Ужастики: Десять историй ужаса

ЧИТАТЕЛЬ, ПРЕДУПРЕЖДАЕММЫ ДЕСЯТЬ РАЗ ТЕБЯ НАПУГАЕМ!

Зловещая грудная сестрёнка и пулы дистанционного управления, с помощью которого можно управлять не только телевизором… Учитель, помешанный на змеях и милый плюшевый мишка, ставший внезапно ОЧЕНЬ плохим…

Всё это ждёт вас в десяти УЖАСТИКАХ которые обеспечат вам мурашки всю ночь напролёт…

Отрывок из произведения:

Мы боялись подходить к этому дому слишком близко. Поэтому стояли на улице и смотрели на него с тротуара. Смотрели через голый передний двор, расположенный на склоне холма.

Там, в этом дворе, не росло ни травинки. Деревья, согбенные и корявые, были давно мертвы. Даже сорняки отказывались расти на его сухой, растрескавшейся почве.

А дом, казалось, смотрел на нас. Два окна на втором этаже зияли, как два огромных черных глаза.

Дом был широкий и массивный. Сложен из кирпичей. Когда-то давным-давно его стены были выкрашены в белый цвет. Ныне же краска выцвела и облупилась. Красные кирпичи проступали там и сям кровавыми пятнами.

Рекомендуем почитать

ЧИТАТЕЛЬ, ПРЕДУПРЕЖДАЕМ — МЫ И В ПРАЗДНИКИ ТЕБЯ НАПУГАЕМ

Разберется ли Брэд, как ухаживать за своим новым питомцем, пока питомец не разобрался с ним? Сможет ли Саманта высидеть на скучном балете и не сойти с ума? Не вывезут ли Макса его новенькие коньки на тонкий лед? Удастся ли Сэму вырваться из мертвящей хватки ледяного вампира?

Десять историй-ужастиков гарантируют вам каникулы, полные страха!

Другие книги автора Роберт Лоуренс Стайн

Ну а сегодня мы возвращаемся к оборотням (или они возвращаются к нам) в отличной книге-игре «Оборотни Безумничьего Домика»!

Аманда и Джош переезжают с родителями на новое место – в большой мрачный дом, оставшийся их отцу в наследство от старого двоюродного дедушки, которого никто из них никогда не видел.

Детям дом сразу не понравился. Похоже, в нем даже водятся приведения – Аманде все время мерещатся незнакомые мальчики и девочки, разгуливающие по всему дому…

Чтобы остаться в живых, деревянной кукле Слэппи нужно совершить три добрых дела. Таково заклятие, наложенное на марионетку ее бывшим хозяином Джимми О` Джеймсом.

Но сколько Слэппи ни пытается сделать что-либо хорошее, все тщетно. Все вокруг словно сговорились. Есть ли у деревянного болванчика шанс выжить?

ISBN 5-353-00834-0

Ты хорошо себя проявил в летнем цирковом лагере и в качестве награды тебе разрешено целую неделю провести в цирке. Только на поверку это оказывается настоящий цирк СТРАХА!

Там ты встретишь Девочку с пятью языками и Мальчика с гниющей плотью! Эти фрики, которые помещены в цирковой балаган, когда-то были нормальными мальчиками и девочками. Всё это дело рук злобной хозяйки цирка.

А теперь она охотится за тобой.

Джерри нашел на чердаке старое пианино. Оказалось, что оно вполне исправное. И даже очень хорошее. Родители предложили Джерри научиться на нем играть. И Джерри решил, что это будет классно. Вот только учитель музыки, доктор Визк, был каким-то странным. Действительно, очень странным. Иногда Джерри просто не понимал, что тот пытается ему втолковать. А потом Джерри кое-что рассказали. Про музыкальную школу доктора Визка. Про учеников, которые приходили в школу… и не возвращались назад.

Джоди любит приезжать на ферму к дедушке. Ничего особенно интересного там нет, зато дедушка знает множество страшных историй. А какие оладьи печёт бабушка — объедение!

Но в этом год на ферме всё по-другому. Дедушка с бабушкой очень состарились. А на кукурузном поле происходит что-то непонятное. Если раньше там было одно пугало, то теперь их не меньше дюжины, и выглядят они жутковато.

А однажды вечером Джоди случайно увидела нечто совершенно невероятное. Ей показалось, что пугала оживают…

ЧИТАТЕЛЬ, ВНИМАНИЕ — К ЛЕТНИМ УЖАСАМ ГОТОВЬСЯ ЗАРАНЕЕ!

Затянут ли лагерь, в котором отдыхает Мэтт, побеги чудовищного ядовитого плюща? Сможет ли Эрик спастись из собственного аквариума и не пойти на корм рыбкам? Куда приведет Тару пугающий голосок, доносящийся из найденной ею морской раковины?

Эти десять историй ужаса отлично читаются у лагерного костра или в спальне под одеялом!

Кто такая Хани Перкинс?

Всем она представляется лучшей подругой Беки Норвуд. Но сама Бека уверена, что никогда раньше не встречала Хани.

Хани постоянно вмешивается в жизнь Беки, подражает ей во всем.

Но когда Бека позволяет себе иметь больше чем одну «лучшую подругу», – происходит ряд загадочных несчастных случаев…

Популярные книги в жанре Ужасы

Говард Ф.Лавкрафт

Заявление Рэндольфа Картера

Вновь поведаю - не знаю я, что стало с Харлеем Вареном, хоть думаю,почти надеюсь, что пребывает он ныне в мирном забвении, если там существует столь благословенная вещь. Истинно, в течении пяти лет я был его ближайшим другом, и даже разделил с ним исследования неизведаного. Я не стану отрицать (нашелся свидетель, пусть слабый и ненадежный - моя память) похода к пику Гаинсвиль, на дороге к Большому Кипарисовому Болоту, той отвратительной ночью, в полдвенадцатого. Электрические фонари, лопаты, катушка провода, что мы несли - лишь декорации к омерзительной сцене, сожженой моей поколебавшейся памятью. Но затем, я должен настоять, что не утаил ничего, что следовало бы сказать, о том почему меня нашли следующим утром на краю болота одинокого и потрясенного. Утверждаете - ни на болоте ни рядом не было ничего, что могло бы вселить страх. Я соглашусь, но добавлю, оно было вне я видел. Видение, кошмар, должно быть это было видение, либо же кошмар - я надеюсь - все же лишь это сохранил мой разум о тех отвратительных часах, когда мы лишились человеческого надзора. И почему Харлей Варрен не вернулся, он, либо его тень, либо некая безымянная вещь, которую я бы даже не рискнул описать, лишь сам он может поведать.

Ричард Матесон

Никаких вампиров не существует!

Перевод Р. Шидфар

Проснувшись теплым осенним утром, Алекса, супруга доктора Герии, почувствовала приступ страшной слабости. Несколько минут она неподвижно лежала на спине, уставившись в потолок затуманенными темными глазами. Господи, ее словно выжали! Руки и ноги., казалось, налились свинцом. Может быть, она заболела? Надо сказать Петре, пусть осмотрит ее.

Сделав осторожный вдох, Алекса медленно приподнялась на локте. Рубашка сползла до пояса, обнажив грудь. Странно, как могли развязаться бретельки, подумала она, опустив глаза вниз.

Яpослав Залесский

Голова отшельника

Ранним сибиpским утpом, когда тусклый свет начинающегося дня посеpебpил тpонутые инеем веpхушки сосен и pазлился над затеpянной в тайге маленькой деpевушкой, Афанасий закинул за спину доpожный мешок, затянул бpезентовые лямки и тихо вышел из бpевенчатой избы с покосившейся от тяжести снега кpышей. Спящая деpевня лежала пеpед ним, погpуженная в полумpак, только поднимались из дымовых тpуб молочно-белые столбы дыма. Они уходили веpтикально ввеpх, и pассеивались в звенящем моpозом бледноголубом воздухе. Вчеpашняя метель пpекpатилась, уступив место полному безветpию. Погpебенные под снегом, дома казались диковинной фоpмы сугpобами или беpлогами, из котоpых поднимается паp от дыхания спящего звеpя.

Берег озера Хевельманс

Штат Джорджия

5 марта, 9:30

— Когда я сюда приехал, лягушек на озере было несметное множество. А сейчас популяция сократилась до нескольких сотен. Если не принять мер, через два года этот вид окончательно вымрет, — доктор Пол Фарадей бережно отпустил представителя вымирающего вида в родную стихию — на влажную прибрежную почву, покрытою прошлогодними листьями и прочим экологически чистым мусором.

Это произошло много лет назад. Моему брату Солу и мне понравился старый заброшенный дом Слотера. Еще со времен, когда мы были мальчишками, на грязном окне фасада криво висело окантованное желтым объявление: «Продается». С мальчишеским запалом мы поклялись, что когда станем постарше, объявления здесь больше не будет.

Когда мы выросли, это желание каким-то образом сохранилось. В нас жило пристрастие к викторианской эпохе, у Сола и у меня. Его живопись была сродни розовому, пышущему здоровьем изображению натуры, столь милому художникам XIX столетия. И мои сочинения, хотя и далекие от какого бы то ни было совершенства, несли ясный отпечаток обстоятельности, были отмечены той тщательной отделкой фразы, которую модернисты клеймят, называя глупой и неестественной.

Примерно раз в месяц он выводил ее на прогулку за пределы двора. Они ходили по пустынным улицам, держась как можно дальше от людей и тех мест, где она могла спрятаться от него. Но вряд ли Рита смогла бы бежать. Страх парализовал ее волю, и она всегда послушно шла рядом с ним, чувствуя леденящее душу влияние, исходившее от ножа, спрятанного в его кармане.

В своем дворе, отгороженном от мира высокими и глухими каменными стенами, он позволял ей прогуливаться на поводке. Он сидел на веранде в плетеном дачном кресле, читая Раджниша или Паскаля, а второй конец поводка был обмотан вокруг его запястья.

Этот осенний день стал днем триумфа Августа Хоффмана: он был признан первым поэтом королевства. Когда Хоффман закончил чтение поэмы "Первый на берегу", сам старик Вольферман, корифей поэзии, поднялся с кресла, горбясь, мелкими шагами подошел к Хоффману, пожал ему руку и зааплодировал сухими старческими ладошками. Его слова "Спасибо, Август!" потонули в грохоте аплодисментов. Это могло означать только одно: Вольферман признал себя побежденным. Кольцо гостей сомкнулось вокруг Хоффмана, Вольфермана оттеснили. Великолепная зала дворца Хоффмана была заполнена шумом голосов. Бесчисленные поздравления и рукоплескания оглушили Хоффмана. Он стоял, улыбаясь, в центре толпы, кивками благодаря за комплименты, в окружении самых богатых, самых знатных жителей столицы; девушки дарили ему самые ослепительные улыбки, их мамаши благосклонно щурились в лорнеты, отцы семейств — все, как один — жаждали пожать ему руку. Жан Лефевр, приближенный короля и друг наследного принца, знаток и почитатель искусств, сорвав с раскрасневшегося лица очки, кричал: "Браво, Хоффман!". Хоффман повернулся к нему и поклонился. Протестующе подняв руку, с соболезнующей улыбкой он развернулся и пошел сквозь толпу к выходу. "Браво, браво!" — кричали ему вдогонку. Еще несколько рук протянулись к Хоффману, но он пожал лишь одну, принадлежавшую впавшему в детство Альбрехту Дюссельдорфу — единственно из уважения к его деньгам. Руки других, совавшиеся к нему, он отстранял вежливо, но решительно, и наконец вышел из залы. Свернув в полуосвещенный коридор, который вел во внутренние покои, Хоффман на ходу крикнул:

«Скупщики краденого» - один из серии рассказов Лейна о сверхъестественных преступлениях, в сюжеты которых вплетается география и культура центральной Англии. Этот рассказ обладает всеми качествами хоррора, приправленного некоей двусмысленностью, благодаря которой производит гораздо более сильное впечатление, чем просто страшная история. «Скупщики краденого» были впервые опубликованы в «Dark Terrors 6», под редакцией Стивена Джонса и Дэвида Саттона.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Еще никогда воспитание подростков не было столь сложным, а влияние родителей — столь значимым. Единственный путь такого влияния — это любовь. Гэри Чепмен, доктор философских наук, автор известной в США серии книг о «пяти языках любви», поможет вам найти путь к сердцу подростка и научит, как проявить свою любовь, чтобы подросток прислушался к вашим советам.

Книга адресована не только родителям, но и дедушкам и бабушкам, учителям и тем взрослым, которые имеют дело с подростками.

В данный сборник (оказавшийся последним), Карвер включил 37 рассказов, в которых сплавлены воедино горечь и нежность, ирония и сочувствие, сдержанность и горячность. А главное, чувствуется глубокое понимание тех, о ком он пишет. Его герои совсем не похожи на героев, это обычные люди, со слабостями и подчас пагубными привычками, но они необыкновенно живые и обаятельные, и так похожи на любого из нас.

Нас все время окружают тысячи разных звуков — от гудков паровоза до чуть слышного шелеста травы, от мощных аккордов оркестра до стрекотания кузнечика. Всевозможные звуки всегда а нами, они сопутствуют всей нашей жизни, и представить себе полную тишину просто невозможно.

Мы хотим рассказать, как приоткрыли завесу в этот таинственный мир, поговорить о том, что же такое звук, как он появляется, распространяется, как ловко научились люди с ним управляться.

Мы расскажем и о голосе моря, и о поющих рыбах, и о том, как Паганини играл на одной струне, а великий Ньютон размышлял о природе звука. Мы расскажем о тех, кто заранее чувствует приближение шторма, и о способе приготовления майонеза.

Это книга о звуке.

Эта книга рассказывает о металлах. И о таких широкоизвестных, как железо, медь, алюминий, и о тех, даже названия которых приходилось слышать не всем: церий, гадолиний, тантал.

Вы сможете прочесть здесь и о волшебных свойствах юного соперника железа — титана, и об уране — новом топливе для электростанций, и о вольфраме — самом прочном и самом тугоплавком в семействе металлов. В общем — обо всех восьмидесяти металлах, которые существуют в природе.

Вместе с тем это книга и о человеке, о его великой власти над металлами. Ведь это человек превращает ржавые камни, руду в металлические изделия.

Это он собрал, в иных случаях буквально по атому, первые крупинки редких и рассеянных элементов и открыл их удивительные свойства. Он облагородил металлы: сделал сталь нержавеющей, слабый алюминий — прочным, желтое золото — разнообразным по цвету. Это человек нашел металлам бесчисленное применение — для сооружений высотных зданий и газопроводов, космических ракет и вагонов метро, для сшивания кровеносных сосудов и превращения солнечных лучей в электрический ток…

Книга эта рассказывает и о борьбе советского народа за металл, о наиболее прогрессивных методах получения и обработки металлов, о важности их экономии и рационального использования.

Книга написана очень популярно. Она рассчитана на то, чтобы ее с пользой для себя прочитал каждый интересующийся современной наукой и техникой и перспективами их развития.