В центре океана [Авторский сборник]

В центре океана [Авторский сборник]

Сборник эссе и рассказов известного российского кинорежиссера Александра Сокурова.

Отрывок из произведения:

…Шаг — и я на эскалаторе. Поздно, и почти никого нет.

Вдыхаю теплый, сухой воздух метро — и он мне сегодня приятен.

Может, оттого, что над эскалатором еще висит аромат духов недавно пролетевшей где-то рядом красавицы.

Может, оттого, что после холодной и сырой зимней ночи здесь светло и тепло.

Вхожу в вагон. Сидят два милиционера, под хлопок дверей вбегает пожилой, явно отставной военный. Весело бросает себя на сиденье.

Популярные книги в жанре Современная проза

Интервью Татьяны Восковской с Владимиром Сорокиным

"Насилие над человеком - это феномен, который меня всегда притягивал..."

Татьяна Восковская: Владимир, скажите, какие писатели, поэты повлияли на ваше творчество?

Владимир Сорокин: Мои детские травмы прежде всего повлияли. Их было достаточно много.

Т.В.: Травмы душевные?

В.С.: И физические. Я был довольно аутичным ребенком, я был погружен, жил как бы параллельно в двух мирах: мире фантазий и мире реальном. Если говорить о влиянии, то на меня больше повлияли кино и изобразительное искусство, чем литература.

Владимир Сорокин

Юбилей

На сцене - зеленая трибуна с серебристой эмблемой ЧПК, за трибуной сзади гигантский белый бюст А.П. Чехова, убранный цветами, в правом углу задника позолоченная цифра 10, наверху лозунг на голубом фоне: "В человеке все должно быть прекрасно. А.П. Чехов ". На трибуну выходит директор ЧПК, мужчина средних лет, в синем костюме, с папкой.

ДИРЕКТОР Друзья! Наш коллектив Чеховпротеинового комбината имени А.Д. Сахарова празднует сегодня свое десятилетие. Не знаю, как вам, а мне немного страшновато. (Смех и аплодисменты в зале). Ну, действительно, я вот этой самой рукой держал семь - семь! - постановлений нашего любимого УПК о закрытии нашего комбината. И самое первое появилось через два месяца после, так сказать, нашего старта, когда мы выдали стране первую продукцию. А теперь - десять лет! Мне кажется, мы имеем полное право быть занесенными в Красную книгу и Книгу рекордов Гиннеса! (Смех и бурные аплодисменты). Друзья! Мне сегодня в этот торжественный день вовсе не хотелось бы выглядеть допотопным таким ящером-демагогом с пухлым, понимаешь, докладом подмышкой. Время развесистых докладов, парадности, дутых партийных авторитетов прошло навсегда. Коммунистические авантюристы, приведшие Россию на край пропасти, получили по заслугам. Такие уродливые явления на производстве как планирование и администрирование давно изжиты в нашем коллективе. Мы с вами вот уже десять лет живем единой рабочей семьей, где один за всех и все за одного. Все вы в курсе наших дел и событий, все вс" знаете. Тем не менее в такой день мне хочется вспомнить начало нашего пути. Тогда, в тяжелые годы развала коммунистической системы, Российский парламент принял ответственное решение о выделении 4 миллиардов рублей на Всероссийскую культурно-экологическую программу "Возрождение ", принял, проявив мудрость, памятуя о евангельской заповеди: "Не хлебом единым жив человек". Русская культура, обескровленная и изуродованная семидесятипятилетним правлением коммунистов, испытывала острейшую нужду в Классическом протеине, как убедительно доказал академик И. Михайловский, научно обогативший учение Вернадского и Федорова. Всего за три года, благодаря самоотверженному труду московских, петербургских, тульских, киевских и новосибирских строителей и добровольцев, были построены Класспротеиновые комбинаты по переработке А.С. Пушкиных, М.Ю. Лермонтовых, И.С. Тургеневых, Н.В. Гоголей, Л.Н. Толстых, Ф.М. Достоевских и А.П. Чеховых. Пущенные одновременно в памятный день - 12 декабря - эти предприятия за три месяца дали отечественной культуре свыше 180 тонн высококачественных Класспротеиновых масс, и сегодня мне особенно приятно напомнить вам, что доля нашего комбината в общей выработке составила почти 40 тонн, мы тогда переработали 917 А.П. Чеховых в возрасте от 8-ми до 82-х лет. Произошло это не "по-щучьему велению" и не по мановению чьей-то властительной руки, как безапелляционно заявляют "мудрецы" из ХДП, а благодаря честному, квалифицированному труду наших рабочих и инженеров, понявших и осознавших бедственное положение отечественной культуры. Подводя итоги нашей десятилетней работы, мы можем с гордостью сказать: коллектив Чеховпротеинового комбината имени А.Д. Сахарова оправдал доверие народа, доверие Российской культуры, в восстановление которой нами внесен весомый вклад. Он весит гораздо больше безответственных речей демагогов из ХДП и СДП, пытающихся ставить под сомнение наш труд и программу "Возрождение" в целом! (Бурные аплодисменты). За десять лет нами переработано 17612 А.П. Чеховых в возрасте от 7 до 86 лет, общим весом 881 тонн. Всего выпущено: 350 тонн жидкого чеховпротеинового, 118 тонн сгущенного чп, 78 тонн чп-порошка, 62 тонны чп-бинтов, 25 тонн чп-спиралей, 17 тонн чп-манжетов, 10 тонн чп-гильз, 10 тонн чп- вкладышей, 8 тонн чп-пластырей, 8 тонн чп-протяжек, 6,2 тонн чп-пластин. Средняя заработная плата по комбинату за десять лет возросла на 160%. Акции нашего акционерного общества поднялись почти на 200 пунктов. Надеюсь, что это не предел. (Аплодисменты). Благосостояние наших семей в наших руках. (Аплодисменты). У нас с вами есть стимул в работе, и он не только в высокой зарплате. Народ, культура остро нуждаются в нашей продукции, о чем свидетельствует число заявок на сгущенный чп, чп-бинты и чп-клинья. Оно, друзья, втрое превышает годовой выпуск! Втрое! Эти кипы заявок - убедительный ответ пустословам из ХДП и СДП, громогласно заявляющим о "нерентабельности программы "Возрождение". Приходите, господа, загляните в сейф Николая Николаевича Позднякова! Милости просим! Приглашаю особо многоуважаемого Германа Владимировича Горна! (Бурные аплодисменты). Друзья! Сегодня мне особенно приятно назвать лучших из нас, кто высокопрофессиональным трудом способствует укреплению авторитета нашей фирмы, кому не безразлична судьба отечественной культуры. По решению правления акционерного общества "Чехов" кредитными билетами на сумму 1000 рублей премируются: главный инженер Виктор Иванович Холодов, главный технолог Тамара Шавловна Махарадзе, главный экономист Вениамин Борисович Берман, главный механик Юрий Иванович Тепляков, начальник экспертного отдела Лидия Андреевна Богородская, начальник отдела снабжения Семен Израилевич Левин, начальник отдела кадров Владимир Владимирович Ермолаенко, начальник экологического отдела Ирина Игоревна Титова, председатель профсоюзного комитета Евгений Сергеевич Бородин, начальники цехов: Леонид Михайлович Пряхин, Александр Михайлович Бойко, Дмитрий Сергеевич Кременецкий, Ашот Рафикович Арутюнян; бригадиры: Юрий Константинович Девятко, Николай Николаевич Бодров, Мария Васильевна Захарова. (Аплодисменты). Поздравляю вас, друзья! (Бурные аплодисменты). А теперь у меня для вас сюрприз, хоть вы вчера видели и в курсе события. К нам в гости на наш юбилей приехали старые добрые друзья - актеры Калужского драматического театра во главе с режиссером Леонидом Павловичем Болдыревым. И сегодня, сейчас они выступят здесь на нашей сцене, используя только что выработанную продукцию. (Аплодисменты). Для нас это выступление не только замечательный подарок к юбилею комбината, но и веское слово в поддержку Всероссийской культурно-экологической программы "Возрождение"! (Аплодисменты). И еще сюрприз. Перед началом спектакля будет показан фильм, снятый вчера в наших цехах. В этом уникальном фильме, снятом по нашей просьбе друзьями с Мосфильма, показаны процесс получения чп-продукции непосредственно по заказу Калужского драматического театра и использование ее труппой при подготовке к спектаклю. Директорским советом комбината решено послать копию фильма в комиссию по делам культуры нашего Парламента. (Аплодисменты). Сразу после окончания фильма начнется спектакль. (Аплодисменты).

ВЛАДИМИР СОРОКИH

ЛЮБОВЬ

Hет, друзья мои, нет и еще раз нет! Хоть вы и молоды, и румянец играет у вас на щеках наливным яблочком, и джинсы ваши потерты, и голоса звонки -- все равно так любить, как Степан Ильич Морозов любил свою Валентину, вы не сможете никогда. И не спорьте, не трясите у меня перед лицом зажжеными сигаретами. И не перебивайте меня. А лучше послушайте старика, да намотайте на ус. Давно это было. Я еще моложе вас был. и не было у меня ни джинсов, ни стереомагнитофона, ни модных часов. А имелась только рубаха домотканая, сапоги кирзовые, салом смазанные, да котомка. А в ней -- краюха хлеба и больше ничего. Зато силушка была и здоровье молодецкое. И желание в люди выбиться, учиться пойти, а потом, выучившись, -- пароходы строить и на тех самых пароходах -- людей по всему белому свету возить. И поехал я в город -- в техникум поступать. Парень я был способный, схватывал все на лету: хоть и голодно тогда было, и нужда заедала, а закончил я сельскую нашу школу с отличием, и учительница моя, ныне покойная, Hаталья Калистратовна выдала мне аттестат, а с ним вместе и письмо рекомендательное -- ректору техникума. И написала в нем, что, мол, способный человек я, что к физике-математике особенную склонность имею, что геометрию знаю хорошо и, что самое главное, люблю мастерить разные разности, как-то: флюгера заковыристые со звонками и трещотками, корабли с мачтами и парусами, коляски самоходные, от пару ход набирающие, и многое другое. Вот, значит, какая женщина хорошая была. Приехал я в город и прямиком к ректору. А он -- высокий такой мужчина, представительный -- вышел ко мне из-за стола, гимнастерку одернул и спрашивает, кто, мол, такой и по какому делу. Hу я все обстоятельно расказываю, аттестат предъявляю и письмо. Посмотрел он аттестат, прочитал письмо, улыбнулся. Ладно, говорит, Виктор Фролов, вот тебе направление в общежитие, а вот другое -на экзамены. Хоть они и кончились давно, но ничего, мы для тебя исключение сделаем, коли ты способный такой. Будешь учиться у нас, а работать я тебя....................... ...................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ............................................................................... ...хватил и несет ко мне. А я стою ни жив, ни мертв, и что делать не знаю. А он кричит не своим голосом -- заводи машину! и глаза у него прямо огнем полыхают, словно две топки паровозные. Я к рубильнику бросился, повернул, шестерни дернулись и пошли, и пошли. Заработала машина наша, заходили шатуны с маховиками -- только на солнце маслом и посверкивают! А он пальцем мне на рычаги указывает и еще сильней кричит, машину перекрикивает -- правый, кричит, правый пускай, так тебя перетак! А сам-то трясется, так и трясется. Я рычаг схватил, дернул -- и в торону. Загудел наш правый, зачихал голубым дымом, побежали колесики, да шкивы, да валики полированные. Прижался я к стене - трясет меня, никак остановиться не могу, зуб на зуб не попадает. А Степан ильич к правому кинулся, за кольцо -хвать! Поворотил, отворил поддон и ногой по нему -- раз, другой, третий! Отлетела крышка, чуть меня не задела. А он по другой -- раз, раз, раз! Отлетела и другая. А сверху-то стучат, спрашивают, что, мол, там у вас за шум? А я стою -- белый весь, коленки трясутся, руки, как плетки, висят. Стою и смотрю, как парализованный. И вот, значит, отломал он крышки, подбежал к столу, сгреб Валентину своими ручищами, да в поддон как швырнет! Мамушка моя родимая! Захрустело, захлюпало -- только кровь с маслом машинным во все стороны. А он туда и не смотрит, он к полке подбежал да с самого верху то самое ухо, в тряпочку завернутое, снимает, разворачивает, к губам подносит и говорит со слезами: прости, мол, прости и не вини ни в чем. А после -- хвать бутыль со спермой и мне по черепу -- бац! Раскололась она, спермии по мне так и растеклись. А он ухо за пазуху спрятал, окно табуретом вышиб и вниз ласточкой с восьмого этажа. Вдребезги. А я с сотрясениемс месяц в госпитале отлежал, да и уволился. Вот, милые мои, а вы говорите -- Беатриче, Беатриче.

Владимир Сорокин

Морфофобия

Страшно.

Смотрим вокруг: дома, люди, машины, деревья, дороги, животные, насекомые.

Что это? Зачем? Почему?

Мир форм страшен. Он пугает своим существованием.

От него так сладко и горько прятаться в теплую женщину: пу-сти, пу-сти, пу-сти назад, туда, где так спокойно спалось в мягкой маточке. Пу-сти, пу-сти, пу-сти...

Там не было проблем.

Пу-сти, пу-сти, пу-сти...

Владимир Сорокин

Ночные гости

повесть

Василий улыбнулся в темноте, поправил подушку:

- Нет, Рай. На поклон к Борисенко мы с Коробкиным не пойдем. Я ему не мальчик, чтобы футболить меня.

- Ну, а что ж вы делать будете? - сонно пробормотала Рая.

- В партком пойдем.

- Ну, зачем так сразу. Испортишь только с Борисенко отношения и все...

- Так что ж я ради этих вот хороших отношений брак гнать буду?!

Владимир Сорокин

Поездка за город

- Вот по этой проселочной, - Степченко показал сигаретой в темноту.

Шофер кивнул, вывернул руль и, мягко урча, "волга" закачалась на ухабах. Фары высветили дорогу: подсохшая глина, ободранные кусты и редкий березовый лес вокруг.

- Тут места хорошие, грибные, - тихо проговорил Степченко. - Лес редковат, а места что надо. Белых много... Не бывал здесь раньше? - он повернулся к Виктору.

BЛAДИMИP COPOKИH

ПPOЩAHИE

Лeгкий пpoзpaчный тyмaн нa вocтoкe внeзaпнo пopoзoвeл, пpopeзaлcя жeлтoй иcкpoй и чepeз нecкoлькo быcтpo пpoлeтeвшиx минyт кpaй coлнeчнoгo шapa пoкaзaлcя нaд кpoмкoй лeca. Koнcтaнтин вcтaл co cвoeгo шиpoкoгo тpyxлявoгo пня, низ кoтopoгo тaк зaгaдoчнo cвeтилcя нoчью, и, зaпaxнyв пaльтo, пoшeл к oбpывy. Птицы, дo этoгo кopoткo пepeкликaвшиecя, зaпeли гpoмкo, cлoвнo пpивeтcтвyя coлнeчный вocxoд. Koнcтaнтин пoдoшeл к пopocшeмy ocoкoй и кyкyшкиным льнoм oбpывy, вcтaл нa caмoм кpaю. Шиpoкaя лeнтa peки, oбpaмлeннaя тeмнo-зeлeнoй мaccoй кaмышa, лeжaлa внизy. Глaдь ee былa cпoкoйнa - ни pяби, ни пpизнaкoв движeния. Toлькo в зeлeнoвaтoй глyбинe eлe зaмeтнo кoлeбaлиcь вoдopocли, пoxoдившиe нa зaгaдoчныx cyщecтв. Koнcтaнтин дocтaл пopтcигap, oткpыл. Пaпиpoca пo yтpeннeмy cyxo тpecyлa в eгo xoлoдныx пaльцax. Oн зaкypил. Дым пaпиpocы пoкaзaлcя мягким и нeкpeпким. Глядя нa выбиpaющeecя из лeca coлнцe, Koнcтaнтин yлыбнyлcя, ycтaлo пoтep щeкy. "Bce-тaки кaк этo нeвepoятнo тяжeлo - yexaть из poднoгo мecтa, - c гpycтью пoдyмaл oн, - из мecтa, гдe ты выpoc, гдe кaждaя тpoпинкa, кaждoe дepeвo тeбe знaкoмы... A я-тo вчepa бaxвaлилcя пepeд 3инaидoй и Cepгeeм Ильичeм. Уeдy, мoл, мaxнy pyкoй. Дaльняя дopoгa, нoвыe гopoдa, нoвыe люди. Чyдaк..." Oн cтpяxнyл пeпeл, и кpoxoтный cepый цилиндpик пoлeтeл вниз,пpoпaл в кaмышax. Cepeдинa peки вcкoлыxнyлacь. Плecнyлa кpyпнaя pыбa - paз, дpyгoй, тpeтий. Tpи pacшиpяющиxcя кpyгa пepeceклиcь и пoбeжaли к бepeгaм. "Щyкa, нaвepнo. Ишь, кaк кaк кyвыpкнyлacь, дaжe xвocт cвepкнyл. Haвepнo, килoгpaмa чeтыpe бyдeт. Oни тyт мeньшe нe пoпaдaютcя..." Oн жaднo зaтянyлcя, вcпoмнив, кaк в дecятилeтнeм вoзpacтe вытaщил cвoю пepвyю щyкy. Этo былo тaким жe лeтним бeзoблaчным yтpoм. Ha peкe никoгo нe былo, зa дoлгoe вpeмя oжидaния нe клюнyлa ни oднa pыбa. Oн xoтeл былo yжe пo coвeтy дeдa Mиxeя нacaдить нa кpючoк кycoчeк тecьмы, нa кoтopoй виceл eгo мeдный нaтeльный кpecтик, нo вдpyг пoплaвoк иcчeз, лecкa co звoнoм чиpкнyлa пo вoдe, yдилищe выгнyлocь дyгoй. И нaчaлacь бopьбa бeлoбpыcoгo виxpacтoгo пapeнькa c нeвидимoй pыбoй. И oн вытaщил ee - мoкpый, дpoжaщий oт вoлнeния - вытaщил и бpocил нa пecoк, тoгдa eщe нe пopocший кaмышoм... Oн cнoвa зaтянyлcя и мeдлeннo выпycтил дым чepeз нoздpи. "Дa. Kaк вce знaкoмo. Гocпoди, вeдь тpидцaть ceмь лeт я пpoжил здecь. Maльчишкoй я кyпaлcя в нeй и лoвил pыбy, cвecив бocыe нoги c тoгo нeпpимeтнoгo мocткa. Юнoшeй я любил cидeть здecь, читaя книги o дaльниx cтpaнax, бeccтpaшныx пyтeшecтвeнникax, o любви. A пoтoм пoлюбил и caм. Пoлюбил cильнo, бeзyмнo, бecпoвopoтнo. И здecь, в этoй бepeзoвoй poщe впepвыe цeлoвaл cвoю любимyю. Цeлoвaл в мягкиe, взвoлнoвaнныe дeвичьи гyбы..." Bыбpaвшeecя из лeca coлнцe pacceялo ocтaтки тyмaнa и яpкo cиялo, cлeпя глaзa. Лacтoчки кpyжилиcь нaд peкoй, cтpeмитeльнo кacaяcь вoды и внoвь взмывaя. C Taнeй oни вcтpeчaлиcь вoн тaм, вoзлe тpex cpocшиxcя бepeз. Bcтpeчaлиcь пo вeчepaм, кoгдa coлнцe зaxoдилo, ocтaвляя нaд лecoм aлyю пoлocy, a из дepeвни cлышaлacь гapмoшкa. Taня. Mилaя Taня c тyгo зaплeтeннoй кocoй... Kaк любил oн ee - cтpoйнyю, в лeгкoм cитцeвoм плaтьицe, c зaгopeлыми тoнкими pyкaми, oт кoтopыx пaxлo ceнoм и лyгoвыми цвeтaми. Oн цeлoвaл ee, пpижимaя к глaдким мoлoдым бepeзaм, cтвoлы кoтopыx и вeчepoм были тeплыми. Cнaчaлa oнa cлaбo oтcтpaнялacь, a пoтoм oбнимaлa eгo и цeлoвaлa - нeyмeлo, нeжнo и cмeшнo. - Tы пoxoж нa coкoлa, - чacтo гoвopилa oнa,yлыбaяcь и глaдя eгo пo щeкe. - Ha coкoлa? - ycмexaлcя Koнcтaнтин, - знaчит я пepнaтый! - He cмeйcя, - пepeбивaлa eгo oнa, - нe cмeйcя... И дoбaвлялa быcтpым гopячим шeпoтoм: - Я... я вeдь люблю тeбя, Kocтя. Bce этo былo... Былo здecь.... Koнcтaнтин бpocил вниз нeдoкypeннyю пaпиpocy, взялcя pyкaми зa oтвopoты пaльтo и вздoxнyл пoлнoй гpyдью. Пpoxлaдный yтpeнний вoздyx пax peкoй, дымкoм и пьянил нeoбычaйнo. "Taк чтo жe тaкoe - poдинa? - пoдyмaл Koнcтaнтин, глядя нa пpoбyждaющийcя, зaлитый coлнцeм лec, гoлyбoe нeбo и peкy, - чтo мы пoдpaзyмeвaeм пoд этим кopoтким cлoвoм? Cтpaнy? Hapoд? Гocyдapcтвo? A мoжeт быть - бocoнoгoe дeтcтвo c opexoвoй yдoчкoй и бaнкoй c кapacями? Или вoт эти бepeзы? Или тy caмyю дeвyшкy c pycoй кocoй?" Oн cнoвa вздoxнyл. Пpoнизaнный cвeтoм вoздyx быcтpo тeплeл,лacтoчки кpичaли нaдo пpoзpaчнoй вoдoй. Cтoялo яpкoe лeтнee yтpo. Дa, дa. Яpкoe лeтнee yтpo. Cтoялo, cтoит и бyдeт cтoять. И никyдa нe дeнeтcя. Hy и xyй c ним. Длинный. Toлcтый. Жилиcтo-дpoжaщий. C блeдным кoльцoм cмeгмы пoд бopдoвым вeнчикoм гoлoвки. C фиoлeтoвыми извивaми тoлcтoй вeны. C бaгpoвым шaнкpoм. C пpяным зaпaxoм.

Украсть можно все. Даже твою тень…

Для Чарли Холл не существует замка, который она не смогла бы взломать. Книги, которую не смогла бы украсть. А по части принятия дурных решений она и вовсе профи.

Полжизни Чарли провела, работая на сумеречников, магов, которые при помощи теней проникают в запертые комнаты, нападают на людей и даже совершают кое-что похуже. Сумеречники ревниво охраняют свои секреты, организовав целую подпольную сеть по торговле магическими артефактами. Но чтобы раздобыть невероятно ценную «Книгу Ночи», им нужна Чарли. Лучшая во всей Америке аферистка.

Чарли теперь живет новой жизнью. Однако не так просто порвать с темным миром незаконной магии. Уже не говоря о том, что ее сестра, Поузи, отчаянно пытается получить магическую силу, а ее парень Вине, по-видимому, не обладающий ни душой, ни тенью, что-то скрывает.

Когда Чарли сталкивается с человеком из своего прошлого, она понимает, что ее история в этом мире оживших теней, двойников, сумеречников и одиозных миллиардеров еще только начинается…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В творческом наследии писательницы Н. И. Ильиной (1914–1994) — пародии и сатирические миниатюры, литературно-критические статьи и завоевавшие широкую известность воспоминания и беллетристические произведения о жизни русских эмигрантов в Китае.

Н. И. Ильина прожила в Китае 27 лет, и до возвращения в СССР славу ей составили фельетоны — меткие и язвительные, проникнутые тонким юмором, горькие и точные в деталях картинки быта и нравов «русского» Харбина и Шанхая.

В 1940-х гг. в фельетонах Ильиной появилась новая нота: просоветские настроения и иллюзии в отношении советской жизни, разделявшиеся многими «русскими китайцами». И все же в них сохранился живой дух места и эпохи — тем более что, по словам автора, «рассказы эти не являются выдумкой. Каждый из них взят из жизни, каждый персонаж зарисован с натуры и почти каждый рассказ отражает наш быт».

«Очерки шанхайской жизни» были собраны в книге «Иными глазами»; напечатанная в Шанхае в 1946 г. издательством «Эпоха», книга с тех пор не переиздавалась и давно стала библиографической редкостью. Настоящая публикация восполняет данный пробел, полностью воспроизводя это ценное в культурно-историческом отношении собрание в сопровождении иллюстраций, взятых из издания 1946 г.

Действие книги разворачивается в наши дни в Мексике. Девушка из бедной семьи знакомиться с криминальным авторитетом и он в нее влюбляется. Ей же нужны деньги на лечение матери, поэтому она соглашается на сделку - он ей деньги, она будет принадлежать ему. Но, давая слово, она даже не представляла чем обернется эта сделка...

Сюжет книги основан на потрясшей мир подлинной истории самого громкого киднеппинга нового тысячелетия. Кубинская женщина вместе с шестилетним сыном Элианом Гонсалесом попыталась бежать из Кубы в США. Судно, на котором они плыли, потерпело крушение, женщина погибла, а Элиан вместе с тремя взрослыми выжил и добрался до побережья Флориды на автомобильной камере. Вот она, долгожданная Америка, рай на земле! Но маленькому мальчику Америка вовсе не показалась раем. Ситуацию усугубил тот факт, что на Кубе остался любящий его отец…

Россия, сегодняшний день. Ксенофобия и любовь в одном флаконе… Превратится ли эта гремучая смесь в коктейль Молотова – или нейтрализуется прекрасным чувством, стирающим грани национальных различий и религиозной нетерпимости? Если люди любят друг друга, могут ли они позволить себе переступить негласный барьер и родить ребенка, которому все вокруг предрекают суровую долю полукровки? Жизнь еще не родившегося чада в опасности, ведь в России начинается Бойня. Именно так – с большой буквы. И каждому из участников неминуемого побоища предстоит выбор – стать зверем или остаться человеком…