В огненном кольце

Дворянский Евгений Михайлович; Ярошенко Алексей Андреевич

В огненном кольце

{1} Так помечены ссылки на примечания

Из предисловия: Войска ПВО Ленинграда являлись одним из отрядов славных Войск противовоздушной обороны нашей страны. Они учитывали и широко применяли боевой опыт, накопленный в организации противовоздушной обороны крупных административно-политических, военно-стратегических и промышленных центров. Это помогало успешнее решать все боевые задачи. Авторы книги не претендуют на всеобъемлющий анализ боевых действий Ленинградской армии противовоздушной обороны во время минувшей войны. Они стремились показать хотя бы в главных чертах ход боевых действий и рассказать о ратных подвигах ее воинов. В книге использованы фотографии, взятые в ленинградских архивах, музеях, у ветеранов войск ПВО и фронтового корреспондента Л. Бендицкого.

Другие книги автора Алексей Андреевич Ярошенко

Составители: Н.Ф. Минеев, М.И. Ялыгин

Сборник

За чистое небо

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.

Hoaxer: третья книга очерков о ленинградских лётчиков - Героях Советского Союза из биографического сериала, первые две книги которого "Крылатые богатыри" и "Соколы" - были выпушены Лениздатом в 1965 и 1971 годах и ожидаются на Милитере.

С о д е р ж а н и е

Предисловие

Б. Чистов. Верность долгу

Жестоким смерчем обрушилось на Европу фашистское нашествие. Пепел и слезы, кровь и руины оставались там, где прошли полчища гитлеровцев.

В воскресный солнечный день 22 июня 1941 года мутный нацистский поток хлынул и на территорию нашей Родины. Везде, где ступала нога оккупантов, вспыхивали очаги сопротивления: зажигали костры в лесах партизаны, действовали подпольщики. Многие из них погибли, но не дрогнули, не согнулись под пытками.

Был свой незримый фронт и в битве за Ленинград. Он проходил по берегам Плюссы и Шелони, Волхова и Великой. Явки его бойцов были в Луге и Острове, в «столице» озерного края далеком Себеже, в избах осьминских колхозников.

В этом сборнике рассказывается о малоизвестных и неизвестных подвигах наших разведчиков, подпольщиков и партизан в годы Великой Отечественной войны.

Популярные книги в жанре Военная документалистика

Алексей Голиков

Бабушкина молитва

Деревня Петрилово утонула в снегу почти по самые крыши. Сразу за ее околицей начиналось летное поле, которое трактористы ежедневно укатывали тяжелыми катками. В его разных концах рассредоточенные под белыми маскировочными сетями стояли пикирующие бомбардировщики ПЕ-2. Чуть в стороне, за оврагом, размещалась зенитная батарея. Ее выкрашенные белой краской пушки настороженно смотрели в небо. Здесь зимой сорок третьего года базировался 780-й авиационный полк. Он входил в состав 1-го бомбардировочного корпуса резерва Главного командования. Корпус участвовал в прорыве блокады Ленинграда со стороны Волховского фронта. Бои шли упорные и кровопролитные. С рассветом 11 февраля на аэродроме загудели моторы - техники готовили самолеты к боевому вылету. Полк получил задание: уничтожить артиллерийские батареи противника в районе железнодорожной станции Рамцы. Наша авиация уже несколько раз бомбила эту цель, несла значительные потери, а немецкие батареи продолжали вести огонь, задерживая наступление. Станцию прикрывали сильные зенитные средства и истребители противника. Для выполнения боевого задания командир 780-го авиаполка майор Зайцев решил послать шесть бомбардировщиков ПЕ-2. На них полетят лучшие летчики, лучшие штурманы и лучшие стрелки-радисты. Поэтому будет два сборных звена. Первое поведет он сам, а второе - командир второй эскадрильи капитан Сергей Стодолкин со штурманом старшим лейтенантом Сергеем Фокиным и стрелком-радистом - начальником связи эскадрильи капитаном Евгением Лашуком. Формально Женя Лашук не должен был лететь на это задание. Одиннадцатого февраля ему следовало отбыть в штаб корпуса, куда вызывало высокое начальство. Но его включили в экипаж капитана Стодолкина. Собственно, об этом он и думал, идя на построение перед боевым вылетом. Снег скрипел под его унтами - утро стояло ясное, морозное. В такую погоду бомбардировщики к цели незамеченными не подойдут и, конечно, опять понесут значительные потери. Об этом он старался не думать. Почему-то вспомнил, что ночью во сне видел сырое мясо. А бабушка, у которой он рос, говорила, что такой сон к болезни. Вспомнил, как его провожали на фронт. Дедушка Спиридон Акимыч, отставной солдат, так он себя называл, потому как воевал с турками под Плевной и с японцами в Порт-Артуре, перекрестил и наказал: "Трусом не будь! Всегда помни, что Бог не без милости, а солдат не без счастья! На себе испытал!" А бабушка горько плакала и дала написанную на листочке молитву, с которой ее Акимыч две войны отвоевал. Молитва была, видимо, древняя, оберегающая от меча булатного и стрелы каленой. Потом истово перекрестила и сказала: "Теперь в Бога верить не велят. Но чтобы молитва всегда с тобой была - это мой наказ". Вспомнив это, Женя чуть улыбнулся: бабушку он очень любил и ее наказ выполнял неукоснительно, хотя и в великой тайне от всех. ...Вздымая снежную пыль, бомбардировщики один за другим поднимались в голубое морозное небо. Над аэродромом они построились - два звена друг за другом - и взяли курс на железнодорожную станцию Рамцы. К ним присоединились истребители прикрытия. Стараясь быть незамеченными, на цель зашли со стороны солнца на высоте четырех тысяч метров. Но немцы не зевали: открыли яростный зенитный огонь. Появились "мессершмитты". Но атаковать не успели. Бомбардировщики уже пикировали на цель, словно нырнув в паутину огненных трасс. Женя почувствовал, как его отрывает от сиденья и до боли закладывает уши от резкого перепада давления. От этого неприятного ощущения пикирование казалось бесконечным. Наконец по переговорному устройству он услышал, как штурман докладывает летчику, что бомбы сброшены. И сразу громадная тяжесть навалилась на тело, вдавив его в сиденье. Сережа Стодолкин круто выводил самолет из пикирования, стараясь побыстрее выскочить из зоны убийственного зенитного огня. И когда он ее почти миновал, снаряд повредил правый двигатель самолета. Скорость сразу упала. Бомбардировщик стал отставать от звена командира полка, которое уходило все дальше и дальше. Но ведомые не бросили подбитого товарища. Они тоже сбавили скорость и перестроились, прижавшись поближе к своему ведущему. Словом, звено Стодолкина отстало, и тут на него навалились "мессершмитты". Их было много, а немецкие летчики злое дело знали. Часть из них связала боем истребители прикрытия, а другие атаковали бомбардировщики, которые вели дружный оборонительный огонь. Женя видел, как их правый ведомый круто пошел к земле, оставляя за собой черный хвост дыма. И тут же пушечная очередь ударила по их самолету. В кабине пилота разлетелась вдребезги приборная доска, а из пробитого центрального бензобака брызнул бензин, и сразу на самолете забесновалось рыжее пламя. Но летчик Сережа Стодолкин упорно вел его на свою территорию, а Женя Лашук продолжал отстреливаться от истребителей. В его кабине пахло бензином и горелым металлом, от чего во рту оставался горьковатый привкус. Но огонь быстро добрался и к нему. Загорелся комбинезон, острая боль жгла руки и лицо. И тут он увидел совсем рядом распроклятый "мессершмитт" с черными крестами на крыльях и паучьей свастикой на руле поворота. Такую возможность Женя упустить не мог. Превозмогая боль, из люкового пулемета длинной очередью полоснул по немецкому истребителю. И... "мессершмитт" взорвался! Это Женя увидел своими глазами, но обрадоваться не успел. В нос ударил запах собственного горелого мяса. Окликнул командира, но переговорное устройство не работало. Терпеть страшную боль больше не было сил. и он выбросился из пылающего самолета. Морозный воздух хлестнул по обожженному лицу. Женя выдернул вытяжное кольцо - и... парашют не раскрылся. А заснеженная огромная земля надвигалась стремительно, неумолимо. Предметы на ней крупнели, словно росли на глазах. Ожидание смертельного удара об эту будто падающую на него землю было ужасным. В голове мелькали какие-то обрывки мыслей: "сырое мясо во сне", "бабушкина молитва"... Каждая клеточка тела затрепетала и замерла: смерть неизбежна! Всем существом ощутив, что земля - вот она рядом, что сейчас конец, Женя потерял сознание. Сначала он почувствовал щекой что-то твердое и холодное. Ощущение, что жив, вызвало безграничное удивление. Еще не веря в совершившееся чудо, попробовал открыть глаза. Они опухли. Сквозь щелочки увидел у самого лица снег, голые ветки кустов на фоне высокого, просто бездонного неба и убедился - жив! Подумал о бабушкиной молитве... и снова потерял сознание. ...Недалеко от передовой находился медсанбат, и медики видели неравный бой пикирующих бомбардировщиков. Видели, как от гибнущего самолета отделились две человеческие фигурки. Над одной распахнулся упругий купол парашюта, а другая с высоты 600-700 метров камнем упала на землю. Этот, конечно, во врачебной помощи уже не нуждался, а тот, что под парашютом, мог быть ранен и обожжен. Тем не менее на поиски обоих отправились майор медицинской службы Николай Алексеевич Поляков, медсестра Серова и санитар Воронцов с носилками. Шли друг за другом по глубокому снегу. Начался минометный обстрел, и медики залегли. Когда обстрел прекратился, стали продолжать поиски. Первым обнаружили штурмана Сережу Фокина. Он благополучно спустился на парашюте и только слегка был обожжен и мог самостоятельно идти. Когда уже стали возвращаться, медсестра Серова случайно увидела на дне глубокого оврага тело второго летчика. По крутому склону по пояс в снегу, придерживаясь за кусты, спустились к нему. Это был стрелок-радист Евгений Лашук. Майор медицинской службы Поляков просто так, по врачебной привычке, послушал у разбившегося пульс и, присвистнув от удивления, воскликнул: - Чудеса в решете! Парень-то жив! Давайте скорее на носилки, только очень осторожно, наверное, у него много переломов! Медики с великим бережением вынесли капитана из оврага и вместе с его нераскрывшимся парашютом доставили в свой передовой медсанбат. Здесь был составлен акт. который подтверждал, что капитан Евгений Лашук с высоты 600-700 метров выбросился из горящего самолета с парашютом, который не раскрылся: его вытяжной тросик был перебит осколком снаряда. Лашук упал на крутой склон глубокого оврага, поросшего кустарником и покрытого толстым слоем снега. По этому склону он скатился на дно оврага и остался жив. В медсанбате Лашук в сознание не пришел, и его отправили в эвакогоспиталь города Тихвина вместе с актом и нераскрывшимся парашютом. Он очнулся только на вторые сутки. Врачи тщательно его осмотрели, а к акту приобщили не менее удивительную выписку из истории болезни капитана Евгения Лашука. В ней говорилось, что у больного, упавшего с высоты 600-700 метров, переломов костей не обнаружено, и внутренние органы не повреждены. Но он получил чрезвычайно сильное нервное потрясение. ...Из воспоминаний маршала авиации Владимира Александровича Судеца: "Зимой сорок третьего года я командовал 1-м бомбардировочным корпусом резерва Главного командования. Корпус действовал на Волховском фронте. Утром 11 февраля на передовом наблюдательном пункте 2-й ударной армии, наблюдая за действиями нашей авиации и наземных войск, находились: представитель Ставки Верховного Главнокомандования маршал Ворошилов и командующий Волховским фронтом тогда генерал армии Мерецков. Они видели, как мои пикирующие бомбардировщики уничтожили немецкие батареи в районе станции Рамцы. Видели, как их атаковали "мессершмитты" и как один бомбардировщик, уже охваченный пламенем, продолжал вести бой и его стрелок-радист сбил немецкий истребитель, а сам с высоты 600-700 метров выбросился с парашютом. Но его парашют не раскрылся. Маршал Ворошилов лично обязал меня выяснить причины отказа парашюта, а стрелка-радиста за мужество и героизм, проявленные в неравном бою, наградить посмертно. Когда мне сообщили. что стрелок-радист капитан Лашук находится в эвакогоспитале города Тихвин, не поверил. Ведь своими глазами видел, как он камнем упал на землю с огромной высоты. В госпиталь я приехал дня через четыре. Лашук лежал на койке, обожженные руки и лицо были забинтованы. Я видел только глаза. Врач, который его лечил, сказал, что теперь верит в чудеса. Тут же, в палате, в присутствии раненых и медицинского персонала, я вручил капитану Лашуку орден Отечественной войны 1 степени. А затем мы все выпили за его чудесное спасение, за совершенный им подвиг боевые сто грамм". ...Из госпиталя капитан Евгений Лашук, человек доблестной и столь фантастической судьбы, возвратился в свой корпус, который стал 2-м гвардейским. Служил в 160-м гвардейском бомбардировочном полку и снова летал на боевые задания. Участвовал в разгроме немецкой группировки войск в Бреслау, в боях за взятие Берлина, освобождение Праги. После отставки жил в городе Моршанске Тамбовской области в доме 10 на Евдокимовской улице в окружении своей семьи, детей и внуков.

Интересный обзор боевой биографии танка — от первых и неуклюжих машин времен Соммы и Камбрэ до современных бронированных монстров. Прослеживаются основные вехи доктрин использования, тактики применения и боевых столкновений танков. Главное же внимание уделено тем энтузиастам, благодаря которым танк стал "королем поля боя" (по мнению автора) войн XX века.

Документальное описание боя Лейб-Гвардии Кексгольмского полка у Стохода в 1916 году.

Эта книга с сайта «Военная литература», также известного как Милитера. militera.lib.ru

Третья мировая война (1950–1990) уже стала историей. Это утверждение многим кажется красивой фигурой речи, за которой не стоит реального содержания. Разве после второй мировой было что–нибудь хотя бы приблизительно похожее на неё по своим масштабам? Было.

Начиная с 1950 года в мире отгремело около 50-и довольно крупных «локальных войн» и около 400 вооружённых конфликтов. Только в Африке с 1960 по 1990 год прошло 18 войн. В боевых столкновениях после окончания второй мировой погибло порядка 30 млн человек. Как видим, по количеству жертв — это полномасштабная мировая война, вполне сопоставимая со своими «предшественницами».

Автор на примере второй итало-абиссинской войны раскрывает возрастающую роль ВВС в будущих локальных и глобальных войнах. Книга является описанием действий и роли ВВС в военном поражении и оккупации Абиссинии. Написана перед самым началом Второй мировой войны и рассчитана на начальствующий состав РККА.

Георгий КУНАДЗЕ

ОДИССЕЯ АДМИРАЛА ШПЕЕ

Империя не хуже других

Созданная в 1871 году талантом и волей Бисмарка Германская империя опоздала к дележу колоний. Географическое расположение в центре Европы, между Россией и Францией, а также фактическая отрезанность от мирового океана делали ее классической континентальной державой, которой было, в сущности, некуда расширяться. Тем не менее это была именно империя с вечно неудовлетворенными амбициями и с развитым инстинктом экспансии. Неудивительно, поэтому, что с первых дней существования Германской империи идея приобретения заморских территорий пользовалась немалой популярностью у ее элиты. У Бисмарка, озабоченного укреплением позиций новой империи в Европе, эта «патриотическая» идея восторга не вызывала. Впрочем, решительно воспротивиться ее распространению он в силу ряда причин не мог.

Задачей настоящего издания является последовательное изложение фактов о преступлениях против личности, нарушениях гражданских прав и свобод, совершенных в ходе гражданского противостояния на Украине в 2013–2014 гг. В издание включена информация о нарушающих международные нормы в области прав человека действиях государственных органов власти, негосударственных структур и вооруженных формирований. При подготовке издания авторы стремились избегать каких-либо политических оценок; в издании зафиксированы нарушения прав человека и гражданина, осуществляемые всеми сторонами конфликта.

Данное издание поможет всем заинтересованным международным и общественным организациям лучше осознать характер происходящих на Украине массовых нарушений прав человека и сосредоточить свои усилия на предотвращение дальнейшей эскалации насилия и преступлений против личности.

1

Сенопальников Е.В., Пучков И.В.

Военная присяга как элемент устойчивого развития РФ

Последние 25 перестроечных лет мы стремительно утрачивали ДУХОВНЫЕ ценности,

накопленные русским народом в царской и советской России. Множество партий, исповедуя

множество идеологий, готовы говорить, об экономическом кризисе, курсе доллара, терроре ЖКХ,

но о программах сохранения и развития духовности и нравственности народа от этих партий не

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эдуард Дворкин

Аорта

Сердечная аорта была у Веткина зеленая, но только с мая по сентябрь. Когда же наступала осень, солнце скрывалось за тучами, и наружная температура падала, аорта желтела, ссыхалась и была готова вот-вот отвалиться. Веткин пребывал на грани небытия, но врачи всякий раз не давали ему уйти вместе с опавшими листьями. Приезжала "Скорая", и редкого пациента увозили в институт физиологии. Там ему создавали тепличные условия, в избытке кололи импортным чистым хлорофиллом, и мало-помалу Веткин оживал. Чувствуя себя вполне сносно, он тем не менее продолжал индифферентно лежать под толстым одеялом или же садился у батареи и молча барабанил пальцами по пыльному треснувшему стеклу. - Вам бы в Африку, - замечал знаменитый врач Белобров, - на зной и вечнозеленую природу! - Не смогу! - вздыхал Веткин. - Мои корни здесь. - Почитайте газету, - предлагал больному профессор. - Телевизор посмотрите. - Зачем? - пожимал плечами Веткин. - Чего я там не видел? - Поймите, - начинал горячиться Белобров, - так нельзя! Вы полностью выпали из обоймы! Ведете растительный образ жизни - оттого и ваши неприятности! - Знаю, - вяло реагировал Веткин. - Так уж я устроен. - Странный вы человек! Будьте, как все. - Как все?! - вскидывался Веткин. - Вы призываете меня ведрами заглатывать водку, воровать, развратничать, ни во что не ставить закон... может быть, убить кого-нибудь?! Нет уж! Животный образ жизни, конечно, более естествен, но полностью для меня неприемлем. Я сделал свой выбор. - Да, - вынужден был отступать Белобров. - Третьего действительно не дано. - Но почему? - вмешалась однажды практикант Агапова. - А духовная сторона? Наука, искусство, литература, наконец?! Мужчины расхохотались. - Так называемая духовная сторона, - начал Веткин, - разрушающий здоровье самообман и пустая трата времени!.. - ...Человек, нахватавшийся духовности, - с жаром подхватил Белобров, подобен наркоману! Не удовлетворяясь достигнутым, он начинает стремиться к познанию, все более глубокому. Дозы ежедневно увеличиваются. Пару лет такой жизни - и подавай ему уже познание высшее, абсолютное. Суть вещей! Смысл жизни! Основу мироздания!.. - ...Ответа на извечные вопросы нет, - продолжил Веткин. - Интеллектуал ищет, мучается, впадает в отчаяние. У него происходит ломка организма. Наступает горькое прозрение. Он был на ложном пути! Пока он тешился иллюзиями, другие жили и делали дело! Они наворовали кучи денег, покрыли стада самок, пожрали тонны икры, вылакали декалитры шампанского!.. - ...И тут уже, - перекричал пациента профессор, - от выбора не уйти! Либо ты признаешь свое поражение, отрешаешься от всего и существуешь подобно растению - либо уподобляешься животному... - ...Абсолютное большинство опоздавших, - закруглил тезис Веткин, - встает на животный путь. Их девиз: наверстать! Эти люди не выбирают средств. Это даже не животные, а просто скоты, вурдалаки, каннибалы... - Но я знаю многих порядочных и высокодуховных людей, - практикант Агапова едва не плакала. - Вот вы, например, профессор... - Я?!! - Белобров с треском рванул на груди белый халат. - Все это уже не более чем ширма! Я прозрел! Лучшие годы жизни промотаны на медицину, всякие там музеи и филармонии! Я нищий! Месяцами не получаю зарплату! Живу в малогабаритной квартире! - Он заметался по палате, сшиб капельницу, опрокинул фанерную тумбочку. - Но ничего, время еще есть, и вы обо мне услышите!.. Сильнейшим пинком он выбил дверь, выскочил из палаты и с воем пронесся по коридору... Более в клинике профессор не появлялся, и практикант Агапова стала лечащим врачом Веткина. Исследуя пациента во всем объеме, она сделала несколько побочных и не обязательных для науки открытий. Так, ею было установлено, что Веткин красив, строен, как кипарис, и обладает завидными мужскими достоинствами. К молодой женщине пришло большое светлое чувство. Она не отходила от постели больного, и ей казалось, что узенькая больничная койка чрезмерно широка для него одного. Весной Веткина выписали. Агапова стала ежедневно посещать его на дому, оставалась на ночные дежурства, а потом и вовсе перевезла вещи. Веткин не возражал. Он получал пенсию, которой не хватало на самое необходимое, и Агапова с радостью подкармливала его из своих средств. По выходным они вместе принимали на балконе солнечные ванны, а если оставались деньги, ходили в ботанический сад. Возвратив любимого к жизни биологической, Агапова, как могла, пыталась вызвать у него интерес к жизни окружающей, Веткин же продолжал оставаться безучастным ко всем ее культурным и общественным проявлениям. Впрочем, было одно исключение. В городе появился преступник. Его деяния были ужасны. Действуя всегда в одиночку, он был удачлив, дерзок, похотлив и кровожаден. Издеваясь над сбившимися с ног правоохранительными органами, он всякий раз оставлял на месте преступления окровавленный скальпель. По телевизору (Агапова перевезла свой) каждодневно показывали следы учиненных им безобразий, и Веткин, удивляя подругу, жадно внимал поступающим сводкам. - Это он! - всякий раз восклицал Веткин. - Точно он! Агапова догадывалась, кого из общих знакомых имеет в виду возлюбленный, но само предположение казалось ей таким диким и пугающим, что его не хотелось принимать всерьез. К тому же мысли женщины вертелись вокруг события более личного и интимного. Где-то в июне Агапова убедилась, что носит в себе плод. Определенно, это был счастливейший период их жизни. Лето выдалось жарким, Агапова регулярно поливала Веткина в ванной теплой водой, не забывала подмешивать ему калий, фосфор, марганец - и ее любимый человек буквально расцвел. Он налился свежими соками, отпустил длинные ветвистые усы, его тело сделалось еще более упругим и благоуханным. Счастливые сожители стали выезжать на природу, а вечерами, обнявшись, сидели у телевизора, смотрели и слушали криминальные сводки. Неуловимый преступник продолжал будоражить общественное мнение, но кольцо вокруг него неотвратимо сжималось. На экране замелькал фоторобот. Видоизменяясь от показа к показу, он приобретал несомненное сходство с хорошо известным им индивидуумом. В августе личность злодея была установлена, а он сам взят с поличным при очередном ограблении банка. Суд был скорым и справедливым. Белобров получил двадцать лет колонии усиленного режима. Лето заканчивалось. Веткин загрустил, поблек, стал прижимать руки к груди, и Агаповой пришлось снова поместить его в клинику. Жизнь любимого была в ее руках, и она знала, что, пока она рядом, с ним ничего не случится.

Эдуард Дворкин

Маленький вонючий урод

Симаков обязательно женился бы на Верочке, не помешай ему маленький вонючий урод. Ситуация повторялась от раза к разу. Симаков приходил, снимал в прихожей шляпу, дарил цветы. Верочка радовалась ему, открывала холодильник, расставляла тарелки, включала музыку. Он опускался на диван, любовался возлюбленной и ждал, когда она окажется рядом. Верочка садилась совсем близко. Симаков обнимал девушку, его голова опускалась к ней на грудь, он упивался блаженством, возносился на седьмое небо, полностью забывался... и вдруг все срывалось, комкалось, летело к чертовой матери! Переменяя позу или отстранившись, чтобы перевести дух, он замечал маленького вонючего урода, который ластился к Верочке, нахально лез на колени и омерзительно сопел. И Верочка, вместо того чтобы сбросить страшилище на пол, гладила его и даже целовала! Это было невыносимо. Симаков вскакивал, хватал шляпу и опрометью выбегал вон. Он перестал бывать у нее, назначал свидания на улице, чтобы провести время в кафе или кино. Верочка приходила, целовала его первая и говорила, что последует за ним на край света, но Симаков опять видел рядом с ней ненавистного ему маленького вонючего урода. Наскоро придумав предлог, Симаков тут же уходил. Они виделись все реже, а потом перестали встречаться. Верочка вышла замуж за толстого грека и куда-то уехала. Симаков до сих пор одинок... - Вот такая история, - задумчиво произносит он и красиво разводит руками. - Неужели это вы из-за собаки? - участливо интересуется кто-нибудь. - Какой собаки? - акцентируя, переспрашивает Симаков. - Ну этой, - смущается любопытствующий, - которая урод... - Маленький вонючий урод, - очень четко выговаривает Симаков, - вовсе не собака. - Кошка? - торопится угадать еще кто-то из слушателей. - Нет, - показывает Симаков. - Курица! - кричат из партера. - Обезьяна! - Нет. - Змеюка! - несется с галерки. - Ящерка! Снова мимо. - Лемур! Панда! - не выдерживает ложа. - Вуалехвост! Симаков молча качает головой. Тишина. Публика ждет. Симаков цепляет со столика бутылку минеральной, наливает полстакана и медленно выпивает. У кого-то в зале из вспотевшей руки выпадает номерок и длинно прокатывается по полу. - Маленький вонючий урод - это я! - с болезненным наслаждением объявляет Симаков, и прожекторы тотчас выхватывают из сценической полутьмы его всего. Просто в отличие от большинства я умею видеть себя со стороны! Поклонившись, он делает попытку уйти за кулисы. Два-три неуверенных хлопка. Публика в шоке. Все пожимают плечами. Никто ничего не понял. Что это - провал?! Отнюдь! Все построено на тонком расчете. Сейчас... сейчас... секунду. Ну вот, наконец! Вскакивает экзальтированная дамочка. Громко: - Симаков, стойте! Но вы же - душка! Высоченный! И пахнете за версту отменными духами! Включаются резервные прожектора. Симаков буквально залит светом. Теперь видно и слепому - на сцене двухметровый красавец. И этот чудный запах французской парфюмерии! Оказывается, вовсе не от дам... - Спасибо!.. Спасибо! - немного волнуясь, говорит Симаков. - Спасибо всем, кто считает меня таким - красивым, высоким, отлично пахнущим... увы (на сцене снова полумрак), увы, увы (в голосе неподдельное страдание) и еще раз увы сам себя я вижу маленьким вонючим уродом. Он медленно идет со сцены. Аплодирует ползала. Что это? Посредственное выступление? Серединка на половинку? Ни в коем разе! Все тот же тонкий расчет. Дождаться, когда самые горячие ринутся в гардероб... пошли! И тут! Гремит фонограмма. Опять море света. На сцене голые китаянки. Пляшут. Симаков, сбросивший пиджак и брюки (когда успел?), в мохнатом черном дезабилье. Он сложился наполовину. Его лицо ужасно! В руке - бесшнурый микрофон. ПРЕЗЕНТАЦИЯ БЕССПОРНОГО ХИТА! СУПЕРШЛЯГЕР СЕЗОНА!! ПЕСЕНКА "МАЛЕНЬКИЙ ВОНЮЧИЙ УРОД"!!! Рабочие сцены открывают баллон с сероводородом. Публика ревет. Успех полный, безоговорочный, оглушительный!..

Эдуард Дворкин

Мелодия для карлика

Погоже-ненастным днем шла по улице женщина с плохими ногами. Она была на высоких каблуках и очень торопилась, отчего все в ней трепетало и звенело: скакали вверх-вниз тренькающие молодые груди, упруго подрагивал и гулко ухал упрятанный под шерстяной юбкой округлый металлический таз, и даже нарумяненные сочные щечки - и те ходили ходуном, почмокивая и посвистывая. Женщина была натянута, как струна, и все в ней было подобающе, и тело у нее было отменное, и лицо хоть куда, и, судя по всему, она была подготовлена к успешному деторождению, вот только ноги у нее действительно никуда не годились. Уличные мужчины на женщину не смотрели. Заросшие и несвежие, в одежде с оборванными пуговицами, мутноглазые и щербатые, они не имели в своих засохших душах камертонов, способных уловить и оценить такую прекрасную женщину (ноги не в счет!), да и заняты они были совсем другим: безобразно гримасничая, они размашисто жонглировали обкусанными пивными кружками, стараясь не пролить на разбитый асфальт ни капли разведенного скверного суррогата. А женщина была не кто иная, как Софья Агаповна Турксибова, и торопилась она жить, и спешила чувствовать... Нет, безусловно, это не была женщина для Веденяпина. Веденяпин, эмоционально глухой и слепой мужчина, жил по другим канонам, и в его жизни не было места для проявления чувств. Спектры, пассажи и гаммы окружающего мира Веденяпина не затрагивали, он жил измерениями. Сто граммов колбасы на завтрак, три километра до службы, восемь часов внутри, тридцать пять тысяч в месяц, одна женщина в неделю. Женщин он приводил по пятницам после вечерней прогулки. Обыкновенно он шел, погруженный в какие-то свои выкладки и вычисления, и, поравнявшись с какой-нибудь женщиной, брал ее за руку и вел к себе. Иногда, если того требовали обстоятельства, он говорил что-нибудь успокаивающее, но чаще молчал, экономя слова и мысли. Дома он варил суп из пакета, временами выглядывая из кухни, чтобы не давать женщине свободу рук, потом выходил с кастрюлькой, ставил на стол бутылку вина, блюдце с рассыпными конфетами, помогал женщине раздеться, гасил свет и с головой уходил под одеяло. Рано утром он открывал дверь, и женщина уходила. Веденяпин шел в душ и начисто смывал женщину из памяти. Была как раз пятница, Веденяпин чувствовал этот день без всякого календаря, по пятницам он начинал ощущать сильное томление плоти, перерастающее к вечеру в откровенно безобразную фазу. А Софья Агаповна как на грех решила больше не ждать и довериться первому на нее посягнувшему (за исключением, конечно, мутноглазых и щербатых). Веденяпин был выбрит, опрятен, яснолиц, все пуговицы и молнии были у него на месте, его ладонь была суха и горяча, и Софья Агаповна пошла за ним, гордясь собой и презирая себя. Для Веденяпина все было обычно, а вот Софья Агаповна оказалась в подобной ситуации всего в десятый раз, она волновалась и не знала, как себя вести, но Веденяпин все сделал сам, начиная от супа и кончая... Он не был музыкально одаренным человеком, этот Веденяпин, он равнодушно проходил мимо филармонии и никогда не покупал себе пластинок с увертюрами, но даже он был удивлен и взволнован звуками, исходившими от Софьи Агаповны. Пронзительные и чистые, они разливались, заполняя все пространство, и нужно было только чувство, его, Веденяпина, чувство, чтобы собрать их в совершенную и прекрасную симфонию. Но Веденяпин, как и девять его предшественников, не стал композитором - он не был гармонически развитой личностью и примитивно понимал непростую гамму человеческих отношений. Утром, открывая Софье Агаповне дверь для ухода, Веденяпин впервые в жизни засомневался - а не оставить ли ему вообще такую необычную женщину у себя. Уже одно это было для него внутренней революцией, но перевесила привычка, к тому же он посмотрел вниз, прикинул пропорциональность ног Софьи Агаповны и решил ее не задерживать. Он горько пожалел потом, как пожалели девять его предшественников, но было поздно. Вернулись из Китая два друга: Ухтомский Панфил Семенович (силач и великан) и Шапиро Лазарь Моисеевич (горбатый карлик) - мужчины умные, щедрые и одухотворенные. Повстречали на своем пути Софью Агаповну и пленились ею. Панфил Семенович принял в Тибете обет безбрачия и поэтому стал Софье Агаповне добрым приятелем, а Лазарь Моисеевич накормил женщину сочным пуримом и сделал ей предложение. Софья Агаповна подумала и согласилась. Теперь она Горбунова. Лазарь Моисеевич - прекрасный музыкант, техничный и страстный. По вечерам он вдохновенно ласкает жену длинными нервными пальцами, и извлекаемые им звуки сплетаются в прекрасную и шумную симфонию любви. Музыка разливается окрест, Веденяпин слышит ее и идет к маленькому домику на отшибе. Подходят и девять его предшественников. Они уже знакомы и кивками приветствуют друг друга. Общая потеря сблизила их. У всех с собой маленькие складные стульчики и сумочки с едой, все тепло одеты. Иногда симфония звучит всю ночь, и тогда они остаются до утра в надежде увидеть Софью Агаповну и с безумной идеей вернуть ее. Тщетно. Счастливая и гордая, она проходит мимо. Ее провожает Ухтомский, способный при необходимости расшвырять всех десятерых. Десять мужчин смотрят Софье Агаповне вслед и удивляются - ноги у нее вроде бы стали ничего.

Эдуард Дворкин

Приговор

Началось с того, что школа, которую ему предстояло окончить, в одночасье сгорела, и Александр Александрович Забродин, тогда еще просто Коля, был переведен в коммерческую структуру на должность разъездного агента. К руке Забродина прикрепили цепь, на другом конце которой болтался непроницаемый чемоданчик. Его следовало доставлять в заданную точку, иногда за многие тысячи километров, и там опорожнять перед клиентом. После этого можно было возвращаться. Александр Александрович (Коля) получал у начальника предписание и шел в бухгалтерию. Бухгалтерша Лия Дормидонтовна, немолодая одышливая женщина с добрыми материнскими глазами, по-своему отметила безусого и безбрового (после пожара) парня. Она сажала Забродина рядом, водружала ему на плечо свой массивный бюст и как бы невзначай забрасывала на колени юноше коротковатую полную ногу. Иногда она кусала его в шею. От бухгалтерши зависело все. Она могла вообще не дать денег на поездку, и тогда Александру Александровичу пришлось бы идти пешком или добираться поездостопом. Могла, расшалившись, выдать вместо рублей монгольские тугрики или вьетнамские донги, но могла подбросить и лишний миллиард или собственноручно набить ему карманы золотыми слитками. Забродин никогда не перечил Лие Дормидонтовне, он привязался к ней и охотно терпел ее милые чудачества. Однажды, отработав уже год или полтора и заслужив первый орден, Забродин возвратился из очередной поездки и узнал, что Лия Дормидонтовна приговорена к расстрелу. - Приговор приведен в исполнение? - содрогнулся он. - Нет, - ответили сослуживцы. - Мы ждем тебя. Они крепко подхватили Забродина под локотки и повели в подвал учреждения. Полустертые склизкие ступени привели их в большой каменный мешок. Внутри было прохладно, ярко горели лампы дневного света. Александр Александрович увидел всех сотрудников организации, были среди них и уже не работавшие пенсионеры. Возбужденно переговариваясь, люди смотрели в одну сторону. Там, у дальней стены, привязанная веревками к торчащим прутьям арматуры, стояла Лия Дормидонтовна. Она была бледна, неудачно накрашена и выглядела хуже обычного. Ей совершенно не шло какое-то белое мешковатое платье, явно с чужого плеча. - А-а, вот и он! - обрадовались в толпе. К Александру Александровичу подошел начальник. Забродин впервые видел его в маршальской форме с жезлом. Начальник снял болтавшийся у него за спиной короткоствольный карабин и протянул его юноше. - Не хочу! - предчувствуя ужасное, тоненько закричал Александр Александрович. - Ты должен застрелить ее! - объяснил начальник. - Так гласит должностная инструкция, и кроме того - такова последняя воля покойной. Александр Александрович протестующе замахал руками и спрятал их за спину. - Стыдитесь, молодой человек! - сказала Забродину старушка пенсионерка, бывшая руководительница первого отдела. - Люди ждут! Толпа зашумела. Александру Александровичу вложили в руки оружие. Лия Дормидонтовна ободряюще улыбнулась ему и запела "Интернационал". Пальцы Забродина дрожали, и первые пять выстрелов ушли "в молоко". - Вычтем с вас за перерасход патронов! - пригрозил молодому человеку новый бухгалтер. Александр Александрович прицелился получше и сразил Лию Дормидонтовну наповал. На третий день в организации был объявлен субботник по уборке территории, и тело Лии Дормидонтовны вывезли на кладбище. Похороны были пышные и торжественные. Сослуживцы один за другим говорили о больших заслугах покойной перед учреждением, высоко оценивали деловые и человеческие качества усопшей. На могиле было много цветов, играл духовой оркестр, молодежь рапортовала телу о своих достижениях в труде и личной жизни. Немного потанцевали. Александр Александрович, как требовал того обычай, женился на дочери Лии Дормидонтовны и унаследовал несколько особняков, парк автомобилей и крупнотоннажный океанский лайнер с командой и опытным капитаном-наставником. Забродин по-настоящему счастлив, у него любящая жена и трое детей, один из которых мальчик, а другие - девочки. Девочку, естественно, назвали Лия Дормидонтовна. Александр Александрович немного располнел, у него отросли густые усы и брови. "Интересно, - думает он временами, - как бы сложилась моя жизнь, не подожги я тогда школу с учителями внутри?"