Устройство вооруженных сил СССР

Вся область военных знаний подразделяется на ряд более или менее независимых друг от друга отраслей: стратегия, тактика, администрация, военная техника (артиллерия, фортификация и др.), военная история, военное право и т. п. Настоящая книга посвящена, главным образом, военной администрации и отчасти военному праву (военному законоведению) Красной армии.

Военная администрация изучает армию, как один из существенных элементов войны и военного дела: устройство войск, аппарат их управления, их комплектование, прохождение военной службы, военное хозяйство и мобилизацию, исследуя вопросы организации

Популярные книги в жанре История

В войнах первой половины XIX в. артиллерия играла важную роль, недаром современники называли ее «богом войны». Впервые читателю предлагается детальный рассказ о действиях артиллерии в Отечественной войне 1812 г. На примере известных сражений автор показывает особенности использования орудий в русской и французской армиях, рассматривает состав и оснащение артиллерийских частей, а также артиллерийские трофеи, захваченные русскими войсками. Книга иллюстрирована уникальными фотографиями.

Книга военного историка А. Б. Широкорада повествует о наименее известном аспекте Гражданской войны в России – боевых действиях на реках и озерах. Речные и озерные красные и белые флотилии сыграли в этой войне крайне важную роль. Как правило, огневая мощь флотилий существенно превосходила огневую мощь сухопутных войск, сражавшихся на различных фронтах и театрах военных действий. Тема речной войны очень интересна, но почти неизвестна нашим читателям. Своей книгой, широко используя иллюстрации и карты, автор попытался восполнить этот пробел. Картина боевых действий дана объективно, без заведомых пристрастий. Ведь по обе стороны баррикад сражались русские люди, и с каждой стороны среди них были как герои, так и трусы и глупцы.

Наполеон уничтожил республику, обескровил Францию, но его, как и французскую революцию, принимают с благоговением, а Величайшую революцию, которая была настроена на освобождение человека, которая создала страну, на которую надеялось большая половина мира, и которая произошла и победила в России, пытаются забыть… Тем самым, оскверняя память, как тех кто верили Ей, так и тех, которые погибли, выступая против Нее.

До сих пор, нет не одной честной работы, почему гигантская цивилизация, пускай империя, имеющая влияние на полмира, была разрушена и уничтожена за несколько лет. Пока не будет честного ответа на этот вопрос, не будет будущего у тех наций и народов, которые ушли из СССР. Тридцать, прошедших лет доказали это. Поэтому рекомендую!

Монография посвящена исследованию положения и деятельности Русской Православной Церкви в Среднем Поволжье в конце XIX – начале XX веков. Подробно рассмотрены структура епархиального управления, особенности социального положения приходского духовенства, система церковно-приходских попечительств и советов. Обозначены и проанализированы основные направления деятельности Церкви в указанный период – политическое, экономическое, просветительское, культурное.

Данная работа предназначена для студентов, аспирантов, преподавателей высших учебных заведений, а также для всех читателей, интересующихся отечественной историей и историей Церкви.

2-е издание, переработанное и дополненное.

В монографии рассмотрены вопросы истории земелепользования, землеустройства и земельных отношений в Алтайском крае с начала освоения этой части юга Западной Сибири русскими людьми. Приведены сведения о землеустроителях разных лет, работавших в Алтайском округе и Алтайском крае, чьими трудами устраивалась жизнь на земле переселенцев из европейской части России, нарезались земли целинных совхозов, обеспечивалось земельными участками население.

Уже первый из Династии Романовых, Царь Михаил Федорович, венчанный на царство 11 июля 1613 г., вынужден был озаботиться непростыми отношениями Руси с Крымом, а точнее — с Крымским ханством и его разбойными набегами на русские земли.

Его сын, вернувший России в 1654 году Левобережную Украину, Алексей Михайлович, «Тишайший» (который, если верить историкам, был на самом деле весьма вспыльчивым человеком, да и о многочисленных «соляных» бунтах во время его правления следует помнить, и при котором Русь была уже вовсе не маленьким княжеством, а набирающим силу царством, расширившим свои границы далеко за Уральский хребет и еще при Иване Грозном раз и навсегда замирившим Казань тем единственным способом, который и оказался понятен всем ханствам бывшей Золотой Орды), предпочитал все-таки действовать дипломатически — отправлял в Крым послов с дарами. Послы убеждали ханов жить с Русью в мире. Те не возражали, но мир с ними по-прежнему был короткий и весьма неустойчивый… поэтому по велению Алексея Михайловича на южных рубежах строились засечные черты, чтобы преградить ханским ордам дорогу в Россию.

Вопросъ рѣшается. — Неожиданный пунктъ нападенiя. — Капитанъ Семсъ. — Инструкцiи президента. — Созданiе флота. — Отъ стараго къ новому. — Важное порученiе. — Назначенiе на Сэмтеръ. — Дѣйствительный характеръ конфедеративнаго «пирата».

Президентъ конфедеративныхъ штатовъ приступилъ къ формированiю армiи для защиты свободы Юга. Въ странѣ, гдѣ преобладаетъ единодушiе, и доблесть есть одно изъ нацiональныхъ качествъ — формированiе армiи не представляетъ большихъ затрудненiй. Нельзя сказать того же относительно флота. Кровные Южане, служившiе въ рядахъ армiи, перешли на сторону своихъ штатовъ; матросы же привязаны къ судамъ своимъ также, какъ и къ отечеству, и считаютъ одною изъ своихъ священныхъ обязанностей не измѣнять имъ. Несмотря на это, г. Дэвисъ если и не имѣлъ большаго выбора въ офицерахъ, въ числѣ соотечественниковъ своихъ онъ нашелъ много достойныхъ людей, какъ это достаточно показала недавняя исторiя Юга. Найти опытныхъ и надежныхъ моряковъ оказалось легче, чѣмъ дать имъ какое-нибудь назначенiе. Аталантическiй океанъ и порты Америки находились въ то время исключительно во власти президента Линкольна. Югъ не имѣлъ никакого голоса на моряхъ. Купцы Нью-Iорка и Бостона были увѣрены, что война мало ихъ касается, и, вотируя въ пользу вторженiя въ Южные штаты, они не допускали и мысли о возможности вреда для себя. Суда ихъ гордо входили въ гавани и безпрепятственно плавали по океану. Несмотря на предстоявшую войну, страховыя конторы довольствовались премiями мирнаго времени. Да и въ самомъ дѣлѣ, чего было бояться? Югъ не имѣлъ ни одного судна. Кое-гдѣ нашелся бы еще пароходъ, который можно было бы вооружить; но что сдѣлалъ бы онъ противъ такихъ ходкихъ и грозныхъ судовъ, какъ Brooklyn, Powhattan, Niagara и дюжины другихъ? По мнѣнiю американскихъ негоцiантовъ, положенiе было вполнѣ безопасное; Южнанамъ предстояло жестокое пораженiе безъ всякой возможности съ своей стороны нанести вредъ противнику.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Президент Авраам Линкольн считал, что рабство будет существовать ещё по меньшей мере столетие. Террористическая кампания аболициониста Джона Брауна против Юга сократила этот срок до семи лет. Браун начал свою кампанию в 1856 году, был пойман и повешен в 1859-ом. Манифест Линкольна об освобождении рабов был подписан четырьмя годами позднее. Джона Брауна называют «человеком, который убил рабство, высек искру Гражданской войны и посеял семена прав человека».

Сегодня, когда люди мирно протестуют против жестокости к животным, промышленность и её группы поддержки называют их террористами. Что же может произойти, если они и впрямь прибегнут к терроризму?

Ковер из черного мха устилал спирали этажей, обвалившиеся крыши. Над мертвой планетой всходило второе солнце. Лучи странной синеватой звезды и желтого карлика перемешивались, и над планетой таяли холодные бирюзовые цветы.

Я нажал педаль вездехода, и руины остались позади. Мне не хотелось думать о них, но мысли, навязчивые, тревожные, сверлили мозг.

Гусеницы с лязгом замерли. В десятке метров впереди извивался Синий столб. Голубой сноп энергии, словно бесшумное пламя, струился в небо. Я прыгнул на песок — здесь не было мха, привел в порядок камеру и пошел к зияющему входу туннеля. Я уже сфотографировал его вчера с ракетоплана.

Яркий мотылек бился в высокое оконное стекло. Описав зигзаг под потолком, он вновь и вновь устремлялся к солнцу, захваченный стихией странного беспокойства. «Он выбьется из сил или расшибется насмерть, подумал Роберт, — шансов у него меньше, чем у меня».

Роберт обливался холодным потом. От страха. У него даже рубашка прилипла к спине. Им было приказано стоять и не переговариваться. Он стоял, и от неподвижности у него ныли ноги.

Однажды, много лет назад, он уже пытался подавить в себе этот животный парализующий страх. Их с Крисом сбили над Нормандией. Когда они приземлялись, к ним со стороны шоссе уже сворачивала немецкая машина. Они побежали через мелкое болото, а потом Крис решил, что нужно задержать немцев у плотины. Лежа в воде, Роберт ничего не видел перед собой, словно и глаза его вспотели от страха. И он не выдержал — не успели враги приблизиться на расстояние выстрела, как он вскочил и бросился прочь, навстречу жизни, теряя сознание от ужаса. Где-то за его спиной, все тише, захлебывался автомат друга, а он, подавив стыд, мчался через трясину все дальше и дальше. Он добрался до «маки», и они переправили его в Англию. Спустя год он узнал, что Крис, тяжело раненный, ускользнул от немцев и после сложной операции в Лондоне был вывезен в Штаты. Они встретились после войны во Фриско, и Крис устроил его в банк, где работал сам. И даже не сказал ему: «Ты свинья!»

2531 год, 23 мая, время: 10:00.

Кабинет генерального директора Британского института времяисчисления Гамильтона Смита.

Смит не смог скрыть волнения, когда незнакомец, позвонивший ему четверть часа назад, появился в дверях кабинета.

— Кто вы и что вам нужно?! — спросил он.

— Сейчас скажу… Но, может быть, сначала позволите мне присесть?

— Садитесь!

— Да-а-а… Вы не очень любезны, господин директор. Я был более снисходителен к вашим детям…