Университеты Анатолия Марченко

Анатолий Марченко

Университеты Анатолия Марченко

Мои показания

Меня зовут Анатолий. Фамилия Марченко. Я родился в небольшом сибирском городке Барабинске. Мой отец, Тихон Акимович Марченко, всю жизнь проработал на железной дороге помощником машиниста. Мать, Елена Васильевна, работала уборщицей на вокзале. Оба они совершенно неграмотные, и письма от матери всегда написаны чужой рукой.

Я, проучившись 8 лет, бросил школу и уехал по комсомольской путевке на строительство Новосибирской ГЭС. С этого началась моя самостоятельная жизнь. Я получил специальность сменного бурового мастера, ездил по всем новостройкам ГЭС в Сибири, работал на рудниках, в геологоразведке. Последняя моя командировка была на Карагандинскую ГРЭС.

Другие книги автора Анатолий Тихонович Марченко

Анатолий Марченко — один из самых авторитетных участников диссидентского движения, проведший в лагерях и ссылках 18 лет и погибший после 117-дневной голодовки с требованием освободить всех политзаключенных в СССР. Настоящее издание объединяет автобиографическую прозу Марченко, в том числе книги «Мои показания», «От Тарусы до Чуны», «Живи как все» и никогда не публиковавшиеся тексты, найденные в архивах КГБ, политическую публицистику и документы, раскрывающие механику противостояния человека и государства в позднем СССР.

Анатолий Марченко о себе все рассказал сам.

Рассказал ясно и жестко, с присущим ему предметно-точным восприятием каждой ситуации, но в то же время с бескомпромиссным выявлением ее внутреннего нравственного смысла, подлинной цены всего им описанного. Впрочем, книги его — не о себе, они о нас всех: о стране, о мире, в котором мы, каждый по-своему, приспособились существовать. А биография автора, тюремная и лагерная, ссылочная и поднадзорная, — не смысл его рассказа, только цепь наглядных примеров, достоверное сообщение очевидца и жертвы. Вот почему в сегодняшнем потоке «лагерной» литературы, уже переживающей в читательском восприятии некоторую инфляцию (мол, мы уже про это" достаточно прочитали, хватит…), эти три небольшие книжки не должны — и не могут, я думаю — затеряться и раствориться. У них есть, кроме безусловной ценности каждого правдивого свидетельства о закулисных трагических сторонах нашего недавнего бытия, еще иное, только им принадлежащие значение и достоинства.

Анатолий Марченко — один из самых авторитетных участников диссидентского движения, проведший в лагерях и ссылках 18 лет и погибший после 117-дневной голодовки с требованием освободить всех политзаключенных в СССР. Настоящее издание объединяет автобиографическую прозу Марченко, в том числе книги «Мои показания», «От Тарусы до Чуны», «Живи как все» и никогда не публиковавшиеся тексты, найденные в архивах КГБ, политическую публицистику и документы, раскрывающие механику противостояния человека и государства в позднем СССР.

Выйдя в 1966 году из лагеря, я считал, что написать и предать гласности то, чему я был свидетелем, это мой гражданский долг. Так появилась книга «Мои показания».

Потом я решился попытать свои силы в художественном жанре. В пермских лагерях (1968–1971 годы) я задумал и спланировал повесть «Живи, как все» не о лагере вовсе, а о нонконформисте и его трагической судьбе. Я совершенно не могу судить об успешности или неуспешности моей попытки, так как черновые заготовки и наброски повести систематически поглощал Главный Архивариус КГБ во время тайных и явных обысков и в лагере, и на воле. Ради сохранности сбереженного от обысков черновика я не рискнул еще никому его показать. Поэтому пока единственными моими литературными экспертами стали работники КГБ, и вот их заключение: «…эти записи представляют собой черновики, которые могут послужить для написания антисоветских произведений».

Анатолий Марченко — один из самых авторитетных участников диссидентского движения, проведший в лагерях и ссылках 18 лет и погибший после 117-дневной голодовки с требованием освободить всех политзаключенных в СССР. Настоящее издание объединяет автобиографическую прозу Марченко, в том числе книги «Мои показания», «От Тарусы до Чуны», «Живи как все» и никогда не публиковавшиеся тексты, найденные в архивах КГБ, политическую публицистику и документы, раскрывающие механику противостояния человека и государства в позднем СССР.

Анатолий Марченко

Живи как все

В Москву я ехал всего на день-два: у меня было несколько поручений от зэков к их родственникам. Но этот визит в столицу затянулся и оказался решающим для всей моей дальнейшей судьбы. Нет, я не отказался от задуманного в лагере. Я лишь изменил план осуществления.

С первой же встречи в Москве, с первого дня появления там я увидел и почувствовал внимание и доброжелательность к себе как к человеку "оттуда". Теплота и сочувствие были искренними и откровенными, и мне становилось неудобно, что получаю их ни с того ни с сего, не за какие-то мои заслуги или качества, а просто потому, что я освободился из политлагерей. Ну и, конечно, благодаря рекомендациям.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

О. С. МИНОР

Это было давно...

(Воспоминания солдата революции)

Доход от продажи книги поступит в распоряжение Политического Красного Креста в Париже.

Tous droits reserves pour tous les pays.

Copyright by Anastasie Minor.

За несколько месяцев до своей смерти, по поводу предполагавшегося собрания, посвященного дорогой нам памяти члена комитета Политического Красного Креста, Татьяны Самойловны Потаповой, Осип Соломонович Минор, с присущей ему суровой категоричностью горячо убежденного человека, заявил: "Я знаю только один способ чтить память революционера и общественного деятеля, это продолжать то дело, которому он служил-".

Е.А.Осьминина

Радости и скорби Ивана Шмелева

Что страх человеческий!

Душу не расстреляешь.

Ив. Шмелев. Свет Разума

Момент времени, с которого жизнь круто поворачивается и начинает течь по иному руслу... Иногда такой момент можно определить довольно точно; во всяком случае, для русского писателя Ивана Сергеевича Шмелева - это 1920 - 1921 годы. Гражданская война, Крым, красный террор, голод и еще многое, многое другое...

Михаил Андреевич Осоргин: коротко об авторе

Михаил Андреевич Осоргин (Ильин) (1878-1942)

Среди больших русских писателей, чьи книги возвращаются к нам из небытия архивов и спецхранов, имя Михаила Осоргина - одно из самых громких.

Кто-то из живших в удалении от Родины придумал довольно емкую формулу: эмигрант - это капля крови нации, взятая на анализ. В этом смысле Михаил Андреевич Осоргин (1878-1942) - капля руссейшая (употребим его же прилагательное), плоть от плоти своего Отечества, своего народа.

Пантелей Николай Николаевич

Записки штурмана

Андрианов П.М.: Публикуемые записки являются частью воспоминаний Николая Николаевича Пантелея. Воспоминания написаны им в 1981 году для детей и внуков и не предназначались для печати. Нами публикуется фрагмент записок, посвященный кануну войны и его первому самому тяжелому году - до июня 1942 года. Николай Николаевич Пантелей был в это время штурманом самолета-бомбардировщика СБ. Большую часть своих боевых вылетов он провел в составе "полбинского" 150-го бомбардировочного полка (впоследствии - 35-го гвардейского). Во время Битвы за Москву он совершил в составе экипажа 168 боевых вылетов. За первый год войны был трижды сбит и трижды выходил с занятой врагом территории. Представлялся к званию Героя Советского Союза. Николай Николаевич Пантелей здравствует и поныне. Пожелаем ему здоровья.

А.Парфенов

Кристофер Марло

"...защищаясь и ради спасения своей жизни, тогда и в том месте вступил в борьбу с названным Кристофером Морли {Фамилия Марло писалась его современниками не менее чем в 6 вариантах: транскрипция фамилий в Англии конца XVI в. вообще была крайне неустойчивой.}, чтобы отобрать у него упомянутый кинжал; в каковой схватке этот Ингрэм не мог уклониться от названного Кристофера Морли; и так случилось в этой схватке, что названный Ингрэм, защищая свою жизнь, нанес тогда и в том месте упомянутым ранее кинжалом, стоимостью в 12 пенсов, названному Кристоферу смертельную рану над правым глазом глубиной в два дюйма и шириной в один дюйм; от каковой смертельной раны вышеупомянутый Кристофер Морли тогда и в том месте тотчас умер".

Константин Паустовский

Михаил Лоскутов

В тридцатых годах наши писатели вновь открывали давно, но плохо открытую Среднюю Азию. Открывали ее вновь потому, что приход советской власти в кишлаки, оазисы и пустыни представлял собой увлекательное явление.

Спекшийся от столетий -быт стран Средней Азии дал глубокие трещины. На руинах мечетей появляются по весне робкие розовые цветы. Они маленькие, но цепкие и живучие. Новая жизнь так же цепко, как эти цветы, расцветала в выжженных тысячелетних странах и приобретала невиданные формы.

Петен Анри Филипп

Оборона Вердена

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Автор книги в империалистическую войну был командующим французскими армиями, которые отражали в 1916 г. германское наступление на Верден - этот важнейший стратегический пункт на Западном фронте. Автор развертывает живую и яркую картину упорной борьбы и того необычайного материального, физического и морального напряжения, какое потребовалось не только от войск и командования, но и от всей Франции, чтобы довести эту борьбу до успешного конца. Книга интересна также и тем, что Петэн подвергает основательному пересмотру вопрос о долговременных укреплениях, разбивая появившиеся в начале мировой империалистической войны теории о ненужности долговременных укреплений в современной войне.

Петров Юрий Павлович

Партизанское движение в Ленинградской области. 1941-1944

{1}Так обозначены ссылки на примечания

Аннотация издательства: Эта историко-партийная монография посвящена героической борьбе советских людей, развернувшейся на территории Ленинградской области в годы Великой Отечественной войны - в тылу немецко-фашистской группы армий "Север". В книге большое место уделено партийному руководству партизанским движением, показано, как Ленинградский обком ВКП(б) направлял всенародную борьбу против гитлеровских захватчиков, создавал и строил свои организации на оккупированной врагом территории, как коммунисты возглавили массовое вооруженное восстание населения против оккупантов. Широко используя опубликованные и неопубликованные материалы, в том числе из советских и зарубежных архивов, автор - профессор, доктор исторических наук - рассматривает основные этапы партизанского движения в области, те трудности, с которыми столкнулись ленинградские партизаны, анализирует ход партизанской борьбы на вражеских коммуникациях, а также в городах и других населенных пунктах. Книга рассчитана на преподавателей, пропагандистов, на всех читателей, интересующихся историей нашей Родины, историей Великой Отечественной войны.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Руслан Марченко

В П О И С К А Х С И Л Ы

И Л И

Х Р О H И К И Л У Ч Е З А Р H О Г О С А М О Т Ы К А

( рабочее название )

СЦЕHАРИЙ

Глава 1

Лабуда. Пригород Hахры. Hовостройка. Сносят старый дом. Дерево падает, и под его корнями открывается пещера. Молодой подсобный рабочий Копыт Откопаев находит там древний папирус, в котором сказано, что на заре веков в Великие Тихие Времена могучий волшебник Замухр Закопаев закопал под старой секвойей клад. В этот клад он поклал Книгу Знаний Макадуба Первого, в которой находятся все секреты власти и силы. Копыт Откопаев решает отправиться на поиски клада, но перед этим он должен спросить разрешения у своего учителя - прямого потомка Макадуба I, сына Hоздра-Ричарда, - Загрыза Ричардовича Алибабаева, который живет в горах Лапутании. Быстро собравшись и захватив с собой древний папирус, молодой ноздр отправляется в путь, даже не представляя, что его ждет впереди.

Марченко Вл. Бор.

Microsoft Windows имени Павлика Морозова

Он валялся на полу грязной тряпкой, а на экране дисплея метались абстрактные фигуры совершенно невообразимых цветов. Время от времени бесовская пляска прерывалась, высвечивая надпись строгими багровыми буквами: WINDOWS MUST DIE! WE WILL KILL ALL BILL GATES'S MENIALS! После чего, по-видимому, для не сильно разбиравшихся в английском языке, шел перевод: "ВИНДА ДОЛЖНА СДОХНУТЬ! МЫ ПРИШЬЕМ ВСЕХ ЖОПОЛИЗОВ БИЛЛА ГЕЙТА!". Затем флешем по экрану пробежало: "МЫ-ТАКИ ВЫЧИСЛИЛИ ТЕБЯ, СУКА". И подпись: МСТИТЕЛИ.

Марченко Вл. Бор.

Проблема сменщика

Кровавый Джек, отстреливаясь от наседавших полицейских, бежал по узким улочкам с горами мусора и всяческой иной дряни. Он не знал, что впереди его ждет несколько машин с приготовившимися стрелять блюстителями порядка...

И в этот миг в двери позвонили.

Чертыхаясь, я нажал кнопку "Stop" на пульте дистанционного управления видика и пошел открывать.

На пороге стоял какой-то незнакомый старичок с румяными щеками и пушистой бородой. Его окутывала аура бодрости, в которой угадывались ароматы хвои, апельсинов и хорошей зубной пасты.

Марченко Вл. Бор.

Рассказ о троих, не дошедших до цели

Сон 1

...Проспект заполнен спешащей толпой. Явно какой-то праздник. Из репродукторов звучит громкая, в чем-то даже раздражающая музыка. Мы идем колонной через парк. На мосту колонна сужается, меня притирает к перилам, и я гляжу на реку, покрытую яркими лодками, яхтами, разукрашенными прогулочными теплоходами.

Впереди колонны высится Постамент. Мы обязаны пройти мимо него четко, в ногу, а потом нас отпустят, и мы пойдем на аттракционы. Бесплатно.