Утраченное звено мировой истории (статьи)

Утраченное звено истории

Введение

Когда, под старость, я решил все–таки узнать, как же получилась «загадочная русская душа», мне пришлось изучить насколько это возможно мировую историю. В процессе этого изучения я все время ловил себя на двух мыслях, главной и производной от главной. Начну с производной:

1. Традиционная история на основе традиционной же хронологии написана, как матрешка русская, сборно–разборная, сделана, одна в другую входит: снимаешь верхнюю, а там еще матрешка, и так почти до бесконечности, все ловко и складно. Когда я познакомился с так называемой новой хронологией, с которой сразу же согласился и чем больше в нее углублялся, тем все более с ней соглашался, у меня вдруг с «матрешками» стали происходить чудеса. Они перестали входить друг в друга. У них появились какие–то углы и выступы, которые не позволяли подобрать ни одной пары, чтобы они подходили друг к другу. Все составляющие забавный русский комплекс матрешки стали независимы друг от друга как гальки на сочинском пляже.

Другие книги автора Борис Прокопьевич Синюков

Основа человеческой цивилизации – разум. Поэтому цивилизацию надо изучать, начиная с интеллекта растений, ибо уже растения умеют обманывать насекомых. И уже у насекомых, самых древних обитателей Земли, есть все признаки людской цивилизации, такие как социум, ответственность, самопожертвование и взаимопомощь, граничащие с крайним эгоизмом, моногамная семья и многобрачие, забота о потомстве и беззаботность, и даже при необходимости – полноценный трансвестизм. Другими словами, у человечества нет ничего нового, ибо даже приспособляемость к неизбежной окружающей среде у насекомых – выше. Теплокровность и даже млекопитание ничего нового не прибавило, ибо даже у муравьев и птиц есть склонность к рабству и даже сами рабы. А изобретательность я уже отметил на растениях и насекомых.

Свидание со вторым «основоположником» Энгельсом

Эту статью я пишу вынужденно. Дело в том, что в своей книге «Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории» мне пришлось рассматривать кучу специфических вопросов, в том числе и происхождение, становление и развитие народов и этнических групп, включая сюда семейные и групповые сексуальные отношения, стыд и совесть, магию и религию, и само собой разумеется, государство. Государство у меня получилось основывающимся на религии, а религия – это насильственная идеология, ничем не отличающаяся от идеологии фашизма, коммунизма и воинствующего, принудительного интернационализма. Разумеется, я знал о работе Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», кто же не знает этого труда «основоположника», если он получил высшее образование при коммунистах? Но мне эта работа Энгельса показалась настолько тупой и тенденциозной, наподобие результата спора между мужем и женой: «стрижено или брито» из «бородатого» анекдота, что я почел нужным начать свои исследования с Фрэзера и Фрейда, ибо они собрали все, что до них было известно по этому вопросу, исключая труд Фридриха Энгельса, хотя он и написал свою работу раньше их. Я пропустил энгельсовский труд еще и потому, что он написал не про свои исследования, а «пропагандировал» своим трудом труд Льюиса Г. Моргана, заострив его по своему усмотрению, естественно, в сторону неизбежности победы коммунизма. У Энгельса даже подзаголовок есть: «В связи с исследованиями Льюиса Г. Моргана». А Моргана, в свою очередь, читал Фрейд, а я – Фрейда. Поэтому компилятор Энгельс мне и не потребовался.

Глубина истории

Функция каменного топора: расколоть, расщепить, размозжить чего-либо. Принцип его действия: динамичный удар, который эффективнее статического надавливания. Техническое решение, оно же конструкция, всем известно: привязать продолговатый, заостренный камень веревкой крест на крест к палке. Но и это до предела, кажется, примитивное орудие - лишь следствие совершенствования принципа действия, удара. Удар вместо надавливания - вот где исток каменного топора, но не с топора он начался. Он начался, грубо говоря, от попытки расколоть орех и дошел до раскалывания черепов, а потом и до отсечения голов, когда лезвие как следует наточили.

Каждой Песчинке Пляжа о Национальной Идее

(Наглядная философия насчет Суда)

 

1. Ситуация

 

К Валунам, Галькам народа обращаться бессмысленно, они – себе на уме, и мечтают только лишь о том, чтобы перехватить действующую власть в свои столь же грязные руки. Я имею в виду лидеров и состав всяческих политических партий и движений. Ибо все они прельщают Песчинки народа коробом всякой непонятной Песчинкам ерунды, примерно одинаковой, и не говорят главного, от чего песчинкам народа станет хорошо. Ибо любой власти, начиная от самого Рюрика и по сегодняшний день, не надо, чтоб народу было хорошо. Так как хорошо ему будет лишь тогда когда он перестанет бояться свою власть как Черта, бандита и Бога.

 

Аркаим – «Сколько поэзии! Где проза?»

 

Один великий человек, измученный поэтическими финтифлюшками, прикрасами и выдумками, воскликнул именно то, что в заголовке. Поэзия, так уж вышло, может все: сумасшедшие гиперболы, совершенно сказочные превращения, явь и сон – напополам. Но еще задолго до нашей эры поэты все эти штучки довели до такого с ног сшибательного предела, что новой поросли поэтов потребовалось уже выпрыгивать из самих себя, например, как ранний Гоголь или «переимчивый Княжнин». Но это же – цветочки, а ягодок столько народилось, и всякая гиперболизирует, спит наяву, летает, загребая воздух руками…, что склонный к глубочайшей рациональности, умеренности в финтифлюшках, а главное – к незамутненной логике, наш великан мысли и пера воскликнул: «Сколько поэзии! Где проза?»

 

История Западной Европы – комплексно и кратко

 

Введение

 

Истории Западной Европы я посвятил несколько статей (в папке «Дополнительные доказательства моей теории»), но каждая из этих статей касалась отдельного, локального исторического момента, в основном, так сказать – поворотного исторического этапа. В результате образовалась мозаика, но не как само свойство мозаики, набранной из отдельных разноцветных стекляшек, а – как дряхлая мозаика, половина стекляшек из которой оказалась на полу и задолго до нашей эры подчистую выметена в мусор заботливыми смотрителями. Так что из целостной картины видна, где нога, где – рука, где – пол–лика, а в некоторых местах вообще – кусок платья.  

Дополнительные доказательства моей теории

Так откуда у нас взялись варяги?

   Норманнская теория немецкого теоретика русской истории Миллера считается признанной, особенно русской властью. Отчего и в школе нас учат именно по ней. Про то, как именно нашел Петр I в Кенигсбергской библиотеке «радзивилловскую» летопись нашего историка Нестора я уже писал не один раз. Здесь же только заявляю, что это невообразимая чушь, вранье и подделка. Для этой статьи — это голые слова, хотя они и доказаны в соответствующем месте. Для этой статьи у меня есть новые доказательства, ранее не представлявшиеся.

1. О суде, архитектуре, столпах, рабах и самаритянах. Вся архитектура на Земле, включая пирамиды и зиккураты и даже Вавилонскую башню, не что иное как вариации йеменского дома — башни в 3–7 этажей с центральным столпом — лестницей. А все «храмовые комплексы» всех конфессий на Земле — не что иное как замкнутый комплекс все тех же домов — башен, называемый базиликой (откуда базилевс) с нефами — кораблями (иначе ковчегами), на которых плавало торговое племя по своим надобностям. И даже по пустыням, ибо верблюд и тот — корабль пустыни. Мало того, даже одна базилика как капустные листья внутри другой является точной копией первобытного города, например Царь — града.

Популярные книги в жанре Эзотерика

Каспар был одним из тех великих магов, жизнь и деяния которого неразрывно слились с фантастическими легендами, ходившими в народе. Сколько лет было этому прославленному мудрецу, никто не знал, но самые седые старики еще мальчишками помнили его неизменно улыбающееся лицо и черную, как смоль, аккуратно подстриженную бороду. Казалось, само время боялось этого могущественного мага. Так вавилонские придворные припоминали, что Каспар якобы был дружен со многими великими правителями Ассирии и Вавилона. Тем занимательнее для Пифагора являлись глубокие философские беседы с пехлевийским магом о смысле жизни, тем интереснее были его рассказы об отцах мировых религий. Однажды, когда друзья неспеша прогуливались по набережной Евфрата, самосский философ попросил Каспара рассказать о пророке Заратуштре.

"Смотрите: как и любой философский трактат, сочинение Алхутова нужно читать много раз. Потому что с первого раза вы заметите только часть целого. Даже если это рассуждения об унитазном бачке. "Открой слив! Открой - и вода, устремись низринуться в него, сама не сдержит напора своего и устроится кругом и спиралью. Вот рождение воронки".

Говорю вам: цитировать что-то из "Возвращения Заратустры" - пустое дело. Ибо тут надо цитировать абзацами. Но "если в салате три овоща, можно ли, отделив один от другого и другой от третьего, узнать по одному, каковы другие".

Истинно говорю: это лучшее сочинение Сергея Алхутова из тех, которые я читал, "...он взял нечто большее и часть его вычел и разрушил резцом своим - остаток есть творение".

А.Петров

Данная книга — подробное повествование пережитых автором событий, связанных единым именем — Л. Рон Хаббард. Речь пойдет, конечно, не о нем самом, а о разработанной им технологии духовного исцеления — Дианетике и, даже в большей степени, венце ее дальнейшего развития, новой американской религии — Саентологии. Это рассказ о первой встрече, увлечении, последовавшем сотрудничестве и, наконец, развенчании былых ожиданий в свете реального положения вещей, которое автор имел возможность наблюдать, по меньшей мере, на протяжении четырех лет. Последняя глава, в основном, посвящена «нерелигиозной» деятельности Церкви (Гражданская Комиссия по правам человека, Благотворительный фонд «Дорога к счастью» и пр.) в которой он также принимал активное участие…

Людям этих лет рождения присущи неотъемлемый шарм и в то же время агрессивность. На первый взгляд они кажутся спокойными, уравновешенными и веселыми, но это лишь маска, под которой скрывается постоянное возбуждение. Достаточно пообщаться с ними подольше, чтобы обнаружить их внутреннюю нервозность, беспокойство и темперамент холерика.

Крыса – создатель неразберихи и скандалист. Она любит собрания друзей и охотно сплетничает, не гнушаясь даже злословием, вот почему у нее больше знакомых, нежели истинных друзей. Она никогда и никому не доверяет, постоянно сдержанна и хранит свои заботы про себя. Из всего стремится извлечь личную выгоду и барыш: из друзей, знакомых, своих денег и денег друзей, из собственного очарования. Свое небезопасное очарование она постоянно пускает в ход и злоупотребляет им без удержу.

Имя Николая Константиновича Pepиха относится к плеяде выдающихся деятелей русской и мировой культуры. Талант Рериха был универсальным: художник, философ, путешественник, крупный общественный деятель.

Все написанное Рерихом стоит к нам ближе, чем мы считаем, и является более доступным для нас, чем мы себе это представляем. Каждое его слово поражает точностью и обдуманностью, В одном из трудов он писал: «Искусство объединит человечество. Искусство едино и нераздельно». Планетарная роль творческого наследия семьи Рериха еще не осознана и неосмыслена до конца.

Имя Николая Константиновича Pepиха относится к плеяде выдающихся деятелей русской и мировой культуры. Талант Рериха был универсальным: художник, философ, путешественник, крупный общественный деятель.

Все написанное Рерихом стоит к нам ближе, чем мы считаем, и является более доступным для нас, чем мы себе это представляем. Каждое его слово поражает точностью и обдуманностью, В одном из трудов он писал: «Искусство объединит человечество. Искусство едино и нераздельно». Планетарная роль творческого наследия семьи Рериха еще не осознана и неосмыслена до конца.

Содержание сборника:

Да процветут пустыни

Матери городов

На кургане

По пути из варяг в греки

По старине

Одеяние духа

Сердце Азии

Пути благословения

Кроме проверки достоверности тех или иных событий, в нашем распоряжении есть еще одно средство – мысленный эксперимент. Именно это я попытаюсь проделать в настоящей статье, рассмотрев такие важные моменты, как цель, с которой инопланетяне посещают Землю, и надежность их транспортных средств

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ ДРЕВНИХ СТАНЦ ДЗИАН

Первые две, «Космогенезис» и «Антропогенезис»,

обнародованы в «Тайной Доктрине» Е. П. Блаватской

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Написана в течение 1817—1820 гг., напечатана в 1820 г. Однако значение «Руслана и Людмилы» не сводится только к полемике с реакционным романтизмом. Поэма поразила современников и сейчас восхищает читателей богатством и разнообразием содержания (хотя и не очень глубокого), удивительной живостью и яркостью картин, даже самых фантастических, блеском и поэтичностью языка. Не считая многочисленных и всегда неожиданных и остроумных шутливо-эротических эпизодов в «Руслане и Людмиле», мы встречаем то живые, почти «реалистически» увиденные поэтом образы фантастического содержания (например, описание гигантской живой головы во второй песне), то в нескольких стихах показанную исторически верную картину древнерусского быта (свадебный пир у князя Владимира в начале поэмы), хотя вся поэма совершенно не претендует на воспроизведение исторического колорита; иногда мрачные, даже трагические описания (сон Руслана и убийство его, смерть живой головы); наконец, описание боя киевлян о печенегами в последней песне, по мастерству мало чем уступающее знаменитому «полтавскому бою» в поэме «Полтава». В языке своей первой поэмы, используя все достижения предшественников — точность и изящество рассказа в стихах Дмитриева, поэтическую насыщенность и певучесть интонаций, «пленительную сладость стихов» Жуковского, пластическую красоту образов Батюшкова, — Пушкин идет дальше их. Он вводит в свой текст слова, выражения и образы народного просторечия, решительно избегавшиеся светской, салонной поэзией его предшественников и считавшиеся грубыми, непоэтическими. Уже в «Руслане и Людмиле» Пушкин положил начало тому синтезу различных языковых стилей, который явился его заслугой в создании русского литературного языка.

Юная красавица Софи Мадригал могла прочитать по руке судьбу любого обитателя Дикого Запада… но однажды увидела на ладони сурового и безжалостного Габриэля Кэйна… СВОЕ ИМЯ!

Быть может, это обман? Но судьба не лжет! Значит, само небо предназначило Софи ответить на страсть мужчины, непривычного к нежности и ласке. Отчаянный храбрец, не ведавший страха, он только теперь вынужден учиться ЛЮБИТЬ и ЗАЩИЩАТЬ…

Понтий Пилат ходит взад-вперед по Лифостратону, поигрывая кинжалом. Из-за сцены слышен истеричный шум толпы.

Пилат

Сбесились все, как и всегда ведется

У этих иудеев перед Пасхой.

Вот люди! Что ни праздник — то погром,

А то и бунт. И стоит ли дивиться —

Что празднуют? Как тыщу лет назад

Их Бог детей Египта уничтожил,

И для чего? Чтобы какой-то вшивый,

Замызганный пророк собрал их орды,

Безответственные размышления о знаменитой «Пиратской» трилогии Гора Вербински.