В начале

Питер Дэвид

Вавилон-5

Новелизация

Предисловие Питер Дэвид. "Вавилон 5: В начале" Эпизод 209: Нашествие Теней Эпизод 210: Десант Эпизод 211: Один в ночи Война без конца Эпизод 213: Охотник Эпизод 212: Жертвоприношение Эпизод 214: Вопрос чести Эпизод 215: А теперь - слово... Эпизод 216: В тени За'ха'дума Эпизод 219: Раздвоение преданности Эпизод 217: Смертельный поединок (Клинки) Эпизод 218: Исповеди и сетования Эпизод 222: Сошествие мрака Эпизод 301: Дело чести Эпизод 220: Долгая битва в сумерках Эпизод 221: Инквизитор Эпизод 303: Тяжелый день Эпизод 304: Испытание Гефсиманией (Путь через Гефсиманский сад) Эпизод 305: Голоса власти Эпизод 306: Прах к праху Эпизод 302: Убеждения

Рекомендуем почитать

Данный перевод был впервые опубликован на сайте Beyond Babylon 5.

The electrifying space epic continues as Anna and John Sheridan battle deadly foes at opposite ends of the universe.

The dedication of the new Babylon 5 Station is fast approaching, and desperate enemies intend to see it end in catastrophe. The fate of the fledgling space alliance lies in the hands of John Sheridan, newly appointed captain of the spaceship Agamemnon. His orders are to stop the attack. Unless he first gets to the bottom of the near-mutinous behavior of the Agamemnon’s unruly crew, Sheridan and his spaceship will share Babylon 5’s doom.

Time is also running out for his wife Anna, headed to Z’ha’dum aboard the Icarus. Young, beautiful, and brilliant, she was thrilled to be appointed chief science officer of the follow-up mission to this mysterious planet on the edge of the known universe, where artifacts rumored to hold stupendous powers have been discovered. But the offer she could not resist threatens to become a dark destiny she cannot avoid, for an unimaginable horror lies somnolent on Z’ha’dum — and the monstrous consequences of disturbing the sleeping evil will haunt every living thing in the cosmos…

Babylon 5 created by J. Michael Straczynski.

Вавилон 5, восьмикилометровая космическая станция, два с половиной миллиона тонн металла, населенная землянами и инопланетянами, прибывшими из пяти различных солнечных систем. Цель станции - сосуществовать в мире.

Посол Г’Кар из Третьего Круга режима Нарна мертв! Верный друг экипажа космической станции Вавилон 5 погиб в результате взрыва своего шаттла.

Первый офицер станции, Сьюзан Иванова, а так же начальник службы безопасности станции Майкл Гарибыльди готовы на все, что бы выяснить причину гибели посла. Но послание, полученное Г’Каром за несколько часов до трагедии, заставляет их сомневаться в том, что речь идет о несчастном случае: "Я клянусь кровью посвятить всю мою жизнь мести, как позволяют мне наши законы."

Иванова и Гарибальди даже не подозревают, что их расследование приведет их прямо в сердце нарнского общества. Одинокие в этом странном, а зачастую даже опасном мире с его кастами, обычаями и заговорами, не имея возможности доверять кому-либо, Иванова и Гарибальди, в свою очередь, сами становястя мишенями.

От Вавилона 5 до Нарна - опасность повсюду. Но где же убийца... если таковой вообще есть?

Книга повествует о том, как Джеффри Синклер воссоздал рейнджеров и принял на себя обязанности Энтил'За — главы рейнджеров. В ней рассказывается о событиях, происходивших за кадром второго сезона сериала «Вавилон 5». На окраинах Галактики, после тысячелетнего отсутствия, вновь появляются Тени, а военная каста минбарцев напрямую запрещает своим членам вступать в рейнджеры. Рейнджеры, и так ослабленные тысячелетним бездействием, теряют своих членов. Чтобы возродить престиж организации, Синклер идет на весьма спорные меры…

В книге впервые появляются братья Коулы, а также дается объяснение исчезновению Кэтрин Сакай. После знакомства с книгой понятнее становится решение Синклера отправиться в прошлое.

Данный перевод был впервые опубликован на сайте Beyond Babylon 5.

Опубликовано в 23 номере Official Babylon 5 Magazine, июль 2000 года.

"Добро пожаловать на Марс," произнес бездушный синтезированный голос. "Центральное марсианское время 24:13, температура 210 градусов по Цельсию. Завтра ожидается небольшой ветер с пылью, максимальная температура составит 274 градуса. Пожалуйста, будьте внимательны после приземления, марсианская гравитация равняется тридцати восьми процентам земной. Приятного пребывания."

Да действительно походка кажется более пружинистой, подумал Гарриман Грей, вступая на пешеходную дорожку. Робкий, необщительный Грей обычно не подпрыгивал при ходьбе и не насвистывал во время работы. Его работа в качестве телепата Вооруженных Сил Земли требовала почти такой же серьезности и тщательности, как у владельца похоронного бюро.

Данный перевод был впервые опубликован на сайте Beyond Babylon 5.

Опубликовано в 602 номере (3 выпуск 72 года издания) журнала Amazing Stories, май 2000.

Данный перевод был впервые опубликован на сайте Beyond Babylon 5.

Опубликовано в 24 номере Official Babylon 5 Magazine, август 2000 года.

Данный перевод был впервые опубликован на сайте Beyond Babylon 5.

Опубликовано в 22 номере Official Babylon 5 Magazine, март-апрель 2000 года.

Другие книги автора Питер Дэвид

Люди Икс, отверженные герои, собрались вместе, чтобы встать на защиту прав мутантов всего мира. Но что, если отныне никто не обречен быть мутантом? Что это – проклятье или благословение? И какой ценой достанется мутантам это «лекарство»?

Под палящим солнцем Зенекса Фалькар посмотрел на остатки своего отряда и решил что проблему можно рассмотреть по-философски

– Убить подростка – это понятное желание, – высказался он, – но не часто для этого посылают армию солдат.

К его удивлению, солдаты рассмеялись на эту шутку. Было удивительно что в них осталось вообще какое-нибудь веселье, потому что схватка с Зенексианами была не только жестокой, но и совершенно бесплодной. Хотя совершенно не бесплодной для самих Зенексиан.

Трилогия о центаврианах, часть 1.

Бомбардировки сил Межзвёздного Альянса отбросила Приму Центавра в каменный век; цивилизация центавриан медленно и болезненно восстанавливается от нанесенных ей страшных ран под лидерством императора Лондо Моллари. Однако сам Лондо становится пешкой в руках могущественной расы — Дракхов, которые вживили в него Стража. Устрашающие планы этих созданий превратили Приму Центавра в источник сбора сил для нанесения удара по их главному сопернику — Межзвёздному Альянсу. Противостоять этим планам может только внешне слабый и недалёкий Вир Котто — бывший помощник императора в бытность его послом на Вавилоне-5.

Вновь тень войны нависла над возглавляемым Землей и Минбаром Межзвездным Альянсом. Дракхам, наследникам ушедших за Предел Теней, удается поставить под свой контроль Приму Центавра, народ которой они намерены использовать как пушечное мясо при осуществлении своих планов установления нового порядка в галактике. Немногие догадываются об истинной подоплеке происходящих событий. Даже центаврианский Первый Министр Дурла не подозревает, что его "пророческие" сны - это не более чем видения, внушаемые Дракхами. Более того, действия Лондо Моллари, императора Великой Республики Центавра, контролируются Дракхами через посредство Стража, адского порождения их передовых биогенетических технологий, навечно поселившегося на плече Лондо. О Дракхах и их дьявольских замыслах известно лишь Виру Котто и возглавляемому им Движению Сопротивления, силы которого, однако, слишком неравны по сравнению с мощью Дракхов. Между тем техномаги, могущественные союзники Котто в борьбе против владычества Дракхов, отнюдь не горят желанием открыто выступить на его стороне.

Трилогия о центаврианах, часть 2.

Бомбардировки сил Межзвёздного Альянса отбросила Приму Центавра в каменный век; цивилизация центавриан медленно и болезненно восстанавливается от нанесенных ей страшных ран под лидерством императора Лондо Моллари. Однако сам Лондо становится пешкой в руках могущественной расы — Дракхов, которые вживили в него Стража. Устрашающие планы этих созданий превратили Приму Центавра в источник сбора сил для нанесения удара по их главному сопернику — Межзвёздному Альянсу. Противостоять этим планам может только внешне слабый и недалёкий Вир Котто — бывший помощник императора в бытность его послом на Вавилоне-5.

Желающий, но неспособный противостоять, Лондо практически со стороны наблюдает за тем, как его родной мир превращается в слепое полицейское государство с теневым правительством — Дракхами — во главе. Дракхи управляют планетой через Лондо и, при помощи Моллари, через своего ставленника — жестокого, безразличного к чужим судьбам министра Дурлу.

Трилогия о центаврианах, часть 3

Юноше-оруженосцу со странным именем Невпопад, к тому же ещё и калеке от рождения, судьба, казалось бы, должна отвести роль статиста, фигуры третьестепенной на фоне великих батальных подвигов славных рыцарей, состоящих на службе у доброго короля Рунсибела Истерийского.

Но почему-то он постоянно оказывается в эпицентре грозных и опасных событий, из которых неизменно выходит победителем. Может быть, и вправду справедливо предсказание покойной матери нашего непредсказуемого героя, и он действительно тот самый избранник, с приходом на трон которого в Истерийском королевстве наступит Золотой век?

Начинающему гитаристу рок-группы в руки попадает Черная'59 «Гибсон Лес Пол Кастем» — гитара музыканта популярной металлической группы, погибшего ужасной смертью. Но вместе с ней приходят не только успех, деньги и слава, но и странное желание убивать……

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Вадим Кирпичев

Настоящая формула любви

О любви никто на свете

Верных слов не может выдумать.

Тихо дует этот ветер,

Молчаливо и невидимо.

Р. Бернс

Загадка пяти тысячелетий

За 50 веков, со времен первых текстов периода Урук Ш - Джемдет-Наср, так и не было дано точного и универсального определения любви. В данной статье такое определение будет приведено, а с ним и самая настоящая формула любви. Заодно проведем пробный расчет любви с ее количественной оценкой.

Проверка – раз, два, три, четыре, пять… Говорит Эванс. Буду записывать себя на магнитную пленку, пока хватит времени. Кассета рассчитана на два часа, но я сомневаюсь, что сумею использовать ее всю… Эта фотография преследовала меня всю мою жизнь; сейчас, хотя и слишком поздно, я понял почему. Много лет я не видел ее, однако стоит мне закрыть глаза, как вмиг передо мной открывается столь же враждебный и столько же прекрасный ландшафт, как этот. Пять человек среди снегов Антарктиды стоят перед фотоаппаратом. Пятьдесят миллионов миль ближе к солнцу. Семьдесят два года назад. Даже громоздкой меховой одежде не скрыть их поражения. Смерть уже тронула их лица. Нас было пятеро, и мы тоже сделали групповой снимок. Все же остальное было по-другому. Мы улыбались, веселые и уверенные. Наша фотография появилась на экранах Земли через десять минут. А тогда прошли месяцы, прежде чем обнаружили их фотоаппарат и доставили людям. К тому же мы умираем в таком комфорте, какого Роберт Скотт и представить себе не мог, стоя в 1912 году на Южном полюсе. Прошло два часа. Точное время начну давать по мере необходимости. Все события, происшедшие с нами, зафиксированы в вахтенном журнале. Теперь о них знает весь мир. Пожалуй, я повторяю их, чтобы успокоиться и подготовить себя к неизбежному. Самое большее через сутки кончится запас кислорода. И у меня останется на выбор три классических варианта. Можно дать накопиться углекислому газу, и я просто потеряю сознание. Можно разгерметизировать скафандр, и Марс сам сделает свое дело минуты за две. А можно проглотить одну таблетку из медицинского пакета. Накопление углекислого газа… Говорят, это совсем легко – ты словно засыпаешь. К несчастью, это ассоциируется у меня с кошмаром номер один: я читал, как умирали моряки на подлодках во второй мировой войне. Прибегнуть к самому быстрому способу? В вакууме сознание теряешь уже через десять секунд. Я знаю, это не больно. Но мысль о том, что придется дышать чем-то несуществующим, ввергает меня во второй кошмар: я так никогда и не забыл, как чуть не погиб однажды в Карибском море, еще мальчишкой, ныряя к лежащему на двадцатиметровой глубине затонувшему кораблю. Поэтому я знаю, что буду чувствовать, когда начну дышать морозной дымкой почти полного вакуума, тем, что на Марсе зовется атмосферой. Нет уж, спасибо. А что плохого в яде? Вещество, которым нас снабдили, действует мгновенно. Но все мои инстинкты против яда, даже если больше нечего выбирать. Был ли яд у Скотта? Сомневаюсь. А если и был, уверен, он бы им не воспользовался. Эту запись воспроизводить я не собираюсь. Но какая-то польза для меня в сказанном была, хотя я в этом и не уверен… Радио только что передало сообщение с Земли: прохождение начнется через два часа. Как будто я способен забыть – ведь оно будет единственным в течение следующих ста лет. Нечасто случается так, чтобы Солнце, Земля и Марс выстраивались в одну линеечку: последний раз это произошло в 1905 году. Пора проверить телескоп и аппаратуру синхронизации. Думаю, самым неприятным было наблюдать, как «Олимп», стартовав с Фобоса, направился обратно к Земле. Хотя мы давно уже понимали, что ничего нельзя было сделать, однако лишь теперь мы по-настоящему осознали, что из пятнадцати человек, отправившихся на Марс, домой вернутся десять. И миллионы людей там, на Земле, никак не хотели поверить в то, что «Олимп» не может опуститься на какие-то четыре тысячи миль, чтобы подобрать нас. Администрацию космических полетов атаковали самыми невероятными проектами нашего спасения; да и мы чего только не придумывали. Но, когда вечная мерзлота под третьей посадочной опорой подалась и «Пегас» опрокинулся, все стало ясно. Чудо еще, что корабль не взорвался, когда прорвало топливный бак. За те несколько последних секунд перед стартом «Олимпа» мы забыли о своем безвыходном положении. Мы будто находились на борту корабля, желая, чтобы тяга плавно нарастала, отрывая «Олимп» с гравитационного поля Фобоса по направлению к Солнцу. Мы слышали, как командир корабля произнес: «Зажигание». Произошла короткая вспышка интерференции, и все. Никакого огненного столба. «Зажигание» – это из старого космического словаря, пережиток прежней химической технологии. Взлет с помощью горячего водорода совершенно невидим; жаль, но нам никогда больше не придется увидеть великолепия стартов космических ракет Королева или «сатурнов». Затем командир произнес: «Прощай, Пегас», и радиопередатчик выключился. Разумеется, говорить: «Желаем удачи» – не имело смысла. Все было предрешено. Только что мысленно произнес слово «удача». Что ж, с командой из десяти человек «Олимп» избавился от трети груза и стал легче на несколько тонн. Теперь он сумеет попасть домой на месяц раньше намеченного срока. А за месяц могло бы произойти много неприятностей; возможно, именно мы спасли экспедицию. Естественно, мы никогда об этом не узнаем, но думать так было приятно. Все время я слушаю музыку. У нас есть прекрасный набор музыкальных произведений. Сейчас звучат вариации на темы Паганини Рахманинова, но надо выключать и приступать к работе. Осталось всего пять минут; оборудование в отличном состоянии. Телескоп направлен на Солнце, аппарат видеозаписи находится под рукой, работает счетчик точного времени. Точность наблюдений целиком зависит от моего умения. Своей работой я обязан товарищам. Они отдали мне свой кислород, чтобы я успел сделать все, что необходимо. Надеюсь, вы будете это помнить через 100 или 1000 лет. Осталась минута; начинаю работать. Для регистрации: год – 1984-й, месяц – май, день – одиннадцатый. Эфемеридное время – приближается к четырем часам тридцати минутам… есть. До контакта – полминуты; включаю видеозапись и синхронизатор на полную скорость. Только что еще раз проверил угловое положение телескопа, чтобы наверняка смотреть на нужную точку солнечного лимба. Усиление – 500, изображение исключительно устойчивое, несмотря на незначительную высоту над горизонтом. Четыре тридцать две. В любой момент есть… Вот… вот она! Едва верю! Малюсенькая черная зарубка на солнечной кромке растет, растет, растет. Привет тебе, Земля. Посмотри вверх на меня, на самую яркую звезду в своем полночном небе, прямо над головой. Видеозапись – обратно на медленную скорость. Четыре тридцать пять. Будто большой палец давит на кромку Солнца – глубже, глубже. Четыре сорок одна. Земля точно приостановилась на полпути и похожа сейчас на великолепный черный полукруг, откушенный от Солнца. Четыре сорок восемь: Земля вошла на три четверти. Четыре часа сорок девять минут тридцать секунд. Видеозапись – снова на полную скорость. Линия контакта с кромкой Солнца быстро уменьшается. Сейчас она едва заметная черная нитка. Через несколько секунд вся Земля наложится на Солнце. Теперь мне виден эффект атмосферы. Черный круг Солнца окружает тонкий ореол света. Странно думать, но я вижу свечение всех закатов и всех восходов, происходящих сейчас на Земле. Вхождение полное. Четыре часа пятьдесят минут пять секунд. Весь земной мир передвинулся на поверхность Солнца, образовав черный диск-силуэт на фоне того самого ада, что находится внизу, на расстоянии девяноста миллионов миль от меня. В течение последующих шести часов, пока не появится Луна, идущая за Землей на расстоянии в полширины солнечного диска, никаких наблюдений. Лучом я передам записанную информацию на «Лунаком», а затем постараюсь немного поспать. Самый последний сон. Интересно, потребуется ли мне снотворное. Жаль тратить на сон эти последние несколько часов, но я хочу сберечь силы и кислород. Эфемеридное время – десять часов тридцать минут. Я принял только одну таблетку и снов каких-либо не помню. Снова у телескопа. Сейчас Земля прошла по диску Солнца полпути, находясь немного к северу от центра. Через десять минут я должен увидеть Луну. Только что включил телескоп на самое большое усиление – 2000. Изображение слегка расплывчатое, но все-таки довольно хорошее, отчетливо видно атмосферное кольцо. Может быть, увижу города на темной стороне Земли. Не повезло. Вероятно, сильная облачность. Обидно: ведь теоретически это возможно, однако не удалось. Десять часов сорок минут. Видеозапись – на малую скорость. Надеюсь, что смотрю на правильную точку. Осталось пятнадцать секунд. Видеозапись – на полную скорость. Черт… пропустил. Но неважно – аппарат видеозаписи успел схватить тот самый момент. Маленькая черная метка на краю Солнца уже видна. Первый контакт, должно быть, произошел приблизительно в десять часов сорок одну минуту двадцать секунд по эфемеридному времени. Как велико расстояние между Землей и Луной – половина ширины диска Солнца. И не подумаешь, что они имеют какое-то отношение друг к другу. По-настоящему понимаю, насколько огромно Солнце. Десять часов сорок четыре минуты. Луна прошла край Солнца ровно наполовину. Очень маленькое, очень четкое полукруглое вклинение в солнечную кромку. Десять часов сорок семь минут пять секунд. Внутренний контакт. Луна прошла крайнюю точку и находится полностью внутри Солнца. Едва ли смогу что-либо увидеть на ночной стороне, но все-таки увеличу мощность. Вот интересно. Так, так. Кто-то, кажется, пытается со мной говорить. Крошечная световая точка пульсирует на темной стороне Луны. Вероятно, лазер на базе «Имбриум». Простите. Я же уже со всеми распрощался… И все-таки есть что-то гипнотизирующее в этой мигающей точке, исходящей от самой поверхности Солнца. Трудно поверить, что луч прошел сквозь все это расстояние, имея ширину только в сто миль. «Лунаком» нацелил лазер точно на меня, и зря: я, вероятно, игнорирую его сигнал. Однако здесь у меня своя работа. Десять часов пятьдесят минут. Видеозапись выключена до конца прохождения Земли. Оно произойдет через два часа… Только что перекусил и сейчас в последний раз осматриваю вид, открывающийся из пузыря, откуда я веду наблюдение. Солнце стоит все еще высоко, поэтому сильных контрастов нет, но свет отчетливо выявляет все цвета – бесконечные оттенки красного, розового и малинового, а это на фоне синего неба выглядит жутковато. Как непохоже на Луну, хотя та тоже по-своему красива. Странно, как может удивить очевидное. Каждый из нас знал, что Марс красного цвета. Но мы никак не ожидали увидеть красноту ржавчины, красноту крови. Словно воплотившаяся земная пустыня: через несколько минут глаза начинают тосковать по зеленому цвету. Только на севере можно увидеть снежную шапку углекислого газа на горе Барроуз: ослепительно белую пирамиду. Это еще одна неожиданность. Барроуз возвышается над равниной на двадцать пять тысяч футов, а считалось, что на Марсе гор нет. Ближайшие песчаные дюны находятся от меня в четверти мили, местами они тоже покрыты на затененных склонах изморозью. Мы пришли к выводу, что дюны во время последнего шторма передвинулись на несколько футов, но не были уверены до конца. Конечно, дюны перемещаются как и на Земле. Когда-нибудь наша площадка будет занесена и появится вновь только через тысячу лет. Или через десять тысяч. А вот и странная группа скал – Слоновья, Капитолий, Епископ, – все еще скрывающая свои секреты. Мы могли бы поклясться, что скалы были осадочного происхождения; с каким нетерпением мы ринулись наружу на поиски окаменелостей органического происхождения! Но даже и сейчас мы не знаем природы образования этих обнажении. Геология Марса – сплошной клубок противоречий и загадок. Будущему мы передали достаточно проблем, а те, кто придет после нас, найдут их еще больше. Но есть одна тайна, о которой мы не сообщили на Землю и даже не зафиксировали ее в бортжурнале. В ночь после приземления мы дежурили по очереди. На вахте был Бреннон, он-то и разбудил меня вскоре после полуночи. Ему показалось, что вокруг основания Капитолия двигается свет. Мы наблюдали по меньшей мере целый час, пока не наступила моя очередь заступать на дежурство. Но ничего не увидели; какова бы ни была причина свечения, больше оно не появлялось. Бреннон был человеком чрезвычайно уравновешенным и лишенным воображения. Если он сказал, что видел свет, значит, он его видел. Может, это был какой-нибудь электрический разряд или отражение Фобоса на куске скалы, отполированной песком. Во всяком случае, мы решили не упоминать «Лунакому» об этом, если не увидим свет еще раз. Последнее время я пребывал в полном одиночестве, часто просыпался по ночам и смотрел на скалы. В тусклом свете, отраженном от Фобоса и Деймоса, они напоминали мне очертание ночного города, всегда остававшегося темным. Никаких огней для меня так и не появилось. Двенадцать часов сорок девять минут, время эфемеридное. Начинается последний акт. Земля почти достигла солнечного лимба. Два узких световых рога, охватывающие ее, едва дотрагиваются друг до друга. Видеозапись – на полную скорость. Контакт! Двенадцать часов пятьдесят минут шестнадцать секунд. Серпы света разъединены. На солнечной кромке, которую начала пересекать Земля, появилась черная точка. Она растет, становясь длиннее, длиннее… Видеозапись – на медленную скорость. Через восемнадцать минут Земля окончательно освободит солнечную поверхность. А Луне еще предстоит пройти более половины пути; она не достигла и серединной точки своего прохождения и выглядит сейчас будто маленькое чернильное пятно, размером в четверть Земли. Свет больше там не мигает. Похоже, «Лунаком» отказался от попытки связаться со мной. Итак, мне остается пребывать в моем последнем убежище еще четверть часа. Время ускоряет свой бег, как в последние минуты перед стартом. Но я уже все решил. Я чувствую себя частью истории. Одним из тех, кто вместе с капитаном Куком в 1769 году наблюдал на Таити прохождение Венеры. Наверно, это выглядело точно так же, за исключением изображения Луны сзади. Что бы подумал двести лет назад Кук, если б узнал, что человек будет наблюдать прохождение Земли из внешнего мира? Уверен – он бы удивился, а потом обрадовался. У меня такое ощущение, словно я еще не родился. Да, вы услышите эти слова. Возможно, через сто лет вы будете стоять на этой самой точке во время следующего прохождения. Шлю свой привет году 2084, ноябрь десятого числа! Уверен, вы прибудете сюда на роскошном лайнере, а может, и родитесь здесь же, на Марсе. А знать вы будете так много, что я и вообразить себе не могу. И все же я вам не завидую. И даже не поменялся бы с вами местами, если б и мог. Потому что вы будете помнить мое имя и знать, что я был первым человеком, наблюдавшим прохождение Земли. Двенадцать часов пятьдесят девять минут. Земля вышла ровно наполовину. Мне никак не отделаться от впечатления, что от золотого диска откушен приличный кусок. Через девять минут Земля пройдет, и Солнце снова будет целым. Тринадцать часов семь минут. Видеозапись – на полную скорость. Земля почти прошла. Только неглубокая черная выбоинка видна на солнечной кромке. Ее легко можно принять за маленькую точку на лимбе. Тринадцать часов восемь минут. Прощай, Земля-красавица, прощай, Родина. Уходишь, уходишь, всего тебе доброго… Чувствую себя снова нормально. Вся видеозапись передана домой. Через пять минут она присоединится к аккумулированной мудрости человечества. И «Лунаком» узнает, что я находился на своем посту. А эту запись я не отсылаю. Я оставлю ее здесь для следующей экспедиции, когда бы она ни состоялась. Может, пройдет десять, двадцать лет, прежде чем кто-либо снова доберется сюда; есть ли смысл возвращаться на старое место, тогда как целый мир ожидает своей очереди быть исследованным? Так что кассета останется здесь, как оставался дневник Скотта в палатке, пока не нашли его другие исследователи. Именно Скотт подал мне эту идею. Ведь его замерзшее тело не исчезло навсегда в Антарктике. Уже давно его одинокая палатка начала свой марш к океану, сползая вместе с ледником с полюса. Через несколько веков моряк вернется в море. Здесь, на Марсе, нет океанов. Но какая-то жизнь существует там, внизу, на несильно изрезанном эрозией плато Хаос II, которое у нас так и не хватило времени обследовать. А подвижные участки поверхности, видимые на орбитальных фотографиях? А доказательства того, что кратеры с огромных площадей Марса начисто смели силы, совсем непохожие на эрозию. А расположенные в длинную цепь оптически активные молекулы углерода, оказавшиеся в атмосфере Марса? И конечно, тайна «Викинга VI». Даже сейчас никто не в состоянии отыскать какой-либо смысл в последних показаниях приборов, перед тем как что-то огромное и тяжелое раздавило аппарат. И не говорите мне о примитивных формах жизни! Все, что здесь выжило, стало настолько изощренно-сложным, что мы по сравнению с ними, возможно, выглядим такими же неуклюжими, как динозавры… Вот и все. Полный порядок, теперь можно проехать на марсоходе вокруг всей планеты. У меня есть три часа дневного времени – вполне достаточно, чтобы спуститься в долину и добраться до самого Хаоса. Психотерапия сработала. Чувствую себя легко и свободно, так как уже знаю, что намерен сделать. Я собираюсь насладиться поездкой по Марсу и буду вспоминать всех, кто мечтал о нем. Пусть их предположения были ошибочны, но реальность оказалась такой же необыкновенной и такой же прекрасной, как они себе представляли. Не знаю, что ожидает меня там, и, возможно, я ничего не увижу. Но этот голодающий мир, должно, быть, остро нуждается в углероде, фосфоре, кислороде, кальции, и он может меня использовать. А когда индикатор кислорода даст мне сигнал и мне станет трудно дышать, я сойду с марсохода и пойду вперед, включив проигрыватель на полную мощность. Нет в мире музыки, которая могла бы сравниться с ре-минорной Токкатой и Фугой Баха. Я не успею дослушать ее до конца, но это неважно. Иоганн Себастьян, я иду.

По единодушному признанию, среди постоянных посетителей «Белого оленя» никто не мог сравниться с Гарри Первисом в искусстве рассказывать удивительные истории (хотя, на наш взгляд, некоторые из них страдали известными преувеличениями). Не следует, впрочем, думать, что никто не пытался оспаривать это первенство. Бывали случаи, когда кое-кому удавалось даже превзойти Гарри. Быть свидетелем поражения чемпиона всегда в общем-то приятно, и, должен признаться, я не без удовольствия вспоминаю, как профессор Хинкелберг одержал победу над Гарри на его же собственной спортивной площадке.

Когда вспыхнул свет, в зале, казалось, еще громыхали раскаты взрыва последней атомной бомбы. Долгое время никто не шевелился, потом помощник продюсера невинно поинтересовался:

— Ну, Р.Б., что вы об этом думаете?

Пока Р.Б. извлекал свою тушу из кресла, его помощники напряженно выжидали, в какую сторону подует ветер. Все заметили, что сигара босса погасла. А ведь такого не произошло даже на предварительном просмотре «Унесенных ветром»!

Михаил Кликин

Творец счастья

рассказ

Ранним солнечным утром, первого января 20... года на засыпанный искрящимся снегом балкон выскочил Абрам Петрович Полетаев и громко закричал:

- ЕСТЬ!!! Эврика!!!

Но заснеженный город спал. Лишь соседка Абрама Петровича из нижней квартиры приоткрыла один глаз и сказала храпящему под боком мужу:

- Дождались. Чокнулся.

После этого она снова заснула, подсвистывая носом в такт своему благоухающему перегаром супругу.

Михаил Кликин

Вещи

Часы:

Жизнь утекает...

Дни - словно песчинки в колбах песочных часов. Внизу - прожитое, вверху - то, что осталось прожить. Час за часом, день за днем, год за годом сыплются сверху вниз маленькие песчинки, утекают через крохотное отверстие настоящего, шуршат тихонько - приложи осторожно ухо к стеклу и услышишь течение времени...

Песочные часы - наша жизнь. Время отмерено, конец предопределен. И словно испугавшись этого зловещего символизма кто-то придумал часы с циферблатом. Там стрелки идут по кругу. Куда-то спешит секундная - за ней не угнаться - зачем она вообще? Минутная - эта поспокойней, смотреть на нее всегда интересно - вроде бы стоит на месте, но, приглядись получше, - и увидишь, как она переползает с деления на деление, догоняя, обгоняя часовую, самую маленькую стрелку, и самую необходимую...

Владимир Клименко

Конец карманного оракула

- Не смей лазить в гнездо! - испуганно кричала Мария Николаевна мужу.

- Еще чего выдумала, не смей, - одышливо огрызался тот, волоча расшатанную приставную лестницу к старой березе. - Еще как посмею! Воровка!

Последнее слово относилось уже не к Марии Николаевне. Чуть выше гнезда, похожего на лохматую кавказскую папаху, нервно стрекотала гладкая черно-белая сорока. Она возбужденно подпрыгивала на ветке и с ненавистью смотрела на Петра Егоровича, пытающегося поустойчивее прислонить длиннющую лестницу к стволу.

Владимир КЛИМЕНКО

КРОКОДИЛ В ПОМИДОРАХ

Надо сказать, что я очень люблю помидоры. Поэтому и выращиваю их на даче. Я и дачу-то купил только для того, чтобы помидоры выращивать. У меня там этих помидоров целая плантация.

Вот как-то раз приехал я вечером помидорные кусты поливать. Жара все лето стояла страшная. Сушь, пыль, а помидоры любят, когда их хорошо поливают. Они от этого вырастают громадные.

Мне большие помидоры нравятся. Положишь один помидор на блюдце - и блюдца из-под него не видно. Вот это - овощ!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эйв Дэвидсон

Apres nous

Пер. - О.Воейкова.

Машина времени доктора Босуэлла фактически представляла собой четыре машины времени, четыре аппарата, похожих на творение обезумевшего часовщика. Если составить из них прямоугольник (или выражаясь чуть-чуть точнее, ромб) и привести их в действие, они создадут эффект Босуэлла.

Ко времени наших дней тот факт, что лишь три человека во всем мире сумели до конца понять эффект Босуэлла, является трюизмом. Одним из них оказался немногословный профессор Спенсер Пибоди из университета Эл-Си-Эс, чей неожиданный отъезд с разборной лесопилкой на обращенные к Амазонке склоны Анд впоследствии произвел фурор в академических кругах и стал почти девятидневной сенсацией (на восьмой день внимание зоркой прессы переключилось на необычайно смачное убийство).

Эйв Дэвидсон

Йо-хо, и вверх!

Пер. - О.Воейкова.

Было уже больше двух часов, яркие звезды сияли в холодном небе, но Энди не вытерпел до утра. Он увидел свет у Хэнка на заднем дворе и отправился именно туда, как только поставил машину. Хэнк сидел согнувшись и шлифовал шарнир напильником. Он сосредоточенно сдвинул брови.

- Приветствую, землянин, - сказал Энди. Лицо у Хэнка скривилось, но он продолжал работать. Распоследняя фантазия - все ребята от 12 до 16 сверхурочно трудились на ней. Но Энди уже вышел из этого возраста. "Эй! нетерпеливо рявкнул он. - Разве ты не хочешь меня _спросить_?"

Эйв Дэвидсон

Кульминация

Пер. - О.Воейкова.

Эти двое приехали совсем одни в то местечко среди гор, о котором он рассказывал: магазин, гараж, гостиница - все вместе. Стоял редкий денек, марочный денек, и никто их не беспокоил, пока они ели и распивали бутылочку вина. Говорила в основном одна, говорила, право же, глупости, но ее молодость и миловидность придавали словам этакую мерцавшую красоту.

Он пожирал ее глазами: золотой ореол волос, зеленые топазы глаз, изысканно свежая кожа, кремовая шея, словно колонна, грудь (о, сферы-двойники сладчайших наслаждений!)...

А.Дж.Дэвис

МУЖЧИНА НАРАСХВАТ

роман

Перевод с английского А.Санина

Глава 1

- О...! - Радостно улыбаясь, она распахнула передо мной входную дверь. - Добрый вечер, сэр! Значит, вы и есть тот замечательный мастер, который пришел наладить мою швейную машинку?

Девушку звали Мона, и мы с ней познакомились накануне вечером в зале городского аэропорта, когда я дожидался своего рейса на Вашингтон. После нескольких выпитых коктейлей она заставила меня клятвенно пообещать, что я непременно позвоню ей после возвращения.