Устав о наследии престола

Устав о наследии престола

5 февраля 1722 г.

Мы Петр первый император и самодержец всероссийский и прочая и прочая и прочая.

Объявляем, понеже всем ведомо есть, какою авессаломскою злостию надмен был сын наш Алексей, и что не раскаянием его оное намерение, но милостию божиею ко всему нашему отечеству пресеклось (что довольно из манифеста о том деле видимо есть); а сие не для чего иного у него возросло, токмо от обычая старого, что большому сыну наследство давали, к тому же один он тогда мужеска пола нашей фамилии был, и для того ни на какое отеческое наказание смотреть не хотел; сей недобрый обычай не знаю чего для так был затвержден, ибо не точию в людях по разсуждению умных родителей бывали отмены, но и в святом писании видим, когда Исакова жена состаревшемуся ее мужу, меньшому сыну наследство исходатайствовала, и что еще удивительнее, что и божие благословение тому следовало; еще ж и в наших предках оное видим, когда блаженные и вечнодостойные памяти великий князь Иван Васильевич, и поистинне великий не словом, но делом; ибо оный, разсыпанное разделением детей Владимировых наше отечество собрал и утвердил, которой не по первенству, но по воли сие чинил, и дважды отменял, усматривая достойного наследника, которой бы собранное и утвержденное наше отечество паки в расточение не упустил, перво мимо сыновей отдал внуку, а потом отставил внука уже венчанного, и отдал сыну его наследство (о чем ясно из Степенной книги видеть возможно), а именно, в лето 7006 г. февраля в 4 день, князь великий Иван Васильевич учинил по себе наследника внука своего князя Дмитрия Ивановича, и венчан был на Москве на великом княжении княжеским венцем митрополитом Симоном, а в лето 7010 апреля в 11 день великий князь Иван Васильевич разгневался на внука своего князя Дмитрия, и не велел его поминать в церквах великим князем, и посадил его за караул и того же апреля в 14 день учинил наследником сына своего Василия Ивановича и венчан был оным же митрополитом Симоном; на что и другие сему подобные есть довольные примеры, о которых, краткости ради времени, ныне здесь не упоминаем, но впредь оные особливо выданы будут в печать. В таком же разсуждении, в прошлом 1714 году милосердуя мы о наших подданных, чтоб и партикулярные их домы не приходили от недостойных наследников в разорение, хотя и учинили мы устав, чтоб недвижимое имение отдавать одному сыну, однакож отдали то в волю родительскую, которому сыну похотят отдать, усмотри достойного, хотя и меньшему, мимо больших, признавая удобного, который бы не расточил наследства. Кольми же паче должны мы иметь попечение о целости всего нашего государства, которое с помощию божиею, ныне паче распространено, как всем видимо есть; чего для заблагоразсудили мы сей устав учинить, дабы сие было всегда в воле правительствующего государя, кому оной хочет, тому и определит наследство, и определенному, видя какое непотребство, паки отменит, дабы дети и потомки не впали в такую злость, как выше писано, имея сию узду на себе. Того ради повелеваем, дабы все наши верные подданные и мирские без изъятия, сей наш устав пред богом и его евангелием утвердили на таком основании, что всяк, кто сему будет противен, или инако как толковать станет, тот за изменника почтен, смертной казни и церковной клятве подлежать будет.

Другие книги автора Пётр I

Эпоха петровских реформ стала, может быть, самым судьбоносным временем русской истории. Замысли и деяния царя-реформатора Петра I Алексеевича (1672—1725), прозванного Великим, – последнего царя Всея Руси и первого Императора Всероссийского – его грандиозные политические свершения и его человеческая судьба разворачиваются перед читателем как великая интрига: от детских военных забав до превращения Московского царства в мощную европейскую державу – Российскую империю.

С любовью или сопротивлением, по доброй воле или по принуждению, из страха или из желания выслужиться, но огромное множество людей самого разного звания исполняло яростную волю Петра. Под его неусыпным руководством они строили флот и отвоевывали Азов, двадцать лет на суше и на море воевали со шведами, строили Петербург, разбили под Полтавой самую лучшую европейскую армию, сбривали свои и чужие бороды и по-русски неуемно веселились «на европейский манер» на новомодных ассамблеях.

Что из всего этого вышло? Как ни странно, новая Россия, настолько отличная от прежнего Московского царства, что вернуть «к старине» ее не могли уже никакие усилия. Петр оставил Россию «недореформированной» – в каком-то смысле она остается такой и сейчас. И, может быть, главным в наследии Петра есть это общее стремление завершить, закончить, претворить в жизнь самый глобальный проект за всю историю России.

Указы, распоряжения, деловые и личные письма Петра I, в сочетании с материалами о жизни и трудах его сподвижников, знакомят читателя с многогранной государственной, политической, военной деятельностью величайшего русского императора. Дополняют том воспоминания участников и очевидцев событий.

Электронная публикация включает полный текст бумажной книги и избранную часть иллюстративного документального материала. А для истинных ценителей подарочных изданий мы предлагаем классическую книгу. Как и все издания серии «Великие правители» книга снабжена подробными историческими и биографическими комментариями. В книге великолепный подбор иллюстративного материала: текст сопровождают более 250 старинных цветных и черно-белых иллюстраций, которые позволяют увидеть петровскую эпоху такой, какой видели ее современники. Элегантное оформление, прекрасная печать, лучшая офсетная бумага делают эту серию прекрасным подарком и украшением библиотеки самого взыскательного читателя.

Между многими, по долгу Богоданныя Нам власти, попеченьми о исправлении народа Нашего, и прочих подданных Нам Государств, посмотря и на Духовный чин, и видя в нем много нестроения и великую в делах его скудость, не суетный на совести Нашей возымели Мы страх, да не явимся неблагодарни Вышнему, аще толикая от Него получив благопоспешества во исправлении как Воинскаго, так и Гражданскаго чина, пренебрежем исправление и чина Духовнаго. И когда нелицемерный Он Судия, воспросит от нас ответа о толиком Нам от Него врученном приставлении, да не будем безответни. Того ради образом прежних, как в Ветхом, так и в Новом Завете, Благочестивых Царей, восприяв попечение о исправлении чина Духовнаго, а не видя лучшаго к тому способа, паче Соборнаго Правительства. Понеже в единой персоне не без страсти бывает; к тому ж не наследственная власть, того ради вящше не брегут. Уставляем Духовную Коллегию, то есть Духовное Соборное Правительство, которое по следующем зде Регламенте, имеет всякия Духовныя дела во Всероссийской Церкви управлять. И повелеваем всем верным подданным Нашим, всякаго чина, Духовным и мирским имети сие за важное и сильное Правительство, и у него крайния дел Духовным управы, решения и вершения просить, и судом его определенным довольствоватися, и указов его слушать во всем, под великим за противление и ослушание наказанием, против прочих Коллегий.

Перед появлением публичным гостю надлежит быть:

– мыту старательно без пропускания оных мест;

– бриту тщательно, дабы нежностям дамским щетиною мерзкою урону не нанесть;

– с голоду наполовину и пьяну малую малость, а то и менее;

– обряженным весьма, но без лишнего перебору, окромя дам прелестных, коим дозволяется умеренною косметикою образ свой обольстительный украсить, а особливо грацией, весельем и добротою от грубых кавалеров отличными быть.

Популярные книги в жанре История

Думал ли Калашников, сколько людей отправится на тот свет раньше времени с помощью его изобретения? Думал ли Вальтер? Даже полковник Кольт в первую очередь решал инженерную и производственную задачи.

«Вокруг света» собирает коллекцию смертоносных решений. В этом номере — пистолеты.

Александр Николаевич Вигилев. История отечественной почты. Часть 2. М., «Связь». 1979.

Книга посвящена организации русской почты в конце XVII — второй половине XVIII вв. В этот период происходят упорядочение и дальнейшее расширение почтовой гоньбы. Делается попытка организовать доставку писем по самому длинному в мире почтовому тракту — из Петербурга на Камчатку. В начале XVIII в. создастся институт военно-полевых почтальонов, начинается перевозка корреспонденции через Балтийское море.

Издание предназначено для широкого круга читателей и, прежде всего, филателистов, интересующихся историей почтового дела в России.

Эта книга не является биографией Александра Македонского - императора, известного своими завоеваниями и основанной им империей. Мы попытались изложить самые яркие аспекты исторического феномена, который нельзя свести только к его личности, сколь бы масштабной она ни являлась. Таким образом, книга посвящена анализу важных вопросов, возникающих в связи с этой удивительной личностью: истоки господства Александра и его цели, природа и значение сопротивления, которое ему пришлось преодолевать, организация жизни на завоеванных территориях, отношения между победителями и побежденными народами.

«Хронология российской истории» создана под руководством известного французского ученого, историка-слависта Франсиса Конта на основе многолетнего изучения документов из российских архивов. В работе над книгой принимали участие Мишель Кошуль, Катрин Гусеф и Ив Сансонненс под руководством Франсиса Конта, профессора русской истории и культуры Университета Париж-Сорбонна, президента Французской ассоциации русистов.

Этот коллективный труд написан для того, чтобы попытаться четче обозначить главные линии российской истории. Каждая глава включает в себя комментированную хронологию политической и государственной жизни, развития экономики и общества, внешних сношений и культуры.

Каждая глава включает в себя комментированную хронологию политической и государственной жизни, развития экономики и общества, внешних сношений и культуры.

Книга рассчитана на самые широкие слои читателей — от учащихся средних школ до специалистов-историков.

Имя самого знаменитого и любимого народом русского адмирала Павла Степановича Нахимова не было в почете ни у царских семей и их окружения, ни, как не парадоксально, у морских чиновников с адмиральскими погонами на плечах. Видимо, потому, что. занимая один из высочайших постов на юге России, П.С. Нахимов так никогда чиновником и не был, а всегда оставался моряком и флотоводцем. Лишь спустя тридцать лет после его гибели в его честь был назван корабль, которому и посвящен этот очерк, дополненный подлинными документами.

3 июля 1922 года начальник штаба вице- адмирал Такахеси Таканабэ передал капитану 1-го ранга Юзуру Хирадзе директиву о строительстве новых крейсеров с тактико-техническими элементами, соответствующими требованиям Вашингтонской конференции. В результате нескольких совещаний, проведенных в Адмиралтействе, были определены требования к новым крейсерам. Вооружение восемь 200-мм пушек, установленных в четырех двухорудийных башнях, из которых три находились на носу в виде пирамиды, а четвертая одиночная на корме, четыре 120-мм зенитные пушки, восемь торпедных труб калибра 610 мм в виде четырех двухтрубных ТА, неподвижно установленных на корме под главной палубой. Бронирование артиллерийских погребов должно было выдерживать попадание 203- мм снаряда, остальные части корабля должны были выдерживать попадание 155-мм снарядов. Район двигательных установок в подводной части корпуса прикрывали противоторпедные були. Максимальная скорость 35,5 уз. Оперативная дальность действия 10000 миль при движении экономичным ходом 13,5 уз. Предусматривалась возможность нести на борту два гидросамолета.

Книга посвящена личностям, сыгравшим огромную роль в промышленной революции XIX века.

Авторы, используя архивные данные, попытались объективно проследить историю знаменитых промышленных династий Германии, известность которых вышла далеко за ее границы.

Рассчитана на широкий круг читателей.

Знаменитый русский историк, ректор Московского университета (1871–1877), академик Петербургской АН (с 1872 г.). Основатель яркой литературной династии, к представителям которой следует отнести его детей: Всеволода, Владимира, Михаила и Поликсену (псевдоним — Allegro), а также внука Сергея.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Диана, ученик Мастера

УТРЕННЯЯ КРОВЬ

Несмотря на ранний час, солнце уже палило вовсю. День обещал быть жарким. Дождя в Иерусалиме не было больше месяца, и молодая травка, росшая вдоль обочины, успела выгореть и засохнуть, превратившись в мертвые коричневые кусочки сена. Люди спешили на работу. По дороге неслись машины, один за другим проезжали автобусы. Али долго размышлял, где бы припарковаться. В конце концов, он решил поставить свой автомобиль между двумя бьюиками, чуть поодаль от автобусной остановки. Когда Али выключил зажигание, он понял, что не ошибся. В зеркало заднего вида прекрасно просматривалась проезжая часть, и Али сможет успеть выйти из машины и дойти до остановки еще до того, как автобус остановится. В боковое стекло он мог наблюдать за тем, что творится на улице, его же самого никто не видел. Стекла видавшей виды "Тойоты" Али были тонированные, а серый бьюик справа надежно защищал от постороннего взгляда.

Maratius

Ужин в рассольных тонах

Действующие лица: отсутствуют.

Прочее: мебель, балкон, бутылка; двери - массовка.

Мебель:

1) Стул, женатый холостяк в полном расцвете сил, служит в

гостинице, со службы возвращается поздно и при этом неизменно

пьян.

2) Табуретка, его молоденькая жена, служит многим,

аккомпанирует старому роялю в музыкальной школе на соседней

улице. Семейный очаг покидает редко, при этом всегда долго не

В детстве Чебурашку очень часто обижали

В детстве Чебурашку очень часто обижали всякие жутко вредные Шипокляки, пионеры - чтоб им всем не похмелиться /см. сборник жутких анекдотов/ и ва-аще ему было жутко одиноко. И в один из самых-самых-самых, ну очень самых грустных дней, как бы сказал небезызвестный парнокопытный Иа-Иа, ему /в сысле Чебуру/, попался на глаза /не в прямом смысле, а значит он просто увидел, и забодай меня комар/, мультфильм про всяких там ниндзей-чурюпашек /см. мультфильмы "Ну, погоди !"/. "Это ж просто обалдеть, как здорово!" - оборался наш Чебурашка. В его голове созрел не совсем еще, но уже план и он, в розовых глюках и мечтаниях метнулся диким кабаном-Пятаком /см. мультфильм "Винни-Пух и все-все-все."/ с тихим визгом в поисках хотя бы однoго укромного спортивного зала, не занятого качками, панками, хиппи, рокерами, студентами, программерами и животноводами-любителями /см. криминальные сводки МВД/. После какого-то месяца изысканий он нашел его! В скромном дощатом сарайчике, с дыркой недоделкой в полу / см. "Обязательства XXII пятилетки"/ и недописанной на 2/3 рекламой АО "МММ" на двери. Ко всему прочему находка простаивала совсем рядом во дворе всем известного скряги и детоненавистника трижды кракопадлы Гены! Это было что-то и Чебурген начал... Дырку он закрыл портретом известного политического деятеля эпохи средневековья /см. "Материалы XXVII съезда КПСС"/, а недоделанную рекламу так и оставил - в целях конспирации. Но когда он уже выполнил лежа третий от груди жим, в дверь громко постучали, а затем кто-то начал остервенело дергать ее за ручку. "Пионеры!" - испугался Чеба-сан и уронил заменявший ему штангу кирпич, который он слямзил на одной из строек народного хозяйства /см. УК РФ/, прямо себе на животик. - А-а-а-о-о-о-и-и-и-хрю-хрю-я-я!!! Вобщем крик получился самый что ни на есть зловещий, яростный, кровавый, убийственный, мстящий и т.д. /см. видеоматериалы "XX Century Fox", "Warner Bros.", "Carolco" и т.д./. И те, кто были снаружи - испугались. И не просто испугались а вообще все. И не просто все - а сразу сбежали. И не просто сбежали - а вообще сразу все, неизвестно куда и - самое главное - навсегда. И наш главный герой остался совсем-совсемсовсем один. Но в отличии от о всяких там отличничков из всяких там книжечек /см. подборку издательства "Детская литература"/ Чеберепотамус I вовсе ни разу не огорчился, а стал жить так, как ему хотелось. И до сих пор живет, переодически устраивая полугодовые попойки с заезжающими учениками - ниндзями-чурюпашками /см. мультфильмы "Ну, погоди !"/.

В.И.Пух и пчелы

В.И.Пух:

Шел я как-то по лесу, А рядом Пятачок, В тонких лапках он держал Голубой сачок

Тем сачком противный свин Бабочек ловил, Грубо жизни их лишал, И в карман ложил.

В подарок кролику хотел Из них венок сплести, А я все думал да гадал, Как бабочек спасти.

И озарило вдруг меня, Как будто выпил йод, Увидев дерево вскричал: "Быть может здесь есть мед!"

Беги-ка ты, свинья, домой, Неси воздушный шар, Горшочек меду соберу, Залью в груди пожар!