Усталость (или жизнь по Шимону Афлало)

Уважаемый читатель. Этот маленький рассказ написан совсем еще молодым человеком и потому, наряду с присущей юности новизной переживания и яркостью впечатлений, может грешить некоторой отрывочностью мировоззрения. Однако — и за это, как человек, хорошо знакомый с израильской действительностью, ручаюсь — рассказ очень точно показывает мысли и чувства молодых людей разного происхождения, соединенных жизнью и ею же поставленных лицом к лицу с суровыми ближневосточными парадоксами. В рассказе много разговорно-уличной ивритской лексики, которую переводчик старался передать соответствующими средствами современной русской словесности.

Популярные книги в жанре Современная проза

Введите сюда краткую аннотацию

Тимофей Круглов женился рано.

Под стать себе облюбовал он в Рожнове скотницу Наташку — крепкую, разбитную, веселую. Молодожёны жили в новом брусковом доме, ходили на праздники под руку, — как сказали бы рожновские жители, «под крендель».

Высокий, сухопарый, суетный Круглов от темна до темна стерег стадо, стрелял, как из ружья, конопляным кнутом с повивкой конского волоса.

За лето скотина выбивает выгоны. Осенью в поисках отавы Тимофей уходит далеко от села. Все ложбины, лесные куртинки пролезет, а овец накормит, напоит свежей водой.

Ежемесячный литературно-художественный журнал

Мадам Броткотназ традиционна: типичная бретонка сорока пяти лет, из Ля Бас-Бретань, сердца Старой Бретани, края больших праздников Прощения. Для Франса Халса переход от портретирования жены какого-нибудь мелкого бюргера к мадам Броткотназ состоялся бы безо всякого смещения его формул или разрыва временного чувства. Он бы по-прежнему видел перед собой черное и белое — черное сукно и белый куаф[1] или чепец; и эти веерообразные, лазурно-синие поверхности для белого и холодный чернильно-черный для основных масс картины вышли бы без сучка и задоринки. Приступив к лицу, Франс Халс обнаружил бы свой любимый желтовато-красный румянец — только глубже того, к которому он привык у фламандок. Он обратился бы к той части палитры, где лежит пигмент для лиц сорокапятилетних мужчин, в противоположном конце от холмиков оливкового и тускло-персикового для juniores — девственниц и молодых жен.

Лихие 90е - эхо и вечная память

Творчество одного из крупнейших писателей ГДР Эрвина Штритматтера хорошо известно советскому читателю. В однотомник входит психологический роман «Оле Бинкоп» — классическое произведение о социалистических преобразованиях в послевоенной немецкой деревне, весь сборник лирических новелл «Вторник в сентябре», книга автобиографических повестей «Мой друг Тина Бабе» и избранные миниатюры из сборника «Себе на утеху». Некоторые произведения публикуются на русском языке впервые.

Роман «Виноградники ночи» посвящен Иерусалиму — центру мира, эпицентру непрекращающегося раздора. Рассказ о судьбе вечного странника, оказавшегося в Иерусалиме начала XXI века, переплетается с повествованием об Иерусалиме сороковых годов прошлого столетия, где сталинская империя начинает прибирать к рукам утерянные было обширные владения царской короны; где «красная» и «белая» церкви, еврейские подпольщики и секретная служба Британии ведут борьбу за власть над городом. Автор создает яркие образы Иерусалима и действующих лиц этой драмы.

Повесть «Фабула» сюжетно и тематически связана с романом: она рассказывает о юности старшего поколения семьи главного героя, путь которой тянется от маленького местечка времен Гражданской войны — через Москву — в Иерусалим.

Это рассказ о котенке длиной в десять сантиметров, который вторгся в жизнь человека в шестнадцать раз длиннее его. Человека звали Хардель. Он был вдовец, пенсионер, но еще бодрый и крепкий. Хромал на левую ногу, с детства терпел насмешки своих неразумных сограждан, и это сделало его недоверчивым даже к тем, кто был к нему дружески расположен.

Все его счастье после смерти жены было в дочери и домике за городом. В этот домик спешил он после смены, когда еще работал на фабрике, и вкладывал весь отпущенный ему творческий запал в труд на своем клочке земли. Летнюю сторожку он мало-помалу превратил в фахверковый домик и перебрался туда, сэкономив этим деньги за оплату городской квартиры. Так жил он на окраине города, несколько в стороне от событий. Хардель надеялся, что маленький домик станет в будущем семейным очагом его дочери. Увы, пришел мужчина, забрал ее и подчинил себе, и дочь пренебрегла маленьким домиком.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Первый рассказ Владимира Аренева вышел на бумаге в 1998 году — пятнадцать лет назад. С тех пор было несколько романов и авторских сборников, множество рассказов и повестей в журналах и антологиях, несчетное количество критических статей и рецензий, премии — «Лучший дебют» Еврокона, «Звездный мост», Беляевская. И вот выходит очередная книга — сборник «Мастер дороги», своего рода веха, промежуточный итог творчества автора.

Редакционная статья

Глава Минфина Антон Силуанов на минувшей неделе привел редакцию «Эксперта» в абсолютный восторг. «Чтобы взять кредит, предприятию необходимо заплатить 16–20 процентов. Почему? — возмущенно обратился министр к банкирам с трибуны съезда Ассоциации российских банков. — Общий размер ставок в экономике запредельный! А без кредитов и роста не будет, это очевидно». Такой пассаж в устах главы ведомства, в значительной степени ответственного за создание в стране хронического дефицита ликвидности, который толкает вверх и конечные кредитные ставки, поражает своей непосредственностью, граничащей с цинизмом. Неужели уважаемый Антон Германович никогда не догадывался о неподъемном процентном бремени, которое несет на себе реальный сектор экономики? Мы настоятельно предлагаем Минфину подписаться на журнал «Эксперт» — наше издание регулярно мониторит фактический уровень конечных кредитных ставок, да и о состоянии отечественного хозяйства уважаемый министр, вероятно, сможет узнать для себя много нового.

Редакционная статья

КНДР объявила, что первой целью ее ядерной атаки может стать Токио. Если это, не дай бог, случится — вторая в истории атомная бомбардировка опять придется на Японию. Наблюдатели гадают, насколько это реально. В основном обсуждаются темы адекватности корейского лидера, интересы больших геополитических игроков и перспективы объединения двух Корей. Судя по всему, в возможность ядерного конфликта мало кто верит.

Мир расслабился, применение ядерного оружия в военных целях кажется старой страшной сказкой. Сахаровская идея о том, что оно есть оружие сдерживания, прочно засела у нас в головах. Мы привыкли наделять ракеты с ядерными боеголовками сакральным смыслом, несовместимым с нашими жизненными реалиями. Чернобыль и Фукусима вполне укладываются в нашу картину мира, а повторение Хиросимы и Нагасаки — почему-то нет. Школьники больше не бегают в бомбоубежища по учебной тревоге, студенты не сдают зачетов по гражданской обороне, а ядерный апокалипсис в американских блокбастерах выглядит примерно так же реалистично, как зомби или космические пришельцы. Между тем стоит задуматься: что дает нам основания быть уверенными в малой вероятности ядерного конфликта?

Редакционная статья

Фото: Александр Иванюк

«Сегодня сохранить капитал можно только частично» — это цитата из интервью с Пьером Дарье, одним из совладельцев частного швейцарского банка Lombard Odier, которое было опубликовано в «Эксперте» в августе 2011 года. Тогда эта фраза имела отношение скорее к общей нестабильности на валютно-финансовых рынках, но в этом году она обрела и иной смысл. Жесткие, конфискационные меры выхода из кризиса, навязанные Евросоюзом Кипру, а затем и общее масштабное наступление ЕС на офшоры показало, что расчеты тех, кто полагал в условиях экономического кризиса сохранить свои капиталы на счетах различных «налоговых гаваней», вряд ли оправдаются. Эксклюзивных условий для владельцев офшорных счетов не предусмотрено: наиболее богатые развитые страны вовсе не собираются спасать спрятанные от налогообложения капиталы за счет рядовых налогоплательщиков.