Урал улыбается

Второй коллективный сборник уральских сатириков и юмористов выходящий в Южно-Уральском книжном издательстве. В него вошли лучшие произведения, опубликованные в журнале «Урал» и других изданиях в последние годы.

Отрывок из произведения:

Известно, что насмешки боится даже тот, кто ничего не боится.

В нашей организации работал один человек, назовем его Семерикиным. Был он удивительным склочником. Допустим, издает начальник отдела приказ: «Такой-то объявить благодарность за хорошую работу». Семерикин тут как тут. «Благодарность объявлена неправильно. Я — голос общественности. Если я не скажу вам правду, то кто тогда скажет? Вы объявили ей благодарность потому, что она ваша любовница!»

Рекомендуем почитать

В книгу вошли лучшие произведения уральских авторов, опубликованные в журнале «Урал» и сатирических сборниках последних лет.

Другие книги автора Герман Федорович Дробиз

«…Толпа затихла, точно околдованная угрюмыми звуками дикарских слов. Искры от разгоревшихся вовсю факелов рвались в темноту, тяжелый бок жертвенника фантастически багровел, отражая мотающееся на ветру пламя.

— Восславим Сатану! Восславим! — пронзительно и властно крикнул человек в белом. — Утолим его жажду!

— Крови! — трескуче ахнуло по всей поляне. — Крови!..»

Что это, сцена из глубины веков? Увы, нет… Действие открывающей «Поиск-92» повести А. Крашенинникова «Обряд», откуда взят этот отрывок, развертывается по сути в наши дни, а точнее — в самом недалеком завтра. И, как говорится, дай Бог, чтобы рисуемые писателем картины одичания и зловещего беспредела (по жанру «Обряд» — и детектив, и повесть-предупреждение) не стали реальностью. Ведь многие тревожные симптомы видны уже сегодня…

Зато фантастический роман С. Слепынина «Сфера Разума» (в сборнике публикуются фрагменты из него) переносит нас в светлый мир далекого грядущего, где люди научились жить в удивительной гармонии с природой.

Динамичны и остросюжетны повести О. Объедкова «Отрицание отрицания» и «Ноктюрн» А. Константинова (литературный дебют молодого екатеринбургского инженера) — это своего рода фантастико-политические детективы, а вторая вещь и с «философской подкладкой». Подлинные водопады приключений — и на Земле, и в космосе — ждут читателя в повести Н. и С. Ореховых «Серый».

Как всегда, разнообразны по жанру вошедшие в новый «Поиск» рассказы. Здесь и едко сатирический «Ньесский проект» А. Виткина, и сумрачно трагедийная «Центурия» А. Щупова, чьи персонажи становятся жертвами «переброса во времени», и настораживающая своей словно бы шутливой, но грозной символикой миниатюра С. Другаля «Предчувствие гражданской войны», и новеллы притчевого плана «Спасение жука» и «Последняя пуля» Г. Дробиза. Повезло на этот раз и фантастическим юморескам. Их в сборнике целых шесть.

О трудной судьбе Ивана Ряпасова — одного из первых уральских фантастов — рассказывает статья И. Халымбаджн «…Метил в русские Жюль Верны». А заключает сборник биобиблиографический обзор «Довоенная советская фантастика» (составители В. Бугров и И. Халымбаджа). Это завершение работы, начало которой читатель найдет в «Поиске-86» и «Поиске-89».

Нынешний «Поиск» — двенадцатый по счету.

С утра пораньше вся ТИТИЛИПОНЯ — Трест Изготовления Типично Интеллектуальной Липы По Объяснению Необъяснимых Явлений — ходила ходуном: из зоопарка сообщили, что а клетке орла-белохвоста неизвестно откуда появилась еще одна особь.

Вскоре приблудившийся орел был доставлен и подвергнут обследованию. При внешнем осмотре ничего неорлиного обнаружить не удалось. Но когда в глотку птице, несмотря на ее бешеное сопротивление, впихнули стеклопровод и в зале повисла голограмма внутренностей, титилипонцы едва не попадали в обморок: нутро орла было битком набито аппаратурой, напоминавшей Главный Земной Трансфуфер. Можно было представить себе уровень цивилизации, уместившей в птичке то, что на Земле занимает всю территорию Антарктиды! В ответ на последовавшие расспросы орел пожимал плечами и разводил руками — то есть, разумеется, у него не было ни плеч, ни рук, но возникало полное впечатление именно этих жестов — и всем своим видом давал понять, что сам не знает, откуда в нем все это взялось.

Сборник новых приключенческих и фантастических произведений уральских литераторов.

Повесть-воспоминание «Мальчик» — дань послевоенному детству, родителям, друзьям, наконец, вещам, когда-то привычным и оттого особенно дорогим, — многие читатели назовут, возможно, лучшим произведением Г. Дробиза. Наряду с прочими персонажами в повести есть два принципиальных героя: пространство, четко очерченное и заполненное предметами, окружающими, а вернее, окружавшими героя (все произведение строится как чередование эпизодов — своего рода монтаж кинематографических планов), и время.

Рис. Марины Богуславской

Эх, вы! Живете и не знаете, что Вова Петушков спас всех вас от нашествия тарарумцев! И вас, и вас, и вас — все человечество!

А мог бы, между прочим, и не спасать, потому что человечество его как раз перед тем крепко обидело — в лице учительницы географии:

— Петушков, какую форму имеет Земля?

Ну никакой деликатности. Человек на предыдущем уроке, на математике, «пару» схватил уже — можно его оставить в покое? Разозлился Вова да как брякнет:

Сборник новых приключенческих и фантастических повестей и рассказов уральских литераторов.

Давайте представим себе необычную встречу…

Париж. Начало ХVII века, на троне Людовик ХШ. Лето. Пестрая уличная толпа, крики торговцев, грохот каретных колес по булыжной мостовой. И в этой сумятице большого города выделяется высокий юноша, одетый в лохмотья, но идущий по Парижу с непринужденной осанкой аристократа.

Его бронзовое лицо обращает внимание прохожих, внимание быстротечное. В эти годы ничем парижан не удивишь — Франция обзавелась своими колониями, усердно "пощипывала" испанские в Новом Свете. Не только арабы, турки, но и негры были не в диковинку в столице одной из могущественнейших держав мира. А что тут какой-то бронзоволицый юноша.

Герман ДРОБИЗ

Пельменные хроники 1993 года

ТОРТИК И КУЛЕБЯКА

Зашел Сергей Иванович в булочную, а там в витрине оригинальный тортик стоит.

Форма - полумесяцем, и весь в розочках - прелесть. Сергей Иванович даже удивился, что такой красивый тортик никто не взял.

- А почему его не берут? Черствый?

- Черствых не держим, - обиделась продавщица. - А люди не берут, потому, что кусается.

- Вы имеете в виду - цена?

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Игорь Чер-ский

А жизнь y нас все чyдесатей...

AD> Едy сегодня в метpо. Сидит мyжичок: гpязные pабочие штаны, такая же AD> гpязная телогpейка, шапка-yшанка набекpень... Кpасавец-мyжчина! Лезет AD> он в каpман своего "тyлyпа" и достает оттyда... пейджеp! Занавес...

Занавес... Hичего удивительного. Пpошлой зимой ездил я на стpоительство очеpедного коттеджа. Hаpяд - еще хуже, чем у того мужика - все pавно там все в известке. Hу, помеpил 48 аpочных окон, пеpемазался как свинья... Клиент pасплатился. Звоню по его сотовому в офис, докладываю зам-диpектоpу.

Игорь Чер-ский

Мышеловки...

У одной моей очаpовательной знакомой завелся мышонок. Hу, она долго эpотично визжала, как она его боится. Чеpез полгода наступило 8 маpта, и я таки подаpил ей мышеловку (pазумеется, оклеив ее пленкой под каpельскую беpезу и посеpебpив все эти ужасные железки). Hу так и что? В два часа ночи из кухни доносится долгожданный щелчок и яpостный писк. Разумеется, в самый подходящий момент. Возбужденное "не останавливайся!" вдpуг сменяется на подозpительное "а почему он так пищит, если он умеp?" Пpоклиная всех мышей, включая "Genius"овских, иду в кухню. Еще бы он не визжал - "бедняжка пpищемил лапку". Пока я думаю, чем бы его пpистpелить, Она с кpиками "о боже!" и "бедненький!" начинает тоpопливо одеваться. Да! Пpямо сейчас она отвезет его в ветлечебницу! А я могу оставаться дома, если я такой гад и у меня нет сеpдца. Вобщем, домой мы веpнулись уже утpом. Я сделал все - pазве что не дал этому сеpому паpазиту свою кpовь. Тепеpь он гоpдо восседал в коpобке из-под "Рафаэлло", с конфетой пеpед носом, а лапку ему забинтовали так искусно, словно ветеpинаp pаньше был ювелиpом. Она пpижимала коpобку к гpуди и шептала "пpости!".

Сергей Чернов

"Паранойя"

Сначала была паранойя, и паранойя была Бог. Hо паранойя в чистом виде существовать не могла, и поэтому она была вынуждена создать мир. Бог подсчитала, что для создания мира необходимо шесть дней, и хотела было уже начать творить, как вдруг на неё напала паранойя, и она, испугавшись не успеть, отвела под творение дополнительные сутки. Hо все сомнения оказались напрасными, и к вечеру шестого дня мир был изготовлен. Документация к нему была написана строго по ГОСТам, мир соответствовал по всем своим характеристикам техническому заданию, правда были накладки в области эргономики и миромейкерской эстетики, но на них Бог просто закрыла глаза.Когда Бог наконец глаза открыла, подошел к концу седьмой день, так получилось, что она его просто проспала. Когда новорожденное солнце начало закатываться за горизонт, паранойя, эманировав в только что созданную вселенную, оживила собой всю природу.

Сергей Чернов

Сказка про Федю

Жил на свете маленький мальчик- Федя Крюков. Родился он в семье простых рабочих сталевареного завода "Чугунок". Мама Маша,былы добродушной толстушкой,любила пышки с сахарной пудрой и фединого папу Славу. Федька в детстве был непослушный мальчик,не слушался маму,но папу немного побаивался. Папа выписывал для Феди журнал "Мурзилка",и даже водил его несколько раз в зоопарк. В зоопарке мальчику не понравилось,от зверей пахло навозом,а маленький пони показал ему язык.

Димитр Дублев

Туман

Туман был неожиданностью не только для метеорологов, но и для жильцов нашего дома. Проснувшись и увидев белое, как молоко, окно, я обрадовался словно ребенок. Можно было снова забраться под одеяло и наконец-то выспаться. И без того на работе никто меня не замечает - нет у меня ни машины, ни дачи, ни тестя на селе. Даже вахтер со мной не здоровается. Только я собрался перевернуться на другой бок, как раздался звонок в дверь. Обув на босу ногу тапочки, еще в передней я недовольно крикнул:

Юрий Ершов

Привет, Игорек!

Если Волгу хорошо разогнать, то останавливаться под желтый сигнал светофора - это какое-то кощунство. Зимой - особенно.

Светофоры в нашем городе настроены странно. Казалось бы - попал под желтый, добавь газку и на следующем перекрестке будет тебе зеленый. Ан нет. Опять желтый!

Через каждые сто метров табличка: зеленая волна. Врут. Волна у меня сегодня случилась желтая и к последнему перекрестку мы уже подлетали, а не подъезжали.

Юрий Ершов

Сказ о том, как один крестьянин сыновей женил

В далеком царстве, в тридесятом государстве, жил один крестьянин. Было у него два обычных сына, а третий - Иван.

Вот, когда подошла пора сыновей женить, крестьянин сделал каждому по рогатке.

Выстрелил первый - и попал камнем в глаз дочери Купца. Стали они жить-продавать, да животы набивать. Правда виделись только в офисах, да амбарах своих.

Выстрелил второй - и попал в лоб племяннице Придворного. Стали они жить болтать, да законы писать. Но встречались только на заседаниях горсовета.

Опубликовано в журнале «Иностранная литература» № 7, 1986

МИКЛОШ ТОТ-МАТЭ — TOTH-МАТНЕ MIKLOS (род. в 1936 г.)

Венгерский писатель, драматург. Автор повестей, рассказов, пьес «Два дня в роще акаций» («Ket nap az akacosban», 1977), «Черный человек» («A fekete ember», 1984). Публикуемые рассказы взяты из сборника «Мужчина в галстуке бабочкой» («A csokornyakkendos». Budapest, Magveto konyvkiado, 1980).

Из подзаглавной сноски
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В дом некромантки Данте Валентайн врывается демон Джафримель и заявляет, что должен немедленно доставить ее к самому Князю тьмы. У Сатаны есть для Дэнни работа, за которую он готов щедро заплатить. Пятьдесят лет назад из ада сбежал демон Вардималь и унес с собой один из артефактов мира демонов. Оказывается, Дэнни знает Вардималя под именем Сантино. Это он несколько лет назад жестоко убил подругу Дэнни. Жаждая мести, Дэнни берется за это дело, еще не зная, что сотрудничество с демоном дорого ей обойдется.

Один из самых ярких мистических сериалов последних лет выводит на сцену новую культовую героиню — опытную некромантку и отчаянного борца с разной нечистью Данте Валентайн!

Колония землян на планете с вымирающей древней гуманоидной расой. На планете разбросано множество загадочных артефактов, а сверху непрерывно падают осколки разрушенной луны. Для того что бы попытаться возродить свою цивилизацию аборигены приглашают модного шоумена с уникальным оборудованием.

В Вендии при странных обстоятельствах умирает посол Турана. Владыка Йилдиз в сопровождение к новому послу даёт сотню Конана. За одно дав поручение варвару разобраться, что на самом деле случилось с покойным послом.

Путь от Турана до Вендии предстоит не близкий и таит в себе множество опасностей. А Конану ещё предстоит разобраться в хитросплетениях вендийских интриг...

Северо-Запад, 2006 г. Том 119 "Конан и Узники Камня"

Брэнт Йенсен. Город у священной реки (роман), стр. 8-238

Воистину, Вендия страна интриг и секретов. И Конан убедился в этом на собственной шкуре, он все глубже погружается в дрязги коренного населения. Однако перед северянином возникают всё новые и новые вопросы и ни одного ясного ответа.

Теперь Конаном движет не только желание разобраться в таинственной смерти бывшего посла, но и личные мотивы. Одного из десятников Конана обвиняют в жестоких убийствах браминов с семьями, после чего казнят на главной площади. Конан считает, что его человек действовал не по собственной воле, а был околдован. И, несомненно, смерть бывшего посла каким-то образом связана с резней браминов. Конан не отступит, пока не разберется во всем этом бардаке.

«Северо-Запад Пресс», 2007, том 129 «Конан и Властители Шема»

Брэнт Йенсен. Незримые нити (роман), стр. 131-316