Утро

АЛЕКС БОР

УТРО

Этюд

Нежно-золотистый лучик мягкого утреннего солнца неслышно прокрался в комнату через узкую щель в неплотно сдвинутых занавесках, придирчиво оглядел свое косматое отражение в круглом зеркале, висевшем напротив окна в старинной желтой раме, и, видимо, удовлетворенный скорым осмотром, стремительно метнулся навстречу самому себе. Беззвучно ударившись о прозрачное зеркальное стекло, он раскололся, разлетелся на части, распался на мириады стрел-лучиков, и они озорными солнечными зайчиками - мягкими, бархатистыми, шелковистыми - бросились врассыпную, как непоседливая стайка шустрых мальчишек после окончания длинных уроков... И в этот неуловимо короткий миг небольшое пространство комнаты наполнило то светлое и чистое, почти прозрачное дыхание первородной утренней свежести, которое можно почувствовать, только проснувшись вместе с восходом солнца, чтобы увидеть утреннее пробуждение жизни, когда вот такие маленькие озорные лучики ласкового утреннего солнца пронзаю уже размытые, потерявшие ночую густоту и телесную плотность, рваные клочья бесцветной предрассветной полутьмы, и она трусливо прячется в тесные неуютные щели...

Другие книги автора Алекс Бор

АЛЕКС БОР

ГРАФФИТИ

Ироническая фантазия.

Монолог экскурсовода:

- Перед вами типичный жилой дом второй половины двадцатого века, которые в то далекое время именовались "коробками". Таких домов в нашем городе когда-то было великое множество, но в начале позапрошлого века их все снесли, так как они были совершенно неудобны для жизни. А этот дом сохранился чудом, и теперь он считается памятником старинной архитектуры, который напоминает нам, в каких жутких условиях жили наши предки.

Венера – это вторая Земля, но, чтобы сделать венерианский ад пригодным для существования человека, нужно победить не только извержения вулканов, тепловые бури и кислотные дожди, но и загадочное Красное кольцо, приманивающее зловещих Огневиков…

Сгусток вещества и энергии замер в трехмерной пустоте, готовясь к транспространственному смещению. По многовековой традиции, сгусток назывался «космическим кораблем», а смещение – «межзвездным полетом». Странная традиция. Что общего с кораблем у хрупкой ажурной конструкции, похожей на опоясанную кружевами гирлянду мыльных пузырей?..

Кто не ошибается? Двести пятьдесят лет назад, когда только было подписано Соглашение о дружбе разумных планет, в космос отправились три корабля. Ни один из них не вернулся, и поэтому было принято решение не посылать четвертый. До тех пор, пока не пришло сообщение о планете, населенной очень близкими к нам существами…

Вадим Панов, Ярослав Веров, Дмитрий Казаков, Майк Гелприн и другие в традиционном ежегодном сборнике, выпущенном по итогам Международного фестиваля фантастики «Созвездие Аю-Даг-2016»!

АЛЕКС БОР

ХУЛИГАН

Ироническая фантазия.

Ну да, инопланетянин я, инопланетянин! А зачем хватать-то? И вообще, немедленно поставьте меня на место! А то как долбану силовым полем, мало не покажется!

Что? Кто угрожает? Никто не угрожает... Я не для того летел сюда миллионы парсеков, чтобы...

Кто пьяный? Я? Да? А вы уверены? А я нет... Да, слово на заборе написал я. И что из этого? Все пишут, а мне почему нельзя? Потому что инопланетянин, что ли? Тогда это есть дискриминация. Да отпустите же меня, в конце концов, а не то... Да кто угрожает? Я? Да? Какая статья? А что это? Скоро узнаю? Ну, узнаю, а дальше что? Зачем же так грубо? Ваше счастье, что я прилетел с мирной и гуманной планеты, иначе давно бы разнес вашу звездную систему по элементарным частицам.

Погибший в «горячей точке» капитан российской армии Александр Лапин продолжает военную службу… на борту инопланетного корабля, который входит в состав флота, готовящегося к вторжению на Землю…

Олесь и Шандор, бравые пилоты космического корабля «Одиссей», чтобы скрасить рабочие будни, решили поближе познакомиться с прелестными инопланетянками Аоллой и Лаймой. Девушки их честно предупредили: только не влюбляйтесь в нас! Иначе наступит… вериль…

Степан был типичным советским любителем книги. А хорошие книги в СССР были дефицитом. Степан готов был душу продать за сборник с новой повестью Стругацких или за томик с романами Булгакова. И вот однажды в родном городе Степана открылся некий Научно-Исследовательский Институт Свободного Распространения Информации…

Генри Лайон Олди, Антон Первушин, Ярослав Веров, Игорь Вереснев в ежегодном сборнике, выпускаемом по итогам Крымского фестиваля фантастики «Созвездие Аю-Даг»!

АЛЕКС БОР

КОГДА ДЕРЕВЬЯ БЫЛИ БОЛЬШИМИ

Этюд

"Все мы родом из детства. Из того времени, когда деревья были большими..."

Да нет. Совсем наоборот. Деревья тогда были маленькими. Очень маленькими. Их как раз высадили у нашего нового дома.

Деревья были...ну, чуть повыше меня и не казались очень большими.

А потом деревья выросли. Вместе со мной. Я даже не заметил - так быстро это произошло...

Просто однажды утром я выглянул в окно, увидел знакомый с детства двор - и никак не мог понять, что же изменилось. А когда понял - до сих пор помню свое искреннее изумление: надо же, как это я раньше не заметил, что деревья во дворе нашей пятиэтажки тоже выросли. А я ведь помню то время, когда они были совсем маленькими. Всего лишь чуть повыше меня...

Что будет, если либеральная идеология возьмет в нашей стране верх? Развал, экономический хаос и войска НАТО аж до Урала. Лишь Сибирь сохранит независимость. И сибирские ополченцы опрокинут боевые машины Северо-Атлантического альянса, шаг за шагом возвращая России независимость…

Однажды в дореволюционной провинциальной Калуге опустился космический корабль с Марса. Мог ли гениальный Циолковский пройти мимо этого неординарного события?..

Плутон – граница Солнечной системы, сокровищница редчайших минералов, одна из густонаселенных колоний, очаг вооруженного мятежа…

Александр Громов, Дмитрий Казаков, Александр Золотько, Дарья Зарубина, Максим Хорсун, Майк Гелприн и другие звезды отечественной фантастики в традиционном ежегодном сборнике «Русская фантастика»!

…Огненно-красные розы жарко пылали во мраке пустого и холодного коридора, источая тонкий, едва уловимый аромат, наполняя мертвое и негостеприимное пространство жарким дыханием солнца, лазурным простором небес, тихим шорохом степных трав и глухим шепотом далеких звездных миров — весь необъятный и неисчерпаемый мир, все богатство красок Вселенной принесли в этот чужой и враждебный мир маленькие пурпурные бутоны, похожие на крохотные живые фонарики, во мраке свинцовой ночи зажженные чьей-то доброй и великой рукой. И не было в созданном богом мире цветов, прекраснее этих…

Рождение нового мира всегда начинается с разгрома прежнего. Век назад Европа стояла на грани войны, и хватило нескольких выстрелов, чтобы черта была пройдена. Невиданное оружие и средства массового запугивания положили конец рыцарству и империям. Бесчисленные армии сражались за Париж и Иерусалим. Одним из последних сражений стала Армагеддонская битва, развернувшаяся в окрестностях горы Мегиддо,  – именно там, где, согласно Библии, надлежит произойти битве конца времен.

В антологии представлено множество вариантов того, какой могла быть и какой была тогдашняя реальность под тонкой коркой повседневности.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Фелиси нравился доктор. Он был уже немолод, но какое энергичное, по-настоящему мужественное лицо! Какая стремительная, уверенная походка, и какие широкие грудь и плечи! А глаза, в которых порой вспыхивал странный внутренний блеск — это были глаза подлинного рыцаря Науки, её фанатика, который во имя неё не остановится ни перед чем.

Почти каждый день доктор приносил Фелиси коробку шоколадных конфет. Конечно, он говорил, что это лекарство — будто шоколад повышает давление и вообще помогает против малокровия и анемии, но стоило Фелиси обмолвиться, что её любимые конфеты — «птичье молоко», как на её столе стали появляться именно они.

Ну, вы же знаете Джорджа.

Только что в комнате не было ничего, утверждает он, кроме него самого, его ТВ, его видеомагнитофона и венецианского окна, из которого видно полгорода, а уже через мгновенье появилась красивая рыжеволосая девушка в чем-то вроде блестящего красного комбинезона. Она парила в воздухе у него над головой. Не на самом деле парила, не плавала, а типа лежала, раскинув ноги, и глядела на него вниз. Ну, вы же знаете Джорджа.

Вот вы смотрите на меня, мистер Великий Журналист, как будто и не ожидали увидеть маленького седобородого человечка. Он встречает вас в космопорту на такой развалине, какую на Земле давно бы уже зарыли. И этот человек, говорите вы себе, это ничтожество, пустое место — должен рассказать о величайшем событии в истории иудаизма?!

Что? Не ошибка ли это? Пятьдесят, шестьдесят, я не знаю сколько, может, семьдесят миллионов миль — ради несчастного шлимазла с подержанным кислородным ранцем за спиной?

Первый раз они встретились зимой возле старой баржи, на которую их привезла лодка. Следующая встреча состоялась уже летом на той же барже над черной водой.

fantlab.ru © ZiZu

После гибели в сражении при Сатурне Серый волк возрождается на другом краю галактики. Здесь он обретает статус космического хранителя, для чего ему приходится выполнить задание, которое выполнить нельзя, разве что применить необычный способ поверить в то, что цель может быть достигнута. Это трудно, но еще труднее убедить в этом окружающие его странные существа, для которых выживание стало символом веры.

Произведение входит в антологию «Фантастика 78».

Дмитрий КАРАСЕВ

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Сергей открыл глаза. На глиняном полу рядом с его рукой дрожали зеленые и желтые пятна света. В дверной проем заглядывал яркий шар. Где-то рядом стучали молоты. Сергей встал и сделал три шага к двери.

Сруб нагрет, от него тепло рукам и щеке. Длинный лист, похожий на пальмовый, покачивается от влажного ветра вместе со своей полупрозрачной тенью. Перед хижиной площадка, на другом краю которой мечется пламя в горне, звенят молоты, жарко гудит наковальня. Земля поворачивается перед глазами, как в неокончившемся сне. Справа, из-за рядов зеленых кустов, напоминающих огородные грядки, поднимается вверх огромная металлическая колонна.

Благодарю тебя, сэр Гаррет, — проворковала Гвиневера. — Твой рассказ поистине удивителен.

Я величественно кивнул, подтверждая ее слова, ибо так оно и было.

За узким стрельчатым окном свистел ветер, рваные белые облака неслись по черному небу, слизывая звезды. В замок холод не проникал, лишь тихонько вздрагивали гобелены на стенах да трепетали языки пламени в огромном камине, бросая теплые отсветы на лицо Гвиневеры. Она была, как белая башня. Она была прекрасна.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

АЛЕКС БОР

УТРО ПРЕЗЕДЕНТА

Ироническая фантазия

Президент суверенной республики Погорелово, бывший председатель Гореловского сельсовета, вызвал к себе управляющего делами господина Сидорова для традиционного утреннего доклада о положении во вверенной ему стране.

- Какие проблемы? - сразу взял быка за рога Президент.

- В принципе, все в норме, това... господин Президент. Поступили, правда, две малозначительные петиции от населения. Доярка Пистолетова хочет взыскать алименты с мужа. Но он, подлец, в прошлом месяце переметнулся в Нееловскую республику, а у нас с ними нет соответствующего договора.

В книге дается описание боевых действий на море, в которых применялись человекоуправляемые торпеды, взрывающиеся катера и подрывные заряды, прикрепляемые к корпусу вражеского корабля специально обученными пловцами – диверсантами.

Автор на основе личного опыта рассказывает о применении итальянцами указанных средств во Второй мировой войне.

ХОРХЕ ЛУИС БОРХЕС

ДЕЛИЯ ЭЛЕНА САН-МАРКО

Мы расставшись на перекрестке у площади Онсе. Я следил за тобой через улицу. Ты обернулась и махнула на прощанье.

Между нами неслась река людей и машин; наступало пять часов обычного вечера, и мог ли я знать, что та река была печальным неодолимым Ахероном. Больше мы не виделись, а через год ты умерла. И теперь я вызываю в памяти ту картину, и всматриваюсь в нее, и понимаю, что она лгала и за обыкновенным прощаньем скрывалась бесконечная разлука.

ХОРХЕ ЛУИС БОРХЕС

ГУАЯКИЛЬ

Не видеть мне отражения вершины Игерота в водах залива Пласидо, не бывать в Восточной провинции, не разглядывать письмена Боливара в той библиотеке, которую я пытаюсь представить себе отсюда, из Буэнос-Айреса, и которая, несомненно, имеет свою определенную форму и бросает на землю свою ежевечерне растущую тень.

Перечитываю первую фразу, прежде чем написать вторую, и удивляюсь ее тону, одновременно меланхоличному и напыщенному. Видимо, трудно говорить об этой карибской республике, не заражаясь, хотя бы отчасти, пышным стилем ее самого известного бытописателя ? капитана Юзефа Коженевского, но в данном случае не он тому причина.