В неизведанные края

Книга выдающегося исследователя Северо-Восточной Сибири С. В. Обручева (сына знаменитого путешественника, ученого и писателя-фантаста В. А. Обручева) посвящена его трем большим экспедициям на север Азии, происходившим соответственно в 1926, 1928-1930 и 1934-1935 годах. В результате этих экспедиций были открыты хребет Черского и Юкагирское плато, нанесены на карту Колыма с притоками и многие другие реки края, исследована Чукотка.

Отрывок из произведения:

Если вы взглянете на карту Сибири, то увидите, что к востоку от Лены простирается обширная горная страна, тянущаяся на 3 тысячи километров до Берингова пролива. Область эта орошается тремя большими реками: Яной, Индигиркой и Колымой, достигающими от 1500 до 2 тысяч километров длины. К 1926 году более или менее точно были нанесены на карту Яна и низовья Колымы, а ее верховья и Индигирка были совершенно не исследованы.

Отгороженный от всего мира каменной стеной Верхоянско-Колымский край кроме обычных для северной Сибири болот и лесов славится своим холодом. Метеорологическая станция в Верхоянске давала самые низкие в мире температуры, доходившие в некоторые годы почти до 68°С.

Рекомендуем почитать

Поговорка «конец – делу венец» справедлива не всегда. Ведь если дело – это обеспечение будущего целого народа, то какой тут может быть венец? На таком пути нельзя останавливаться.

Путешественники во времени уже давно обустроили свою жизнь в прошлом, но ведь этого мало. Как сделать, чтобы дети росли с надеждой, что их правнуки будут жить лучше, чем они, и добьются большего? Точного ответа не знают ни Илья Баринов, ни Алексей Романцев, ни Виктор Маслов. Но это не мешает им жить и работать не покладая рук.

Начав любое дело, нельзя останавливаться на полпути, даже если тот путь по мере продвижения по нему все более напоминает авантюру. Это прекрасно понимают император Илья Первый, его первый министр Алекс Романцев и пастырь Австралийской христианской церкви Викторий Второй. Они знают, что на Земле многократно возникали великие империи, а потом появлялись их виртуальные отображения – в романах, сплетнях, компьютерных играх, анекдотах и прочих произведениях искусства. Правда, так получилось, что нашим героям приходится решать подобную задачу в обратном порядке, но ведь они образованные люди и поэтому в курсе – от перемены мест слагаемых результат не меняется.

Романтика южных морей, острова в океане, аборигены, пираты, мушкетеры и конкистадоры… Как все это не похоже на серую жизнь, которую ведет молодой учитель истории! И как ему хотелось бы хоть одним глазком увидеть подобное!

Талантливый ученый, несмотря на смертельную болезнь, успел закончить главную работу своей жизни, но умирать ему все равно не хочется. Так, может, рискнуть, ведь шанс есть?

Бывший фронтовик, а ныне кое-как доживающий отпущенный ему срок пенсионер не жалеет ни о чем в прошлом и почти ничего не ждет от будущего. Хотя, конечно, ему интересно было бы повидаться с исчезнувшим двадцать лет назад другом.

А на свете, оказывается, есть место, где желания этих троих могут пересечься. Оно называется…

Другие книги автора Сергей Владимирович Обручев

Обручев С. В.. "Справочник путешественника и краеведа".

Обручев Сергей Владимирович (1891-1965 гг.) известный советский геолог и географ, член-корр. АН СССР. Высоко образованный человек - владел 10 иностранными языками. Сын академика В.А.Обручева, . будущий исследователь Азии, Сибири, Якутии, Арктики, родился в г. Иркутске, получил геологическое образование в Московском университете, закончив который в 1915 г., после недолгой работы на кафедре оказался в Геологическом комитете и был командирован для изучения геологии в Сибирь, на р. Ангара в ее среднем течении. Здесь он провел несколько полевых сезонов. Наиболее известны его экспедиции на Северо-Восток СССР. Совершил одно из значительных географических открытий в северо-восточной Азии - системы хр. Черского - водораздельной части Яно-Индигирского междуречья. На северо-востоке Якутии в Оймяконе им был установлен Полюс холода северного полушария На Среднесибирском плоскогорье - открыт один из крупнейших в мире - Тунгусский угольный бассейн. С.В. Обручев был организатором и руководителем более 40 экспедиций в неосвоенных и трудно доступных территориях России. С 1939 на протяжении более 15 лет его полевые работы были связаны с Прибайкальем и Саяно-Тувинским нагорьем. В честь С.В.Обручева названы горы на Северо-востоке страны, полуостров и мыс на Новой Земле.

Содержание; Открытие хребта Черского: Задачи экспедиции; От Якутска до Алдана; Через Верхоянский хребет; В ветке по Индигирке; Где же, наконец, Чыбагалах?; Обратно к Эльги; На Полюсе холода; В горных ущельях при 60 градусах мороза; Хребет Черского; Два года на Колыме: На быках и на оленях; К истокам Колымы; Через пороги к Таскану; По Колыме до Средне-Колымска; В низовья Колымы по следам Черского; Снова олени; В стране юкагиров; Найдем ли перевал?; Вниз по Омолону; Среди полярных льдов; Тунгусский бассейн: Через пороги Ангары; Следы древних вулканов; По Енисею к Полярному кругу; Ближняя Катанга; В Баренцевом море: На "Персее" у берегов "Шпицбергена"; В Карских Воротах; Мыс Желания

Автор книги — известный советский геолог, академик Сергей Владимирович Обручев, проработавший много лет на Северо-Востоке нашей Родины, описывает в этой книге Чукотку 1934–1935 гг., свои первые путешествия и экспедиции по этому неизведанному краю.

Выдающийся первооткрыватель и ученый С. В. Обручев оставил после себя неопубликованную рукопись — своеобразное историко-географическое исследование. В нем автор, анализируя архивные и литературные материалы, опираясь на богатейший собственный экспедиционный опыт, восстанавливает давно и недавно минувшие события из истории открытия отдаленных районов нашей планеты.

Темой этой книги является, по существу, весьма незначительный факт: одна фраза из письма, написанного нюрнбергским врачом Иеронимом Мюнцером португальскому королю Жуану II 14 июля 1493 г. Фраза, не имеющая прямого отношения к теме письма, случайно пришедшая на ум автору как иллюстрация одного из положений, в которых он старается убедить своего адресата. Но разбор этой фразы приводит нас к весьма важному выводу о том, что в конце XV в. русские не только посещали Шпицберген, но и основали там длительное поселение; что русские освоили Шпицберген по крайней мере на сто лет раньше, чем он был открыт экспедицией Баренца. И этот вывод чрезвычайно важен для истории освоения северных стран: мореходы Западной Европы пришли на Шпицберген тогда, когда там уже побывали русские, в течение более века промышлявшие там морского зверя, оленей, песцов, белых медведей.

Арктика и воздухоплавание — что может быть привлекательнее для жаждущего приключений, всегда тоскующего о неизвестном и недоступном, человеческого сердца? Каждая из этих областей была недостижимой мечтой человечества в течение многих столетий, и только на глазах наших современников были завоеваны и полярные страны и воздух.

Но сейчас Арктика утеряла уже тот таинственный ореол романтизма. Наша Арктика — это такой же участок Советского Союза, как и другие, который надо изучить, снять на карту, победить и освоить, только несколько более недоступный, суровый, негостеприимный. И подходить к нему мы должны уже не с тем трепетом, не с теми мечтами, как в прошлом столетии — а спокойно и трезво, во всеоружии знаний и опыта. Итти в Арктику — не для того, чтобы рассказать о героических неудачах, но чтобы сделать серьезное дело. И если иногда мы не сразу достигаем цели — надо снова и снова вести наступление, чтобы победить суровую природу севера, используя каждое поражение для организации следующей победы.

Предисловие к книге "Путешествие в прошлое и будущее"

Академик Владимир Афанасьевич Обручев был геологом, географом и путешественником; его деятельность неразрывно связана с исследованиями Сибири, Центральной и Средней Азии, с крупнейшими проблемами геологии и учения о полезных ископаемых. Он был ученым с мировым именем. Но широким кругам читателей он известен и как автор научно-фантастических произведений, появлявшихся в печати с середины 20-х годов. Эти произведения, из которых наиболее любимы и молодежью и взрослыми повести "Плутония", "Земля Санникова" и "Золотоискатели в пустыне", разошлись в сотнях тысяч экземпляров в СССР и за рубежом.

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Планета покрывается космодромами. К советскому Байконуру, с которого ушли в небо первые искусственные спутники Земли и корабли космоса, к американскому, отправившему к Луне «Аполлоны», прибавились стартовые площадки на всех континентах. Эхо стартов разносится над Сахарой и Французской Гвианой, в далекой Австралии и в Китае, в Японии и Антарктиде, в Индии и во льдах Арктики. Необычные сооружения, именуемые «космодромами» и «ракетодромами», появляются даже в океане.

Т емные строчки рельсов рассекают тундру и теряются далеко впереди, в белесой пустынной мгле, где, чуть заметные на фоне грязно-серого неба, громоздятся округлые горы Полярного Урала. Снег шел здесь недавно: вокруг безупречная белизна. Составы грохочущих на стыках длинных полувагонов-гондол, поднимая и увлекая за собой седые вихри, несутся на север и на юг по главному ходу тысячеверстной стальной трассы Воркута—Котлас и по ее восточному «плечу» Чум—Лабытнанги, ведущему к Обской губе. Там, за Обью, заполярный Салехард. Кажется, нет препятствий для этих как будто бесконечной длины вереницей движущихся поездов: долго стоишь на обочине пути, считая мелькающие вагоны и сбиваясь со счета. Препятствий нет, если... если не завьюжит пурга. ...Куропатки прячутся в снег. Песцам не до леммингов — полевые мыши тоже ищут укрытие в снегу. Олени сбиваются в стаде потеснее. Люди плотнее закрывают двери домов, запасают топливо, без крайней нужды стараются не выходить из жилищ — недолго и заблудиться в тундре. Пурга может длиться три, пять дней,  а иногда больше недели. Все замирает перед пургой. Все, только не движение поездов...

В прошлом году Керчь стала городом-героем. В приветственном письме Леонида Ильича Брежнева говорилось: «В этой награде — благодарность Родины, партии, правительства и всего советского народа героическим воинам, непосредственным участникам сражений на Крымском полуострове, мужественному подвигу советских патриотов в Аджимушкайских каменоломнях...» А недавно орденом Отечественной войны I степени была награждена Керченская городская комсомольская организация.

Весна на Лене поздняя. На юге уже поспели ранние помидоры, а здесь по темной воде еще плывут тяжелые льдины с остатками зимних дорог, вмерзшими бревнами, пихтовыми лапами-вешками, которые ставят у прорубей, клоками сена и следами зимних костров.

— Уплыли ваши дороги, — говорили нам в Усть-Куте. — Ждите. Наладится погода — попадете в верховья...

Но погода не налаживалась: снег, солнце, опять снег. И вдруг повезло. Николай Феофанович Степаненко, начальник Усть-Кутской базы связи, предложил: «Отправляйтесь-ка с нашими ребятами. На восьмом почтовом. Тарасов и Рудых навигацию завтра открывают. До самых верховьев подбросят. Только пораньше приходите. Не опаздывайте. Они ребята точные...»

Репортаж с борта атмосферного зондировщика

Стоит тихое утро. Совсем непохожее на предыдущие, в которые нам приходилось взлетать. Нет ни пурги, ни ветра, сбивающего с ног, ни тумана. От солнечного тепла медленно рассеивается дымка. Начинают просвечивать горы, окружающие аэродром, и, глядя на них, легко вспоминаешь место, где вчера остановились на ночлег. Засыпанная снегом деревушка на берегу речки, черные острые пирамиды елей на склонах гор, желтый свет уличных фонарей в прозрачной синеве горного утра... И как всегда, немного жаль расставаться с землей, ибо знаешь, что картина эта померкнет с первыми вздохами турбин, как померкли картины других рассветов, пейзажи других широт. Каждое утро мы стремимся в свой самолет, будто он и есть наш самый родной на земле дом.

Очертания гор растворились в облачном мраке, вспененная поверхность моря словно померкла...

Над серединой залива мы совсем потеряли береговые ориентиры. Порывы ветра бросали вертолет, словно колымагу на разбитом проселке. Стрелки многочисленных шкал вздрагивали и метались на каждой воздушной ухабине. Арктика негостеприимно показывала нам на дверь. Пока я размышлял — что делать? — в наушниках щелкнуло, и первый пилот деловито произнес: «Домой!» На развороте я отчетливо ощутил, как мощный порыв воздуха поволок машину к выходу из залива. Стал виден пушистый вал облачности, перегородившей остров, где находилась наша база, и плотно закупорившей долины непроглядным туманом.

Над Хатангой сияет солнце, ослепительно блестит снег. Видимость, как говорят летчики, «тысяча на тысячу». Погодка такая, что только летать да летать. Пока загружают в самолет мешки с углем, летчики все время поторапливают, и, едва задраивается дверь, наш Ан-2 с ярко-красными «кричащими» крыльями, задрав нос, выставив вперед лыжи, разбегается и, натужно ревя, поднимается над заснеженной рекой. Самолет поворачивает к северу, и вскоре за редколесьем чахлой лесотундры начинается теряющаяся за горизонтом снежная тундра. Безмолвная, безграничная...

Самолет летит на север от Читы. Плывут однообразные сопочки, покрытые щетиной лиственниц, тускло мерцают болота. «Кэвэкетэ» — называют такие места эвенки. Кажется, что не будет конца унылым серо-зеленым холмам Витимского плоскогорья.

И вдруг! Нечто вздыбленное, отливающее снежным блеском и синевой возникает внизу. Удокан... Мелькает ярко-зеленая впадина со множеством озер и островком (не мираж ли это?) песчаной пустыни в ряби рыжеватых дюн. И снова горы. Мощнее первых — острее, выше. Это Кодар. Тень доисторической катастрофы лежит на всем этом хаосе камня. Так оно и было. В результате «планетарного разлома» земная кора дала здесь гигантскую трещину, которая, по словам геологов, доходила до глубины полутысячи километров — на поверхность были вывернуты мегатонные глыбы гранита и диабаза, выплеснулись огненные фонтаны лавы...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В исторической литературе тема использования мусульманских легионов в Третьем рейхе практически не получила освещения. Мусульманские восточные формирования, являясь полноценными боевыми частями, представляли особую категорию среди иностранных легионов, что было связано с политическими, религиозными и идеологическими фактами и причинами их создания. В германских вооруженных силах проходили службу арабские, индийские и балканские добровольцы, а также мусульмане — граждане СССР. Среди советских мусульман были добровольцы из Средней Азии и Казахстана, Закавказья и Среднего Кавказа, Поволжья и Крыма. Книга будет интересна как специалистам, так и любителям военной истории.

Лето подошло к концу, и одиннадцатилетний Джейсон Эдриан вернулся домой. Но лето, проведенное в лагере «Под крылом у ворона», навсегда изменило его жизнь. Джейсон открыл для себя, что он Магик, ребенок, наделенный уникальными способностями, и только-только начал осваивать волшебную науку. Какой мальчишка не мечтает стать волшебником.

Лето, полное приключений, закончилось, но не закончились сами ПРИКЛЮЧЕНИЯ!

Мертвая Рука Бреннара продолжает преследовать юных ВОЛШЕБНИКОВ. И первый, кто может стать ее жертвой, — это Джейсон Эдриан, а ведь он только еще начал осваивать волшебную науку!

Кто откроет ЖЕЛЕЗНЫЕ ВРАТА, ведущие в зыбкий, неверный мир?

Кто найдет ПУТЬ В ОБИТЕЛЬ, способную защитить от Зла?

Кто остановит Зло?

ТАКОГО ВЫ ЕЩЕ НЕ ЧИТАЛИ!

Джеймс Генри Шмиц — фантаст, известный в пашей стране лишь истинным знатокам жанра (так как его российские публикации ограничились десятком рассказов и повестей), однако в действительности ВЕСЬМА популярный — прежде всего благодаря великолепному циклу произведений о Средоточии — межпланетной федерации, в состав которой входят ВСЕ разумные расы Галактики, — произведений, которым не откажешь ни в УДИВИТЕЛЬНОЙ увлекательности, ни в мастерской выстроенности интриги, ни в МАСШТАБНОСТИ и ДЕТАЛЬНОЙ ВЫПИСАННОСТИ мира далекого будущего. Мира, в который читатель буквально погружается с головой.

«Искателю» исполнилось пять лет. За эти годы в тридцати выпусках опубликовано 250 произведений приключенческой и фантастической литературы. Читатели познакомились с творчеством советских литераторов разных поколений. Представлено в «Искателе» и творчество ряда зарубежных писателей.

На 1-й стр. обложки: Рисунок Н. ГРИШИНА к рассказу Станислава Лема «Правда».

На 2-й стр. обложки: Рисунок Ю. МАКАРОВА к повести А. Очкина «Четырнадцатилетний истребитель».

На 4-й стр. обложки: «Строительство новой обсерватории». Фото Е. ЯСЕНОВА.