В огне торпедных атак

Черцов Андрей Ефимович

В огне торпедных атак

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Автор книги "В огне торпедных атак" - Герой Советского Союза Андрей Ефимович Черцов - в годы Великой Отечественной войны сражался против фашистских захватчиков на Черном море. В своих воспоминаниях он рассказывает о тяжелых испытаниях военного времени и героических подвигах черноморских моряков из отряда торпедных катеров, совершавших дерзкие налеты на вражеские корабли как в открытом море, так и на их стоянках; об участии в боях за освобождение Новороссийска и города-героя Севастополя.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

В основу этой книги положены записи бесед автора с Ольгой Ивинской — последней любовью и музой Бориса Пастернака. Читателям, интересующимся творчеством великого русского поэта, будет интересно узнать, как рождались блистательные стихи из романа «Доктор Живаго» (прототипом главной героини которого стала Ивинская), как создавался стихотворный цикл «Когда разгуляется», как шла работа над гениальным переводом «Фауста» Гете.

В воспоминаниях Б. Мансурова содержатся поистине сенсационные сведения о судьбе уникального архива Ивинской, завещании Пастернака и сбывшихся пророчествах поэта.

Для самого широкого круга любителей русской литературы.

В сборник вошли документы, воспоминания, дневники, которые ранее не публиковались по идеологическим, этическим и иным соображениям. Ветеран войны генерал КГБ Н. В. Губернаторов знакомит с архивными документами о борьбе военной контрразведки с германским абвером, об особой команде «Гемфурт», состоявшей из мальчишек, подготовленных для диверсий в тылу советских войск. Ни один из них не оказался предателем. О своей фронтовой юности вспоминает дочь полка Любовь Аветисян, в 14 лет ставшая связисткой; офицер В. Г. Пугаев рассказывает, как и за что его лишили звания и наград. Завершается сборник «Солдатским дневником» разведчика Г. Т. Лобаса. Книга проникнута пафосом патриотизма и верности Родине.

Воспоминания известного русского мореплавателя Бориса Андреевича Вилькицкого (1885, Пулково-1961, Брюссель) «Когда, как и кому я служил под большевиками» были написаны в 1942 году в оккупированном гитлеровцами Брюсселе. Они открывают новую, неизвестную российскому читателю страницу из биографии мореплавателя и истории гражданской войны на Севере России.

Рукопись воспоминаний Б. А. Вилькицкий в 1953 г. передал на хранение Юрию Николаевичу Солодкову и теперь она находится в русском военно-историческом архиве в Париже. В 1974 г. они были опубликованы в выходящем в Fresno (California) под редакцией доктора Александра Пронина машинописном «Russian Emigre Archives» (том 5). Это издание публиковало письменные источники — воспоминания эмигрантов о трагической истории России и русской эмиграции в XX веке.

В России в кратком изложении воспоминания впервые были опубликованы мною в архангельской газете «Архангельск» (1993 г. 23 августа) и Николаем Черкашиным в сборнике статей Б. А. Вилькицкого «Земля Императора Николая II» (М — СПб., 1998), изданном в количестве 50 экземпляров.

17 апреля. Петербург. Мама позвонила утром.

Я только что вернулся с пробежки и ещё не успел раздеться. Взял трубку.

— Сынок, здравствуй! Как твоё здоровье?

— Спасибо, мама, здоров. А твоё?

— Как тебе сказать? К нам вчерашней ночью моя смерть приходила. Звонила в наш звонок, стучала в дверь. Настойчиво так, но мы не открыли.

— Не может быть.

— Правда, сынок. Видит, что мы ей двери не открываем, стала в окно барабанить. Так напористо, долго. И пропала. Утром я вышла на двор, снежок ночью выпал, а на нём — следы, узкие такие, женские, без каблука.

Роман-хроника о судьбе России ХХ века, о личном опыте автора и общении с отцом Александром Менем и другими знаменательными людьми.

Проза крупнейшего уругвайского писателя уже не раз издавалась в нашей стране. В том "Избранного" входят три романа: "Спасибо за огонек", "Передышка", "Весна с отколотым углом" (два последних переводятся на русский язык впервые) — и рассказы. Творчество Марио Бенедетти отличают глубокий реализм, острая социально-нравственная проблематика и оригинальная манера построения сюжета, позволяющая полнее раскрывать внутренний мир его героев.

Игнатий Николаевич Потапенко — незаслуженно забытый русский писатель, человек необычной судьбы. Он послужил прототипом Тригорина в чеховской «Чайке». Однако в отличие от своего драматургического двойника Потапенко действительно обладал литературным талантом. Наиболее яркие его произведения посвящены жизни приходского духовенства, — жизни, знакомой писателю не понаслышке. Его герои — незаметные отцы-подвижники, с сердцами, пламенно горящими любовью к Богу, и задавленные нуждой сельские батюшки на отдаленных приходах, лукавые карьеристы и уморительные простаки… Повести и рассказы И.Н.Потапенко трогают читателя своей искренней, доверительной интонацией. Они полны то искрометного юмора, то глубокого сострадания, а то и горькой иронии.

Произведения Игнатия Потапенко (1856–1929), русского прозаика и драматурга, одного из самых популярных писателей 1890-х годов, печатались почти во всех ежемесячных и еженедельных журналах своего времени и всегда отличались яркой талантливостью исполнения. А мягкость тона писателя, изысканность и увлекательность сюжетов его книг очень быстро сделали Игнатия Потапенко любимцем читателей.

Сергей Беляков – историк и писатель, автор книг “Гумилев сын Гумилева”, “Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя”, “Весна народов. Русские и украинцы между Булгаковым и Петлюрой”, лауреат премии “Большая книга”, финалист премий “Национальный бестселлер” и “Ясная Поляна”.

Сын Марины Цветаевой Георгий Эфрон, более известный под домашним именем «Мур», родился в Чехии, вырос во Франции, но считал себя русским. Однако в предвоенной Москве одноклассники, приятели, девушки видели в нем – иностранца, парижского мальчика. «Парижским мальчиком» был и друг Мура, Дмитрий Сеземан, в это же время приехавший с родителями в Москву. Жизнь друзей в СССР кажется чередой несчастий: аресты и гибель близких, бездомье, эвакуация, голод, фронт, где один из них будет ранен, а другой погибнет… Но в их московской жизни были и счастливые дни.

Сталинская Москва – сияющая витрина Советского Союза. По новым широким улицам мчатся «линкольны», «паккарды» и ЗИСы, в Елисеевском продают деликатесы: от черной икры и крабов до рокфора… Эйзенштейн ставит «Валькирию» в Большом театре, в Камерном идёт «Мадам Бовари» Таирова, для москвичей играют джазмены Эдди Рознера, Александра Цфасмана и Леонида Утесова, а учителя танцев зарабатывают больше инженеров и врачей… Странный, жестокий, но яркий мир, где утром шли в приемную НКВД с передачей для арестованных родных, а вечером сидели в ресторане «Националь» или слушали Святослава Рихтера в Зале Чайковского.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А.С.ЧЕРЕМНОВ

Сонеты

Экстаз Юность Невинность

ЭКСТАЗ

Мы бежали спастись, разойтись, отдохнуть, Мы бросали свои баррикады... Разрывая огнями туманную муть, Грохотали и били снаряды.

Ты предстала, как смерть. Заградила нага путь, Приковала смущенные взгляды, Как тигрица, метнулась и бросила в грудь: "Оробели, трусливые гады?!"

И никто не узнал дорогого лица... Но, сплотившись, под звуки напева, Мы отхлынули прочь - умирать до конца...

Черемухин

Удивительный случай

Вторым бухгалтером в районном отделении "Утильсырье" назначили Радосвету Пенчеву. Красивая, стройная девушка, с глазами... ах!..это были не глаза, а две черные, влажные, только что умытые дождем черешни. Нежная ручка Радосветы Пенчевой никогда не держала щипчики для бровей, но несмотря на это, брови у нее были словно тоненькие, отощавшие от голода пиявки. Конечно, можно было бы добавить кое-что и о ее ногах, но не будем вгонять в краску наших юных читателей.

Макс Черепанов

AGE OF EMPIRES: Советы профессионала по multiplayery...

" Я за то и люблю затеи

Грозовых военных забав,

Что людская кровь не святее

Изумрудного сока трав..."

Н.Гумилев

Предисловие

Опытные игроки, прочитав заголовок, наверняка понимающе усмехнутся чему, дескать, может нас научить очередной верхогляд? Между тем, скажу без ложной скромности - я играюсь в AOE с момента ее появления, и с некоторых пор считаю себя сильнейшим игроком в своем родном полуторамиллионном городе. И, что особенно интересно, до настоящего времени никто не разубедил меня в этом, хотя многие пытались. Все изложенное ниже - результат опыта, вынесенного из сотен и сотен партий, по модему и сетке, против чайников и таких же, как я, профи, уступающих мне совсем немного. Так что, решайте сами, прислушаться или нет...

Макс Черепанов

DOOM

Когда люди режутся по сетке в DOOM, они частенько при этом разго

варивают. Вот я и задался целью записать на диктофон, что же именно они

при этом говорят. Итак...

( звук появления четверых на уровне )

- Да, сссобаки

- А кто какого цвета, а?

- Коричневого...

- Это ты так позорно уворачивался?

- Блинн, тварь...

- Да ты гребаный ты карась!

- Всем лежать полчаса...