеятельные артисты, положив рядом оружие, выступали с импровизированной сцены перед партизанами и населением с песнями, танцами, скетчами, памфлетами. А затем, зачастую прямо со сцены, шли в бой. Но прежде чем говорить о партизанской жизни, автор рассказывает о подпольщиках Минска, о зверствах оккупантов и их попытках фашизировать искусство.

Биографические заметки о Джеке Лондоне.

Приглашаем на встречу с любимым автором. Представьте себе, что Харуки Мураками выступает перед читателями и вы задаете ему самые важные вопросы: о писательской среде и литературных премиях, о творческой силе и оригинальности, о выработке своего стиля и характере, о школе и образовании в Японии, о секретах сэнсэя и его писательской философии, о том, как стать писателем и не сойти с дистанции, и еще море мыслей, советов и примеров из личного опыта Харуки Мураками. Книга-интервью, книга-исповедь писателя, влюбленного в свою профессию.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

GVV

В первый раз

Мы с одной моей школьной подругой встретились как то раз на улице. Повспоминали выпуск, прошедший год назад и договорились завтра встретиться и погулять вместе, повспоминать былое. Кстати, в разговоре я узнал, что моя знакомая за этот год приобрела неплохой сексуальный опыт, многому научилась... А я был ещё невинным мальчишкой, искавшим своё счастье.

Жарким июльским субботним вечером, как и договаривались, я зашел за ней. Она была ещё совсем не готова и предстала передо мной в коротеньком халатике, нескромно застёгнутом всего до уровня груди. Сквозь щелку просматривались её грудь и начало сисек.

В родной земле и в чужих краях (стихотворения русских и ин.поэтов)

Русскiе поэты

?.Глинка

Москва Городъ чудный, городъ древнiй, Ты вм?стилъ въ свои концы И посады, и деревни, И палаты, и дворцы!

Опоясанъ лентой пашенъ, Весь пестре?шь ты въ садахъ... Сколько храмовъ, сколько башенъ На семи твоихъ холмахъ!

Исполинскою рукою Ты, какъ хартiя, развитъ, И, надъ малою р?кою, Сталъ великъ и знаменитъ.

На твоихъ церквахъ старинныхъ Выростаютъ дерева; Глазъ не схватитъ улицъ длинныхъ... Это матушка - Москва!

Capitan

Vae victoribus или Горе победителям

СОВСЕМ HЕ ЮМОРИСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ.

Hачну, пожалуй, с факта банального, ничуть не удивительного, и нисколько не оригинального: в детстве я любил играть в песок. Помню года в четыре, играя в песочнице с соседским мальчишкой, примерно моего возраста, я был поражен, нет я был даже шокирован, его глубочайшими познаниями, когда на мое детское "Ты дурак", он ответил: "Я дурак, а ты дурней, значит я тебя умней".

Вася становится писателем

В цикл про Васю.

Васе выпало трудное послевоенное детство. Вырос он в деревне Березки. С ранних лет занимался тяжелым крестьянским трудом. У него на всю жизнь остались жилистые кряжестые руки, и твердый, по-русски могучий характер.

В свободное от труда время воровал в колхозном саду яблоки и подсматривал, как колхозный мельник Максим портит на гумне девушек. Время было тяжелое, мужиков не хватало. Мельник тоже работал, старался. Это впечатление врезалось в память Васи и повлияло на его творческую судьбу.