В электричке

В электричке

Прим.: существует аудиоверсия авторского чтения А.Р, по адресу http://www.geocities.com/fedorfrantsev/rodionov1.mp3

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Сергей Панцирев

Десятый месяц

"Настоящее время" - книга стихов С. Панцирева, изданная в 2004 г. в Санкт-Петербурге издательствами "Геликон-плюс" и "Амфора". Презентация книги состоится в Москве, в Центральном доме литераторов (Большая Никитская, 53), 23 февраля 2004 г, в 18:00. Приглашаются все желающие. Сайт книги - http://www.nvremya.ru

ДЕСЯТЫЙ МЕСЯЦ

Из теплых дней наш мир заброшен

В Десятый месяц. Осень за

Симеон Полоцкий

Первое стихотворение о Москве

Москва-заветная тема русской поэзии. Ломоносов и Карамзин, Пушкин и Лермонтов, Рылеев и Боратынский, Блок и Брюсов, Хлебников и Маяковский, Есенин и Твардовский-да просто нет такого русского поэта, и среди знаменитых и прославленных, и среди малоизвестных, который не обращался бы к этой теме. Поэтому альбом стихотворений, посвященных Москве, поистине необъятен, и его страницы продолжают заполняться все новыми и новыми произведениями. Сегодня мы представляем вниманию читателей нашего журнала одну страничку этого альбома. Записанному на ней стихотворению более трехсот лет, оно написано в 1671 г. Его автор - ученый монах, просветитель, поэт Симеон Полоцкий.

Марк Помирчий

Четыре стихотворения

Старый фотограф

СТАРЕНЬКИЙ ФОТОГРАФ, МЕСЬЕ КАЦМАН, ГОВОРИЛ, ДЕРЖА МЕНЯ ЗА ЛАЦКАН: "А ИЗВЕСТНО ЛЬ МОЛОДОМУ ЧЕЛОВЕКУ, ЧТО КОГДА-ТО КАЖДЫЙ ОПУСКАЕТ ВЕКИ ?

ВАША МОЛОДОСТЬ ГЛАЗА ДО БОЛИ РЕЖЕТ, ВЫ ЕЩЕ, НАВЕРНОЕ, НЕ ЛЮБИЛИ ЖЕНЩИН, НЕ ЗНАКОМЫ ВАМ НИ БОЛИ, НИ ИЗМЕНЫ, ТАК ПОСЛУШАЙТЕ ЖЕ, ЧТО Я К ВАМ ИМЕЮ.

Я ВАМ СДЕЛАЮ ПОРТРЕТ БЕЗ ВСЯКИХ ДЕНЕГ, И, КОГДА-НИБУДЬ ПРИДЕТ ТАКОЕ ВРЕМЯВНУКАМ ПОКАЗАТЬ АЛЬБОМ ИЗ КОЖИВЫ МЕНЯ ТОГДА ПРИПОМНИТЕ, БЫТЬ МОЖЕТ.

Татьяна Пучко

Родилась 1970 года 8 сентября.

Училась до 1983-го года в школе с углублнным изучением немецкого языка, закончила в 1987 году школу с углублнным изучением биологии. Училась полтора года на отделении "Биология" МГПИ им. Ленина, закончила Яхромский совхоз-техникум по специальности "Агрономия".

Работала на Московской Городской станции юных натуралистов, в военизированной охране Госснаба СССР.

Работает уборщицей, учится на заочном отделении Литературного института.

Юрий Ракита

Сумма Оснований. Искусство.

(фрагмент трактата в стихах)

1

...Поддавшись ностальгическому чувству,

Решил я посвятить главу Искусству.

Но стоит ли? Ведь, что скрывать, порой,

На фоне остальных вопросов важных

Искусство почитают ерундой

И с умным видом отрицают даже.

Что из того, что лично я с рожденья

К искусству преисполнен уваженья

(Иначе стал бы на свой риск и страх

Шарбазукин Дементий

Лирика ушедшего бурундука

Предисловие цензора

Читатель!

Вот перед тобой книга поэта Шарбазукина. Признайся, ведь ты никогда не мог представить себе, что человек с такой фамилией может стать поэтом? Я давно уже отмечал эту несуразность в природе вещей в своем докладе соответствующим властям "По поводу некоторых возмутительных случаев безответственного имен несоответствия доклад, с проэктом в лучшую и надлежащую сторону их изменения". Ведь всякому ясно должно быть, насколько правильней было бы, к примеру, Пушкину, соответственно к фамилии, прославиться полководческими успехами, Маяковскому служить по морской части, Островскому - точить ножи... правда, вот не знаю, что было бы лучше для Сухово-Кобылина: управлять ли сухарным цехом либо сделаться объездчиком... Что касается моей фамилии, доставшейся мне от моего родителя, ныне покойного Статилата Сервелатовича, то она, согласно вышепоименованному докладу, отвечает занимаемой мною должности, полагаю, вполне.

Эллон Синев

Сон длиной в жизнь (сборник стихотворений)

"Да где ж оно, Отечество мое?" (Э. Синев "Наемник")

* Часть первая. СКАЗКИ МОРЯ *

ОСТРОВ

Укрылась явь во тьму веков,

Остались лишь обрывки снов,

И ночью я, едва усну,

Гляжу историю одну:

За дальней, пасмурной землей,

Где бьет рокочущий прибой,

Коль плыть и плыть все на восток,

Увидеть можно островок.

Он совершенный, как мираж, -

Михаил Талесников

Юбилей

Стихи

Ю Б И Л Е Й

Мне скоро семь десятков лет.

Подумал, самому не верится

я ног еще не кутал в плед,

хоть мерз, и звонко бьется сердце,

и руки тянутся к труду,

пером вооружусь - к бумаге,

законы поста не блюду,

умею пригубить и флягу,

и ем трудом добытый хлеб,

посыпав прежде солью круто,

и авторучка не в чехле

стихи записывает будто.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

— Угадай, Таппенс, где мы будем сегодня обедать, — сказал Томми.

Миссис Бирсфорд немного поразмыслила и с надеждой предположила:

— В «Ритце»?

— Попробуй еще раз.

— В том маленьком уютном местечке в Сохо?

— Нет.

Томми выдержал паузу и значительно произнес:

— В пельменной. Причем вот в этой. И, ловко впихнув жену в обещанное заведение, провел ее к угловому столику.

— Замечательно, — удовлетворенно объявил он, оглядевшись. — Лучше и быть не может.

Как всегда, минута в минуту, Эркюль Пуаро вошел в свой рабочий кабинет, где мисс Лемон уже дожидалась распоряжений на день.

Каждый, кто впервые видел его секретаршу, поражался тому, что вся она состоит исключительно из острых углов, что, впрочем, вполне устраивало Пуаро, во всем предпочитавшего симметрию и прямые углы.

Правда, если говорить о женской красоте, то здесь маленький бельгиец свое пристрастие не доводил до абсурда.

Наоборот, он был скорее старомоден и, как исконный житель континента, предпочитал округлость и даже, если можно так выразиться, пикантную пышность форм. Женщина, считал он, должна быть женщиной. Ему нравились роскошные, экзотические красавицы с безукоризненным цветом лица. Одно время ходили слухи о его увлечении русской графиней, но это было очень давно. Безрассудства молодости.

Блуждающий взгляд мистера Иствуда остановился на потолке, оттуда переместился на пол, а затем на правую стену. Усилием воли мистер Иствуд заставил его вернуться к стоявшей перед ним пишущей машинке.

Девственная чистота бумажного листа была нарушена названием, отпечатанным большими буквами:

ТАЙНА ВТОРОГО ОГУРЦА

Отличное название. Остановит и заинтригует кого угодно. «„Тайна второго огурца“, — подумает читатель. — О чем бы это? Огурец? Тем более второй! Такой рассказ нельзя не прочесть». И он будет ошеломлен той изумительнейшей легкостью, с которой этот мастер детективного жанра сплел столь восхитительный сюжет вокруг обыкновенного огурца.

— Вот послушайте!

Отставив руку с газетой в сторону, леди Синтия Дрейдж зачитала:

«На этой неделе мистер и миссис Анкертон устраивают прием гостей. В Гринуэйз съедутся: леди Синтия Дрейдж, мистер и миссис Ричард Скотт, кавалер ордена „За боевые заслуги“ майор Портер, миссис Стэйвертон, капитан Алленсон и мистер Саттертуэйт».

— Будем хоть знать, кого они наприглашали, — небрежно отбросив газету, заметила леди Синтия. — Да уж, в хорошенькой мы оказались компании!